Перейти к содержанию

03.01.2013

Годайме Хокаге (Глава 2)

Под катом.

Глава 2

Вернуть Орочимару в строй действующих шиноби было непросто. Пришлось проделать несколько достаточно изнуряющих процедур с использованием медицинских печатей. В процессе чуть не узнала на собственной шкуре, что такое чакроистощение. Медленно, но верно я выращивала новые нервные окончания и чакроканалы в руках, потом восстанавливала ткани. Муторное и кропотливое занятие. Кабуто постоянно вертелся рядом и помогал по мере сил. Надо отдать очкастому должное — медик он первоклассный. До меня, конечно, не дотягивает. Но у него есть все шансы стать со мной на одну ступень. А может и выше. Впрочем, он все это знает. Тем более, на похвалу я не скупилась. Парень меня начал называть сенсеем, а я и не против. Мальчишку надо привязать к себе, чтобы в дальнейшем избежать проблем.

До полного выздоровления Орочимару было еще далеко. Не меньше месяца ему придется разрабатывать свои практически новые конечности. Но двигать руками он уже мог. И был этим жутко доволен. Шизуне к лечению саннина я не подпускала. Она девочка чересчур правильная и может что-нибудь сделать во имя высших целей. Не стоит искушать судьбу. Вот придем в Коноху — сдам ее в госпиталь. Пусть там трудится и не капает мне на мозги. Помощник Хокаге должен быть абсолютно верен именно Хокаге, а не деревне.

— Старый друг, есть одна мелкая просьба, — я проводила очередной сеанс терапии над руками мужчины. Да, первоначальное лечение почти закончено. Скоро Орочимару сможет пользоваться руками, как и раньше. Вот только тренировать их придется заново.

— Ку-у… Я уже боюсь спрашивать, что тебе пришло в голову в этот раз, старая подруга, — вернул шпильку лежащий на кровати брюнет.

— Все еще дуешься? Ну подумаешь, напугала. Кто ж знал, что ты боишься призраков, — пожала плечами, продолжая восстанавливающее воздействие медчакрой.

— Я не боюсь призраков, — процедил в ответ Орочимару. Ну да, ну да. Зато визжишь как девица. А дело было в том, что как-то вечером я решила прикольнуться и ввалилась к нему в палату под хенге Третьего, изображая из себя труп не первой свежести, который со словами «Отдай мне свои руки!» медленно полз к кровати саннина. Ну, скучно мне было! Скучно! И воображение у меня хорошее. Кто же знал, что у змея тоже хорошее воображение. Мужчина чуть не упал с кровати. Пришел в себя, правда, он быстро, и меня чуть не прибил за издевательство, пока я хохотала на полу. — Так что же тебе надо в этот раз?

— Там, вроде как, к тебе Саске должен скоро придти… — забросила я пробный шар.

— Откуда? Хотя, последнее время ты демонстрируешь просто изумительную осведомленность во многих вещах. Хорошие у тебя источники информации. — Правильно, лучше пусть считает, что у меня развернутая сеть шпионов.

— Стараюсь. Так вот, парень рано или поздно постарается тебя кокнуть. Он в курсе, зачем тебе нужен, и его это не устраивает. Его мечта — убить Итачи, а тот и рад. В общем, либо ты занимаешь его тело, либо убиваешь. Мне перпендикулярно. Но парень не должен больше никогда мелькать у меня на горизонте. — Все, терапия на сегодня закончена. Можно звать Кабуто, чтобы тащил обед для Орочимару. Не забыть бы проверить, все ли правильно запомнил очкарик, чтобы восстановление конечностей у саннина шло прежними темпами.

— Ты так просто откажешься от шарингана? — Мужчина повращал кистями, пошевелил пальцами, проверяя мелкую моторику. С каждым днем все лучше и лучше. Я — гений!

— Да я лучше с Итачи договорюсь, чем с этим мелким мстителем. Старший в его мозгах так покуролесил, что у младшенького там мыслей кроме «Получить силу» и «Убить Итачи» — нет. Да и ты прошелся коваными сапогами по его душонке. Проводить психокоррекцию при таких условиях не рекомендуется. Проще избавиться от возможных проблем. А их количество и качество при данных вводных огромно — никакой Кеккей Генкай не затмит собой вероятные последствия. Я предпочту лишиться могущественного клана, вернее крохотного, стремящегося к отрицательному значению, шансу его восстановления, чем обреку себя и деревню на возможную войну с сильным и безумным противником. — Теперь надо убрать материалы подальше от любопытных глазок Шизуне. Девочка она хорошая, но слишком правильная. И уже косо смотрит на мои отношения с Орочимару.

— Я тебя понял. В любом случае, парнишка мне понадобится непосредственно перед сменой тела.

— Не забудь известить меня, когда твои подручные придут в деревню за мальчишкой. Пусть лучше все спокойно пройдет, и мне не придется жертвовать своими людьми. Свалите по-тихому, а уже потом, когда будет поздно догонять, я разовью бурную деятельность по поимке сбежавшего Учихи. Разумеется, с нулевым результатом. И к твоему ритуалу никто не опоздает. — Да, если смену тела Орочимару удастся провести сразу, то я вообще избегаю многих проблем. Лучше иметь психованного друга, который тебе благодарен, чем одержимого местью мальчишку.

— Ты стала страшным человеком, — одобрительно хмыкнул брюнет. Да, я вообще зло мирового масштаба!

