Годайме Хокаге (Главы 29-31)

Под катом.

Глава 29

– Ширануи! – От моего бешеного рявка дрогнули стекла. Из шуншина вывалилось оглушенное тело, потрясло головой и преданно на меня уставилось:

– Цунаде-сама?

– Продезинфицировать! – Брезгливо показываю пальцем на чашку, кресло, стол и поднос.

– Хай! – Помощник в легком шоке.

– Дела еще остались?

– Нет, – быстро исправляется. – На сегодня – нет.

– Хорошо. Распорядишься, и пошли… Поговорить надо. – Пора приводить план в действие. А то мой верный рыцарь скоро будет выглядеть как Хаяте. То есть на последнем издыхании.

– Слушаюсь, – исчезает. Откидываюсь на спинку, массируя виски. Данзо, чтоб ты сдох!

Через две минуты ровно мы вдвоем с Генмой уже бодро топали в сторону госпиталя. Парень отобрал у меня пакет со жратвой и теперь пер его лично. Какой обходительный товарищ. Он пока не догадывается, а куда собственно мы собрались. Все просто. Дорога наша лежит на принудительный осмотр и физиотерапевтические процедуры. О которых Ширануи еще не подозревает. Гы.

По дороге зашли в круглосуточный магазин. Сделав морду кирпичом, взяла еще пару пакетов молока. И не смотри на меня так, молоко – это святое! Добрели до госпиталя, открыла ключами калитку, помахала ночным дежурным и стала подниматься в ординаторскую – уже за ключами от лабораторий и процедурных. В темноте чуть не запнулась о какой-то диван, еще днем его тут не было. Выругалась, обратно в коридор меня почти моментально вытащил бдящий Генма. А с дивана поднималось какое-то чудище с горящими глазами…

– А-а-а! Зомби! – А оказалось, что это дежурный ирьенин после миссии отсыпается. Ками-ками. Встрепанную шевелюру я в темноте чуть не перепутала с иглами какого-то дикобраза и едва не засветила кулаком промеж глаз… А от меня такой подарочек фатален. М-да. Вовремя ты, Ширануи, вовремя. А то перед ученицей было бы неудобно не только за сворованное молоко.

Выслушав сбивчивый поток извинений, забрала ключи и пошла с помощником в аналитическое отделение – делать анализы, разбираться с результатами и подбирать ему терапию. Как только я включила общий свет в главной лаборатории, Генма стал как-то тихо и бочком-бочком пятиться в сторону выхода…

– Э, нет! Не уйдешь!

С дикими глазами Ширануи развернулся и рванул по стенам к выходу. Не знаю, что он там себе напридумывал, но такой увлекательной охоты у меня уже давно не было. Причем мы умудрились ограничиться всего одной комнатой. Большой, правда. И даже ничего не разбили – чудом, не иначе. Хорошо, что я ухитрилась дверь закрыть на ключ. Думала, чтобы не беспокоили, а вот оно как вышло. Поймав парня за щиколотку, притянула в захват, нажала на парочку парализующих точек. Тот как-то сразу угомонился и обмяк. Только глазами посверкивал.

– Слушай, я не знаю, чего ты там себе нафантазировал, но я просто хотела тебя отблагодарить… – Ой, кажется, он меня опять как-то НЕ ТАК понял.

– Генма, озвучиваю один раз, повторять не буду. Это – Главная аналитическая лаборатория Конохи. – Так, что-то он опять задергался. Ткнуть, что ли, еще раз в шею? Ладно, пусть живет. Все равно сейчас сам угомонится. – Я проведу всесторонний анализ, загружу данные, и станет ясна полная картина твоего физического состояния. Это быстро и эффективно. Но мне понадобится маленькая пробирка с твоей кровью… Нет, две пробирки, пара волосков и слюна. Ну, и снимок всего скелета в полный рост. И взвеситься. И еще маленький кусочек кожи. Крохотный… Ширануи, ну что ты как дитя неразумное? – Все еще дергается, вот зараза! – Я же всего лишь проведу нужные анализы, чтобы потом составить полную картину твоего состояния и подобрать ПРАВИЛЬНЫЕ добавки…

– Какие еще добавки? – О, уже заговорил. Талант!

– Витамины, стимуляторы, успокоительное, стабилизаторы чакры… Да много чего. Просто я тебя немножко проинспектирую, чтобы понять – что именно организму нужно и при этом не навредит.

– И все? – севшим голосом уточнил помощник.

– И все, – киваю. – Ты как в больнице-то лечился до сегодня?

– А я туда не попадал. – ГЕНИАЛЬНО! Я даже в шоке замерла ненадолго, отказываясь верить, что за всю жизнь Генма ни разу не лежал в госпитале. Хотя тут другое. Видимо, когда Ширануи приходил в себя на койке среди медиков, то сразу улепетывал подальше. Все они, шиноби, такие… Нежные…

– Ясно все с тобой. Удирать больше не будешь?

– Нет.

– Точно?

– Да.

– Ну, смотри, – с сомнением еще раз окидываю его взглядом и возвращаю телу подвижность. Мрачно смотрит на меня, разминает кисть. Давлю на корню желание извиниться. И захихикать – тоже.

– Иди сюда, снимай жилет. Ботинки. Вставай на весы…

Через минут восемь возни с этим паникером, тридцать семь минут анализа в центрифугах и прочих редкостях, я держала в руках свиток с нескончаемым потоком данных. Ну, длиной метров на семь свиточек… С расшифровкой его ДНК, перечислением всех прошлых повреждений организма, полным химическим анализом крови. Красота!

– Ну вот, а ты переживал. – Насупившийся помощник сидит на кушетке, зябко подтянув босые ступни повыше: пол тут холодный, выложенный плиткой. И обеззараживателем пованивает.

Сажусь за стол, зажигаю светильник. Надо прочитать эту сагу хотя бы по диагонали, потом думать буду. Через минут пятнадцать я уже ерзаю: так хочется начать составлять новые смеси и опробовать их! Однако, судя по напряженному сопению джонина, нам уже давно пора домой, к любимой подушке. Жаль, очень жаль. Но придется согласиться.

– Ну что, пошли? Одевайся. – Скатывая этот рулончик обратно, даю команду на выход.

Спрыгивает и идет обуваться. Эх, молодежь… На третьей развилке мы расстаемся. Мне торжественно возвращают пакет с едой, что все это время протаскали туда-сюда. Благодарю и разворачиваюсь до хаты. Вот, почти забыла!

– Генма! – оборачиваюсь и кричу вслед джонину.

– Да?

– Можешь завтра подольше поспать и приходить к десяти. Утра, конечно. Я вплотную займусь стройкой комплекса – знаешь, где участок расположен? – Кивает. – Вот и славно. Все вопросы в письменном виде отправляешь через курьеров. К вечеру появлюсь во дворце.

– Я понял. Спасибо. – И душераздирающе зевает. Тут же тушуется, но от моего смешка это не спасает.

– Спокойной ночи!

– И вам.

Помахав на прощание ручкой, ухожу в шуншине. Хм. А почему мы пешком-то шли? Вот голова дырявая…

В полночь, когда я, насвистывая что-то веселое, в трусах и майке возилась на кухне, притопала измученная Шизуне. Пришлось сжалиться над ближним (точнее, ближней) и разделить наготовленный ужин. Пока ели, Като раз надцать вздыхала. Чего это она? Когда печальные вздохи мне надоели окончательно, поинтересовалась, что же ее так расстроило?

– Сенсей! – И снова горестный вздох. – Конохские шиноби совсем себя не берегут! Они так глупо растрачивают ресурсы собственного организма!

Конечно, пришлось покивать с умным видом. Хотя я все еще не понимала – с чего бы? Тоже мне – новость! Да это каждая собака знает! Но бывшая помощница дозрела довольно быстро.

