Перейти к содержанию

18.01.2019

Горничная. Главы 4-5.

ГорничнаяЧетвертая и пятая главы соответственно.

Произведение закончено.

В скором времени появится как FB2 в файлах для скачивания. А еще я подумала, не хочу бросать получившуюся идею и поэтому, надеюсь, появятся еще миди о других героях, объединенные общим миром. Возможно, они будут пересекаться, возможно нет. В общем, ждите.

Горничная

Автор: katss
Соавторы: shiky29

Фэндом: Ориджинал
Основные персонажи: Свои

Рейтинг: R
Жанры: Экшн (action), POV, AU, Попаданцы
Предупреждения: Насилие, Мэри Сью (Марти Стью), Элементы гета

Описание: Горничная — это не только униформа и пипидастр, это еще и шесть-семь килограммов высокоуглеродистой стали и магия…

Публикация на других ресурсах: Запрещена в любом виде

Глава 4.

Часть террористов удалось сковать Аурой, часть зачистить, тут же собрав маленькую, но смертоносную армию умертвий. На ритуалы времени не было, так что зомбаков поднимала практически стихийных. Работала на голой воле и фантазии. Но на качестве конечного продукта это особо не отразилось, солдатики оказались сильными и вполне сообразительными. Мозги почти у всех удалось сохранить с набором прижизненных умений. Так что рвали броню споро отрощенными когтями они так же хорошо, как и стреляли.

Около часа я, при активном участии Вяземского, зачищала близлежащую территорию, медленно но верно продвигаясь к парадной лестнице, ведущей на первый этаж. Где, собственно, и состоялась торжественная встреча с Мастером, гвардией и императорской четой лично. Пока князь докладывал обстановку Государю, пока ему докладывались офицеры, учитель проводил со мной разбор полетов, отгородившись от толпы глушилкой. Чтоб не подслушивали. А то гвардия как-то нехорошо косится на неизвестного некроманта… Даже интересно: им всем обетов понавешают, или все-таки слух о втором маге смерти пустят гулять в мир?

На том эпопея с неудавшимся переворотом для меня закончилась. Граф, похмыкав над «ученическими поделками», забрал их в личное пользование и пошел дальше с Императором шуршать по дворцу. Во избежание. Мне же вменялось воспользоваться стандартной телепортационной площадкой и найти Его Высочество. До дальнейших приказов оставаться в Его окружении, обеспечивая безопасность.

В общем, ничего интересного. Помоталась за принцем в течение трех дней по Коломенскому, выслушала много нового о себе от Анастасии, поиздевалась над слугами, торопливо разбегающимися перед поступью темного мага в боевом облачении. Эх, косы не хватает для полной аутентичности… Ничего нового не происходило. В итоге отправили в недельный отпуск за заслуги перед отечеством. Выдали скучную финтифлюшку на грудь с соответствующим денежным вознаграждением в присутствии благосклонно взирающей Императорской четы. И, что самое классное, Аминов, скрепя сердце, все-таки оставил мне амулет в вечное пользование, признав, что не настолько бестолковая у него ученица, как он считал прежде. А это, между прочим, первый шаг к мастерству.

Обещанный отпуск слегка подзадержал Вяземский, что не удивительно: ему конкретно покорежила мировоззрение смена моего амплуа. И кронпринц, потребовавший кучу узкоспециализированных отчетов. Но за пару дней разобравшись с бумагами и отбившись от любопытного главы СБ, все же смогла укатить на курорт под чужой личностью. На всякий случай.

***

— Как ты могла, Хольда!

— Как я могла? Как вы могли?

— А что я могла?!

— А я?

— Хольда!

— Ой, подумаешь… Ну узнали вы о темном прошлом и столь же мрачной специальности вашей горничной. Что не так-то? Что кардинально изменилось?

— Ну…

— Вот именно, госпожа, ничего не изменилось, кроме вашего самомнения.

— Хольда!

— А то! Не вы ли задрали свой хорошенький носик еще выше, узнав, кого именно выделил вам жених в качестве служанки?

— …

***

От Вяземского регулярно, с периодичностью в неделю, приходили приглашения на кофе-чай-пироженку. Честно, я не очень понимала, зачем теперь-то он упорно напрашивается на разговор. Вроде бы его полностью поставили в известность кто я, откуда и что могу. Так нет, не уймется никак. Но при встречах в приемной у принца теперь безукоризненно вежлив и даже частично мил. На мою просьбу оставить, наконец, в покое и зарыть топоры/томагавки/крылатые ракеты и прочее, высказанную при очередной личной встрече, мне заявили, что ему, видите ли, скучно, а лучшее лекарство — позлить мага смерти. Ну это шутка, конечно. Оказывается, князь умеет шутить без своей обычной язвительности. А вообще, ему интересен психологический портрет женщины-некроманта. Ну-ну. Пусть идет кого другого изучает. У меня и так дел выше крыши. На стольких ставках-то пахать.

Принц на мое возмущение и просьбу оградить и не пущать, ибо задолбал, — поржал, назвал дурой слепой и потребовал очередного отчета по охране своей ненаглядной. Сам такой.

Как ни странно, но при всех возможных полномочиях пришить (да даже притянуть за уши) переворот не удалось ни одному заинтересованному лицу. Иностранцы все как один открестились, да и изначально не светились в процессе. Может, и проходила через них какая часть финансирования, но настолько замаскированно, что доказать ничего не вышло. А из своих, как оказалось… Что принц Георгий Александрович со своим окружением, что Митрополит Иоанн с ручной сворой вечно недовольных политическими ограничениями церкви якобы не при делах. Вообще, никаких ниточек. И это настораживало. Служба безопасности Империи рыла землю, прокладывая окопы, но найти концы не могла.

Впрочем, повышенная боеготовность и увеличение втрое количества охраны императорской семьи сильно нервировали придворную кухню и по прошествии полугода с неудавшейся попытки переворота.