— Так или иначе, теперь я — политик. Вернее, я учусь им быть. И ты прекрасно знаешь, что тут нельзя остаться белым и пушистым. И еще, постарайся не убить Итачи. У меня планы на старшего Учиху. А ведь он придет за твоей жизнью, когда узнает, что ты поглотил Саске. — Ну вот, все убрала по тайникам. Кое-что запечатала в свитки. Теперь я чиста пред законом.

— Уверена, что сможешь его уговорить?

— Всегда есть варианты. — Если у Данзо выковырять глаз Шицуе, то по-любому уговорю. А ты мне в этом поможешь. Орочимару хитро ухмыльнулся. Похоже, мы подумали об одном и том же. Но если с Итачи проблем будет больше, чем прибыли, то и его смерти я мешать не буду. А так, вылечить можно практически все…

— Скажи, а почему все-таки «Свобода»? — вдруг перевел тему мужчина. Это он о чем сейчас? А! Про Кандзи на моем хаори. Два года назад, в связи с коренным изменением личности и моя внешность претерпела сильные перемены. Да, на себя прежнюю я не сильно похожа. Волосы теперь убраны в высокий хвост, из одежды я предпочитаю черные, кожаные штаны и футболку, сверху темно-синее хаори, а на ногах удобные сандалии на плоской подошве. Ничего лишнего, ничего напоказ. Ну и оружие теперь всегда ношу с собой. Два чакропроводящих куная ждали своего часа на поясе и стандартная сумка шиноби на правой ноге.

— Как тебе объяснить. Свобода — недостижимая цель, конец. — Святое дело, загрузить ближнего своего. Я вновь села на стул рядом с кроватью. В ногах правды нет.

— Погоди. Но ведь сейчас ты свободна. Живешь как хочешь, делаешь что хочешь… — удивился мужчина. Ах, если бы все было так просто, Орочимару. Мне кажется, ты просто не очень задумывался об этом. Был весь в достижении своей цели.

— Нет. Человек никогда не свободен. Мы постоянно находимся в рамках. Самые очевидные — семья, друзья, клан, государство. А если ты разрушишь эти границы, то упрешься в новые, гораздо крепче. Те, что человек ставит себе сам. Мораль, сила, время, ответственность, долг, привычки, вера. Человек никогда не бывает свободен. Недаром полной свободой во все времена считалась смерть. — Я заинтересованно смотрела на смену эмоций в глазах старого знакомого. На лице у этой змеи обычно нельзя ничего прочесть кроме легкой издевки.

— Ты хочешь умереть?

— Нет, конечно. Я сама загоняю себя все в новые рамки. Это и есть жизнь.

— Знаешь, ты своей доморощенной философией рано или поздно сломаешь мне мозг, — разродился шипением пациент. Да, мы, женщины, такие странные…

— Зато как красиво звучит! — Я позвала счастливого Кабуто. Парень носился с новыми техниками, как с писаной торбой. Все свободное время отрабатывал, чтобы не подвести своего хозяина. Мне завидно! Где, вот где, в каких краях Орочимару взял такого верного лично ему помощника? Пока саннин ел, мальчишка с него не сводил преданного взгляда.

— Хм, скоро прибудет Джирайя. — Оторвался от риса с рыбой мужчина. Для главы Звука готовил исключительно Якуши. Я и так была занята, а Шизуне мы не очень доверяли. Конечно, яд я выведу любой, но лучше не искушать судьбу.

— Да, пора тебе потихоньку свалить. Я обучила твоего помощника всему необходимому для дальнейшей терапии. Так что не успеешь оглянуться, и твои руки придут в норму. Правда, Кабуто-кун? — Парень радостно закивал в ответ. У него вообще праздник на улице неожиданно случился. Столько всего нового удалось узнать от меня! Да, такой не предаст, пока не предашь его.

— Расскажешь нашему общему другу, что помогла мне по старой памяти? — Орочимару закончил трапезу и передал поднос с посудой медику.

— Зачем в лоб-то признаваться? Мы ли не знаем, как он был беззаветно предан учителю. Лучше скажу ему, что у меня перед тобой был долг жизни. Тут не поспоришь.

Через день мы распрощались с Орочимару и Кабуто очень довольные друг другом. Мужчины отправились обратно в Звук. Прихватив с собой мой генный материал, в простонародье банку с кровью. Пришлось нацедить. Уговор есть уговор. Змей чуть ли слюну на нее не ронял. Маньяк-экспериментатор. Когда гости скрылись, Шизуне радостно вздохнула, как будто дышать одним воздухом со змеиным саннином для нее было тяжко. Все-таки девочка пока не понимает, что такое «надо». И давать ей шанса понять, я не собираюсь. Ученица отправится руководить госпиталем и не будет мешаться мне под ногами. Еле удалось отбрехаться от ее вопросов «Зачем я помогла врагу деревни?». Пришлось сослаться на давний долг и все такое. Вроде, проглотила и такое объяснение.

И вот, за вечерним чаем и посиделками с Тонтон, вызывая у меня чувство дежавю, передо мной на крыльце предстали двое. Учитель и его ученик. Что-то не в ту степь меня потянуло.

Опубликовать в Facebook
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники
Опубликовать в Яндекс

Поделитесь своими мыслями, оставьте комментарий.

(required)
(required)

Внимание: HTML допускается. Ваш e-mail никогда не будет опубликован.

Подписка на комментарии