Перейти к содержанию

28.06.2013

Годайме Хокаге (Главы 25-28)

Под катом.

Глава 25

После шикарного чаепития в компании молчаливого Генмы и пары часов медитаций над копией свитка из архива с выводами деда по некоторым техникам дотона, я поняла, что с ходу в этих заметках сумасшедшего ученого не разберусь. Даже если катоном посветить. От мыслей: «Что делать и как жить дальше?» — меня отвлекли. Дверь с шумом распахнулась и врезалась в стену. Я поморщилась. В проеме стоял взъерошенный и жутко недовольный Наруто, ну, и команда номер семь.

— Ба-чан! — заорал блондин, грозно сведя брови и сверля меня голубыми глазами. Из-за него выглядывала испуганная рожица Сакуры, что резонно опасалась моего праведного гнева. За ней стоял индифферентный Учиха, пытающийся копировать поведение своего сенсея. Не сказать, что у него получилось, но попытка была неплохая. А вот Какаши не явился. Перед смертью, что ли, надышаться пытается?

— В чем теперь дело, мелкий? — В принципе, я уже знаю, в чем дело, но есть слабая надежда, что я не права. На мой грозный взгляд раздались два сдавленных «Добрый день, Хокаге-сама».

— Что это за миссия такая, даттебае? Ба-чан, они нам дали задание по выпасу скота! — топнул ногой внук. Облом, я как всегда права.

— Наруто, скажи, о чем мы с тобой недавно, буквально с утра, говорили? — Отодвигаю в сторону папку с документами. Мальчишка усиленно вспоминает. Ага. Дошло.

— Что миссии выдаются в зависимости от силы и умений команд.

— И что ты хочешь от меня теперь?

— Ну, ба-чан! Я же могу больше!

— Да? Тогда, глядя мне в глаза, скажи, что во время миссии в стране Волн никто из вашей команды не пострадал. А так же, что во втором туре экзамена на чунина вы все не получили ни единой царапины. — Ребенок в ответ насупился и промолчал. — Вот поэтому вы пока будете на миссиях С-ранга. Дай-ка мне свиток с заданием.

Мне передали документ, и я углубилась в изучение. По сути, перегон скота — это максимум D-ранг. Но тут сыграли роль длительность маршрута, количество голов и даже возможность нападения бандитов. Так что вполне тянет на С.

— Итак, ваша команда даже без капитана полностью удовлетворяет всем условиям для благополучного выполнения миссии. В чем проблема? — пальцы рук в замок, локти на стол, выражение лица загадочное.

— В добе, он как всегда хочет всего и сразу, — вмешался в разговор Саске, правда, тут же сдулся под моим скептическим взором. Ну да, мнишь себя взрослым, парень? Наивный. Сакура вообще старалась прикинуться предметом интерьера. Получалось не очень. Окрас не тот.

— Значит так, малолетки, у вас есть задание. Для особо энергичных, — глянула на надувшегося Наруто. — Подтверждаю его распределение именно вам. Вопросы?

Ребятишки дружно промолчали, глядя в пол. Узумаки пыхтел что-то про себя, Сакура старалась вообще не отсвечивать, Саске делал вид, что ему все пофиг. М-дя. Команда.

— Ну, а раз вопросов нет, ноги в руки и по домам собирать вещи первой необходимости в походе. Миссия рассчитана на три дня, а значит, у вас с собой должны быть спальники, средства гигиены. За стандартными аптечками, сухпайком и оружием на склад, там выдадут согласно заданию, — откинулась в кресле. К сожалению, в этот раз я ребенку нормальной еды собрать не успею, так что придется ему травиться стандартным сухпайком. Нет, не сказать, что он ядовитый, просто на вкус при его разработке никто внимания не обращал. Главное, что сытно, присутствуют все необходимые организму элементы и добавки, ну, и разогревается элементарно. — Заказчик, Сайто Хиджиме, ждет вас внизу в приемной зале. Так что на все про все у вас час. Свободны.

Команда, задумавшись, потянулась к выходу. За мелкого я не волнуюсь, он уже не в первый раз отваливает на миссию за пределы деревни и навострился брать с собой нужные вещи. Надо бы ему не забыть кое-какие улучшенные пилюли положить в следующий раз.

— Мелкий, — окликаю вяло плетущегося к двери подростка. Оборачивается, но демонстративно оттопыривает нижнюю губу, надувшись еще больше. Усмехаюсь. — Если выполните это задание без сучка без задоринки, обещаю следующую миссию В-ранга.

— Точно? — с подозрением прищуривает мальчишка. Конечно, точно! Я ведь каге, могу кое-что подправить в документах… Бяка.

— Да чтоб мне всю жизнь бумажки перебирать, — весело подмигиваю Наруто. Ага, это даже не смешно. Но парень сразу довольно ухмыляется и, подпрыгивая, убегает с воплем: «Договорились, Ба-чан!»

Проводив трио взглядом, создаю клона и отправляю домой. Пусть все-таки проследит за сборами ребенка, но не вмешивается. Оценим, так сказать, умение Наруто правильно подготовиться к миссии. От пребывания в легкой задумчивости меня отвлекает стук в дверь.

— Цунаде-сама, — в кабинет решительно вваливается Генма с охапкой бумаг. Половину тут же сгружает мне на стол. — Вот то, что вы просили по спискам погибших и раненых во время нападения Звука и Песка.

Ух ты, биджев хвост! Хотя я знала, на что подписываюсь. Начинаю бегло просматривать документы. А хорошо поработали чунины, расписали все подробно: кто погиб, есть ли семья, каковы условия проживания. Теперь просто нужно составить списки тех, чье имущество описывается и конфискуется деревней — это в случае, если у погибшего шиноби не было семьи или наследников. В связи с достаточным количеством сирот среди чунинов, таких случаев возврата собственности и всего нажитого непосильным трудом вплоть до счета в банке было достаточно. Закон был стар как мир — вернее, как деревня — и отменять его никто не собирается. Что зря добру пропадать?

В другой список заносятся те шиноби, у которых на момент смерти на иждивении находились семьи. Вот тут я вношу уже конкретно свои изменения. Если раньше семьи погибших выселялись и про них забывали, то, как я уже решила ранее, теперь деревня обязана поддержать своих защитников и их родню. Этим гражданам будет предоставлено муниципальное жилье, так как комнаты в казармах по закону возвращаются деревне. Хотя я думаю, что казармы держатся на честном слове. Потому что, как и госпиталь, не перестраивались со времен Первого. Мрак. Так что в итоге семьи погибших окажутся еще и в прибыли. Плюс, в течение пяти лет им будет выплачиваться вполне достойное для жизни денежное пособие. По окончании этого срока они могут подать бумаги на рассмотрение для пролонгации. Но тут, дабы не плодить нахлебников, вступает другой закон: семья, подавшая подобное прошение, должна реально доказать, что не может себя прокормить. А вот дальше, если несостоятельность будет доказана, возможны разные варианты. От действительного пожизненного пособия — например, старым немощным родителям погибшего или женщинам с малолетними детьми — до принудительного устройства на работу. Черную. Ну, в общем, не популярную. А как еще иждивенцев стимулировать? Да и дети в Конохе перестают быть малолетними в семь лет, когда уже есть шанс поступить в Академию.

Третий список будет содержать фамилии покалеченных шиноби. Тут мы уже с Шизуне посидим, посмотрим их карты и подумаем. Кого-то можно будет вернуть в строй, кому-то предложить иную работу. Но задействуем всех. Нельзя столько квалифицированных кадров спускать в унитаз.

Ну, а в последнем списке собрать представителей кланов. Тут все индивидуально надо рассмотреть. Все-таки в каждом клане свои правила и тараканы. Но думаю, что в итоге вернемся к варианту пятилетних денежных выплат, ибо жилье у клановых свое.

Так и сделаем, какая я умница! Только придется клонов сажать. Вечером. Да, точно. После воспитательных мер в отношении Копирующего. Сейчас не стоит разбазариваться чакрой, да и отмена техники в неожиданный момент мне выйдет боком.

— Кхм, — привлек мое внимание Ширануи, сгрузив рядом еще стопку видавших и более хорошие времена обшарпанных папок.

— Это что? — кошусь на выпавшую из верхней картонки мумифицировавшуюся тушку какого-то жучка. Что это вообще за зверь был такой? Заметив мой интерес, Генма моментально сгребает улику в кулак. И… видимо, дезинтегрирует. Потому что куда он дальше жучка дел, я так и не поняла.

— Это личные дела джонинов, которых я бы рекомендовал для вашей охраны в дальнейшем, — бодро рапортует шиноби. Ками, за что мне это. Не мытьем, так катаньем он пытается всунуть мне охрану, зараза.

— Судя по состоянию дел, этим джонинам лет больше, чем мне? — хмуро рассматриваю папки. Не, этим я сегодня точно заниматься не буду, тем более время терпит. Еще есть пара месяцев, прежде чем меня начнут воспринимать всерьез.

— Нет, конечно, — смущенно отвел взгляд Генма. — Просто эти люди не очень популярны были при Третьем. Вот их дела и хранились как попало…

— Они хотя бы АНБУ? — С другой стороны, в наличии некоторого количества лично обязанных людей есть смысл. Эти шиноби — поголовно джонины с хорошим боевым опытом. Если я реабилитирую их и приближу к трону, они за меня кому хочешь горло порвут.

— Да, все они члены АНБУ. — Уговорил, посмотрим. Папочки, конечно, не в лучшем состоянии, но их не много, хвала Ками. Всего мне в охрану набивались шестеро. Количество и ранги выполненных заданий впечатляют даже меня. Правда, в последнее время им только миссии для смертников выдавали. Что логично. Как еще от неугодных избавиться мирным путем. Поди туда, не знаю куда, принеси то, не знаю что… Политика, туды ее через колено. Главное — ходили и приносили! И даже почти невредимыми возвращались обратно. Живучие. И удачливые. Это хорошо. Даже отлично!

— Хорошо. Я сейчас просмотрю дела, сообщу свое решение после подробного изучения этих доисторических артефактов, — кивнула на папки. Генма помялся, но вроде бы остался доволен моим вердиктом.

Пока помощник пытался родить какие-то новые вопросы, бегло проглядывала документы. Нет, в принципе, я верю в нюх Генмы, он плохого не посоветует и пока не был замечен в коррупции, а значит, не лишен моего доверия. Но знать ситуацию этих списанных в расход АНБУшников надо. В принципе, все бумаги были стандартными. Количество и ранги миссий, отчеты, ссылки на засекреченные документы, результаты ежегодных тестов, выписки из медицинских карт и обследований после миссий и ранений, отчеты от менталистов. Все как обычно. Кроме встречающейся в каждой папочке фразы про болезненное чувство справедливости, что влечет за собой неуважение к начальству и, возможно, в дальнейшем приведет к невыполнению приказов. Вот так. Ребята всего лишь хотели честно жить и служить своей деревне.

— Так, давай-ка вызывай своих корешей и отправляй в госпиталь. Я предупрежу Шизуне. Пусть им проведут углубленное обследование. Нам же не нужно, чтоб какая-то болячка неожиданно проявилась у личной охраны Хокаге? — Генма удивленно вытаращился на меня. Ну что опять не так? Думал, я до последнего патрона отстреливаться буду? А вот фиг вам. Такими кадрами не разбрасываются. — В общем, у них есть четыре дня на все про все. Дальше сам составишь график дежурств и введешь в курс дела и моих привычек. Все понятно?