***

Стою навытяжку пред кронпринцем, устно отчитываюсь о последних трех днях, в течение которых его невеста доконала меня походами по злачным местам золотой молодежи. Мы успели побывать в пяти элитных клубах, где девица со подружки отплясывала по полночи, разграбить массу бутиков в центре Москвы, просидеть полдня в плавающем ресторане… и даже покататься на лыжах на вечноснежном магическом спуске в Крылатском. Честно, я устала как собака. А этой заразе хоть бы хны.

На данный момент, в половине третьего ночи, вместо блаженного просмотра пятого сна, как моя инфантильная госпожа, рассказываю подробности ее похождений, сопровождая язвительными комментариями и фото-видео хроникой отдельных моментов. Олег ржет как конь после очередного моего пассажа и, взмахнув рукой, отпускает восвояси с пожеланиями доброй ночи. Ага. Доброй. А мне, между прочим, еще до дома добираться. Хорошо хоть автомобиль за счет государства с шофером идет в комплекте с работой. Завалившись на заднее сидение, практически отрубаюсь, чтобы через полчаса проснуться от пронзительной мелодии звонка, настроенного на кронпринца. Ну что еще?

— Да… — сил нет, желания нет, не кантовать…

— Немедленно возвращайся! — И все. Бросил трубку. А водила, получив ЦУ на навигатор, уже разворачивается на развязке МКАДа. Ага. Просто восторг. Что там такого произошло-то? Пожар? Потоп? Засуха? Кто-то взорвался? Так СБ всегда сделает а-та-та виновным. Я тут при чем?

На форс-мажор не похоже. Во дворце тишина и спокойствие. Свет приглушен, караулы на местах, как ни в чем не бывало мимо проходит ночная смена слуг. Я чего-то не понимаю, видимо? В приемной слегка взъерошенный и помятый секретарь сразу запускает меня в недавно покинутый кабинет Его Высочества. То, что произошло нечто крайне плохое, вижу сразу. Принц, еще полчаса назад сияющий хоть и усталой, но улыбкой, и в целом находившийся в хорошем настроении, сейчас просто черен лицом.

— Хольда, — Олег поднял на меня больные глаза. Перед ним на столе расположилась раскрытая простая шкатулка светлого дерева, в которую наследник вцепился так, что того гляди сомнет.

— Что случилось? — Прошел всего час с нашего разговора. Что происходит, вашу мать?

— Они похитили ее, — мужчина развернул ко мне шкатулку. На бархатной бардовой подушечке лежал небольшой отрезанный мизинец с аккуратным маникюром и тонким кольцом с аквамарином.

Придвинулась поближе, просканировала остаточную ауру. Да, действительно часть Анастасии. Срез чистый, в шкатулку палец положили сразу, судя по натекшей крови. Чар сохранности нет. В целом все не страшно и даже не жутко. Королевские целители отрастят любую конечность, кроме головы, за двое суток. Я в курсе, ибо на своих многочисленных тренировках каких только травм не получала. Но вот как это все отразится на психике домашней девочки — совершенно другой вопрос.

Всплеск моей не самой приятной магии прошелся по кабинету холодной волной, выбивая светлого мага из его горя. Какого драного черта произошло? Я оставила госпожу под охраной. Лично замкнув магические контуры усадьбы! Палец получил вольную от хозяйки, судя по всему, где-то с час назад. То есть Настю умыкнули буквально сразу после моего отъезда на аудиенцию к работодателю. Теперь вопрос года — КТО ЭТО СДЕЛАЛ? И следующий — КАК? А еще, как-то быстро наглецы озаботились доказательствами похищения. Значит, и требования соответствующие.

— Ваше Высочество? — Ладно, все вышеперечисленное будет разбирать СБ, сейчас главное не упустить время. — Письмо, видео, чего конкретно желают похитители?

— Отречения. Всего лишь отречения.

— Георгий? — Принц неуверенно пожимает плечами. Но отказ от престола выгоден не так уж многим. — Зачем ему так светиться?

— Вопрос не в этом. У меня четыре часа. Утром я должен выступить на телевидении. — Прилюдное отречение наследника обратно не отыграешь.

— Император?

— В курсе, насколько возможно. Но. Батюшка сейчас в Твери вместе с Виктором Ивановичем, раньше полудня они не смогут вернуться. А мы не ведем переговоров с террористами, Хольда. — Понятно. По факту, княжна обречена. Да и логично, что никто не позволит кронпринцу отречься. Слишком уж альтернатива фиговая. Но чего же тогда добиваются похитители? Убирают неудобную невесту? Показывают равнодушие власти? Пока не ясно.

— Ваш приказ?

— Группа захвата готова. Мои ресурсы в твоем распоряжении. Все, что мы знаем по этому делу, тебе передаст Соколов. Никто не в курсе наличия второго некроманта в окружении императора. Алексей! — в кабинет тут же ввалился подполковник и его подтанцовка — отряд спецназначения, выпестованный лично главой безопасности принца. Я сталкивалась с этими ребятами на учениях и на «курсах повышения квалификации».

— Для ритуала поиска нужна стандартная гектограмма и плоть. — Мне тут же передают шкатулку. Отлично. Теперь потопаем во дворцовый ритуальный зал.

— Хольда, найди их. И уничтожь всех, кто стоит за этим. Приведи ее ко мне. — Жесткий взгляд. — Живой.

— Слушаюсь, мой принц, — поклонившись, испаряюсь. Меня ждет слишком много дел.

***

Такой милый небольшой особнячок почти в центре старой Москвы, утопающий в зелени сада. Глядя на него и не скажешь, что тут заседают террористы с заложником. Хотя регулярно проходящий по периметру патруль из двойки вооруженных до зубов боевиков и куча разнообразных активных охранок и щитов наводят на кое-какие нехорошие мыслишки.