– Цунаде-сама, как вы и просили, я сделала полное обследование тех шестерых АНБУ. Результаты ужасны: физическое истощение у троих, большое количество застарелых травм у двоих, а у последнего – Райдо-сана – также следы ртутных отравлений. Это кроме многочисленных переломов ребер, разрывов связок и на ногах, и на руках, и еще двух сотрясений мозга, причем тяжелых! Если не знать, что их последняя миссия была на действующие вулканы в Камне (я специально поинтересовалась, воспользовавшись правом лечащего врача, хоть это и закрытая информация), то можно подумать, что за ними велась планомерная охота, как за нукенинами! – О-о-о, девочка, знала бы ты, как ты сейчас права, пусть и случайно! – Или что против них ополчились все боги, отобрав удачу! Но это же ненормально, и такого просто не может быть! Я возмутилась, а Райдо-сан только посмеялся! – и Шизуне обиженно надулась. Но долго молчать не могла, хотелось поделиться.

– Еще нашлись следы от непонятных инъекций: на одной из миссий воевали с чужими жуководами. И их всех покусали. Цунаде-сама, а разве есть еще где-то кланы, как Абураме?

– Шизуне, что ты такое говоришь? Конечно, есть! – Чайник бодро засвистел, оповестив о полной боевой готовности. Снимаю, заливаю смесь кипятком.

– Но я думала, что они все давно вымерли? – Как динозавры, что ли? Щазз! Метеорита не было подходящего размера. Что ж, пора проводить ликбез.

– Послушай, очень многие насекомые могут считаться самыми живучими из живых существ. Само собой потому, что быстрее других приспосабливаются к любым изменениям окружающей среды. Это – аксиома! – На стол ставлю тарелку с вялеными сливами.

– Да, но… Ведь они не жили в Конохе? Когда-то я читала, что братский для Абураме клан со скандалом отделился и ушел на вольные хлеба еще до того, как был основан Лист. – Сливы начинают потихоньку исчезать. Вот вам и аукнулась программа Академии. Наши выпускники самые настоящие неучи. Они доподлинно знают только кланы Конохи. Придется завтра зайти в Академию. Поговорить с преподавателями о жизни дальнейшей.

– И что с того? – Что-то я пока не очень понимаю ее логику.

– Ну, как? Они же не могли выжить сами по себе? – М-да? С какого перепугу?

– Почему? Шизуне, если ты не заметила, мы говорим о шиноби, имеющих симбионтов на-се-ко-мых.

– Но, Цунаде-сама, как мог кто-то выжить в те времена, если не имел поддержки союзников? Они же не присоединились к Конохе? – Тьфу, блин. Заладила: “Коноха, Коноха!” Патриотка на мою голову! Доморощенная… Ладно, зайдем с другой стороны.

– А что, кроме Листа, по-твоему, другие деревни – это не деревни, а так, рядом примазались? – Разливаю чай по чашкам. Блюдо со сливами почти опустело. Сдается мне, что девочка сегодня голодала.

– Эмм… Нет, конечно! Что вы, я так не думаю! – А голос-то какой фальшивый! Нет, не быть тебе актрисой, однозначно. Но и мозги вместе с логикой работают почему-то уж очень выборочно.
Весьма печально.

– Будем считать, что я твою позицию поняла. – Но вовсе не значит, что с подобным бредом когда-либо соглашусь.

– Хай, сенсей, – вяло поковырявшись в остатках слив на тарелке, девушка неопределенно мотает головой. – А что тогда с этими АНБУ делать? Я одному попыталась местную анестезию вколоть, хотела биопсию мышц потом провести, так у него гипервентиляция легких началась!

Рука-лицо. Ксо, Шизуне, ты меня уже второй раз за вечер разочаровываешь…

– Пришлось быстро вводить нейтрализатор на полторы дозы и для подстраховки на две – стандартный антидот… Но анализ крови ничего такого не показывал! А если начать создавать новое противоядие, да еще и конкретно подогнанное под каждого, это займет не меньше трех недель!

Вообще-то и за две можно справиться. Если совсем не спать: в некоторых случаях такую роскошь как собственный сон лечащий врач может себе позволить разве что ценой жизни пациента. Но ты пока с таким не сталкивалась. Да и не случалось ничего особого за последние несколько таких мирных лет.

– Физраствор поставила? – Отхлебываю чай. Вдыхаю вьющийся пар – хо-ро-шо!

– Кому? – Хлопает глазами как сова, разбуженная посреди дня. М-да. Ей давно пора баиньки.

– Той несостоявшейся жертве ирьенина, у которой реакция пошла, – терпеливо объясняю. Слив почти совсем не осталось. Пришлось вновь доставать пакет и высыпать партию на тарелку. Ибо я тоже хочу поучаствовать.

– Эм… Да, немного, – виновато опускает плечи. Тьфу, ну и геморрой!

– Сколько? Назови конкретный объем!

– Триста пятьдесят миллилитров. – Так. Ну, тут все понятно. Стучу ногтями по столу.

– Все правильно, молодец. Давно ввела? – Очередной глоток с фруктом вприкуску…

– На ночь поставила… На минимум. – Ага. Это хорошо… Думаю. Като почти засыпает над практически снова пустым блюдом. Клюет носом и щурится – ну точно, сова днем! Наконец я вроде сообразила, что делать дальше.

– Так. Значит, будет двое суток непрерывных процедур… Шизуне, не спать, слушай внимательно! – Вздрагивает: «А? Ой, простите…» Терпеливо повторяю уже сказанное. – Вызвав Кацуя, накачиваем тебя сен-чакрой, чтобы ты с выбранными помощниками сама этой дружной компашкой занималась… – Моргает. Тяжело как-то идет. Поясняю. – Перезапустишь их Кейракукей и накачаешь до предела усилителями иммунитета. Внимательно следи за нервной системой, чтобы случайно ничего фатального не произошло. Ни с дыханием, ни с сердцем.

– Сенсей, но это же опасно! – Кому рассказываешь? Отмахиваюсь.

– Ничего нет опасного. Если под сенчакрой и неусыпным контролем Кацуя. – Тянет: «А-аа!» Дошло. Слава ками! – Суть уяснила?

– Угу, – хмурится, шевелит шестеренками. Явно со скрипом. Вздыхаю. Ей срочно нужен отдых, иначе мне же с ее тушкой и нянчиться.

– В общем, так. Я сейчас вызову ее и обо всем договорюсь. А ты иди спать. Утро вечера мудренее. Отправлю потом с тобой клона: он все заново объяснит, выполнит призыв и развеется. Оставить его на все время операции не смогу: банально чакры не хватит, я не Наруто… Все, иди мыться и спать, – выталкиваю эту клушу в сторону ванной, быстренько мою посуду и через подвал ухожу в скалу.

Кацуя – умница, каких в человеческом мире не сыскать: все поняла без лишних объяснений, еще и предложила, как можно улучшить схему всего процесса работы с Кейракукей. Лапочка!

Тем временем, пока Кацуя находится в прямом доступе и может в крайнем случае меня откачать, я решила начать развеивать своих позабытых в архиве клонов. По одному. Боюсь, что если я развею всех сразу, мозг взорвется или глаза лопнут. Ну, приступим, помолясь. Первый пошел! Ну, вроде ничего… Хорошего… Информация куском мокрой глины ударила по затылку. Мрак… Как мне остальных-то пережить? Так, слегка приведя в порядок мысли, развеиваю второго. Это оказалось проще. Информации клон собрал гораздо меньше. Хм, ладно. Вдох-выдох, третий на старт! М-ма, меня аж качнуло от вспышки мигрени. Интересно, я после четвертого инсульт не заполучу? Что-то как-то уже не хочется все знать про АНБУ. И имеющихся данных уже выше крыши. Разве что из ушей не льется…

– Цунаде-сан, у вас плохое самочувствие? – Мои странные покачивания заметила Кацуя. – Я хочу вам помочь. Можно?

– Нужно! Спасибо…

– Встаньте, пожалуйста, поудобнее, я вас подлечу. – Не хочу я стоять. Болит уже на фиг все, что можно. Ноют затылок, макушка, в висках стучат пьяные дятлы и в глазах как песка насыпано. Подхожу, опускаюсь, вытягиваюсь на полу, обнимая мягкую, теплую тушку. Слизень начала меня лечить – по крайней мере головная боль ослабла. Так, теперь развеиваю последнего клона… И отрубаюсь. Прихожу в себя от обеспокоенного колыхания чего-то теплого и уютного под рукой… А, это же Кацуя. Переворачиваюсь на живот, встаю на четыре кости и кое-как поднимаюсь с пола. В мозгах уже не гудит. И глаза печь перестало. И поясница успокоилась. Это гуд. Над головой раздается вежливое:

– Цунаде-сан, вам надо поспать… – Ага. А то я не в курсе. – Не волнуйтесь, завтра все будет хорошо.