— Да, Цунаде-сама, я сейчас этим займусь, — Генма резво развернулся и исчез шуншином. М-да, вот что инициатива с человеком сделала.

Фух, наконец-то сплавила этого энергичного товарища. Так, ставим барьеры и идем в секретную комнатку. Что тут мне надо? Мне необходим список всего того, что понадобится при дальнейшем использовании этой площади. Так, бумага — есть, ручка — тоже. Поехали. Помимо расходников типа еды, химии для чистки всяческих поверхностей, банальных тряпок, полотенец, сменной одежды на экстренный случай, постельных принадлежностей, средств гигиены, мне просто необходимо перетянуть местный диван или купить новый. Этот монстр пережил моего деда по виду. Причем Хаширама на нем прыгал, судя по пробившим кое-где обивку пружинам. Или Тобирама активно использовал диван по прямому назначению в своих развлечениях.

Так, вроде все. Теперь списочек оформим подобающе. Оставим тут только расходные материалы. Остальным займемся по мере необходимости. Снимаю барьер, чтобы увидеть практически ввалившегося в помещение Генму. Быстро он со всем разобрался, однако. Подзываю так удачно попавшегося под руку джонина и выдаю ему список.

— Поручи кому-нибудь не сильно занятому сгонять по магазинам. Вот деньги, — выдаю Ширануи несколько бумажек — должно вроде хватить. Нет, суну еще пару сверху. На всякий пожарный. Генма с интересом изучает список. Ну и что ты там хочешь найти, родной? Все чисто, по-моему. Никакого криминала. Широко улыбаюсь, являя помощнику лик святой невинности. Ширануи передергивает.

— Сейчас распоряжусь, — парень быстро ныкает куда-то в глубины джонинского жилета записочку с деньгами. — Цунаде-сама, уже двенадцать. Возможно, вы хотите перекусить? Через три часа у вас встреча с Хатаке Какаши на полигоне.

— Ты прав. Попроси на кухне что-то легкого. Салатик с морепродуктами пойдет, сока какого-нибудь, хлеба. Ну и чай, само собой. На двоих тащи, ты наверняка тоже голодный. Да и вряд ли останешься во дворце, когда я пойду воспитывать Какаши. — Генма радостно закивал, даже сенбон заинтересованно задрожал в уголке рта. Видимо, думал, что я его с собой не возьму.

— Сейчас все будет, — и испарился. В очередной раз понаблюдав за красивым исчезновением вороха листьев шуншина, вернулась к просмотру выданных папок. Ничего сильно интересного в данных АНБУ не было, ребята попались сильные, серьезные и, как уже говорилось, честные. Пока я буду работать на славу и процветание Конохи, они будут меня поддерживать в любом начинании. Отлично.

— Эй там, на потолке в коридоре, зайдите! — горланю в приоткрытую дверь. Таракан в засаде тут же залетает в кабинет. Прям при нем карябаю записку для Шизуне. Мол, придут к тебе шестеро молодцев писаных, проверь их на болячки иноземные… Ну, и дальше в том же духе. Выдаю писульку Мышке и командую резвым шагом ее доставить по назначению. АНБУ, поклонившись, убегает — видимо, искать голубя мира для доставки важной корреспонденции. Флаг ему в руки и Шизуне на встречу. Убираю занимательное чтиво в ящик. Пусть полежат.

Пока суть да дело, Ширануи доставляет поднос с обедом. Ками, какая прелесть, обслуживание как в пятизвездочном отеле. Все на высшем уровне, даже салфетки не забыл. Сидим, жуем, думаем каждый о своем. Мне, например, интересно, что там на втором этаже делается. Снесли стены или нет, и вообще, кто план работ утверждал и смету. Мне никаких бумаг не приносили… В этот момент развеивается клон, отправленный следить за Наруто. Ну что, все отлично. Мелкий, как и ожидалось, прекрасно справился сам. И сейчас команда номер семь уже покидает пределы Конохи.

Дожевывая последний листик салата и кусочки лепешки, запила остатками овощного сока и прислушалась к ощущениям переполненного живота. Что-то я со злости объелась. Спешно жующий Ширануи только что ушами не шевелил. Подождав, пока он запьет все горячим чаем, запечатала грязную посуду в свиток, засунула его в карман. Все равно идти вниз, так что занесем на кухню.

— Пошли, — киваю джонину и выхожу из кабинета. Теперь ставим барьеры и топаем. Смотреть, что там народ делает. Окинем, так сказать, грозным начальственным оком.

Внизу, на сплошь укрытом заглушкой уровне, вовсю кипели ремонтные работы. Правда, как-то бестолково и мусорно. Пройдя весь этаж, обнаружила: пять перегородок снесли, мусор не вывезли, стройматериалы валяются как попало, укрытые непонятно чем… Шум, гам и полнейшая сумятица. Прораб где-то шляется, сказали «на обеде». Мрак. Инструментарий разбросан прямо под ногами – я чуть не вступила в какое-то корыто с замешанным раствором, пока рассматривала ползущую по стене мокрицу. От конфуза спас Генма, аккуратно под локоток меня придержал. Сказала спасибо. Пристрелил сенбоном живность. Пошли дальше. А там, у стеночки, нашлись какие-то рулоны с обоями вульгарной расцветки… Все, с меня хватит. Обои стали последней каплей.

Попробуйте уместить в стандартной хрущевке на тридцати квадратных метрах и спальню, и рабочий кабинет, и кухню, и гостиную, и ванную… После ремонта в собственной квартире организация пространства не является чем-то запредельным. Если подходить ко всему с хоть какой-то долей логики.

Рявкнув так, что барьер чуть не осыпался, стала ждать. Через пять секунд незнакомый АНБУ приволок бледного и мокрого как мышь прораба. Сделала втык. Ширануи, по-моему, это умудрился записать… Сказала, чтобы вырвал свежий листик и дальше писал – уже мои конкретные пожелания – сразу в двух экземплярах. Помощник хлопнул ресницами, но согласно кивнул. На глаз определив параметры этажа, уточнила у строителя. Тот покивал — мол, все верно. Отлично. Подумав и походив по всем углам, стала надиктовывать, что тут должно появиться, и каким именно образом все уместить в данном ограниченном пространстве. Прописали требования к материалам. Вилку стоимости самих материалов и работ. Сроки. Нарисовала от руки будущий дизайн, чтоб потом не ныли, что они что-то не так поняли… Генма все прилежно конспектировал. Умничка!

Отпустив обалдевшего от обилия информации прораба, затребовала ответственное должностное лицо. И сметы. Оказался какой-то «поверенный», принес бумажки на то, что они тут до меня наваяли и пытались ваять дальше. Сборник стоимости и нормативов. Сказки народов мира — натуральные! Я сначала схватилась за голову, потом за сердце, а потом начала орать. На всех. На безголовых строителей, на наглеца-поверенного, на в целом охреневших подрядчиков, на прошляпившего все это Ширануи и на щелкающих клювом АНБУ. АНБУ, по-моему, обиделись. Генма тоже. Дерьмо! Зарычав, выразительно посмотрела на «поверенного».

— Кто имеет право решать и подписывать всю это бумазею?

— Ааа… Эээ… — мужчина побледнел. Еще один любитель обмороков, что ли? Мне с утра казначея хватило. Или ты его кум, брат, сват? Почему вообще такие вещи как стоимость проходят мимо моих авторитетных ручек?

— Вы лично можете?

— Да, у меня есть такие полномочия, но я должен посоветоваться с начальством…

— К демонам ваше начальство! Пусть потом приходят ко мне лично, — я, так и быть, выделю минут десять на переговоры! Они все равно примут ВСЕ мои условия. — Так что слушайте внимательно и записывайте…

Надиктовав ему новые параметры, вынудила подписать и подмахнула сама. Тут вроде бы разобрались. На очереди был проект душевых. Посмотрела на это… «Цензура не пропустит…» Вызвала еще раз прораба. Его так же шустро приволокли. Натыкала носом в бумажки, посверкала глазами, пообещала оторвать руки тому, кто это писал или рисовал. Генма опять все законспектировал, мужик проникся, АНБУ тоже.

Начертила новый проект, пригрозила смертной казнью и пошла проверять материалы. Они меня совсем не впечатлили. «Поверенного» понесли за мной под белы рученьки. Ему уже плохо. Но меня это не волнует. Тут моим чунинам жить и постоянно обретаться, и я не позволю, чтобы что-то было сделано некачественно, нефункционально или некрасиво. Последнее я шипела мужику в лицо уже в полной тишине: все побросали работу и наблюдали за спектаклем. Добавив, что за нечестные сметы вообще кастрирую. А за эти обои, что так меня поразили с самого начала, просто убью самым жестоким способом.

Удовлетворенно ухмыльнувшись, пошла кошмарить народ дальше. На очереди была сантехника. С моим опытом проживания «непонятно где» в годы азартных игр и распития спиртных напитков, пришлось напару с Шизуне наловчиться определять стоимость ремонта, качество работ и их сложность даже в этой сфере. Отпугнув стайку растерянных мужиков от монструозного вида унитазов, суйтоном проверила весь стояк. Еще раз выписала люлей прорабу. Ну и Генме – заодно. Ширануи насупился, но промолчал. Правильно молчишь! Ты тут как самый первый после бога, то есть меня, должен был смотреть, что эта строительная фирма «Раздолбай-сервис» делает! Нашла пару косяков в самом проекте. Поменяла расположение душевых, умывальников и прочей дребедени. Вроде нормально, по крайней мере теперь сливы под ногами будущих работников этого этажа путаться не будут. Но тут я еще подумаю. Завернув листок в трубочку и спрятав в набедренную сумку, дала команду до завтрашнего утра сменить ВСЮ канализацию и сделать нормальную разводку электричества. «Поверенному» стало плохо, а прорабу еще хуже.

Посверкав еще разок для острастки глазами, я гордо вырулила с этажа. Генма вяло плелся рядом и обиженно молчал.

Спросила у него, сколько времени. А времени было уже много. Напомнил, что мне пора идти пинать Какаши. Тьфу, чуть не забыла… Поблагодарила и неспешным шагом пошла к лестнице.

Глава 26

Спустившись вниз и сдав грязную посуду офигевшему от моего появления поваренку, в сопровождении верного рыцаря с сенбоном в зубах направилась к выходу. В приемной, как всегда, стоял шум и гам, голосили клиенты, которым казалось, что их несправедливо задерживают, а то и вообще саботируют их оченно важные задания. Четыре чунина на приеме явно уже запыхались бегать кругами и успокаивать этот парад идиотов. Когда мне дважды отдавили ногу, я задумалась о конкретной реорганизации рабочего процесса. В принципе, пока идем, как раз озадачу подчиненного делом.

— Генма, будь другом, подготовь-ка приказ, — выбравшись из толпы, даю новое ЦУ помощнику. Тот сразу расчехляет свой неизменный блокнот и изображает полную готовность записывать мои откровения. — Так… Значит, начнем с приема заданий. Каждый клиент на входе должен получить индивидуальный пронумерованный жетон, который будет обозначать его место в общей очереди. Жетонов надо чтобы сделали не менее двухсот-трехсот штук. Кстати, подумай о защите от подделок быстрым способом. Ну, там, не знаю, чакру чунина на приеме пропускать сквозь жетон, чтобы он активировался, или еще что-то…

— Я подумаю, — согласно кивнул джонин, что-то быстро карябая в блокнотике.