Домик изначально принадлежал купцу с большими амбициями. Потом из-за банкротства сына перешел во владения бургомистра для дальнейшей продажи. По последним данным стоит не заселенный, и даже отключен от коммунальных систем. Ага. Пустой, совсем пустой. Скажите это тем бравым парням в очень знакомой черной форме, курсирующим туда-сюда за кованым заборчиком. И тем, что нагло осветили якобы не подключенный к электросети особняк.

И ведь даже не особо шифруются. Вот это наглость. Хотя вычислить их без меня было бы невозможно. А так, небольшой ритуальчик на крови, и вуаля — крестиком на карте отмечен клад. Вот и не волнуются, гады. Единственное, что не ясно, почему Настю не грохнули сразу. По сути, для них она уже не важна, — народ должен понимать, что политический курс взаимодействия с террористами не изменится. Никто не обменяет какую-то там княжну на кронпринца. Этих князей как грязи, а адекватный принц один на всю страну.

Отключить щиты получилось чуть ли не с ходу, банально перегрузив основной контур. Он сдох, даже не успев пикнуть. Воткнув в почву у самого забора помесь микросхемы с амулетом, площадно заглушила все узконаправленные охранки, работающие на стыке магии с технологиями. Убедившись в отсутствии иных сюрпризов, мы решили заходить через балкон второго этажа. Для бравой спецуры, состоявшей из сильных стихийников, это не проблема. А уж после того, как необходимую высоту заняла я и обеспечила магическое прикрытие, вообще прогулка.

Аккуратно сняв с петель дверь, Грач, глава мальчиков-зайчиков, оттеснил меня и заглянул внутрь.

— Чисто. — И вся толпа как вода рассасывается по помещению, ранее, видимо, бывшему зимним садом. Сейчас о былом великолепии напоминают лишь сухой фонтан, разномастные пустые горшки и большое витражное окно на противоположной стене.

— Начинаем? — указываю на широкий коридор, ведущий к жилым комнатам второго этажа, и поднимаю темные щиты.

— Поскакали, — согласно кивает Грач и распальцовкой отправляет отряд вперед.

Продвигаемся тихо, но достаточно быстро. Все комнаты на верхних этажах оказываются пустыми и заброшенными. Проверив третий, наша группа потихоньку заползает на чердак. Тут тоже чисто. Но стояла переносная система защиты. Изымаю сломанный накопитель, питавший отрубленные мной щиты: после моего вмешательства данный камушек так насыщен энергией смерти, что дайте ему пару часов, и самоподнятие упырей в данном спальном районе обеспечено… Вот лучше обойдемся без неожиданностей. На его место Сыч ставит чип-перехватчик. Небольшой сеанс связи с руководством, и теперь все внешние контакты будут идти строго через спутниковую систему отдела связи СБ РИ, а там сейчас сидит коршуном сам Вяземский, так что расшифровка логов будет вестись в режиме он-лайн. И как только спецы вычислят координаты собеседников наших киднепперов, Его Светлость свяжется с Императором и после Высочайшего одобрения даст команду на выдвижение ударной группы захвата.

В общем, тут закончили. Спускаемся по скудно освещенной лестнице на первый. Из охраны в прихожей обнаруживаются четверо смелых, которые, подзабив на свои обязанности, режутся в карты. В итоге там и остывают после экспресс-допроса в исполнении Манула, лучшего специалиста по выбиванию информации. Как вспомню лекцию и мастер-класс в его исполнении на учениях — так вздрогну. Особенно когда этот кот в частичном обороте. И это стрессоустойчивый некромант. Любитель холодных и мрачных помещений со специфическим запахом формалина.

Жмурики вежливо подсказали, где именно держат княжну и сколько человек ее охраняют. А зомби из данного биоматериала вышли на загляденье. Оставляю их инсценировать игру в карты. Вдруг кто вломится, неучтенный могучим ураганом, — пусть сначала попробует разобраться с нежитью, да шум поднимет.

Зачищаем первый этаж максимально быстро, бесшумно и кроваво. Хорек постарался, да я лишний раз потренировалась. Ну, так получилось, в самом деле… Мне всегда папенька говорил избитую фразу, что добрым словом и кастетом можно завоевать мир… А если вместо кастета кукри? Это какой же размах может принять сие действо? И вообще, откуда тут доброе слово? У нас в группе — ты, да я, да мы с тобой. В смысле подмастерье-некромант с поставленной Мастером задачей: обкатать все последние экспериментальные наработки. И пяток тотемных оборотней «в самом расцвете сил».

В подвал, где на данный момент и обитает большинство будущих трупов, спускаемся плавно и очень тихо. Отвод глаз на всю группу держать достаточно сложно — главное, как говорилось ранее, не делать резких движений. Трое охранников засыпают вечным сном от проникающих ранений в печень с последующим извлечением всех энергий (неоконченная разработка Мастера, имеет жирный минус: необходим тактильный контакт с еще живой жертвой) и почти нас не задерживают. На зомби уже нет времени. А вот запасец энергии мне пригодится, если Настя окажется совсем не в кондиции: как я уже говорила, целитель из меня так себе… Впереди единственная освещенная зала, из которой доносится разговор явно на повышенных тонах. Вернее, там эмоционально выясняют отношения. Сигналю Грачу, чтоб включил запись. А он и не выключал! Отлично. На тонком телескопическом штативе крохотная камера с зеркальцем заглядывает за угол. Спецура посмотрит на тактических мониторах, а я просто послушаю.

— Да толку-то? — продолжал разоряться мужской голос. — Не пойдет он на отречение даже ради своей великой любви.

— В любом случае, это не ваше дело, — спокойно отвечал невидимый нам собеседник явно измененным какой-то программой голосом. — Вам заплатили, любезный, так будьте добры заниматься своим делом.

— А то что, вашество?