Где бы только кнопочку найти, чтобы нажал, и р-р-раз – все хорошо. А вот нет такой кнопочки…

– Кацуя, спасибо. Возвращайся на свой план, утром я тебя жду.

– Хай! Спокойной ночи. – Пуфф, облачко тает, а я иду обратно в дом. Зева-аю! Хм. Странно. Из-под щелки двери в ванной выбивается свет. Шизуне забыла выключить? Ладно, это терпит. Схожу-ка я лучше в пижамку переоденусь. И вперед – чистить зубы… Уа-у. Ням… Чуть челюсть не вывихнула.

В спальне Като не оказалось. Как и ее халата или тапочек. И кровать даже не разобрана. Спешно подхватив с подушки свои спальные шорты с майкой, рванула в ванную. Ну, так и есть, заснула девочка прямо на тумбочке, в мокром полотенце и со щеткой для волос в руках. Видимо, присела «на минуточку» и тут же отрубилась. Ну, хоть в ванной не утонула! Попыталась растормошить – ноль эмоций. Тяну щетку из рук – ни в какую! Отличный хватательный рефлекс… Нажала на точку в ладони от локтя, на внутренней стороне предплечья. Пальцы тут же разжались, расческа брякнулась на пол. Замотала застывшую статуей помощницу в чистый халат, висевший рядом, подхватила сопящую тушку на руки и оттранспортировала в спальню. Зевнула еще раз… И пошла чистить зубы. Забывшись, наступила на забытую щетку и выматерилась: чуть ногу металлическими щетинками не проткнула! Бросила эту пакость в ящик. Мой день – дерьмо. И вечер – тоже. Спать хочу!

Кое-как доползла до спальни, плюхнулась прямо сверху на покрывало и мгновенно уснула. Спасибо, Кацуя.

Глава 30 (1 сентября)

Утро красит… Да ни фига оно не красит. Мое утро началось с упавшей с кровати Шизуне. Так как я ее вчера в ванной в халат замотала качественно, особо не заморачиваясь, а за ночь ученица окончательно окуклилась, то, проснувшись и попытавшись встать, она банально не удержала равновесия и навернулась. Плашмя. Громко.

Со стоном разлепила глаза, повернулась и увидела это чудо природы. Передо мной валялось нечто странное, слабо шевелящееся, матерящееся, с красными глазами. М-да, надо с ней провести беседу на тему, что не стоит гнобиться на работе, доказывая свою состоятельность как шефа. Но пока это подождет. Шизуне наконец-то победила халат и, посмотрев на часы, рванула в душ. Ну, раз выспаться не удалось, значит, надо вставать.

Приготовила легкий завтрак, нарезала салатик, поджарила хлеб с сыром, заварила чаю. Когда Като соизволила покинуть ванну, усадила ее за стол, а сама пошла проводить водные процедуры. Бодрящий холодный душ привел меня в более благостное настроение, так что на кухню я вернулась мало того что посвежевшей, так еще и мурлыкая какую-то незатейливую мелодию под нос. После завтрака, одевшись, вышла во двор. Где уже в нетерпении переминалась с ноги на ногу Шизуне. Вот неугомонная! Но не будем испытывать терпение ученицы. Создала клона с достаточным количеством чакры для призыва, нацедила крови и отправила вместе с Като в госпиталь. Все, теперь можно заняться и своими делами.

Кстати, о делах. Свистнула АНБУ, что в смиренном ожидании все это время бдел на ветке дерева во дворе, и отправила его искать Тензо. Объяснила, куда именно надо будет отволочь мою будущую рабочую силу. Хорек покивал, что-то пробухтел в рацию и, убедившись, что от него больше ничего не нужно, вернулся на пост.

Я направилась в сторону центра: там находилось большинство офисов различных компаний, занимающихся… Да чем только не занимающихся! От банальной мойки стекол до салонов пошива одежды и местных живописцев – короче, “смешались в кучу кони, люди…” В смысле, местный бомонд с такими же местными, и не очень, трудягами.

Мне была нужна строительная компания средней руки. В идеале – две таких. Чтобы разделить лицевые счета: за ремонт чердака и за постройку СПА. И особо не светить ВСЕ свои планы на ближайшее будущее: в одну корзину все яйца не складывают.

Многие заведения и лавки открывались с семи до восьми утра. В основном из-за неописуемой жары днем. Я решила, чем же офисы хуже?

И угадала. Наобум зайдя в две разных компании (честно говоря, мне понравились их вывески: скромно, лаконично и со вкусом), договорилась в первой насчет комплекса, показав им предварительный план. Клерки забегали со скоростью породистых тараканов, в рекордные сроки явив пред мои ясные очи своего главного архитектора и стайку инженеров самых разных профилей. Фирма неожиданно оказалась довольно крупной. Судя по заблестевшим глазам и благоговейному трепету перед бумажкой с подробным описанием всего, что я хочу на том участке видеть, у них уже давно не было таких крупных заказов. И таких интересных. Архитектор – явно фанат своего дела. Технари мне тоже понравились… Мы довольно быстро договорились о том, чтобы начать работы прямо сегодня. В течение часа они пообещали выдать трех лучших специалистов, которые помогут правильно обмерить и разбить площадку, а также проконтролируют мое выкапывание техниками дотона котлованов под фундамент. Тензо я собиралась перво-наперво припахать именно к постройке бытовок для рабочих. Что и озвучила. Строители пришли в какой-то детский восторг, переглянулись и сделали мне скидку (архитектор оказался по совместительству владельцем). Народ пообещали прислать где-то к обеду (тех надо вызвать, ввести в курс дела, раздать все ЦУ и разбить на звенья, плюс хотя бы примерно написать график строительства), развели руками, извиняясь за необходимую задержку. Да я все прекрасно понимаю и пока что не в обиде – ответно заверила фонтанирующих энтузиазмом дядек.

Распрощавшись со взбудораженным офисом, потерла ручки и пошла вниз по улице искать вторых подрядчиков. В какой-то момент пришел откат от развеявшегося клона. Так, Шизуне приступила к лечению вчерашней жертвы… правда, теперь Кацую за всем присмотрит. Значит, я могу не переживать за пациентов. Ладно, вернемся к нашим баранам… Неприметная лавчонка нашлась в ближайшем переулке, на крохотном перекрестке. Подкупила она меня ароматнейшим духом свежего дерева… Оказалось – небольшая отделочная компания. С радостью ухватившаяся за мой заказ. Заместитель кого-то там показал мне подборку фото их предыдущих работ. Я подивилась таланту ребят. Подтвердила заявку. Клерк извинился и предупредил, что сейчас мастер со своей рабочей группой еще в отпуске, но выйдут буквально на третий день. Если считать от сегодняшнего. Подумала, решила, что мне пока «не горит», и согласилась на небольшую отсрочку выполнения заказа. Мужчина уточнил адрес и удобное для меня время. Назначила ориентировочно в обед. Обещал, что по его личным предварительным прикидкам ремонт помещений займет от двух-трех дней до недели, но это в зависимости от того, что конкретно я хочу видеть, как быстро они найдут всю выбранную мной отделку и тому подобных нюансов. Точные сроки выяснятся уже на месте, в присутствии мастера.

Мне импонировал его деловой подход: коротко, ясно, по делу. И очень вежливо и тактично. Остается надеяться, что и группа меня не разочарует. Из маленького, уютного и вкусно пахнущего офиса я вышла с легким сердцем и без двух тысяч Ре задатка, направив свои стопы в сторону будущей стройки СПА.

На полянке уже сидел грустный Буратино и разглядывал какую-то цветущую дребедень. Ну, прямо Аленушка, на камушке сидя, закручинилась. Еще бы сарафан на него напялить, кокошник, и косу прицепить! Ой… Че-то я куда-то не туда свернула, да. Это все жара виновата! Она, злодейка! А я ни при чем. Честно.