— Вот тут поставить лавки для того, чтобы народ спокойно сидел в ожидании своей очереди и не толпился. Много лавок. С подушечками, — махнула рукой, охватывая почти все пространство зала. Генма оценил объем, присвистнул, кивнул и вновь записал. — И столики. Небольшие. Кому надо — сам переберется поближе. Да! Договорись с хозяином какого-нибудь ближайшего кафе или чайной о доставке легких закусок и чая прямо сюда. Только с нормальной кухней. Оплачивать заказы будут клиенты, но все равно выбей максимально низкую цену. Пообещай, что в этом случае мы будем закупаться только в этом месте, не привлекая его конкурентов. Соответственно, пусть наймет разносчиц, что будут допущены сюда для выполнения заказов.

— АНБУ не будут в восторге. Им сильно прибавится работы, — прокомментировал Генма. А сейчас, можно подумать, им в радость оглядывать всю эту демонстрацию, хаотично нарезающую круги и восьмерки по всему залу!

— Нет, не прибавится. Если все пойдет, как я предполагаю, то тут наступит тишь да гладь. Вместо этой толпы неудовлетворенных мамонтов будут аккуратные ряды спокойно ожидающих своей очереди людей, по возможности распивающих чай или относительно дружелюбно разговаривающих друг с другом. Понимаешь, при наличии четкой организации с заранее обозначенной последовательностью, пониманием, что никто вперед не пройдет и тебя не подвинет, люди расслабятся, перестанут выяснять отношения между собой и с чунинами, которые, вон… — указала на уже красного от возмущения парня за конторкой, пытавшегося хоть как-то урезонить богато одетого купца без рукоприкладства, — в мыле, но безрезультатно что-то доказывают народу. В таком бедламе это нереально.

Генма увлеченно чиркал ручкой, загадочно шевеля бровями — видимо, структурируя мои мысли. Ну, пусть занимается, может, чего нового и сам придумает в процессе. Не без потерь (еще пару раз наступили на ногу) добравшись до выхода, я нос к носу столкнулась с запыхавшейся Анко. Хм… Вроде как она с утра должна была зайти, или я что-то путаю?

— Хокаге-сама… — выдавила из себя стушевавшаяся от столь прицельного попадания девушка.

— И тебе привет, Анко-чан, — смотрю, Митараши из кармана своего безразмерного пальтишки выуживает шляпу Каге. Генма, оторвавшись от записок, с огромным удивлением воззрился на данный предмет туалета. Потом перевел шокированный взгляд на меня, прямо вопрошая: «Какого хрена?» Пожимаю плечами. Мало ли какие у меня заскоки бывают? Может, я каждому встречному предлагаю шляпу поносить… Бегаю по ночам, отлавливаю джонинов и, надев им свою «шапку Мономаха», отпускаю на свободу. Экая я затейница!

— О, смотри-ка, принесла все-таки… — быстро достаю свободный свиток, куда и отправляется головной убор.

— Извините, Хокаге-сама…

— Цунаде.

— Извините, Цунаде-сама, — поправляется Анко, опуская взгляд в пол. А ведь девочка меня не просто опасается, а конкретно боится… И что мне теперь делать? — Я не смогла с утра прийти. Ибики-сан подключил меня к неотложной работе. Вот…

— Ну, принесла, и хорошо. Не волнуйся так, — почему-то от моих слов девушка сжалась еще больше. Неужели я так сильно давлю авторитетом? — Что хоть выиграла-то?

— Эм… Обед. Меня неделю будут бесплатно кормить, — пискнула Митараши, так и не поднимая глаз. Вообще, меня уже напрягает такое поведение. Впечатление, что я ее лично в детстве порола два раза в день. И отбирала деньги в Академии.

— И это хорошо, — улыбнувшись и похлопав Анко по плечу, освободила девочку от своего присутствия и, захватив все еще удивленного нашим разговором Генму, вышла из дворца на площадь. Солнце жарило так, что воздух, кажется, можно было резать. Тяжелый и густой, он обжигающей патокой придавливал желающих погулять по улице. А мне ведь предстоит прыгать кузнечиком по такой жаре… Подумав, распечатала шляпу и напялила себе на голову. Скажем так, хоть я и страшно не люблю эту шапку, но на таком солнцепеке головной убор с занавесочками далеко не лишнее. А уж как от меня сразу во все стороны сиганули заказчики и чунины… Прям загляденье. Рядом хмыкнул довольный Ширануи. Ну да, очень показательно. Жаль, Анко мне раньше не встретилась, не пришлось бы дорогу в толпе прокладывать, сами бы организовали проход.

— Цунаде-сама, давайте, что ли, я шуншином нас прямо на полигон доставлю? Мы еще не опаздываем, но времени остается мало, — джонин убрал свой блокнот куда-то в недра жилета и вопросительно уставился на меня. А идея-то хороша. Сама я не смогу переместиться туда, где еще не была. А у Ширануи наверняка таких точек по Конохе вагон и маленькая тележка отмечено.

— Давай. А то разморит меня по дороге, приду на полигон и лягу спать, вместо того, чтобы воспитывать Какаши. Или пожалею его… — Последнее явно не понравилось Генме, потому как меня тут же сцапали под локоток, и вокруг завертелся вихрь листочков. Все-таки красивая визуализация у техники. Момент легкой дезориентации, и вот мы, видимо, на месте.

Осматриваю пейзаж на наличие лишних глаз и ушей. Но нет, все желающие посмотреть на бесплатный цирк действительно подчинились озвученному ранее приказу и близко не совались. Ага, как груши на деревьях висели — правда, за пределами полигона. Надо было попкорн продавать и билеты — озолотилась бы. Что ж, с этим разобрались, теперь отдаем шляпу Ширануи и указываем ему на выход. Мол, двигай отсюдова, пока не задело чем-нить тяжелым. Генма вздохнул и исчез. Неужто думал, что я ему позволю из первых рядов наблюдать? Ну уж нет, мало ли, какими мы тут техниками будем пользоваться…

Полигон представлял из себя обычный кусок леса, где-то километра два на полтора. Почему я так точно знаю размеры будущего поля эпической битвы? Да просто очень хорошо чувствуется кольцо чакр шиноби, жаждущих посмотреть на нашу милую беседу с Копирующим. Народ требует зрелищ! Дышалось в лесу гораздо легче, да и тени было полно, так что я в ожидании своего оппонента села у корней ближайшего дерева. Но расслабиться не удалось, ибо минуты через две с востока легкой тенью припрыгал Какаши. Хм. Не опоздал. Надо же!

— Ну-с, молодой человек, долгих расшаркиваний не будем делать? – Какаши молча, настороженно наблюдал. – Вот и я тоже так думаю. Чего время тратить? Расчехляй свой шаринган.

Хатаке осторожно сдвинул хитай, явив миру активированное додзюцу. Что ж, давай потихоньку начнем? Окинув взглядом еще раз всю близлежащую площадь, постаралась примерно прикинуть возможности использования техник. У Копирующего в распоряжении четыре стихии, у меня две, ибо светить мокутоном не намерена. Итак, с суйтоном у нас обоих тут будут проблемы: воды поблизости нет. Ближайший ручей находится за пределами полигона. Плюс у Какаши это не родная стихия, и на ее использование чакры будет тратиться в разы больше. Я уже дошла до уровня материализации воды, но пока светить не будем. Зато техникам дотона тут раздолье. Опять же, для меня это хорошо. А у джонина Земля все также не основная. Но его огонь и молния очень хороши для нападения, в этом Хатаке в большом выигрыше. Но, несмотря на разнообразие техник, у него гораздо меньше чакры, да и тратится она из-за использования додзюцу неконтролируемо и лавинообразно. В его же интересах закончить бой побыстрее.

Далее, у моего противника есть шаринган, а значит, он быстрее меня может реагировать и читать движения и печати. Плюс не забываем о гендзюцу: при такой форе грех не воспользоваться иллюзиями. У меня остается мое тайдзюцу, усиленное чакрой. Какаши прекрасно понимает, что любое мое касание будет для него фатально, а значит, постарается держать дистанцию. Что ж, анализ проведен, пора и за дело браться…

— Одно могу сказать: если ты попадешь (а ты попадешь!) в больничку, то уж не обессудь, придется тебе укольчики ставить, капельницы там всякие… И попутно будешь слушать мои наставления. — Какаши выпучил глаза. Что, не ожидал столь продолжительной подлянки? Да, мне мало тебя отпинать, надо еще и разобрать на запчасти.

Улыбнувшись, быстро нагнулась и, сконцентрировав чакру в мышцах, аккуратно вмазала по земле: чтоб пыли побольше, а не просто трещину сделать. Хатаке сделал каварими и переместился к деревьям. Отлично! Сквозь пыль метаю несколько кунаев со взрывтегами – бабах! И щепки летят ему в спину. Острые, кстати. Но молодец, быстро сориентировался, перекатом уходит вбок. Давай-давай, там кусты такие на вид хорошие, густые. Отсюда вижу, что колючие… Еще парочка кунаев, и кусты вспучивает красивый взрыв. Какаши срочно уходит каварими и уже со спины пытается плюнуть катоном. Ну, это ты зря… Складываю печати, прижимаю руку к земле, высвобождая технику. Отправляю навстречу джонину грязевую волну. Да побольше. И что с того, что треть полигона теперь будет напоминать болото?

В ответ на мои непотребные действия в меня прилетают огненные шары. Уворачиваюсь и обрушиваю землю под стоящим мужчиной. Уходит на дерево. О, похоже, заменил себя клоном, а сам в очередной раз крадется мне за спину. Клон Хатаке в темпе перемещается по ближайшим зарослям вокруг поляны, отвлекая внимание и применяя слабенькие техники огня. Ну-ну. Я даже стараться особо не буду, просто смещаясь с пути. Пусть себе взрывается… Чем больше шухера и пыли, тем лучше. Интересно, ты свой чидори-то когда врубишь? И сколько еще вокруг носиться будешь, устраивая мне легкое головокружение?

Стою, жду. Потом ждать надоедает. Видимо, настоящий Какаши решил заныкаться. Как и его клон. Ниндзя, блин. Похоже, он реально боится столкнуться со мной в рукопашной. Впрочем, неудивительно. А применение техник его пугает не меньше. Вернее, его пугает последующее за этим чакроистощение… Нет, ну это как-то совсем несерьезно! Так и будем, что ли, до вечера сидеть?

— Какаши, иди сюда, бить буду! — шутливо ору на весь полигон. Ксо, ну где там это недоразумение? Стоп. Вот же ж, и когда успел только? Сбрасываю гендзюцу. Так, где ты, родной?

Хм, похоже, клона запустили под землю. Дотоном подбирается. Здорово. Хорошо, что я вовремя заметила иллюзию. Подождать, пока откопается, или нет? Подожду. Через пару минут из кустов снова полетели огненные шары, затем даже водяные пули (эу, расщедрился-то как!), затем меня попытались изгваздать в грязи, чтобы позже элегантно прожарить. Уворачиваясь и смещаясь, бдительно слежу за клоном. Ну, в общем, этого следовало ожидать: меня на него загоняют.