— Держите язык за зубами, иначе вам его укоротят!

— Ах, вашество, — нагло продолжал мужчина, — неужели вы думаете, что никто в СБ не понял, кто стоит за этими «непредсказуемыми» требованиями? Да как только вы их сформулировали, к вашей резиденции уже выдвинулись гвардейцы!

— Повторюсь, любезный, вас это никаким боком не касается. Ваша задача выполнить все строго в нужное время. — Мне даже смотреть не нужно, я и так знаю, что этот синтезированный голос принадлежит Георгию. Эти речевые обороты я не забуду никогда.

— Ну, я не отказываюсь, только вот не вижу пока на своем счете второй части оговоренной суммы.

— Сейчас вам переведут деньги.

— О. Вижу-вижу. С вами приятно иметь дело, вашество.

— Жду новостей в восемь утра.

— Как скажете, как скажете.

Исчерпывающий компромат. Жаль, Георгий не пошел по стопам классического Темного властелина с пероральной диареей и не распинался подробно о своих гениальных планах. Я бы даже поаплодировала злодейскому хохоту, если бы его изобразили на бис. Но и так для СБ достаточно материала наснимали. Грач показал наличие трех охранников и одного, видимо, офицера. Коего необходимо взять живьем. Задобрить Соколова, что ли, хочешь? Ну дак я не против.

Спецура под моими щитами влетела в зал как к себе в спальню. Расслабленных обманчивой тишиной охранников покрошили чуть ли не на бефстроганов, украсив стены кровавыми разводами. А вот главнюка заломали, вмазали слоновью дозу снотворного, сноровисто обыскали и, упаковав аки куколку шелкопряда, пристроили в сторонке. Я же зашла, вся такая красивая, на все готовое.

Княжна обнаружилась безобразно связанной на чумазом матрасике веселенькой расцветочки с игриво разбросанными тут и там надписями «Минздрав». Я аж умилилась, если бы не состояние госпожи, по-видимому медикаментозного свойства: Анастасия валялась без сознания, дыхание слабое, пульс практически не прощупывается, зрачки сужены, посиневшие вены на руках. То есть ее обкололи какой-то дрянью. Какой именно — еще предстояло выяснить, потому как в окружающем нас пространстве никаких ампул, шприцов или лекарств не наблюдалось. Покалеченную руку похитители все-таки перебинтовали, хоть за это им спасибо.

— Так, а где еще тройка претендентов на гробы со скидкой?..

Манул кивнул на неприметную деревянную дверь за трубопроводом. Ага. Значит, уже выдвинулись во двор встречать сменяющую их группу. Кстати, да — вон, полуавтоматические задние ворота открывают, и даже мне теперь слышен шорох мелкого гравия под шинами внедорожника. Так, это еще смертничков восемь пожаловало… Ну, нам же проще.

— Зачищайте территорию полностью. По возможности тихо. Я останусь с госпожой. — Грач, кивнув, оставил со мной двоих и свалил в тенях. Достаю телефон. Теперь самое время. Трубку подняли сразу.

— Мой принц, княжна жива. Высылайте медиков на адрес. — В тишине подвала приглушенно шлепают автоматные выстрелы. Спецура решила развлечься. Судя по смачному чвяку, кому-то разнесли дурную башку… подошвами бутсов? Да, тактическая обувь, она такая… Сразу в морг.

— Что-то удалось узнать? — голос Олега уже не так напряжен.

— Все материалы Грач передаст Соколу по прибытии группы. У него даже видео будет. Посмотрите сами. Языка тоже взяли. — Парни, скупыми движениями до этого что-то обсуждавшие, разом замерли и прислушались к происходящему снаружи. С заднего двора донесся тихий предсмертный хрип. Чибис вздохнул и полез в карман за проигранной пачкой жевачки. О, Император, они б еще на презервативы спорили!..

— Состояние Насти?

— Я не врач, но думаю… Средней тяжести. Подозреваю наркотическую интоксикацию, но не знаю, что именно ей вкололи.

— Я понял. Медицинский вертолет в пути. Жду вас на доклад, как только передадите княжну охране больницы.

— Я поняла, мой принц. — Убираю телефон в поясной чехол. На вопросительный взгляд Песец, второй из оставленных мне в поддержку бойцов, поясняет, что зачистка закончена, сейчас Грач вернется и скоординируем дальнейшие действия.

Впрочем, далее мы просто дожидаемся вертолета, передаем медикам пострадавшую княжну, а затем сопровождаем ценный груз до больницы. Пост сдал, пост принял — и нас попутным ветром прямо с Воздвиженки заносит в кабинет Его Высочества. Олег мрачен, но в меру оптимистичен, выслушивая доклад Грача и дополнения от Соколова, который за те двадцать минут, что мы бултыхались в небе над Москвой, успел составить анализ видеоблокбастера с реалистичными спецэффектами, заснятого при штурме особняка на Лавреньтьевской.

От меня толком ничего и не требуют: вся операция задокументирована, машина пробита по базам данных, спиленные серийники с огнестрела тоже распознаны, «Большой глаз» развернули на заданную местность, отчеты узких специалистов идут один за другим… Поэтому я притулилась на облюбованном диванчике, чтобы не мешаться под ногами у занятых людей. И сама не заметила как задремала под их нескончаемый треп.

Разбудил меня, да и не только меня, усталый, но довольный кронпринц. За окном во всю светило летнее солнышко. На часах без двадцати восемь. Сколько же он на ногах-то? Я-то хоть чуть-чуть мозги проветрить успела, а они с Грачом и Соколом аналитикой занимались, видать, до вторых петухов. Вся группа молодцев из спецназа все еще присутствовала в кабинете. Бойцы, правда, так же как я хлопали сонными зенками, просыпаясь кто где зачунял*.

— Что ж, спасибо, Хольда. Забирай свою Дикую охоту, и валите отдыхать.