Увидев выражение моего лица (и что там такое было написано, интересно?), Тензо резко шарахнулся со своего поваленного дерева. Поздоровалась. Еще раз “обрадовала” его объемом предстоящих работ – а то кто его знает, вдруг он вчера этот момент мимо ушей пропустил?.. И маячащей в перспективе солидной прибавкой к зарплате. О плюшках подчиненным тоже надо иногда напоминать, не все же кнутом грозить! АНБУ-сопровождения благополучно разместился на очередном дереве неподалеку. Неудачный выбор, я вам скажу. Эту лесополосу будем корчевать, так что Хорьку вскоре придется менять лежку.

И пошла писать губерния… В девять ровно, как и было уговорено, прибежали трое инженеров, чуть ли не обнюхали всю площадку, выдали свой вердикт, и мы приступили к работе. Адской, да. Особенно по начинающейся жаре. Вызвала Кацую, чтобы собирала сенчакру, адаптировала и передавала Ямато. В общем, заняты были все.

В полдень, когда духота стала просто нестерпимой, и на нашей монструозной стройплощадке не осталось места, чтобы укрыться от палящего солнца, а я уже устала взывать к небу хоть о самом малюсеньком облачке, шуншином свалился посреди раздолбанного карьера с песком очередной АНБУ – то ли Мышь, то ли Крыса, не разберешь – и подал пару бумажек. Писал, ну прямо нельзя догадаться, Генма. Одна бумажка с подробным счетом за привезенную мебель – это, я так понимаю, сразу на подпись? Аккуратненько все расписано, реквизиты нужные указаны, просто душа радуется! А вторая – приписка лично рукой Ширануи: мол, так и так, а давайте мы эту мебель на всякий случай сразу к полу прикрутим? Похихикала. Задумалась. А ведь он прав! Первое: скрипеть ножками лавок и столов не будут, а то некоторые заказчики особо тучные и любят свою пятую точку неимоверно. А второе: если поругаются, так хоть с применением подручной мебели не подерутся. Нет, дежурные их сразу же разнимут, об этом и речи быть не может, но мебель жалко. Так что пусть прикручивают.

Дала добро, подписала смету и попросила, чтобы мне обед сюда сообразили. Через часика полтора. АНБУ рассосался обратно.

К этому моменту были готовы бытовки, причем Тензо не заморачивался и с посильной помощью греющейся на солнышке неподвижной Кацую воздвигал свои любимые четырехстенные дома. А они немаленькие, между прочим. На шестом прораб взмолился и еле остановил разошедшегося Буратино. Я же, под слегка офигевшими взглядами строителей, валила и выкорчевывала лес, освобождая основную площадку от деревьев. Как и говорила, АНБУ пришлось срочно менять место жительства. Трижды. Потом он плюнул и перекочевал на крышу одной из бытовок, разумно посчитав, что новые домики я уж точно сносить не буду.

Когда участок был полностью освобожден от растительности, камней и прочего мусора, народ стал активно разбивать местность согласно генеральному плану: отметили будущие зеленые зоны, места вывода горячих ключей и просто скважин. Потом мы с Тензо выкапывали котлованы в нужных местах, укрепляли их, чтобы не осыпались и не размыло. Когда закончили, строители побежали забивать сваи и укладывать армирующую сетку. Позже привезут песок, щебенку и раствор. Но это уже без меня делать будут. Я и так сильно упростила им жизнь и работу.

В обед, когда я с наслаждением уплетала за обе щеки тарелку онигири с начинкой из какой-то рыбы, хищно косясь на пачку свежего печенья, и запивала все это чаем из термоса, пришел невысокий жилистый гражданский, представился сотрудником второй строительной компании и сказал, что принес образцы различных пород дерева и короткий прайс с указанием возможной толщины обработанных листов. Мне же нужно какие-то раздвижные перегородки на чердаке делать, правильно? Не хочу я двери, стены и прочие архаизмы! Хочу японскую классику. Хочу, и всё! Попросила, чтобы оставил их, подумаю до прихода бригады. У каждой дощечки свои фактура и вес, прочность… тут надо все хорошенько пощупать и обнюхать: береза, клен, ольха, орешник, все такие красивые, легкие, будто из матового стекла… Все хочу! И себе в спальню вместо двери – традиционные седзи во всю стену и с красивым рисунком.

Когда закончили обеденный перерыв – подзарядились от Кацую и пошли вытаскивать на поверхность водяные жилы, ну и заодно купальни сразу выкапывать и облицовывать камнем. Ничего сложного – муторная, однообразная работа. Но необходимая. В итоге у нас получилось три десятка общих купален и еще столько же маленьких – по планам будут размещены рядом с сектором VIP-домиков. Здесь у каждой дачки предполагался свой горячий источник. Хорошо, что нас тут двое, владеющих суйтоном. Иначе я бы закопалась по самые уши на несколько весьма неприятных дней. Кстати, Тензо очень заинтересованно начал на меня поглядывать, когда уразумел, что работаю теми же стихиями, что и он. Ага, подозреваешь свою каге в сокрытии мокутона?.. Правильно подозреваешь, только вот фиг тебе. Я еще шифруюсь.

Вернулись мы взмыленные как лошади. На такой жаре работать с горячей водой, исходящей паром, еще то удовольствие. Потом создавали озеро с проточной водой, для чего изменили русло небольшого ручья, по самой границе задевавшего мою территорию. Пока мы прыгали с водой, рабочие уже залили фундаменты основных строений и, ожидая когда схватится раствор, ушли готовить к использованию в дальнейшем те деревья, что я повалила двумя часами ранее… А у меня от вида облагороженного прохладного водоема случился острый приступ желания нырнуть туда прямо в одежде… Мечты-мечты…

Переглянулась с уставшим, но довольным Тензо, орлиным взглядом окидывающим муравейник моей стройки. Рабочие носились туда-сюда, таская, копая, складывая… Но все по делу, а не просто делая вид невероятной занятости. Хорошую компанию я нашла. Да, похоже на сегодня для нас с Ямато все. Завтра пришлю сюда джонина в гордом одиночестве. Выращивать будет дома нужной конфигурации, которые потом перенесут на каменные основания. Так, не забыть только поинтересоваться у прораба по поводу химической обработки дерева. Все-таки я хочу, чтобы мой курорт стоял как можно дольше…

Пошла, уточнила у одного из инженеров насчет противопожарного состава. Тот покивал и с важным видом назвал модификацию. Угу. Еще позапрошлую. В Киши, например, уже два года как улучшенной по третьему разу пользуются… Подумала, написала ему, что добавить в формулу и как при этом ПРАВИЛЬНО провести реакцию. А то были случаи… Несовместимые с жизнью… Если зазеваешься или что-то не так смешаешь, может рвануть. Ну а дальше все зависит от объема. М-да. Выяснилось, что старого состава у них на складах довольно много еще оставалось. И он был дешевым. А вот новый продавался по цене на порядок выше, и именно поэтому его не закупали.

Мужик подумал, позвал товарищей. Втроем пошушукались, и за информацию мне скосили счет на стоимость пропитки и работ, с ней связанных. Еще пообещали выплатить пятнадцать-тридцать процентов от стоимости продаж улучшенного варианта (это смотря как владелец решит). Один жутко довольный дядька с моими расчетами и схемкой мелкой рысью отправился восвояси, показывать все своему шефу. Хм, а ведь честные товарищи оказались. Могли просто формулу зажилить и промолчать. Ну и замечательно, еще тут сэкономлю!

Ребята обещали, что к вечеру фундаменты общих зданий будут залиты, и останется только дождаться, пока они полностью встанут. Это где-то с неделю. А за время простоя другие надземные работы потерпят, и строители займутся отдельными домиками и техническими постройками – с чем завтра им поможет Тензо – а так же облагораживанием территории вокруг них. Затем внутренней и внешней отделкой. Я уже выбрала несколько вариантов внешнего вида и внутренних планировок самих будущих построек, инженеры все законспектировали.