Из-под земли рванулся клон с явным намерением облапать мою ногу. Свернула в рулончик. Развеялся. Сбоку прилетело целое облако железа. Подпрыгнула и ушла заменой. Хм, теперь ка-ааа-ак саданем ножкой, чтоб даже в Суне землетрясение ощутили! Фееричная техника… По земле зазмеилась глубокая трещина, да еще и трясло немало, создавая низкочастотные колебания. Вон, аж «груши» с деревьев осыпаться начали. Какаши малость дезориентировало, похоже. Пока джонин в состоянии офигевания, захожу ему за спину.

Ан нет, опять каварими. Снова прыгаем по деревьям, как кенгуру на выпасе… Оу, наконец-то я слышу Чидори. Так и есть, Копирующий вдруг выпал откуда-то сверху и теперь несется на меня, сжимая в руке молнию… Красота. Скорость, конечно, довольно впечатляющая, впрочем, как и у любого почитателя райтона. Вот Эй, например, вообще двигается настолько быстро, что глазом уследить нереально. Так что после спаррингов с ним кажется, что Какаши бегает как инвалид на протезах.

Уклоняюсь, пропуская Чидори над головой. Два удара по корпусу с выбросом энергии, и отход. Теперь посмотрим, как ты будешь с моей чакрой в организме бороться. Рашинпо — прекрасно! Ну, покажи класс, Хатаке! У-у-у-у… Как скучно… Запутавшись в собственных ногах, Копипаст приземляется на колени, а потом и вовсе мордой в землю. Скажи спасибо, что я не использовала скальпель из чакры.

Мда. Бобик сдох как-то очень неожиданно. Я думала, еще потрепыхается. Вроде не всю чакру в унитаз спустил. Ладно, пока потушу начавшийся в кустах пожар. Суйтон очень помогает. Вообще, драка меня разочаровала. Ничего интересного. Вот если б он врукопашную сразу пошел, я бы на его нервную систему влиять не стала… Хоть какое-то развлечение было бы. А так — он что-то сделал издалека, я чем-то ответила… Скукота…

Осматриваю эту икебану, обхожу кружком, примериваясь дать шенкеля… Или, может, засандалить ему «Тысячелетие боли»? Так сказать, чтоб сам оценил то, что на мелком использовал? Хм, заманчиво, но нет. Во-первых, его банально жалко. Пусть живет. Тут столько зрителей, что ему этого никогда не забудут. А во-вторых, совать пальцы мужику в задницу… Я же не проктолог…

Ну, раз противник обездвижен, значит, он побежден. Оглядываю полигон. Конечно, местность сильно пострадала. Воронки от взрывов, проплешины от огня, местами болото, кое-где моими стараниями овраги теперь встречаются. Глубокие. Деревьев кучу изуродовали для замены. О, к нам приближаются зрители. Народ, видимо, решил, что все, схватка закончена, и можно поздравить победителя или попинать побежденного. Но, по трезвому размышлению, многие все-таки не стали приближаться к настолько раздраженной Хокаге.

Единственные, кто решился появиться на поляне — это Ибики, Майто и тройка АНБУ. Гай оглядывает занимательную позу Какаши и закрывает ладонью глаза. Фейспалм. Точно дурнем притворялся… Ладно, это потом как-нибудь. Ибики же слегка удивлен. Или разочарован? А шинигами его знает! АНБУ… По масочникам сложно сказать. Но они явно жаждали большего. Похоже, народ реально ждал от меня кровавой бойни. Как же ты, Копирующий, у них всех по мозолям-то потоптался… И главное: когда успел?

Какаши завозился. Что? Неужели справился с последствиями Рашинпо? Нет, пока не может управлять своими конечностями. Это вам не лапочка Кабуто, что мог бы разобраться в процессе. Это всего лишь тунеядец Хатаке. Встряхиваю за шкирку.

— Очухался? Вот и славно. Теперь слушай сюда внимательно. Ты – не моя весовая категория. Поэтому я себе даже отпинать тебя качественно позволить не могу. А жаль, очень жаль. — Висит, глазом моргает. Ну, хоть шаринган закрыл, и то хорошо. — Теперь по делу. Скорость твоей реакции меня удовлетворяет, хотя от обладателя райтона я ожидала большего. Техники. Какаши, ведь тебя называют Копирующим ниндзя и говорят, что ты знаешь более тысячи техник. Где они? Ну ладно, на тысячу тебе чакры не хватит. Почему я не увидела хотя бы пару десятков?

— Я не хотел сильно расходовать чакру. И не был осведомлен о ваших возможностях. У меня только данные о ваших стихиях, не более, — Хатаке вздохнул и изобразил на лице вселенскую печаль. Ну да. Прям верю, слов нет… — А еще, зная, насколько вы сильны в тайдзюцу, я решил работать на дистанции.

— А теперь что касаемо остального. Почему не было иллюзорных ловушек? Почему вообще ловушек не было? Ты дрался с заведомо более сильным противником. Знал, что схватка произойдет на этом полигоне. Почему не озаботился хоть какими-то превентивными мерами заранее? Что, для тебя это слишком просто? Или ты выше этого? — тряхнула парализованного джонина. Давай, на меня смотри! А то опять вид, как будто не ему говорю все это. — Да и шаринганом как-то рвано пользуешься. Один раз только наложил гендзюцу.

— Не все скопированные техники я использую в бою. Большинство просто удобно демонстрировать, копируя действия противника непосредственно в драке. Это деморализует, а с применением гендзюцу практически гарантирует победу. И шаринган отнимает много чакры, а я экономил, — попытался отмазаться Какаши. Не на ту напал. Тоже мне, кот Матроскин. Экономить он будет!

— То есть, судя по твоей тактике в бою, ты сдался заранее. Посчитав, что раз победить не можешь, значит, и напрягаться не стоит? — зловеще шиплю блондину на ухо. Ибики делает вид, что ничего такого интересного не происходит. Вот только птички летают. Майто же с легким укором смотрит на меня. С чего это? Я, между прочим, ему заслуженно все это выговариваю!

— Ну, да… — и щурится, улыбаясь. Счас обломаем.

— Ага. Вот как. Значит, ты решил, что лучше унизить своего каге, чем заработать чакроистощение? — проникновенно заглядываю в открывшийся от шока глаз.

— Цунаде-сама, вы все не так поняли! — Хатаке попытался трепыхнуться, но тело его пока еще не слушалось. Вот-вот. Повиси, подумай. Даже под маской видно, как ты мечешься, пытаясь сам себе объяснить собственную лень. — Я просто трезво оценивал свои возможности и обстановку. Поэтому и экономил силы для использования Чидори…

— Угу… Я сделаю вид, что поверила. Гай-кун, будь лапочкой, составь мне компанию и доставь товарища до госпиталя, — водрузила товарища Какаши на закорки опечаленному Майто. — Остальные свободны! На сегодня концерт окончен.

Зрители начали расползаться в разные стороны, сбиваясь в небольшие компании. Пошли, видимо, обсуждать порку. Но мне на самом деле было противно как-то. Какаши реально даже не старался показать класс. Так, отмазался. Как всегда, впрочем. Думаю, мне не стоило ожидать от него большего. Пока нет угрозы смерти болезненной и особо извращенной, этот товарищ даже не почешется. Но ничего, я тебя в больничке еще укатаю… Надолго запомнишь, тварь ленивая!

Глава 27

До больницы нам пришлось топать ножками, потому что шуншином Майто не согласился. Сила юности в нем бурлит, видите ли. Ага, а то что у меня юность закончилась лет сорок назад — это его не колышет. Остатки зрителей и Ибики по-быстрому умчались в голубую даль, дабы не светиться пред такой грозной мной. Пока дошли, от жары у меня снова разболелась голова, поэтому прохлада госпиталя и вода в кувшине на столе у дежурной медички были восприняты как благословение свыше. Приложив холодную емкость ко лбу, довольно ухнула и махнула Гаю рукой, куда ему тащить Какаши дальше.

Пока устраивали паралитика в одиночной палате, пока снимали с него грязную, заскорузлую одежду, успела привести себя в более-менее адекватное и не агрессивное состояние при помощи лимонада из холодильника в ординаторской. У меня наступило почти благодушное настроение. Ну, так, местами облачное, но без грозы. Вернувшись, отметила, что Шизуне как раз заканчивает с осмотром Хатаке. Смурной Гай стоял рядом и внимательно за всем наблюдал.

— Хокаге-сама? — Ну вот, опять… Хорошо хоть не кланяется!

— Цунаде, — вздыхаю. Интересно, как долго они еще будут бояться звать меня по имени?

— Прошу простить меня, Цунаде-сама, — все-таки поклонился. Ксо, надоело-то как…

— Да чего уж там, — махнула рукой. – Так что ты хотел, Гай-кун?

— Скажите, с Какаши все будет в порядке? — Зеленый зверь вновь поворачивается к своему сопернику. Шизуне уже занимается приведением в порядок его нервной системы после применения Рашинпо.

— Что, неужели он ведет в ваших соревнованиях? И какой сейчас счет? Да, ладно, расслабься. Пару дней поваляется и будет как новый. – Но на мою приветливую улыбку Майто только как-то жалко и вымученно улыбнулся и помотал головой. — Что?

— Нет, ничего.

— Майто, договаривай. — Да что ж такое, все из него тянуть клещами приходится! И вообще, без своих выкрутасов он какой-то неправильный пчел. Боюсь представить себе его неправильный мед.

С опаской на меня поглядев и зарывшись рукой в шевелюру, мужчина все же ответил:

— Я его друг. Лучший и, возможно, единственный. Я… Просто за него волнуюсь.

— Все будет в порядке, обещаю, — встала и похлопала его по плечу. Вот как. Значит, наш зеленый человечек все-таки абсолютно нормален. — Я не собираюсь его тут изуверски мучить. Так, слегка… Пара-тройка процедур, не более…

— А…

— М-м-м?

— Нет, ничего.

— Майто. Повторяю в последний раз: не выводи меня. Сказав «а», говори «б». И лучше не пытайся прикидываться, как ты обычно это делаешь… Все равно теперь уже не поверю, — грозно рыкнула, дабы товарищ все-таки разродился.

Вздохнув и помявшись, наконец задал интересующий вопрос:

— Вы ведь не просто так его пытались… воспитывать? — Хм. Какой наблюдательный.

— Да. — Прислонившись спиной к стене, я мрачно наблюдала за действиями Шизуне. Моя ученица уже брала кровь на анализ. Значит, что-то нашла.

— Но не скажете? — Что? А, про воспитание…

— Нет, конечно. Но будь уверен, причин несколько. И каждая достаточно веска.

— Спасибо. — Майто коротко поклонился. За что? За то, что не сломала Какаши что-то жизненно важное? Но мне тут же пояснили: — Спасибо за Ли. Я очень переживал за него…

— Гай-кун, я просто сделала свою работу. — Мысленно уже была в дальнейших делах. Пока я в больнице, надо все тут окончательно разведать. Да и подробно о лабораториях узнать не помешает.

— Я могу быть свободен? — отвлек меня от наполеоновских планов Гай.

— Да, конечно. У тебя же еще тренировка сегодня с учениками?