— Мою Дикую охоту?

— Вас так Вяземский окрестил. Как осмотрел место, где содержали Настю, так сразу и окрестил. Впрочем, ничего для тебя неожиданного…

— Ну да, насаждать справедливость, причинять добро и карать зло. Имечко нынче соответствует полностью. Сами выбирали?

— Случай и созвучность с прежним. И не беспокойся, с Анастасией все в порядке. По крайней мере Целители говорят, что психика не особо пострадала. Она просто не поняла, что случилось, прежде чем ее вырубили.

— И то хлеб. Шли бы и Вы спать, мой принц. Утро вечера мудренее.

— Не спорю. Вас проводят в гостевые комнаты службы.

А потом меня ждет большая разборка со службой безопасности, что профукала нападение. Или я чего-то не понимаю, или пора проводить дезинсекцию, ибо крыс развелось — вздохнуть нельзя. Вот этим и займемся.

На выходе из кабинета кронпринца столкнулась плечами с Соколовым.

— Сокол, а Сокол?

— Мм? — помятый коллега устало дернул головой.

— У тебя пожевать есть что?

— Может, и есть, но ты лучше прислугу вызови, — пожал плечами, сворачивая карту дворца с отображением в реальном времени.

— Не-ет, дружок, мне бы до поры до времени не светиться… А то, не дай бож’е, принц свистнет, а Каурки нет. А я уже хочу поучаствовать в процессе и осчастливить сегодня кого-то до мокрых подштанников.

— Тогда к Вяземскому, — резюмировал безопасник, обгоняя меня в дверях из секретарской, и скрылся в боковом ответвлении коридора.

— Интересно, как ты себе это представляешь?.. — пробухтела я вслед зажилившему завтрак подполковнику. — Прихожу я, такая красивая, к его высокопревосходительству и «Дайте попити, бо так хочу їсти, що аж нема де переночувать»?

— О, Хольда, не знал, что ты, оказывается, разговариваешь по-украински. Была в Малороссии? — хмыкнул Манул и тоже скрылся в недрах коридора. Напоследок добавив, что сало он очень уважает. Только без чеснока!

— Чтоб вас всех…

— Ладно, не обращай на них внимания. Пошли, провожу. — Сжалился Песец, и воспитанно подставил локоток. — И думаю, князь вполне так пустит тебя переночевать.

Нет уж, спасибо. Казарма предпочтительнее.
______
*армейский жаргонизм, » уснул»

 

Глава 5.

 

Князь переночевать пустил. Вернее, ожег нас с Песцом орлиным взором, придал последнему пинка для ускорения, а мою тушку молча закинул в гостевую спальню. Или не гостевую, судя по знакомому устойчивому запаху дорогого парфюма. Но мне, если честно, было уже фиолетово. Главное, что в комнате нашлись еда и кровать. Я подозреваю, что этот завтрак ждал лично Вяземского, но Его Светлость сам виноват. Не фиг оставлять наедине доступные продукты и голодного некроманта. В общем, если кто потом и рвался в помещение, я, как настоящий индеец, это благополучно пропустила, закрыв двери всеми щитами, что вспомнил уставший мозг. Поставив глушилку и деактивировав костюм, тут же отбыла в страну Морфея.

Выспалась, как много в этот звуке… Правда, сначала не поняла, где это я. Кроватей такого размера с резьбой и позолотой у княжны точно нет. Потом наконец подключился мозг и выдал мне расклад по собственному месторасположению. Отлично, я походу отбила спальню у главы СБ РИ. Я — топ по попаданию в дерьмо. Побиться, что ли, головой о стену?

В общем, из комнаты выползала медленно и по всем правилам передвижения на вражеской территории. Что не спасло от ехидного хмыка Вяземского, расположившегося в кресле прямо напротив двери. Дежурит, зараза. Рядом стоял сервировочный столик, кофейник из белоснежного фарфора, чашки, несколько блюд с блестящими крышками. Ну что ж, если разборок не избежать, примем кары на многострадальную головушку.

— Доброе утро, — язвительно тянет князь, демонстративно так глянув на антикварные часы. И что? Ну половина пятого дня. Мне теперь стыдно должно быть?

— Просто утро, — пожимаю плечами и топаю на выход. Мне бы до дому добраться, привести себя в божеский вид. Отжать еще и ванну у хозяина совесть не позволяет.

— Что, даже чаю не попьете, Хольда? — и наливает в чашку кофе из высокого кофейника. По апартаментам поплыл тонкий аромат смеси арабики с робустой. Издевается. Точно издевается!

— Почему не попью? — Наглеть — так по полной! Пусть я сейчас и представляю собой практически ведьму в черном (а в чем мне ходить, как не в боевом костюме? Меня сюда запихали и одежды свежей не выдали). Присаживаюсь напротив «любезного» хозяина, нагло протянув ручки ко второй доступной чашке. Впрочем, Вяземский, неопределенно хмыкнув, сам наливает мне ароматный густой напиток, а также снимает крышки с блюд. Подозрительно оглядев сие великолепие, перевожу вопросительный взгляд на князя. С чего такая щедрость?

Меня игнорируют. Ну да я не червонец, чтобы нравиться всем, а вот отравить некроманта нельзя, так что «приятного аппетита, дорогая». Изредка поглядывая, как я насыщаюсь, мужчина продолжал медленно потягивать свой кофе.

— Всем ли довольна гостья? Была ли постель мягкой? Хорошо ли спалось? — Язва он все-таки. Прободная. — Может, что еще душенька желает?

— Спасибо, хозяин ласковый, за хлеб, за соль, да только твои подарки мне не надобны… — В темпе допиваем кофе и ходу отсюда, ходу! Не нравится мне это добродушное настроение у князя. Сейчас будет бяка. Гарантирую. Поэтому аккуратно ставим чашку на столик и валим. — Доброго дня Вам. Благодарю за угощение.