Когда солнце стало клониться к закату и тени удлинились, я наконец-то решила, что на сегодня хватит горбатиться. Да и народ уже явно подустал… Будет новый день, и будут новые силы, а сейчас – все, баста. Поблагодарила Кацую и отправила домой. Подозвав прораба, дала отмашку заканчивать. Договорившись о плане работ на ближайших пару дней, подписала заказы на поставку материалов. Предупредила о сроках и неустойках. Мужик удивился, но покивал: мол, поняли, госпожа Хокаге, все сделаем в лучшем виде. За сим мы с Ямато раскланялись со строителями. Правда, завтра Буратино будет тут один пахать, я лишь пришлю клона проследить за работами, не более.

Закончив раздавать указания, потопала к ближайшей чистой заводи – умыться, отдышаться и собраться с мыслями. По всему выходило, что время у меня еще есть, но во дворец, к бумажкам мне катастрофически не хочется… Пройдусь-ка по Конохе, да в Академию загляну.

По дороге попадались мельтешащие, шумные детишки. Местами чумазые. Почти все с ободранными коленками или исцарапанными руками. Громким хохотом распугивающие всю живность в округе. Будущие ниндзя, мастера скрытного передвижения, мдя… Один мальчонка лет шести вообще свалился с дерева, только и успела руки протянуть, чтобы поймать летуна. Поставила на землю, отряхнула, щелкнула по носу. Дите на меня вытаращилось и на третьей скорости унеслось вдаль, даже забыв сказать спасибо. Посмеиваясь, пошла дальше. Набрела на лоток со сладостями. Постояла, подумала. Купила пакетик орехов в карамели. К чаю. Надеюсь, угостят.

Обнесенный зеленым забором пыльный двор Академии встретил меня тишиной и отсутствием какой-либо травы – будущие генины всю вытоптали. Или она вообще тут не росла? Решив не заморачиваться по мелочам, поднялась по ступеням. Прислушалась. Здание отдавало тишиной и гулкой пустотой. Где-то кто-то скрипел, пыльной тряпкой стирая мел с доски. Дежурные есть. Это хорошо. Но и кроме дежурных тут тоже кто-то явно находится. И этот кто-то – на втором этаже, в учительской.

Учебное заведение в плане представляло букву «Н» с круглыми башенками по углам, почти классика. Два трехэтажных корпуса, соединенных широким крытым переходом. Белая штукатурка, красная крыша. Символ Листа и кандзи «Терпение» на красном фоне над входом. В целом Академия оказалась во вполне приемлемом состоянии. Все покрашено, отмыто, отштукатурено. Да, мебель старовата в классах – это я отметила, когда проходила мимо аудиторий на первом этаже. Но мебель – не критично. Радует, что хотя бы тут не нужен срочный ремонт или строительство нового здания.

Не успела дойти до поворота, как скрипнули ножки стула по полу, сидевший поднялся и торопливо сбежал по лестнице. Куда это он? А, ко мне навстречу… Забавно, но навстречу спускался сильно удивленный Умино Ирука. Отлично. Я думаю, для моих целей это лучший кандидат: этот человек, по крайней мере, был мне немного известен по канону, в отличие от остальных учителей и главы Академии. Их я не знаю, не видела и даже не представляю, что от них ожидать.

– Ааа… эээ… – опознал меня учитель Наруто.

– В смысле «Хокаге-сама, а что это вы тут делаете?» – Умино помотал отрицательно головой. Потом подумал и исправился, кивнув. И покраснел – от избытка чувств, не иначе…

– Ирука-кун, можно я тебя так буду называть? – Получаю в ответ кивок и продолжаю. – Да вот, зашла поболтать. Не угостишь меня чаем? А то в горле что-то пересохло…

Спохватившись, парень активно закивал, поклонился и приглашающе показал рукой за спину:

– Хокаге-сама, проходите, пожалуйста. Не будете против, если мы устроимся в комнате методистов? – Да мне пофигу куда, лишь бы там нашлись свежий чай и стул не совсем колченогий.

– Главное, чтобы не жарко было, – благодушно улыбаясь, иду за смущающимся чунином.

На втором этаже, оказывается, располагалась не учительская, а комната методистов. Учительская – этажом выше. Большая захламленная комната, первоначально, видимо, рассчитанная на присутствие большинства преподавателей. Поразглядывав полупустые стеллажи, парочку крупномасштабных карт не пойми чего, три унылых длинных стола (на одном сваленные как попало какие-то журналы и подшивки) и грубые стулья, пришла к выводу, что рассматривать тут особо нечего, и перевела взгляд на Ируку. Тот опять помялся, открыл неприметную дверцу сбоку и вошел первым.

О, а вот и подсобка… Серая, почти безликая и какая-то… никакая. Но не будем заострять внимание на несущественных деталях. Умино стоял ко мне спиной, пока я вновь занималась оценкой состояния учебного заведения. Не слишком загаженный стол, покрытый скатертью страшной расцветки. По-моему, там пчелы были изображены. Когда-то. А теперь это расплывающиеся чудища черно-желтой окраски на сером фоне. Еще присутствовали пара вполне рабочих шкафчиков, небольшая новая (что удивительно) плитка и монструозный холодильник. И все же бедновато… Потом чунин спохватился, пометался, пригласил присесть, смущенно подстелив на второй свободный стул хлопковую клетчатую салфетку. Отыскал заварку в жестяной коробке. Подул внутрь чашек, брякнул чайником с горячей водой по подставке… Я постаралась придать лицу максимально нейтральное и расслабленное выражение, чтобы не смущать парня: никуда не спешу, и впереди приятный разговор (надеюсь) под чашку ароматного – принюхалась – с жасмином чая. Коротко улыбнувшись расстаравшемуся Ируке, с благодарностью взяла предложенную янтарную влагу:

– Итадакимас!

Хлопнув в ладони и склонив голову, чунин присоединился. После второго глотка я вспомнила о лежащем в кармане бумажном мешочке с орехами. Вытаскиваю, кладу на стол, разворачиваю.

– Хокаге-сама, это… – парень опять мнется и краснеет.

– Цунаде.

– Э?

– Цунаде-сама, – улыбаюсь. – И это тебе. Угощайся.

Бормочет «спасибо» и разгрызает первый орешек. В молчании прошло минут пять. Насладившись первой чашкой и получив свежую добавку от заботливого Умино, я начала то, ради чего сюда пришла.

– Ирука-кун… Я бы очень хотела заручиться твоей поддержкой в одном нелёгком деле… – внимательно рассматриваю собеседника. Этакий образцовый чунин. Аккуратная и чистая одежда, ухоженные руки, волосы тщательно забраны в высокий хвост. Такое впечатление, что он не бойких детишек воспитывает, а целыми днями перед зеркалом крутится.

– Слушаю вас, Хо… – парень осекся, но быстро поправился. – Цунаде-сама!

– Я достаточно долго просматривала статистику достижений генинов Конохи и пришла к выводу, что большая часть программы обучения абсолютно неэффективна. Я бы хотела исправить существующее положение дел и постараться настолько всё изменить, чтобы подобные глупости больше не совершались. В будущем. Никогда. Ты понимаешь, о чем я?

– Да, Цунаде-сама, – задумчиво кивнул Ирука. Это хорошо, что понимаешь.

– Ты готов мне помочь? – Беру пару орешков и верчу их в ладони, мягко перебирая пальцами и изредка поглядывая на собеседника.

– Если это будет в моих силах, – как-то чересчур внимательно следит за движениями моих рук. Хм…

– Будет, не переживай. Ничего нереального или расплывчато-неопределенного я не потребую, – отправляю сладкий фундук в рот, с хрустом раскусываю и слизываю с нижней губы прилипший кунжут.

– Хай. – Потеряв объект исследования, Умино перевел взгляд на мои глаза и тут же снова стушевался.