— Да, Хокаге-сама. Но сначала я хочу навестить Ли.

— Иди. — Поклонившись, Зеленый Зверь исчез. Лишь откуда-то раздался фирменный вопль о силе юности. Это, видимо, произошла его встреча с Роком. Ну да, парнишка же лежит через две палаты отсюда. Подошла к задумчивой Шизуне. Девушка как-то очень уж обеспокоенно сканировала тушку Копирующего. Хм, интересненько.

— В чем дело, Шизуне?

— Цунаде-сама, я пока еще не очень разобралась. Но, похоже, что у Хатаке-сана где-то хроническое воспаление. Или что-то похожее. Окончательный вывод сообщу, когда будут готовы анализы. — Какаши жалобно простонал от ужаса. Ничего, потерпишь. У меня еще на тебя планы.

— Отлично. Значит, ты его отсюда не выпускаешь. При попытке к бегству разрешаю применить общую анестезию. «Нин-по-кирпичом-по-голове» прекрасно подойдет. При агрессивном поведении рекомендую применить дважды, — перевожу взгляд на притихшего Какаши. — Да-да, если я узнаю, что ты свалил отсюда без моего разрешения, поверь, отпинаю так, что лежать здесь будешь не просто слегка запыленный и ненадолго парализованный, а пластом и с травмами разной степени тяжести. Я, правда, еще не определилась, с какими именно, но сотрясение твоего и так небольшого мозга устрою гарантированно. Я достаточно ясно выразилась?

Какаши судорожно закивал, являя просто образец понимания. Ладно, поверим пока. А сегодняшнее прилюдное унижение я тебе еще припомню. Судя по печальным вздохам, уже и сам был не рад, что так поступил и бессовестно слил поединок. Оставив Шизуне дальше мучить пациента, пошла инспектировать здание. Необходимо определиться с фронтом работ. И, возможно, действительно проще построить новый корпус, чем ремонтировать этот…

Вернувшись на первый этаж, проконсультировалась у персонала, где тут второй выход. Оказалось, что им давно не пользуются, и вообще, ход в подвал завален. Ками-ками… Страна непуганых идиотов. А если пожар? Думают, что если они шиноби, то угореть для них — не слишком куртуазно? Вышла наружу, огляделась и потопала в обход. М-да, если с улицы здание еще как-то ничего смотрелось… То со двора был мрак и ночной кошмар. Небеленое, с потрескавшейся, осыпающейся кирпичной кладкой. В одном месте я, к своему ужасу, даже рассмотрела торчащую арматуру. На месте обвалившегося балкона. Это что тут такое уронили, интересно? Утяжелители Ли? Пристройка с лабораторией больше походила на покосившийся старый сарай. А там ведь тоже люди работают. Иногда. И аппаратура стоит.

Сунулась зайти с черного хода… Но даже не смогла нормальным способом открыть саму дверь. Попробовала аккуратно. Не вышло. Дернуть посильнее поостереглась. Еще сломаю нафиг. Плюнула и банально сняла с петель. Коробка сразу как-то подозрительно заскрипела, и вниз посыпались куски гнилого дерева… Шинигами по ваши души! С опаской зашла. Паутина, пыль, откормленные до невероятных размеров членистоногие, швабры какие-то, банки с формалином… Сдуру чихнула, но лучше б я этого не делала! Ругаясь, стрелой метнулась на улицу, с тоской оглядела испоганенную одежду, достала притаившегося в косе оглушенного паука, покрутила в руках и торжественно скормила ближайшей вороне, сидевшей на хлипком заборчике. М-да. Выбора нет – лезу обратно разведывать, где конец этого чулана, и искать подвал.

Помещение оказалось не то бывшей подсобкой, не то вообще – самостоятельным отделением. По здравому размышлению пришла к выводу, что я эти катакомбы на плане здания ни разу не видела и в бытность свою простым конохским ирьенином о них слыхом не слыхивала. Может, Орочимару знает? Скорее всего. Ладно, разберемся. Авось, припрятанных ловушек здесь нет. Зато подвал нашелся довольно быстро. Точнее – отдельный вход в отдельное крыло подвала. Удрученно поглядела на убитые трубы и дышащий на ладан дублер основной котельной… Мрак.

Походила еще минут пятнадцать, облазила все углы и закоулки. Да тут все надо менять! И укреплять фундамент! В конце очередного поворота нашла заржавевшие двери. Вскрыла с энтузиазмом бывалого медвежатника.

Тут уже было почище и как-то оживленнее, что ли. Видно, это основная часть подвала, используемая на нынешний день. Так и оказалось: навстречу мне попался местный вахтер. Правда, когда я вышла из-за очередного сплетения труб, вся в пыли и какой-то живности, мужик схватился сначала за сердце, а потом еще и за кунай. Извинилась, заверила в том, что я нормальный человек, а не чей-то сбежавший эксперимент, и попросила подробнее рассказать обо всех проблемах с технической стороной. Чтобы знать, откуда ремонт начинать, и чтоб при этом здесь все окончательно не развалилось. Дядька обрадовался мне как родной (правда, не признал, что Хокаге), взял под локоток и повел по катакомбам… Тут тоже все оказалось если не хуже, чем я думала, то уж не лучше – точно… Потом вывел наверх, показывать подробные архитектурные планы и остальные бумажки, свидетельствующие о любых ремонтных работах за прошедшие годы. Порадовалась, что все так прозрачно и понятно. Хоть и удручающе.

Тут-то меня и нашла Шизуне. Поделившись с помощницей вкратце сутью проблемы, почувствовала некоторую нервозность в атмосфере. Оджи-сан, с которым мы до этого так мило общались, стремительно бледнел, осознав, кто я. Пришлось успокаивать. Через пару минут вроде угомонился, хотя и дышал через раз.

Выгнав ученицу за официальными бумажками из ее кабинета, приступила к укрупненной разработке плана предстоящей реконструкции. Заодно послала за архитектором и кандидатом в подрядчики. Смысл в дальний ящик откладывать? Плюс надо составить хотя бы примерную смету на канализацию и замену сантехники. Ну и так, еще кое-чего по мелочи…

А вот если говорить всерьез и начистоту, то тут необходимо в срочном порядке просмотреть все коммуникации, заказать проектно-сметную документацию на строительство нового корпуса… Выяснить ликвидную стоимость старого… Где мне взять столько бабок? Издав тихий стон, стукнулась лбом о стол.

Через полчаса все подтянулись. А я уже была готова выть от тоски, ощутимого в ближайшем будущем безденежья и ровных столбиков цифр. Но мы должны справиться. У нас просто нет другого выбора.

После бурного совещания над планом здания и последующего подробного осмотра, все вроде как остались вполне довольны друг другом. Распрощавшись со специалистами и составив предварительный подрядный договор, потопала наверх. Шизуне сообщила мне, что шестеро смелых — в смысле, те члены АНБУ, что мне посоветовал Генма — уже явились пред светлы очи главы госпиталя и на данный момент походят осмотр. Результаты девушка обещала уже завтра. Неплохо-неплохо… Удачно ограбив холодильник своей бывшей ученицы, разжилась пол-литром холодного молока. Кое-как утолив бушующий в желудке голод, поплелась обратно во дворец. Хорошо, что хоть жара спала…

Дошагав до самого кабинета почти на автомате, дала команду все еще потрепанному Лису найти Ширануи и представить пред мои светлы очи. Угнездившись в любимом кресле, развернулась к окну, наблюдая яркую синеву неба с немногочисленными вяло плывущими облаками. Как там Шикамару мечтал? «Вот если бы я был облаком…» Ага… Если бы я была облаком, то свихнулась бы от безделья через полчаса.

В кабинет просочился Ширануи с какой-то пухлой папкой под мышкой, которую тут же сгрузил на стол, и запотевшим кувшином с лимонадом. О, спаситель… Изъяв вожделенную емкость, тут же налила себе стаканчик и блаженно к нему присосалась. Вообще, неплохо бы перекусон устроить, небольшой.

На просьбу принести чаю и пирожных, Генма испарился на целых четверть часа. За это время я почти полностью отчистила свою одежду от пыли и грязи. Едва успела выйти из подсобки, как Ширануи принес откуда-то свежих эклеров и здоровенный кусок шоколадного торта. Офигеть… Он за ними на другой конец деревни, что ли, бегал? И небось еще и на свою зарплату покупал? Капец. Меня подкармливают подчиненные. А каких-то полчаса назад я занималась мелким разбоем в пределах холодильника собственной бывшей ученицы. Ками, как низко я пала.

Покачав головой, поблагодарила и пригласила присоединиться. И мы немедленно выдвигаемся в соседнее помещение. Ширануи тащит картонку с пирожными, а я иду пустая и наслаждаюсь пейзажами. Начальник, типа. В малой приемной опускаюсь на законную подушечку, а Генма ставит картонку на столик и растворяется в шуншине, чтобы через минуту вновь появиться — с подносом в руках. Прикрываю глаза, пока заваривается напиток. Жадно вдыхаю дошедший аромат. Беру заботливо вложенную мне в руки чашку, обхватываю ладонями. Кстати, не грех извиниться перед помощником за дневной инцидент.

— Спасибо. — Делаю глоток чая, на блюдечке рядом уже красуется отрезанный кусочек выпечки. Сладкое — моя страсть и допинг. Без глюкозы мозги превращаются в пудинг.

— Не за что, — Генма преувеличенно внимательно что-то разглядывает в своей кружке. Там чаинки брасом плавают, что ли?

— Извини, за то что сегодня вспылила. Я с утра на взводе.

— Я понимаю, — кивает. Но по виду не понимает он ни фига. Вообще-то частично сам виноват. Не досмотрел. Вместо того, чтобы за мной раненым зайцем носиться, лучше бы проследил за выполнением работ. С другой стороны, как мой телохранитель, естественно, пытается не упустить объект из поля зрения. Мало ли, что грозному начальству понадобится? М-да, дилемма. Срочно нужен секретарь!

— Но тебе все равно обидно. — Еще как обидно. То, что он делает рожу кирпичом, не означает, что за железобетонным фасадом не надулась здоровенная мышь…

— Нет, — качает головой, но в глаза не смотрит. Как маленький, прям.

— Ага, рассказывай. А то я не вижу, — возмущенно фыркаю и подкладываю себе новый кусочек тортика. Ширануи удрученно на меня смотрит и отворачивается.

— Цунаде-сама, я, правда, все понимаю… — джонин вздыхает и обновляет нам в чашках чай. Хм, его право. Что ж, значит, все. Замяли.

— Ширануи-кун, у тебя хороший вкус. – Легкое удивление. – Жасминовый чай прекрасен. И к пирожным он замечательно подошел.

— Спасибо.

В молчании мелкими глотками пьем дальше. Уступив последний эклер, Генма, как заправская служанка, собирает посуду и уносит. Я же неторопливо возвращаюсь к себе в кабинет. Так, что там у нас по плану? Ага, надо затребовать дела АНБУ и посадить клонов читать. В конце концов, пора определиться с телохранителем для Наруто. По идее, подойдет Тензо, но лучше сначала почитать и его биографию. Так, на всякий случай…

Генма быстро возвращается, замирая перед столом в ожидании божественных откровений. Спрашиваю о результатах строительной экспертизы. На что помощник тут же кивает на заранее принесенную папочку. Оперативно. Так, что тут у нас? М-да. Неутешительно. Сначала госпиталь, теперь вот резиденция. И это ведь еще не конец! Где ж мне столько денег-то взять? Особенно если учесть, что от бюджета самой деревни остались только рожки да ножки?