Смотаться удалось без выяснения отношений. Скорее всего просто потому, что он не ожидал столь быстрого молчаливого побега. Так, сначала к принцу, а там и планы на день появятся. По дороге, хвала богам, никто из обслуги не попался. А караул давно под обетами и на неучтенного некроманта на подотчетной территории внимания не обращает. Да и в случае неожиданностей кинуть отвод глаз дело трех секунд.

Секретарь Олега оглядел меня с таким состраданием, что даже неловко стало. Видимо, мой внешний вид вызывает сочувствие у окружающих. Так вот почему князь накормил. Ему просто животинку жалко стало!

— А, Хольда! Как спалось? — Его Высочество, наоборот, не знал милосердия и с удовольствием поржал надо мной и моими приключениями. Затем, выдав пачку отчетов аналитиков, отослал в уголок для ознакомления с текущей ситуацией. Мужики! Хоть кто бы предложил сначала привести себя в порядок…

Но расклад по похитителям Анастасии радовал. Прижать Георгия удалось. Вернее, товарищ не стал ждать отцовской длани карающей и, как только попа задымилась от грядущих неприятностей, рванул с переходом на скорость звука до канадской границы. В целом улики против старшего принца были косвенные, но их насобиралось достаточно, чтобы продолжать считать все простым совпадением. Однако он оставался сыном Государя, и в семье его все равно любили, пусть и козел по жизни.

Сейчас у экстренно вернувшегося из Твери Императора проблема та же, что у Петра I: коронное преступление есть, подготовка к перевороту и его попытка есть, — а применять положенные по закону РИ меры пресечения, — вплоть до казни — сложно чисто по-человечески. Кровинушка же. Тому же Олегу принять все происходящее проще, хотя бы потому, что с братом почти не общался. Но это проблемы царской семьи, а не мои.

На данный момент Георгия обложили где-то под Витебском. Меня данное действо волновало мало. Там работают профессионалы. Шанс скрыться у него мизерный. Удачи желать не буду.

Кронпринц отчитался Государю о состоянии невесты. Оказалось, все не так плохо, и целители обещают уже завтра привести ее в сознание. Палец Насте вернули, воспоминаний о похищении и прочем, как я поняла, благодаря наркотику почти нет. Так что девочка через недельку вернется домой продолжать выносить мне мозг.

По итогам разговора отличившемуся сотруднику в моем лице пожаловали три дня отпуска, — а то, видите ли, смотреть на своего некроманта принцу тошно. То ли живая, то ли уже полноценное умертвие. Спасибо, я тебя тоже очень люблю.

— А Вяземский вам еще не жаловался? — напоследок поинтересовалась, а что это с князем случилось, раз меня не прокляли за самоуправство на его личной территории.

— На то, что ты захватила его спальню и, забаррикадировавшись внутри, лишила его заслуженного отдыха?

— А… Жаловался, значит.

— Нет, он-то как раз не против, — хмыкнул Его высочество. — Просто весь дворец уже в курсе. Благодари своего Мастера.

— А Виктор Иванович тут при чем?

— А он решил поговорить с тобой утром. А ты в спальне у князя. Да еще закрылась так, что граф два часа ковырял твои щиты и, в итоге плюнув, сказал, что сама его найдешь как проснешься.

— Пойду искать тогда.

— А что насчет Сергея Борисовича?

— А что на его счет?

— О, боже, вы меня доконаете вдвоем! Прямо слепые деревянные близнецы. Дуб, дуб! Я Сосна! Разберитесь уже между собой. Не маленькие.

— Да мне как-то и так неплохо.

— Брысь отсюда. Неплохо ей. Зато окружающие или от страха помирают, или от смеха, на вас глядючи.

Крайне озадаченная выхожу из кабинета. Странное что-то творится. Пойду-ка лучше Мастера найду… Но граф сам меня отлавливает в переходах дворца и пинками загоняет в личные покои, видимо, для профилактической беседы.

Но, оказывается, это не так. Для начала мне выдают нормальные шмотки, дабы видом своим не пугала мирное население. Затем посвящают в новости. Виктор Иванович смог вытащить из мозгов захваченного нами похитителя нечто, что равноценно нехилой бомбе, если это правильно преподнести в СМИ. А именно, участие в столь неприглядной эпопее… Церкви. Нет, в принципе, или принц, или митрополит — это и так были самые явные подозреваемые, но чтоб эти сколопендры еще и скооперировались… По дороге ознакомили с секретной информацией на весь мой, небольшой пока, доступ.

Вернее, не так. Служители веры просто и незатейливо взрастили, можно сказать, своего ставленника у трона. Задушевные разговоры, тонкая психологическая игра, возможно гипноз… И вот старший принц уже конкретно недолюбливает семью (авторитарный отец, послушная его воле мать), а уж младшего брата, после провозглашения наследником престола, вообще почти ненавидит.

И теперь мы имеем, что имеем. Сказать, что Георгий такая же жертва интриг… В данном случае можно. Но от ответственности это его не спасёт. Не возникло бы желание выделиться — не смогли бы подручные Его Высокопреосвященства, митрополита Иоанна, толкнуть принца на кривую дорожку. А ведь все они понимают, что последовало бы за переворотом. Гражданская, мать ее, война. Прошли по тонкому льду, можно сказать. Кому выгодно? Не знаю. Но уж точно не Российской империи. А значит, теперь внешней разведке придется копать углубленные катакомбы носом за границей. Ибо подобное нельзя оставлять без жесткого, справедливого ответа. Ледорубы, между прочим, и в этом мире активно используют.

Сейчас Мастер, потирая ручки, тащит меня в казематы, где уже подготовлены к раздаче орденов основные виновники торжества. Мое дело маленькое, не дать им сдохнуть от инфаркта/инсульта/болевого шока — нужное подчеркнуть. Плавали, знаем. На допросах бывала, учитель меня хорошо дрессировал.