– В таком случае слушай внимательно, что именно мне необходимо от тебя… – И мы начали обсуждать действующую систему образования. Наверное, такое случалось во второй раз со дня основания Конохи. Увлеченно споря и с интересом прислушиваясь друг к другу. Разговор обещал вылиться в череду серьёзных реформ, могущих встряхнуть до самого основания всю Скрытую Деревню… Я попросила чунина так же присмотреться к остальным учителям и главе Академии, записывать любые трения, разборки и инциденты как между преподавателями, так и между учениками. Умино удивился, но только кивнул. Сроку на все про все выделила месяц. Так что наша новая встреча с учителем состоится аж в октябре. Ну, и ладушки…

Выйдя из здания и пересекая двор, я довольно улыбнулась. Хоть за сегодняшний день устала как последняя собака, неделю бегающая от корейского повара, зато было столько всего сделано или начато… Было чем гордиться. Вышла из ворот и пошла вверх по улице в сторону администрации. Всю дорогу меня преследовало ощущение некоей неправильности, незавершенности… Смутное и неясное. Но думать об этом было не время: громада дворца росла, а мое настроение скатывалось в ноль. В окне на втором этаже маячила знакомая фигура с платочком на голове, повернулась, замерла на мгновение и тут же метнулась куда-то. Это мою драгоценную тушку засек Генма. Значит, когда поднимусь, на столе уже будут дожидаться моего высочайшего внимания, новые бумаги…

И тут до меня наконец дошло: из окон того самого кабинета методистов прекрасно просматривался весь двор Академии и большинство прилегающих территорий. Меня было видно еще с трехсот шагов от здания. И вместо того, чтобы поинтересоваться, а что здесь, собственно, делает госпожа Хокаге собственной персоной, или даже спуститься и поприветствовать, скромный учитель Умино Ирука сидел до последнего, совершенно невозмутимо наблюдая за мной от самых ворот. Или даже дальше… Вел взглядом, не вызвав ни настороженности, ни чувства опасности. Да я вообще его не чувствовала! И как это понимать? Ведь направленное внимание – его не засечь трудно. Опыт в любом случае просигнализирует…

Поежилась от ставшего каким-то неуютным вечера. О всяких странностях я подумаю потом… Как-нибудь, если время найдется.

Глава 31

Зарывшись в бумаги о рекомендованных материалах, выданные на стройке, начала подниматься по ступенькам. Вариантов отделки было предложено, мягко говоря, много. Отметила несколько, что понравились. Да, прекрасно.

В этот момент сверху раздается чей-то слабый вскрик, и мне буквально на руки падает тело. Хорошо, что я – шиноби, а то эта тушка мне гарантированно сломала бы шею. Стою, держу на руках какого-то мелкого молоденького чунина.

Со стороны выглядим, наверное, потрясающе. Прям фото молодоженов. Только вот невеста почему-то держит жениха, а не наоборот. Да еще и раздражением от нее несет… Вот какого хрена он свалился? Чакрой пользоваться неожиданно разучился? И главное, ПОЧЕМУ ОН ДО СИХ ПОР ВИСИТ У МЕНЯ НА ШЕЕ?

– Эм… Прошу прощения, юноша, вам удобно? – ядовито интересуюсь у зажмурившегося в полете «жениха».

– Ага, – распахнув синие глазенки, парень осматривается. Замечает мое скептичное выражение лица. Вот наконец-то до него дошло, где конкретно он с таким удобством расположился. Ага, на царской груди начальства. Но слезать с рук не собирается – даже посильнее ручонками вцепился… Это с испуга мышцы сжались, что ли?

– Тогда, может, вы соблаговолите с меня слезть? Я вроде как не принц на белом коне, чтобы непорочных дев на руках таскать. Да и вы на деву не тянете, уж простите за прямоту, – отпускаю руки, заставляя мальчишку все-таки отлипнуть от меня. Так, где там мои бумаги? Ага, вот они, красивым веером разлетелись по ступеням. Иду поднимать. Вроде не сильно помялись, возвращаюсь и снова натыкаюсь на стоящего столбом чунина.

– Ну что еще?

– Простите, Цунаде-сама, – парень низко кланяется. Можно подумать, я сержусь!

– Дуй, куда ты там так спешил, не до тебя сейчас, – разворачиваюсь и топаю на третий этаж к своему кабинету. У двери в мою конуру уже стоял смурной Генма c объемистой папочкой в руках. Не успел дражайший помощник и рта раскрыть, как из неведомых голубых далей… Тьфу, в смысле из ближайшего темного угла, выплыл Главный Олень всея Конохи. Посмотрел на меня своими добрыми карими глазами. Молча. Я на автомате полезла в набедренную сумку, пытаясь нашарить морковку – хотя точно знаю, что ее там нет и быть не может. Но и олени вроде как ягель едят… А нет у меня ягеля! Могу только отправить АНБУ в Лесу Смерти мох какой поискать. Он, правда, там в основном галлюциногенный, но чем богаты…

Ксо! Так, по-моему, я перегрелась… Сморгнула. Ощущение маячащих перед лицом линяющих рогов пропало. Шикаку мне что-то говорил. И, кажется, уже по второму кругу повторял. Тряхнула головой, звук включился. Сняла барьеры с кабинета, открыла дверь всем желающим.

– Цунаде-сама, у вас есть пару минут? Уделите их мне, пожалуйста… – Махнула рукой, чтоб заходил следом. Прошла вперед, уселась в кресло, вытянув ноги.

Водички бы. Холодненькой. В идеале – с лимоном и со льдом. А то ведь точно – перегрелась. Прикинув так и этак, послала Ширануи искать кувшинчик освежающего. Задумчиво оглядываю Нара еще раз. Тот оценил мое состояние и немножко отошел. М-дя. Ладно, замнем для ясности…

– Ты насчет реформы или по каким-то своим, личным вопросам? – поинтересовалась, сделав серьезную моську. Глава клана приободрился, но все еще опасливо на меня поглядывал из-под ресниц.

– Нет, я пока что конкретно по реформе. Цунаде-сама, тут такое дело… – Короче, пару пунктов Нара забраковал. Пояснял все очень спокойно, вдумчиво и в целом обстоятельно. Я аж заслушалась и почти задремала, каюсь. Но с открытыми глазами. Если он что и заметил, то тактично промолчал. Но я все слышала, честно!

Входит Генма с большим графином лимонада. Литра на два с половиной… Ух! Отлично. Поблагодарила помощника, предложила Нара присоединиться, на что получила отказ и слегка ядовитый ответ: «Вам нужнее…» Я так плохо выгляжу? Или его достало, что я такая невнимательная сегодня?

– Я тебя поняла, спасибо. – Чешу лоб. – А ты можешь, с учетом всех озвученных только что поправок, набросать промежуточную версию плана? Потом подтасуем, уже на практике и в процессе. Еще необходимо сделать сводку и желательно хотя б примерные расчеты. Во сколько Ре мне это все обойдется? И так же не забудь туда вписать количественные распределения людских ресурсов.

Шикаку молча хлопнул глазами. Поборола в себе желание вызвать АНБУ и послать-таки за мхом, да. Запила лимонадом. Олень продолжал ворочать шестеренками, прикидывая, во что ему весь этот геморрой выльется. Ну, правильно, в одном предложении я только что дала ему выбор и тут же отобрала. Нет, он, конечно, еще может выкрутиться и отвертеться, но олени тоже честолюбивы. В меру собственного разумения и гипотетических возможностей.

– Мне понадобится около месяца. Три недели, если быть точным. Дальше – подгонка деталей. – Вот, я же говорила – честолюбивы. Хотя тщательно это скрывают. Сей товарищ уже просчитал все возможные вариации выгоды и конечный результат. Но он за меня. И это весьма хорошо. А так же сильно облегчает мою дальнейшую жизнь.

– Хорошо. Три недели меня вполне устраивают. Если в процессе возникнут какие новые мысли или еще что, приходи, жду тебя в любое время.

– Хай. – Мужчина коротко поклонился. Вторым потоком сознания он уже весь там, в планировании и распределении, как истовый генерал… Отлично!

– Шикаку, можешь идти. И повторяю, обращайся в любое время. Потому что то, что ты делаешь, очень важно. И для деревни, и лично для меня. Спасибо. – Снова коротко кланяется и выходит.

А графинчик я уже уполовинила в процессе. Так, тут разобрались. Где б еще через три-то недели время найти, чтобы продолжить работу с этим направлением?