— Так. Генма, давай-ка потихоньку тащи сюда дела АНБУ. Начнем с капитанов. Далее по тройкам. Если у тебя есть какие-либо комментарии, то не забудь меня просветить или написать на бумажке и вложить в папочку. Так как ты тут варишься намного дольше, наверняка что-то заметил. Кто на кого работает, кому должен, почему в фаворе и наоборот. Ну, ты и сам понимаешь…

— Цунаде-сама, там не меньше четырех сотен личных дел, — с сомнением протянул джонин, почесав затылок.

— Хм… Тогда пошли в архив АНБУ. Посмотрим все на месте. — Логично. Чем такое количество бумаг тащить в кабинет, а потом обратно, проще один раз сгонять самой и разобраться прямо там.

АНБУ обитали в отдельном здании рядом с резиденцией. Архив работников ножа и топора так же располагался в подвале, защищенном ничуть не хуже основного. Кстати, он и по размеру не сильно уступал. Видимо, тут хранилась информация обо всех, кто так или иначе работал в этом подразделении. Даже про тех, кого уже давно нет в живых.

Пройдя достаточно быструю процедуру привязки, идентичную такой же в резиденции, мне выдали в нагрузку джонина-архивариуса и отправили в свободное плавание по помещению. Генма верным хвостиком бежал позади. Как выяснилось, мой сопровождающий, Цутиро-сан, был списан с активных миссий по причине слабого здоровья. А именно, сердечко у мужчины пошаливало. Впрочем, судя по веселым искоркам в глазах и теплой улыбке, тут в архиве ему нравится даже больше, чем служить как все. Оказывается, регулярные отчеты о миссиях прежде всего приносят сюда, а уж потом на стол Хокаге. Ну и, естественно, уставшим джонинам надо потрепаться. Так что Цутиро здесь как штатный психолог. Ибо и выслушает, и посочувствует, и тайну не выдаст, потому что сам тут работает. Прям хоть оклад ему повышай и молоко за вредность выдавай.

В общем, мне указали на стеллажи с данными по сотрудникам, в данный момент состоящим на службе, и тем, кто только недавно эту службу оставил. Значится, пора заняться делом. Создав четырех клонов, отправила их исследовать папки. Глядя на меня, Генма тоже применил технику Теневого клона, сформировав две свои копии. Хм, все верно. Так он сможет комментировать «кто, куда, кому, зачем» прямо из первого ряда. Моим клонам останется все только запомнить и законспектировать. На самом деле знать все и обо всех не стоит. Достаточно понять общее настроение среди безымянных убийц. И вычленить тех, на кого я могла бы рассчитывать в индивидуальном порядке. Работы много, но у меня пока есть время. Не обязательно все прочитать за сегодня.

Оставив копии в архиве и захватив еще с десяток обшарпанных папочек по настоянию Генмы, мы вернулись обратно в кабинет. Сейчас узнаем, что нам в очередной раз показывает помощник. В общем, как выяснилось из содержания бумаг, это были матерые шиноби. С огромным стажем и опытом. Только вот почему-то — не ясно, почему именно — до капитанов они не дослужились, так и оставшись задвинутыми в рядовые АНБУ. Точно Генма мне не мог ничего сказать, но этих старожилов уже хотели списать со службы. Типа, по возрастной планке не проходят. Ага, а то что шиноби в активной работе дожил до сорока лет, это никого не колыхало! На такого равняться надо. Вообще, было бы неплохо узнать, чего эти товарищи хотят от жизни. Продолжать исполнять долг, скрывшись за безликой маской, или, может, им реально хочется осесть. Но лучше бы им хотелось преподавать. Таких инструкторов днем с огнем не найдешь…

— Генма, давай-ка ты сам опроси вот этих товарищей на тему пожеланий к их дальнейшей жизни. То есть хотят ли они работать дальше или, может, хотят передавать свой опыт подрастающему поколению. Только сразу скажи, что я их никуда не гоню. Это просто интерес, мне очень нужны толковые инструкторы как в академию, так и для дрессировки тех же АНБУ или обычных джонинов с чунинами. — Генма покивал, записывая новое ЦУ. Потом откуда-то выудил очередную одинокую папочку и положил передо мной. — Хм?

— Это уникальный случай. Вам будет интересно. Тензо Ямато. Обладатель Кеккей Генкай Мокутон, — и Генма загадочно играет бровями. Сейчас почитаем — в конце концов, это просто необходимо. Будет интересно потом Ямато потрясти на предмет техник. Хотя не думаю, что у парня их много.

— Вот как? Любопытно. Что-нибудь можешь добавить от себя? — Посмотрим, что расскажет вездесущий сенбоносец.

— Ямато… Добрый, но скрытный малый. Говорят, что в детстве над ним Орочимару провел бесчеловечный эксперимент по приживлению генов Первого Хокаге. Так ему и достался мокутон. И, хотя его пригрел Третий, я бы не сказал, что Тензо был в фаворе. Его больше опекал Хатаке, и у них до сих пор дружеские отношения. В связях со старой гвардией и Корнем мною замечен не был. Я бы на него положился, но решать вам, — отрапортовал джонин. Ну, в принципе, все так и есть. Судя по личному делу и выполненным миссиям, парень достаточно силен. В минусах стоит только реакция на алкоголь. Хм, интересно ниндзя пляшут по четыре штуки в ряд…

Выкладки из госпиталя указывали на непереносимость спиртного. Вернее, на явно выраженную меланхолию с осложнениями при употреблении крепких напитков. С осложнениями? Это как? Но в деле больше ничего не было, так что придется интересоваться в медицинской карте. А пока не помешает поговорить с товарищем лично.

— Генма.

— Да, Цунаде-сама?

— Тензо вызови. Чем быстрее, тем лучше. Он же не на миссии?

— Нет. Семь минут вас устроит?

— Вполне.

И действительно, ровно через означенный отрезок времени входит слегка растерянный Буратино, а в дверном проеме стремительно мелькает ширануевская тень. Какой у меня классный помощник! Исполнительный… Еще бы обижался не так часто. М-да. Зажралась ты, мать…

Глава 28

Перед моим столом навытяжку застыл крепкий парень среднего роста в маске АНБУ с ежиком каштановых волос. Так вот ты какой, северный олень… В смысле, брат по Кеккей Генкай. Под моим изучающим взглядом Тензо слегка ежится, но быстро берет себя в руки.

— Добрый вечер, Ямато. Будь добр, сними маску, — откидываюсь на спинку, продолжая внимательно рассматривать джонина. Тот без слов отщелкивает крепления и кладет фарфоровую разрисованную морду мне на стол. Обычное лицо, ничем не выдающееся. Правильные черты портила некоторая безэмоциональность. Но это, скорее, профессиональное для всех АНБУшников. Единственное, что сразу запоминалось — абсолютно черные большие глаза, как у совы.

— Итак, я тянуть Кьюби за пятый хвост не буду, поэтому сразу объясню, зачем тебя сюда притащил Генма. Я просмотрела твое дело, — кивнула на папочку, все еще лежащую передо мной на столе. – В общем, твои способности и личные качества меня устраивают. Поэтому для тебя есть задание. Итак, как ты должен уже знать, я приняла опеку над Наруто Узумаки. И теперь нужен верный человек, что присмотрит за этим ходячим ураганом. Мальчик не должен тебя заметить, требуется невидимый пригляд. Вмешиваться разрешается лишь при явной угрозе жизни джинчурики. Если мелкий сможет справиться сам, не мешать. Сразу он не умрет, Кьюби не позволит, а опыт этому ребенку нужен больше чем кому-либо. Задание понятно?

— Да, Хокаге-сама, — коротко кивнул Тензо. — Если мне придется вмешаться, могу ли я пойти на контакт с подопечным?

— На миссиях нежелательно. Наруто не должен знать, что его опекают. Обидится еще… — На последнюю фразу шиноби тихо фыркнул.

— Еще что-то? — Стоит как деревянный истукан и даже не моргает. Он вообще живой, или это древесный клон?

— Да, в Конохе ты снимаешь маску и общаешься с моим внуком как учитель. — Самый простой вариант присмотра. У мелкого не будет вопросов о новом человеке рядом, плюс за новые техники или приемы он свой рамен отдаст. Хотя рамен, может, и не отдаст…

— Учитель? — От удивления каменная маска на лице АНБУ треснула. Глаза расширились еще больше, хотя куда уж больше-то…

— Да, я приставлю тебя как личного учителя для Наруто. Имя оставишь Ямато. Будешь учить его тайдзюцу, тактике, анализу ситуации, ловушкам, ну и так далее. Всему, что сможешь предложить, — задумавшись, беру в руки фарфоровую маску неизвестного зверя. Собака, что ли? — Только ты будешь его учить нормально, а не как твой семпай. Сам должен понимать, почему именно тебе доверяю заботу о мальчике.

— Я понял, Хокаге-сама. Когда мне приступать? — Перевожу взгляд на Тензо. А ведь действительно похож на Буратино. Вот, например, сейчас ведет себя как образцовое полено. Не двигается, не показывает эмоций. Выражение лица как нарисованное. Может, он еще и не дышит?

— Наруто должен вернуться завтра. Вот тогда и приступишь. — Продолжаю крутить маску в руках. А хорошо над ней поработали, столько фуин-печатей использовано. Впрочем, это стандартный набор, известный еще со времен основателей: для облегчения дыхания, для увеличения прочности самого фарфора — скажем прямо, очень хрупкого материала — и для увеличения угла обзора. Прорези маски не дают достаточного зрительного комфорта.

— Хай.

— И еще. Ты не хочешь подзаработать в частном порядке? — А вот теперь вернемся к нашим баранам. А именно к проекту СПА.

— В смысле? — Какой непонятливый…

— Понимаешь, мне необходимо построить много зданий и деревянных конструкций. Ты со своим геномом просто идеально подходишь для этого, — поясняю свою просьбу. Да, я воспользуюсь своим служебным положением и отправлю сильного джонина в строительную бригаду для генеральской дачи. Но, с другой стороны, я же ему оплачу работу. Да и его специфика очень мне подходит. Впрочем, послушаем, что нам ответят на предложение. — Ну, а об оплате мы договоримся, я думаю. Как миссия А-ранга вполне пройдет.

— А сколько конкретно строить? Если объем будет большим, то у меня не хватит чакры. — Ах, вот в чем ты сомневаешься! Это все уже продумано и решаемо.

— О чакре не беспокойся, ее тебе будут передавать. Так что останется только применять свои знания на практике. — Об этой проблеме я подумала в первую очередь, еще когда только начала разрабатывать план. Мокутон сильно удешевит мне постройку комплекса. Если бы я могла сверкнуть геномом сама, так вообще бы бесплатно справилась. Но пока никто не должен знать о моей запасной обойме.

— Вот как. Что ж, в таком случае, я согласен. Когда я вам понадоблюсь?

— Завтра. Я за тобой пришлю с утра.

— Хай.