В камере нас ожидал сам митрополит. Тучный от многочисленных постов и вериг, одетый в чехол для дирижабля. И еще трое незнакомых попов (или как их там, не разбираюсь в церковных чинах), Вяземский (глаза б его не видели ближайший месяц) и Государь лично. Это не считая парочки палачей и секретаря из штата СБ. И пошла потеха. Писарь еле успевал документировать так и льющиеся нескончаемым потоком разнообразные сведения. Как относящиеся к перевороту, так и вообще не имеющие к нему отношения. Церковные служки, стоило им увидеть щипцы футуристических форм рядом с собственными гениталиями, запели хором. Фонтан красноречия удалось заткнуть спустя час. Теперь разбираемся с данными.

Иоанн держался дольше. Ну, тут ничего не попишешь, не всем быть Зоей Космодемьянской… А я? Что я. Пару раз запускала церковнику сердце, да сбрасывала давление. Пусть мои умения и не чета целительским, но букетик впечатлительных фиалок никто на допросы третьей степени не потащит.

После полуночи меня наконец отправили с миром до хаты, запихнув не сопротивляющуюся тушку в ведомственную машину. Кто именно запихивал — не в курсе. Меня согревала волшебная мысль: три выходных. ТРИ.

Но она обернулась недостижимой мечтой. Ибо когда идут чистки во власти, рядовому некроманту никто выспаться и отдохнуть не даст. На следующий день меня приволокли обратно во дворец, выделили комнату, прислугу, даже шмотки позволили забрать из особняка княжны, — и порадовали десятичасовым рабочим днем. Типа, вперед, бегай за кронпринцем и Соколовым, вывалив язык. Ибо Мастер с Государем и Действительным тайным советником трясут всю внутреннюю кухню, а Олегу-де выпал шанс перетрясти собственную песочницу.

Три дня и три ночи скакал Иван-царевич, пока скакалку не отобрали… Это про нашу компанию. Мы, видать, так увлеклись, что даже Государю стало жаль тихо трогающихся умом придворных лизоблюдов. Нас отловили и попросили прекратить тиранию в отдельно взятом дворце. Вежливо так попросили. Указом сверху. Можно сказать, отобрали сахарную косточку. Мы демонстративно обиделись, задрали носы и разошлись по домам.

А наутро учитель позвал на мастер-класс. Распорядился применить выданный ранее боевой амулет, по приходу на место заныкаться в самый темный угол, молчать и не отсвечивать.

Соколова в сопровождении нет, Вяземского тоже нет… Так, а куда это мы вообще? Спустившись в цоколь, свернули в восточный флигель и стали спускаться в недра дворцового бомбоубежища. После пятой по счету лестницы Мастер остановился и толкнул приоткрытую дверь. В небольшой комнатушке сидел грустный Государь и меланхолично щелкал крышкой табакерки.

— А, Витя. Проходи. — Вздохнув, император встал со скамьи и шагнул к учителю. Обменявшись с ним взглядами, махнул рукой. — Не будем затягивать. Не злобствуй сильно, ладно? Лиза всю неделю валерьянку горстями глотает.

Лиза? В смысле, Ее Величество, Елизавета Васильевна, супруга Государя, в девичестве инфанта Кристина Испанская? Эта изысканная красавица, валерьянку? Горстями? Стоп-стоп, за стенкой что, наш старшенький принц сидит? Все интереснее и интереснее…

По поводу прошмыгнувшей за Мастером ученицы Государь замечаний не сделал. Войдя в каменную комнату, граф аккуратно прикрыл дверь, затем развернулся и сделал мягкий подшаг к сидящему на детской табуреточке принцу.

— Гоша, в этом году ты был плохим мальчиком. Поэтому к тебе вместо развратной Снегурки пришел дядя Костей. — И откинул капюшон.

Принц, вскинувший голову с нашим приходом и внимательно следящий за размытой в полутьме фигурой Аминова, с трудом удержался на табурете. На месте лица Мастера красовались гладкие кости черепа, ласково улыбавшегося бывшему подопечному. Виктор Иванович достал из привязанного к поясу вышитого рунами мешочка здоровенный хлыст и еще ласковей оскалился:

— Снимай штаны, Гошенька. На этот раз, дружок, ты сильно расстроил маменьку с папенькой. И умудрился расстроить даже меня… А это, как ты помнишь, чревато.

…Из, кхм, комнаты наказаний я выходила в смешанных чувствах. До сего момента я и в страшном сне представить не могла, что главный некромант короны РИ, оказывается, еще и наставник всех юных отпрысков императорской четы. Носящий титул Кощея. И если Его светлость пожелает видеть во мне свою преемницу, то быть мне Бабой Ягой?.. Похоже, надо хотя бы морально готовиться воспитывать будущих спиногрызов Олега. Мозг капсулировался от таких новостей.

В общем, высокое собрание сошлось на том, что на Соловках явно не хватает монахов. И в скором времени их поголовье будет увеличено за счет одного тупого, не в меру амбициозного Романова. Насколько я поняла, принимать постриг Георгия никто заставлять, как в старые времена, не будет. Просто поживет товарищ в келье, попостится, поработает на общем огородике… Возможно, межушные ганглии заработают.

Почему именно Соловки? А там днем с огнем не сыщешь разжиревших церковников, там только истово верующие, без послаблений. Вот и приглядит местный епископ за очередной беспутной душой. Да и СБ наблюдать за заблудившимися туристами в тундре однозначно проще.

Я абсолютно не корю Государя за соломоново решение. Все-таки родную кровь нормальным людям сложно губить. А так, и волки сыты, и овцы целы, только острижены.

Страну лихорадило от новостей, заботливо выданных информслужбой Государя, около месяца. Еще примерно пару недель иностранные СМИ вскользь упоминали о череде изменений в курсе некоторых забугорных политиков, странной активности внешней разведки Великобритании и США, но все затмил очередной голубой скандал с президентом Франции в главной роли. После чего о резком уменьшении поголовья истинных демократов в Российской Империи как-то забыли.

После будничного выгребания остатков бардака в стране, кронпринц с матушкой и будущей кронпринцессой отбыли в Петергоф запускать мини-яхты в фонтанах, кататься на лошадях, устраивать внеплановые смотры северному полку гвардейцев и всячески развлекаться (читай: налаживать семейные взаимоотношения подтипа «свекровь-невестка»). Я же высочайшим повелением была отпущена в реальный отпуск. Коий и решила провести в дружественной стране, Испании.

Испания гуляла полгода, когда выбор императора Александра Константиновича остановился на их второй по старшинству принцессе. Ибо к тому времени страна тотально влезла в долги к Евросоюзу и имела все шансы вляпаться в очередные неадекватные санкции от славного демократического объединения Европы под началом еще более славной Великобритании… Интересы в Океании и Австралии — они такие… Вредные для здоровья. А тут такой подарок.

Олегу, кстати, жениться на княжне позволялось именно потому, что в недавнем кровь была обновлена, — пусть и многие князи из грязи поднялись за счет военных подвигов, все же они являли собой довольно замкнутый местный генофонд.

В общем, священный пипидастр был торжественно вручен на сохранение смущенному кронпринцу. Прямо перед его озадаченными сим действом родителями. Сам им объяснишь, с чего это я так расщедрилась… А я отчаливаю в отпуск. Море, цветущие деревья и палисадники, много свежей рыбы и зелени, вкусное мороженое и привезенные из соседней Италии сыры. И кофе — колумбийский, венесуэльский, кубинский, мм!.. А уж какие там загорелые мальчики в спортивных труселях с досками для серфинга!

В общем, слюнки текли, и фантазия пела весь перелет из Москвы в Мадрид. И даже пела весь следующий день. Где-то до глубокого вечера пела. Дивного вечера, проведенного в крохотном кафе на берегу залива. В компании горячего местного «muchacho». А потом заткнулась.

«Полет валькирий» оборвал наглый белобрысый му… мордоворот. Его сиятельство, мать его, князь Вяземский, Сергей Б-борисович, Тайный с-советник… Ах, простите, — Действительный тайный с-советник Его Императорского Величества. Су… Сво… В общем, очень хороший, нужный Российской Империи человек. Очень нужный человек, говорю!..

Мантра подействовала. И на улетевшего от молодецкого пинка в густые заросли роз «muchacho» я уже смотрела почти с философским спокойствием. Как и на прервавшего мои нескромные фантазии мужчину в льняных молочно-белых брюках и рубашке поло. Весьма свежо, по сравнению с вечно темными, регламентированными государевой службой костюмами. Оказывается, у Вяземского есть вкус…

— Что опять? — очень ровным тоном спрашиваю. Вот прям горжусь собой. — Неведомые кадавры из Полесья полезли, зеленые человечки на тарелке прилетели, Боги вспомнили про этот мир и пришли за дарами?

Глава СБ с усмешкой качает головой. Отрицательно. Вздыхаю:

— Что, Левиафан в Северном ледовитом вылез?.. Тоже нет? Ну все, извините, Ваша милость, но дальше мое воображение буксует. Оно тоже в отпуске. Выкладывайте, как есть.

— Я тоже в отпуске, — фыркнул Вяземский, плавно опускаясь на соседний стул и водружая на стол здоровенный букет какой-то ботанической дряни. Почему дряни? Кто принес, того и оно.

— И Император разрешил? — Не, ну не верю я в такую фантастику, как одновременный отпуск у двух ключевых фигур (да, я себе льщу), занятых в деле безопасности страны.

— Разрешил, — с легким прищуром кивает Сергей Борисович. — Сказал, что уж разок на отпуск по семейным обстоятельствам Он попросту обязан расщедриться… Мы ведь тоже люди?

— Я некромант. Вы начальник СБ империи. Мы не люди, Сергей Борисович, никоим образом.

— Но ничто человеческое нам не чуждо? — не сдавался Вяземский.

— Не чуждо. Вот я, например, люблю яблоки. А Вы? — я решила побыть вежливой девочкой. Как ни крути, мне с ним еще работать бок о бок много лет.

— А допустить, что у меня на вас есть виды?

— В вашем ведомстве уже есть маг смерти. Да и принц меня не отдаст!

Его высокопревосходительство вздохнул. Подумал. Посмотрел на звезды. И резюмировал:

— Эх, Виктор Иванович… Лучше б она была дурой. — Цапнул меня за руку, перепачканную в крошках от туррона*, — второй я подносила чашку с кофе ко рту, — и нацепил на палец ни разу не скромное колечко с изумрудом.

— Это что?! — откашлявшись от кофе (уморить он меня решил, что ли?), осатанело пытаюсь сорвать ювелирку.

— Как метко выразился Его светлость граф Аминов, женщины делятся на три категории – дура, полная дура и лучше бы она была дурой. Вот ты, к сожалению, третий вариант… Camarero, sirva las copas rápido!**

— Это куда ты меня послал?

— Это я попросил, чтобы нам принесли шампанского, — вздохнул Вяземский. — Нам есть что отметить, Хольда.

КОНЕЦ

_____
* традиционное рождественское лакомство у испанцев, но можно встретить на витринах кафе и в будний день. Готовят из меда, сахара, яичного белка и жареного миндаля.
** «Официант, налейте шампанского!»

 

Опубликовать в Facebook
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники
Опубликовать в Яндекс

Поделитесь своими мыслями, оставьте комментарий.

(required)
(required)

Внимание: HTML допускается. Ваш e-mail никогда не будет опубликован.

Подписка на комментарии