Генма, не теряя времени, выложил на стол стопку утренних заказов (в смысле, принятых дежурными еще до обеда), светя при этом неимоверно постной рожей. Ну, все правильно. Уже почти восемь вечера, а я ведь обещала пораньше… До половины девятого с горем пополам продирались сквозь дебри «грязнописания» одного из дежурных. Вместе с дежурным, да… А что, я его почти сразу вызвала: терпения хватило на две минуты ровно, потом со зверской рожей зашипела на Ширануи, чтоб тащил сюда этого живописца. Художества разбирать.

Незнакомый чунин оказался после травмы и пытался писать левой. При том, что вообще-то правша. Посмотрела на сего очередного трудоголика. Поинтересовалась, а какого хрена он вообще не на больничном? Начал отпираться, что гипс уже сняли, а дома сидеть скучно.

Странно. Очень странно. Вопрос: где же он живет? Ладно, попозже выясню. Сейчас – список миссий. В общем, к половине девятого мы все разрулили и даже приказы с посылами проштамповали. Генма убежал с папкой вниз, чунина я отпустила домой. Только стала рыться в свитках, прибежал обратно Ширануи. Приволок какую-то надушенную картонку. Е-мае… Как завоняло! Мрак… Положив на стол, парень отвернулся, преувеличенно внимательно разглядывая дверь, потихоньку снял перчатки, подозрительно их обнюхал и горестно сморщил нос. Не удержавшись, чихнул. Бедолага.

Посмотрела на это чудо, сжалилась и отправила мыть руки. Помощник смутился, но тут же ускакал, предварительно бросив до крайности подозрительный взгляд на конверт. К счастью, в столе нашлись смотровые резиновые перчатки. Помню же, что вроде как приносила. Надела, аккуратно надорвала конверт, вчиталась. Ба, какой высокий слог! А эпитеты, эпитеты! Зачиталась так, что чуть не пропустила момент, когда вернулся Ширануи. Тот постоял, убедился в моей неадекватности и на цыпочках полукругом отправился через весь кабинет ко мне за спину, подглядывать. Я ему это даже позволила.

Дочитав, истерично похихикивая, откинулась на спинку кресла. Какие словеса! Но нет – до личной рамочки все же не дотягивает… Хотя весело, да. Если в общих чертах, письмо было от дайме. Лично его рукой. Сам же и придумывал – по логическим цепочкам и немного извращенным рассуждениям видно. Речевые обороты – это нечто! Еще раз коротко хихикнув, перечитала опус по диагонали. Короче говоря, он меня тут нижайше заверяет в своих исключительно дружественных намерениях, в своем глубоком восхищении моей опять-таки исключительной красотой… А приятно, кстати. Давненько мне комплиментов не говорили. Даже всякие «недомужчинки». Эх, где мои пятнадцать лет! Идем дальше: восхищается моим темпераментом. Угу. Это когда я сенбон сверлом завернула, что ли? Нет, точно – мазохист. И, похоже, это уже клиника… И очень долго, целых полтора… нет, почти два листа рассыпался в цветистых извинениях. Пальчики-то не устали так долго трудиться? И, да, строчки были довольно неровными, прыгающими. Неужели прямо по дороге, в паланкине писал? Видимо, да. Если ушли они позавчера вечером, когда жара стала спадать, а сейчас у меня девять, начало десятого, то это только один дневной переход. А если для шиноби, так и вообще часа три-четыре. Ну, максимум – пять. Быстро спохватился.

Ширануи, до этого слегка похихикивающий вместе со мной, неожиданно разразился оглушительным хохотом. Удивленно поворачиваюсь к нему. Парень и сам смутился от столь яркого проявления чувств. С вопросом поднимаю бровь. Чего это тебя пробило так? Письмо от дайме, безусловно, веселое. Но не настолько же… Все оказалось просто. Генма узрел наконец-то рамочку с рукотворным опусом Райкаге, что гордо располагалась на моем столе. Вот и не сдержался. Да, Эй умеет поднимать настроение…

Ладно, хорошего понемножку. Лезть разбираться с подшивками «бюджета» за последние три года я пока не хочу. Иначе копаться придется до посинения. А мне домой надо, пол не метен, посуда не мыта, и вообще… Короче, не хочу я туда лезть, и точка! В любом случае, понятно, что денег шиш! А раз трясти всех чинуш мне пока что не с руки, то нужно придумывать альтернативные источники финансирования. Как наиболее доступный вариант можно рассмотреть лапшу, с нежностью развешенную на ушах у Данзо. А именно: расширить старый план услуг. И начну я с генинов, как с самого востребованного и привычного обывателю ресурса. Поэтому берем чистый листок бумаги и начинаем ваять!

А чего ваять-то? Хм. Какие услуги во все времена пользовались наибольшим спросом и при этом были наиболее дорогими? Стоматология. Ага. «Наши генины помогут вам избавиться от лишних зубов!» или «Выбитые в драке зубы будут собраны и возвращены заказчику!» Отличная услуга, слов нет. Думаю, это отпадает. Но можно выделить несколько новичков-ирьенинов для работы стоматологами. Подготовить с десяток стандартных печатей, и пусть выращивают утерянные зубы желающим. За деньги. Ничего особо сложного.

Что еще? Ветеринария. За своих питомцев народ готов платить огромные деньги. Гораздо больше, чем могли бы потратить на себя. А значит, пишем…

Организация ветклиники при госпитале: сделать маленькую пристроечку, где будут тренироваться “на кошках” все те же начинающие ирьенины под присмотром старшего. Помимо достаточно дорогого лечения братьев меньших, оказывать услуги выездных “курьеров”, которые могли бы забирать приболевших питомцев и приносить в деревню. Кроме того, все обслуживание в комплексе, то есть: желаете подлечить животинку? Пожалуйте! Но вызовите для начала курьера. Плата – раздельно. О, еще надо поговорить с местными кожевниками. Подкинуть идею ошейников и поводков со стразами… в смысле, с полудрагоценными камнями. Нет, сама этим заниматься не буду. Просто в долю войду с новыми идеями. Вон, покажем жене нашего дайме при встрече. Думаю, что у Торы сразу появятся и ошейников вагон разноцветных, и когтеточки, и специальные расчески, и домик. А там подтянутся и другие желающие из знати. Ведь у дайме есть, а у них – вот ужас-то – нет! Да тут поле непаханое…

Ладно, что еще можно придумать? Ну, допустим, при Академии организовать класс для деток богатеньких. Типа кадетского корпуса или закрытой школы с курсом на год или два и очень хорошей оплатой вперед. Где мажоры смогут учиться тайдзюцу, кендо, стрельбе из лука, метанию сюрикенов, развивать культуру тела, при таланте – даже ниндзюцу можно преподавать. Конечно, ограниченное – слабенькие техники, типа того же Хенге… Но сам факт должен впечатлить. А преподавать там будут наши учителя за отдельную плату. Для реализации данного проекта придется лишь построить небольшой корпус рядом с Академией. Для проживания неофитов. Типа казармы с комнатами для прислуги. Этих товарищей родители без опеки вряд ли оставят. Но у меня есть Тензо и его классные стандартные домики. Так же лечение в госпитале Конохи за отдельные бабки. А когда будет готово СПА, то их родители смогут еще к тому же там отдохнуть… Планы-планы…

Так, еще можно заработать на маленьких детях. Как известно, у богатых свои причуды, так что стоит ввести постоянные контракты на охрану их чад. Ибо конкуренты, враги и прочие маргиналы не дремлют! Суть в том, чтобы родители подписывали с Конохой договор, по которому Лист предоставляет их дитю двух компаньонов-погодок, которые будут исполнять обязанности телохранителей. Почему двух? Генинам необходимо тренироваться, а значит, работать ребятки будут посменно: две недели работа, две недели занятия с инструктором. Стол, одежда, жилье – за счет клиента. Лечение ранений и других последствий, полученных при исполнении, так же оплачивается заказчиком отдельно. Срок контракта до года. Отдельный плюс – это хорошая практика для тех генинов, что в дальнейшем выберут своей специальностью именно охрану персон.

Так, ну что еще? Еще чтобы можно было в особо тяжелых случаях вызывать медиков на дом. И отдельно платить за лечение, отдельно – за вызов. Записываем: тоже для «состоятельных».