— И еще, Ямато. Тебе самому-то это задание не претит? Если не комфортно, я поищу кого-то другого на роль телохранителя Наруто. — Вопрос действительно важный. Мало ли, вдруг мелкий мимоходом наступил на любимую мозоль джонина? И с тех пор последний изобретает страшную мстю?

— Не стоит, Хокаге-сама. У меня нет никаких отрицательных эмоций по отношению к джинчурики, — тут же ответил Буратино. Ага, но и положительных тоже? Ничего, надеюсь, что близкое общение с блондинистым чудом пойдет тебе на пользу.

— Отлично. Значит, завтра тебя жду, и через день приступаешь к постоянной миссии по охране джинчурики. — Убрала папочку с его делом в специальное отделение стола. Повертела в руках маску и протянула обратно Тензо. — Тогда свободен. Только Генму позови мне.

Джонин неторопливо пристегнул маску обратно на лицо и удалился. Удивительно, но Буратино, как хорошее дерево, вытянул из меня весь скопившийся негатив. Скорее всего, сам того не заметил. В результате после его ухода я ожила и разулыбалась. Буквально через пару минут в кабинет забежал взмыленный Генма с какой-то стопкой бумаг. Стоит ему два оклада выдавать. За телохранителя и за помощника. Мне нужен секретарь, просто кровь из носа. От таких нагрузок Ширануи скопытится через недельку. О, надо бы его обследовать на предмет застарелых ранений и тому подобного. В конце концов, сей индивидуум мне нужен здоровым и, по возможности, веселым — а не умирающим лебедем, забывающим по дороге свое имя. Не думаю, что его Третий так же гонял, как я…

Ширануи с тоской в глазах протянул мне папку с новым договором и письменными претензиями от подрядчиков, занимающихся дворцом. Почитала, посмеялась. Накатала ответную бумажку. Заметив, что с этим делом я уже разобралась и запечатываю, джонин протягивает мне стопку писем… Оказалось — официальные ответы остальным каге. Бегло просмотрев их и не найдя, к чему придраться, каждое подписала и пропечатала большой печатью. Вернула обратно Генме, добавив в стопочку личное послание Райкаге. Генма покрутил письмо в руках, борясь с острым приступом любопытства, но все же не решился спросить о его содержании. Ничего, думаю, он как-нибудь заметит мою рамочку с теплыми пожеланиями Эйя. Тогда сразу поймет, какой примерно ответ я могла написать владыке Облака. С корреспонденцией закончили. Это все, что нужно передать с курьерами.

Кстати, о курьерах. Попросила Генму выделить десяток чунинов для постоянной работы именно посыльными. Пусть будут слабенькими, но чтобы их умений было достаточно на разнести по Конохе необходимые документы, отбиться от обычных бандитов и дать сигнал дежурным АНБУ при других проблемах. В конце концов, есть люди, которым нравится сидеть за бумажками, а есть те, которым нравится бегать. Вот и пусть бегают. Генма покивал и записал мои указания в блокнот.

— И еще, ты так и не принес мне списки с действующими миссиями. Я тебя просила на совете, — неожиданно вспомнила я.

— О-о-о, — только простонал в ответ парень и закатил глаза.

— Чего так жалобно стонешь?

— Ксо, я забыл их забрать у Дзинуши. А он уже ушел… А если поискать в его каморке? – М-да, вот вам и подтверждение моих мыслей. Генма тоже человек. И может что-то забыть…

— Не стоит. С чего это он так рано свалил?

— Он работает только в утреннюю смену, а по вечерам помогает в пекарне своих родителей. — Ну да, многие чунины крутятся как могут, чтобы обеспечивать семьи. Ясненько.

— Ладно, тогда оставим это на завтра. Иди, отнеси курьерам что есть. — Генма промолчал, забрал готовые документы, пропечатанные письма и смылся в курьерскую.

Ушел, вздыхая. Странно: вот как только у меня настроение повысилось, так у него оно тут же упало. Или это у него барометр неприятностей так срабатывает? Подумать о светлом мне не дал легкий стук в дверь и протиснувшийся за этим АНБУ с большими пакетами. Лис безмолвно подошел к столу и сгрузил на него свою ношу. Так, в одной сумке, судя по всему, заказанная мною еда, а во второй необходимая бытовая химия.

Глянула на что-то ищущего в кармане мужчину. М-да, дожила… АНБУ ходит мне по магазинам. Я-то, наивная, думала, что Генма какого-нить чунина пошлет, не сильно занятого. А вот оно как вышло… Или это его утреннее наказание продолжается? Пока я рассматривала содержимое пакетов, Лис наконец-то нашел то, что искал. Это оказалась сдача. Мрачно смотрю на мятую бумажку и несколько монеток. И ведь не скажешь ему: «Оставь себе». Обидится. Молча забираю деньги и благодарю за работу. Джонин коротко кланяется и уходит.

Так, пока мне никто не мешает, ставлю барьеры и несу один из пакетов в свою секретную каморку. Расставляю по местам разнообразные чистящие средства. Завтра с утра пошлю сюда клона, пусть уборкой занимается. Возвращаюсь на рабочее место, вновь обеспечиваю доступ персоналу, деактивируя печати. Сумку со съестным тихонечко заталкиваю под стол. Чтоб не было видно. Продукты придется тащить домой: пока здешний холодильник представляет из себя биологическое оружие массового поражения, я в него ничего загружать не рискну.

За окном уже наступили сумерки, поднялся легкий ветерок. Хорошо, земля остывает, спала дневная духота. На востоке уже были видны первые звезды, когда тихо скрипнула дверь, и в нее вошел «одноглазый Джо».

— Доброго вечера, Цунаде. — Охренеть, как я счастлива… Вот не было печали! Не ожидала я тебя сегодня. Думала, есть еще пара дней в запасе. Что ж, придется вертеться.

Чекист всея Конохи, тихо постукивая палкой, с неспешным достоинством направился прямиком к моему столу. Генмы в обозримом пространстве не ощущалось. Отослал, что ли? Да наверняка… Скотина. И без табуретки. Нет, дядя, даже не надейся, в теплое удобное креслице не пущу. И на стол мой ты своим престарелым задом умащиваться не будешь.

Неожиданно пришел знакомый всплеск чакры. Со второго этажа прямо под кабинетом, где отдельная административная комнатушечка была, пока ремонт не начался. Вот там-то и затихарился Ширануи. Стукнула пяткой по полу под столом:

— Генма, кресло из малой приемной принеси!

Ощущение чакры пропало, сместившись куда-то на лестницу. Секунды через две раздался стук, и виноватая моська помощника просунулась в щелку:

— Хокаге-сама? — И весь вид такой заискивающий-заискивающий. Можешь не париться, Генма, этот театр на старика не подействует. Он тебя насквозь видит. И биографию твою лучше тебя знает.

— Заноси. И чаю нам сообрази. Сама заварю – кипяток тащи и поднос с чашками. — Держись, дед, сейчас устроим чайную церемонию.

— Слушаюсь, – и шустро метнулся обратно, аккуратно прикрыв за собой дверь.

Тяжелый, нехороший взгляд ввинчивался в меня все это время. Что, тоже мерку для гроба снимаешь? Ну-ну. Свои предоставить не забудь. Это было бы весьма любезно.

Появился идущий на цыпочках Генма. Поставил поднос, поклонился нам обоим, дождался моей отмашки и свинтил обратно.

— Барьерчик не поставите? — предлагаю гостю незваному начать партию. Смерив меня еще одним взглядом, Шимура снизошел и активировал технику против подслушивания.

— Спасибо, – киваю и активирую свои печати. Теперь кабинет почти безопасен. Меня все так же нагло сверлят. Убираю все оставшиеся на столе бумажки в верхний ящик, передвигаю поднос на середину, снимаю крышечку с чайника, картинно дав убедиться, что там только вода и ничего, кроме воды. Рожа Данзо каменеет. Споласкиваю чашки, ставлю кверху донышком… Неприлично. Очень. Ну и что с того? Насыпаю чайный порошок, заливаю, коротко взбиваю венчиком, разливаю по чашкам. А это уже вообще против правил. Зато вкусно.

— Ты нарушаешь все приличия, — наконец-то отмерз почитатель традиций.

— Мне нравится. А кроме вас этого все равно никто не видит. — Ага, я такая невоспитанная девочка. Данзо смеривает меня очередным тяжелым взглядом весом в могильную плиту, но чашку все-таки берет. Замечательно.

— Ты повзрослела. — Это комплимент? Или пожелание сдохнуть?

— Спасибо. — В Молчании пьем. Да, именно так – в Молчании.

— Данзо-доно, давайте не будем здесь и сейчас разводить чайную церемонию: я знаю, что вы знаете, вы знаете, что я знаю… Это все, конечно, очень хорошо и волнительно, но сути дела не меняет. Да и вообще, не особо к делу-то относится. — Данзо многозначительно не двигался и молчал. Хм, что ж, продолжим. — А вот как педагога и методиста я вас уважаю, невзирая на всю мою личную неприязнь к вам, как к человеку. Поэтому, пользуясь случаем, я бы хотела прояснить некоторые моменты…

Ну да, если наглеть — то сразу и вконец.

— Ты так уверена в своих силах? — острый взгляд в мою сторону.

— Собственно, а почему бы и нет? Кому нужны внутренние разборки при внешней нестабильности? — пожимаю плечами и делаю очередной глоток. Да, я вот вся такая беззаботная. Данзо снова замолчал, прикрыв глаз. Ладно, играем дальше. — И потом вы, в общем-то, необходимы деревне. Равно как и я. А взрослые шиноби не дерутся в песочнице из-за деревянных сюрикенов…

— У тебя странные примеры, — перевел на меня равнодушный взгляд старик. До этого он изучал молекулярный состав чая в чашке.

— Возможно. Только давайте не будем сейчас по примеру Хирузена долго и вдохновенно вещать о воле Огня. Ведь не будем же? Так бездарно тратить время.

Данзо допил чай и проскрипел:

— Я пришел поговорить о деле.

— И это замечательно! – Угу, если не знаешь, как быстро и без лишних хлопот отправить врага на тот свет, задумайся: а не может ли он принести пользу? А если может, то как его заставить это сделать? В данном конкретном случае проще и выгодней мирно договориться, основываясь на каких-то общих интересах. Почему бы и нет? Вооруженный до зубов нейтралитет – это прекрасно!

— Ты забрала себе джинчурики Узумаки Наруто. — Кто бы сомневался, что с этого и начнется…

— Да. — Сверлит. А ты что думал, я тут сразу трелями рассыплюсь? Или отпираться буду?

— Это неосторожный поступок, — возвращает пустую чашку на стол.

— Это обдуманный поступок, — так же отставляю свой чай.

— Старейшины будут против. — Обалдеть, какая новость! Веришь – нет, но мне глубоко фиолетово, кто там еще будет против. Главное, с тобой в первые пару месяцев насмерть не перегрызться. И из-за Наруто в том числе. Пожав плечами, выразительно молчу. Меня опять сверлят мрачным взглядом.

— Что ты собираешься делать дальше?

— Конкретно или по общим направлениям?

— Меня интересуют оба варианта. — Хм, ну я не сомневалась в твоей дотошности.

— Еще чаю? — Вежливо интересуюсь у собеседника. Вежливость — это такая штука, что позволяет вам непонятно и далеко послать оппонента так, чтобы он даже не понял маршрута.

— …Пожалуй, — неожиданно соглашается Шимура. Как же мне пробить эту маску абсолютного превосходства?

Взбивая новую порцию, я равнодушно продолжаю:

— Наруто будет жить со мной. Это решение было взвешенным и более чем здравым. Причин несколько: наше дальнее родство, полное отсутствие у него воспитания и ухода, а так же надлежащих его статусу тренировок… — Да, я пока не уточняю, какому именно статусу. – Кроме того, болтающийся без толку Узумаки создает проблемы и регулярно влипает в неприятности. У АНБУ что – дел больше нет?

— Что касается общих линий, если у вас, Данзо-доно, есть конструктивные замечания или рекомендации по уходу за детьми, я их с превеликим удовольствием выслушаю, — разливаю по чашкам жидкость. Поднимаю голову. — Вам есть что посоветовать?

Молчание. Ставлю чашку перед одноглазым.

— Я подумаю. — Уже хорошо. Киваю. Пригубливаю чай.

— Далее. Я намерена качественно и количественно пересмотреть медицинские услуги. Мне не нравится то, что от сорока до шестидесяти процентов раненых не получают максимально возможное в их случае лечение. Деревня теряет слишком много перспективных чунинов. Воспитать хорошего шиноби – это многолетний труд нескольких специалистов. Он обязан окупиться сполна. Но этого не происходит…

Рожа напротив оставалась все такой же каменной. Может, он сейчас втайне надеется, что я сорвусь, не доведя мирный разговор «двух взрослых боссов» до логического конца, и брошусь в дурную драку? Хай-хай, уже бегу…

— Кроме того, в данной сфере я проведу ряд местных реформ. Например, необходимым является повышение квалификации нынешних ирьенинов и популяризация медицины среди сработанных боевых групп и токубетсу-джонинов. Само собой, это не превратит их в отсиживающихся за спинами товарищей крыс, а повысит общую выживаемость. Вы видите разумность данной идеи?

— Где ты возьмешь столько денег? — наконец-то заинтересовался Данзо.

— О, не беспокойтесь! Было бы желание, а ресурсы как-нибудь найдутся. Для начала можно расширить список услуг. Спрос на Лист резко вырастет, и бюджет на первое время будет покрыт без чудес и усилий.

— Ты говоришь так, будто ты всесильный Шинигами и можешь совершать невозможное. — Тонко улыбаюсь.

— Ну что вы, Данзо-доно! Я не настолько высокого мнения о своих скромных возможностях. Но и Ками милостив…

— Хм. Ками.

Родной, я знаю, какая ты дрянь и параноик. Но я – еще хуже. Стала. Поэтому на время поверю, что отношусь к тебе хотя бы нейтрально. Но троллить и незаметно выбешивать не перестану. Ты у меня еще дойдешь до кондиции, ой дойдешь. А с учетом твоих достижений как теоретика, выжму я тебя как лимон на все сто двадцать процентов вместо положенных ста. Готовься, лжец. Готовься морально, скоро ты станешь моей любимой макиварой. Нежно любимой. Холимой и лелеемой. До срока.

Спокойно улыбаясь, разлила остатки чая и подняла на собеседника глаза:

— Вторая область, нуждающаяся в пристальнейшем внимании, это Академия… Стараниями Третьего она превратилась в сборище малообразованных и крайне бестолковых охламонов, которые за пределами деревни гибнут исключительно по причине собственной глупости и из нежелания перестать лениться и воспользоваться мозгом. Они считают ниже своего достоинства что-либо у кого-либо спрашивать, совершенно не ориентируются в истинном положении отношений между деревнями, и гибнут, гибнут, гибнут… — Первый глоток — самый вкусный. — Это неприемлемо. Должно быть воспитано поколение сильных и преданных. Уверенных в том, что Коноха – это их дом. Надежный дом. Где их с нетерпением ждут и с наслаждением следят за всеми успехами. Вы согласны со мной?

— Корень Великой Конохи был создан именно с этой целью.

— Корня мало. Я хочу сильную деревню. Самую сильную, чтоб ни одна шавка не посмела не то что ногу задрать, тявкнуть! — Чашка хрустнула у меня в руке. М-да, как-то неудобно вышло.

— Прощу прощения за несдержанность. – Скромно опускаю ресницы. Ну что, ты уже начал вестись на мой адский огонь? Я тебя с наслаждением жду.

Сладко улыбаясь, искренне и нежно, продолжаю:

— Данзо-доно, прошу вас, окажите любезность женщине…

— И что же ты хочешь… женщина? — Однако. Неужели маска уже трещит? Нет, показалось…

— Вашей лояльности. — Пока мне нужно лишь, чтобы ты не мешал. Мечты-мечты…

— Ты хоть понимаешь, о чем просишь, Цунаде? – скрипит одноглазый с неизменным выражением легкой презрительности.

— Вы сами признали, что я повзрослела. – Ты же не пойдешь на попятную и не заявишь, что ошибся? А, непогрешимый? – Мне необходима помощь в пестовании новой Конохи, воспитании юных шиноби и пересмотре некоторых заскорузлых архаизмов. Вы же поддержите хрупкую женщину, Данзо-доно?

— Поддержка? Помощь? И кто же тебя надоумил? – Повеяло неприятностями. Ну-ну, мы пока на моем поле, а ты это проигнорировал… Смотри, поздно будет…

— Меня? Надоумил? — фыркаю. — В какой страшной сказке подобное могло бы произойти? Нет. Исключено. К сожалению… Вам от этого становится скучно?

— …

— Данзо-доно… — Скучно тебе не будет, обещаю. Ты об аде молить будешь как о рае, скотина! Улыбаемся, господа. – Вы фактически управляете всей теневой жизнью Конохи.

Ну, это я однозначно погорячилась. И польстила. Не всей. То, что он Хьюг держит за яйца – это да. Наверняка. Но грехов у Конохи мно-ооо-го! Одного Данзо за всем уследить точно не хватит. А если еще и учесть, КАК он себя ведет, его ненавидит почти все население. Ну, кто вообще о нем знает.

– А значит, заказы на убийства нукенинов, сбор геномов и прочие милые сердцу вещи, все это – ваша парафия. Причем очень давно. Поэтому не могли бы вы зайти на неделе со списком дел-заказов? – И сощуренная милая улыбка. Ой, хамлю, ой, хамлю… О, глазик-то выпучился.

— Цунаде. Ты забываешься. — И снова никакой мимики. Может, он себе какой-то препарат колет? Чтобы ни на что не реагировать вообще…

— Нет. Я действительно очень рассчитываю на вашу посильную помощь и мудрые советы. — Зарываюсь. И еще как! Но так хочется! Чтоб ушел и закопался подальше от «чокнутой бабы». И не отсвечивал. Лишний раз. Больше всего просто хочется тебя сейчас с порога аккуратно завернуть. А то нет ни сил, ни желания для моментальной конфронтации. И игра стоит свеч.

— Кроме вышеперечисленных проблем наверняка есть еще… Многие. А времени у меня крайне мало. – Получи, фашист, гранату! Получи и пойми, что тебе дешевле будет меня пока не трогать. Поэтому ты пойдешь дальше дрючить свой Корень и шпионить за всеми подряд, а за мной – в особенности. А я начну искать себе чистильщика и найду! Слышишь, сволочь? Найду, самого лучшего! А ты — как копошился, так и продолжай копошиться в прелых листьях, крот несчастный. И еще: Корень я все-таки использовать буду. Хочешь ты этого или не хочешь, но сейчас или потом, в хвост и в гриву!

— Женщина, ты хочешь, чтобы окружающие выполняли за тебя всю твою работу? – А, ну да. Ты же так давно и упорно метишь в кресло Хокаге. Но все как-то не срабатывает! А тут девчонка приперлась на все готовое, еще и джинчурики подмяла… Так еще дольше бы клювом щелкал, дятел.

— Нет, я очень люблю работать. Причем работать лично. Не зря же я ирьенин. — Тяжко вздыхаю. Вот так. И ведь даже не вру, а только оставляю легкую недосказанность, которая в корне меняет всю суть фразы.

— Ты просишь слишком многого. – О как! А сам-то? Склоняю голову набок.

— Хирузен столько не просил? – Сорвется — не сорвется, ударит — не ударит. Сдержался, но глазом сверкнул яростно. Ладно, не буду тебя сегодня дожимать. А то еще ненароком инфаркт прихватит… Кое-кто потом сильно огорчится.

— Хирузен вообще никогда ничего не просил. – Да ладно! Не верю. Врешь, опять врешь. И этим собираешь на свою голову горящие уголья. Хотя – куда уж больше?

— Но мне вы помочь можете? – Я уже не улыбаюсь. Либо да, либо нет. Решай.

— Нет. – Сам выбрал. Доберусь и вскрою как моллюска. Ждать я умею. Неспешно найду все твои слабости, все изъяны, проскользну незаметно. Это то, что я есть.

— Жаль, — улыбаюсь. Так радушно, что у тебя, поди, зубы свело.

— Ты будешь посылать еженедельные отчеты о проделанной работе… — Ого! Да ты с дуба рухнул, дед. Невежливо перебиваю:

— Нет.

— Нет? – Все та же каменная безэмоциональная рожа.

— Нет. — Данзо проходит по мне оценивающим взглядом, разворачивается и выходит. Попутного ветра в горбатую спину. Зря я, что ли, тут столько распиналась? Жалко только, что уболтать эту скотину до смерти не получится. Эх, мечты-мечты!

М-да, натянутые отношения у нас. Были, есть и будут. Какое-то время. Пока свой стульчик не освободит тому, кто со мной договориться сможет. А уж я сделаю все, чтобы это время пришло поскорее.

Мы поговорили обо всем, понимая, что схлестнуться придется. Рано или поздно. С нахрапу убить этого товарища не выйдет. По крайней мере мне одной будет это сделать очень сложно, попутно можно и пол-Конохи разрушить. Не вариант. Данзо прекрасно видит, что я явно что-то скрываю. Поэтому и свалил обратно в конуру активно пакостить и дожидаться, а не оступлюсь ли где? А мне действительно пора искать чистильщика. Шинигами, дай сил и разумения!

Ну что, подведем итоги битвы титанов? Начнем с того, что здоровья в ответ не пожелала, а просьба о барьере прозвучала примерно как в Бутово ночью избитое: «Сигаретки не найдется?» Затем я проявила наглость, заварив чай как попало, и фраза: «Кроме вас все равно никто не увидит» — толстенный намек на его Корень и предложение о сотрудничестве прямым текстом. «Я знаю, что ты знаешь» — вообще без комментариев… Ну, и песочница и деревянные сюрикены. Еще ниже кланы ткнуть невозможно, почти. Закинула камень в огород Хирузена. Даже нет, не так: много булыжников в огородик Сарутоби. В фоне явно прозвучало невысказанное «ср@ть мне на старейшин, а с тобой как-то договоримся неофициально».

Наверное, что-то получилось. А вот к чему это «что-то» отнести, я пока не знаю. Теперь остается только ждать следующего раунда… М-да. Так, а где там Генма потерялся?

Опубликовать в Facebook
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники
Опубликовать в Яндекс

Поделитесь своими мыслями, оставьте комментарий.

(required)
(required)

Внимание: HTML допускается. Ваш e-mail никогда не будет опубликован.

Подписка на комментарии