Итого пять новых пунктов в услугах. Маловато, но тут главное – сделать первый шаг. Ладно. Пока, в принципе, хватит, а там еще что новое придумаю. Теперь аккуратненько сворачиваем в трубочку, скрепляем ленточкой, подписываем и оставляем на утро радовать Генму… Стоп. А зачем на утро, если он еще тут? Свинтил вот только куда-то потихоньку, когда я увлеклась бумагомарательством.

– Генма! – рявк раскатился по всем этажам дворца. Секундой позже, как чертик из табакерки, из шуншина вывалился оглохший на одно ухо Ширануи. М-да. Слишком громко получилось? Не суть. Протягиваю бумажку.

– Ознакомься, – жду, пока пробежит глазами.

– Как думаешь, спросом пользоваться будет?

– Должно. – М-да? Это радует. – Но пункт два и три требует строительства помещений. А четвертый – проверки на профпригодность среди генинов.

– Помещения возведет Тензо за пару часов, еще пара дней на обустройство. Так что рекламу можно начинать уже сейчас. Лозунги поинтереснее надо. «Высококвалифицированные ирьенины Конохи помогут вылечить вашего питомца», или «Вашему ребенку будут открыты секреты шиноби», ну и так далее… – на ошарашенный взгляд Генмы поясняю. – Да никаких секретов, парочка простейших техник – Хенге, иллюзорный клон… И то если у ребенка обнаружится достаточно чакры… В общем, время, что необходимо для нормального устройства этого проекта, нам дадут сами клиенты. Пока наберется хотя бы десяток абитуриентов, все уже будет готово. И найди мне куратора для него.

Ширануи обдумал что-то свое, записал. И вновь преданно уставился в глаза.

– А что касается отбора среди генинов, то тут необходим опрос капитанов команд. Кто из их подопечных потянет такую работу. Пусть напишут отчеты. Если больше вопросов нет, неси дежурному администратору, пусть оформляет как положено и вносит в реестр. – Генма понимающе кивает. Продолжаю, – Скажешь, чтобы написал красивое объявление и вывесил на обозрение заказчикам. – Снова кивает. – И не забудь сказать кому надо, чтобы с генинами разъяснительную работу загодя провели. Может, кто-то сам захочет нести неусыпную службу телохранителем…

– Ты все понял? – Уточняю.

– Да, Цунаде-сама, – пихает бумажку в карман жилета.

– Дел на сегодня больше не осталось?

– Пока нет.

– Хм. – «Пока» – как много в этом слове! М-да.

– Тогда иди и делай.

– Слушаюсь! – и испарился. Ками, у меня опять начинается мигрень, да что ж такое! Необходимо добить лимонад. Чего он зря пропадает?

Минут через десять обратно притопал Ширануи. Со списками миссий. Вроде даже не очень много их там. С одной стороны, это радует: раньше домой попаду. Может быть. Но с другой, огорчает: мало бумажек – это мало заказов, а мало заказов – это мало денег. И они мне сейчас нужны, как никогда…

Часы показывали четверть десятого. Стопка отняла еще почти час жизни. Закончив просматривать распределение заданий B и A ранга, вроде сбора компромата на конкурента какого-то коммерсанта; промышленного шпионажа в стране Рек; слежки за неверной женой и еще двумя мужьями с теми же проблемами; охраны семи караванов; поиском сбежавшего из дома проблемного подростка – единственного дитятки какого-то состоятельного мелкого феодала – и охраны племянницы одного чинуши из свиты дайме, отправившейся в гости к кузине; организации конфликтной ситуации на банкете купца; уничтожения двух банд, промышляющих на границе со страной Чая, я подбила итоги: если исполнение будет стопроцентным и без осечек, то в бюджет деревни чистыми, за вычетом оплаты джонинам и командам, попадет около семидесяти двух с половиной тысяч. М-да. Для одного дня маловато.

Грустно почесав тыковку, отдала проштампованную бумазею в заботливые лапки помощника. Ширануи исчезает, дабы выполнить пожелания любимого начальства. Создаю клона, запускаю его в подсобку. Пусть вот сидит и занимается уборкой. А я пойду до хаты. Вроде все на сегодня. Из неотложных дел – так точно. Привычно оглядываю кабинет, закрываю стол, выключаю свет и поворачиваю ключ в двери. Ловлю взгляд АНБУ на потолке, сообщая, что ухожу. Спускаюсь вниз, вижу, как Генма что-то втолковывает дежурному администратору. Увидев меня, джонин тут же закруглил разговор.

В сопровождении помощника и дежурного таракана выруливаю на улицу и топаю в направлении госпиталя: надо еще проконтролировать, что там строители в предварительных сметах наваяли. По дороге, дойдя до развилки, избавляюсь от Генмы: отправляю того восвояси, ловко прикрывшись наличием АНБУ.

В больнице выяснила у дежурных, что Като плотно засела в отделении интенсивной терапии в компании шести “каких-то непонятных АНБУ” (это что – у моей девочки уже фанаты среди персонала помладше нарисовались? Мило, очень мило…), и никто ее оттуда выковырять не в состоянии. Только один раз каких-то полтора часа назад она куда-то уходила и, через полчаса вернувшись, снова засела… Махнув рукой на говорливого дежурного, поплелась наверх. Вся интересующая меня документация должна была находиться на столе в ее кабинете. Открыла помещение запасными ключами, быстро пробежалась глазами по содержимому папок. Вроде все верно, и надувательства никакого пока нет. Огорчает только сумма в конце. По предварительным итогам счет уже перевалил за семьсот тысяч. Без комментариев.

Ладно, как сделают начисто – пристальнее изучу. А сейчас мне пора восвояси, и так уже тут больше получаса торчу…

Домой я сегодня попала рано, где-то около одиннадцати. С какими-то копейками. С кухни пахло чем-то слегка горелым. Разувшись, метнулась, но нет, духовка вроде выключена. Открываю – там пирог. С одной стороны крепко подрумянившийся. Скорее даже подкоптившийся. Черешневый, с творогом. Вытащила, ковырнула ножом, попробовала… А вкусно! Надо будет записать рецепт. Так, а чего это я посреди кухни и с немытыми руками? Какая я нехорошая! Ванна-ванна-ванна и холодный душ! Как я вас люблю! Тихонько напевая всякий бред и на ходу раздеваясь, почувствовала чье-то пристальное внимание… Метрах так в семи юго-восточнее. Ага, АНБУ. Сидит в ветвях опять, голубь сизокрылый. Закроем-ка мы шторки, а то свет включен, чувствую себя как в телевизоре. Опуская занавеску, не удержалась и показала масочнику язык. Тот разочарованно вздохнул. А вот фиг тебе, а не бесплатный стриптиз! Развеялся несчастный клон, что оттирал кухню в моей подсобке. Ну так, усталость навалилась, конечно, но жить буду.

После горячей ванны с можжевеловым маслом, контрастного душа и легкого ужина, попивая холодненькое молоко, решила расслабиться как следует: сделала себе маску, намазалась любимым кремом с вытяжкой из зеленого кофе и слизью улиток, обновила педикюр-маникюр и села читать очередной свиток деда. А что, свитков много, а я одна! И держать круглосуточно клонов не могу. Да и вряд ли вообще когда-либо смогу, я не настолько бездонный монстр, хоть и принцесса Сенджу. Дед – да, тот мог. И Наруто, наверное, хотя бы полусотню потянет. Но я не Хаширама. И не настолько Узумаки. И вообще, зависть – плохое чувство. Так что радуемся тому, что имеем, и это самое «что имеем» учимся использовать с умом! Вот.

Перечитала трижды до середины, вызубрив все печати и еще пару связок для медитативной концентрации. Потом проверю на практике, оно лишним точно не будет. Зевнув, посмотрела на часы. Половина второго. Спать пора. Утром можно будет поваляться подольше, часиков эдак до шести. Ну, или чуть меньше… Красотень!

В четверть третьего притащилось полубессознательное тело Шизуне и рухнуло рядом. По-моему, она уже лунатить начала… В четверть пятого тело сползло на пол, село на прикроватном коврике, посидело, видимо, подумало, коряво поднялось и пошло, пошатываясь, в сторону ванной.
Нет слов.

Опубликовать в Facebook
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники
Опубликовать в Яндекс

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *