Перейти к содержанию

31.12.2012

Ястребиный глаз (Главы 18-21)

Под катом.

Глава 18

(1912 год, Централ)

Снова шумный и суматошный Централ. Жизнь в Ист-сити все-таки более размеренная, даже деревенская, по сравнению со столицей. Будет жаль переезжать в этот чокнутый город. А ведь придется. Как шефа повысят, так и нас переведут вместе с ним сюда. Подобные разговоры, кстати, уже идут. Высокие чины, разумеется, не в восторге от быстрого карьерного роста молодого полковника, но сделать ничего серьезного не могут. Местами, конечно, гадят по мелочи, но не более. Мустанг старается пока не провоцировать старичье, а я подтираю мелкие огрехи и прикрываю тылы. Все как обычно.

Мы с полковником только сошли с поезда, приехав сюда на ежегодную аттестацию государственных алхимиков. В этот раз шеф с чего-то потащил меня с собой как сопровождающего. Не знаю, зачем это Мустангу, но мне все только в прибыль. Пока Огненный будет занят своими сверхважными делами, я смогу проявиться на дне рождения Алисии. Хьюз мне башку отвернет, а Грейс еще и добавит, если я солью это эпохальное событие. Да и мне, в общем, хочется повидаться с моими сумасшедшими друзьями. Телефон не дает всех прелестей живого общения. Хьюз, впрочем, регулярно изливает на нас с Роем все подробности своей счастливой семейной жизни. От количества таких разговоров полковник звереет, да и я начинаю искать пистолет. Но все равно, это — мои друзья, и им очень многое позволено. Даже насиловать мой мозг розовыми соплями. Не думала, что так близко сойдусь с кем-то. Однако же вот, и такое случилось.

Оставив Мустанга в штабе полировать звездочки на погонах и вкушать радости общения с руководством страны, я сначала ломанулась по магазинам. Подарки имениннице никто не отменял, да и Грейс надо что-нибудь подарить. Мы с ней не виделись больше полугода. В прошлый раз я приезжала с ней повидаться, когда была в отпуске. Выкроила пару дней на общение с друзьями перед отъездом в Метсо к деду. Пусть и пришлось совершить приличный крюк и потерять кучу времени в поездах, зато я неплохо повеселилась, глядя на эту странную, шумную, но очень теплую семью.

Затарившись кучей насоветованных общительными продавщицами игрушек для мелкой и всякими полезными в хозяйстве штучками для молодой мамаши, я, забив такси коробками с подарками почти до потолка, наконец-то добралась до дома Хьюза. Парнишка-водитель даже помог мне дотащить весь груз до квартиры, заслужив этим хорошие чаевые. Встречала меня сама именинница, сидя на руках папы. Хьюз слегка прифигел от количества принесенных мною подарков, но быстро отошел. Еще бы, ведь его внимания требовала ненаглядная Алисия. Сумасшедший папаша!

Пьянка удалась, слов нет. Хоть было шумно и пришло несколько подруг Грейс с детьми, мы здорово посидели. Ближе к вечеру к нам присоединился Мустанг, решивший сбросить стресс от общения с генералами в теплой дружеской компании. Огненный настолько замотался, что незаметно для всех отрубился, сидя в кресле. И ни крики и визги детей, ни громкие рассказы Хьюза и веселый смех не смогли этому помешать. Полковнику повезло, что компания потихоньку расходилась. Молодые мамашки разобрали своих ненаглядных чад и поволокли по домам. Пара сослуживцев Маэса свалила еще раньше — оба жили в казармах. Посовещавшись, решили не трогать спящего красавца. Меня поселили в свободной гостевой комнате, а Мустангу выпало спать в гостиной на одном из диванов. Проснется – увидит, куда можно приткнуться. Грей уволокла свою дочь укладываться спать, а мы с Хьюзом оккупировали кухню.

— Как там Элрики? — Маэс обеспечил меня горячим кофе. Блин, какой хозяйственный мужик!

— Да нормально. Сейчас выполняют задание в Джирибасе. Там кто-то выдает себя за государственного алхимика. Ну и, как всегда, попутно ищут все, что можно, про философский камень. — Проблемы у Элриков всегда были одни и те же. Мальчишки везде находили приключений на свою пятую точку. Я, в общем-то, привыкла уже, только это стратегическое место приходилось регулярно прикрывать. Парни не любили писать отчеты, я уже не говорю про сдачу финансовых документов по их дорожным расходам. Да и, как я уже упоминала, вежливостью Эд не страдал совершенно, поэтому и жалоб на него было много. Вот мне и приходилось улаживать ситуацию. То там потеряется бумага, то тут поправить слегка. Чтобы в глазах командования Стальной был хоть и бунтарем, но не вызывающим подозрений в неподчинении приказам.

— Философский камень… — протянул Маэс, протирая свои очки. — Легенда. Сказка. Миф. Но эти парнишки упорно ищут.

— Они справятся. Эти дети сделаны из стали высшей пробы. — Как-то слишком буквально вышло.

— Да, я тоже верю в них. — Хм? Однако подполковнику, похоже, понравились братья. Впрочем, неудивительно. Они уже не раз пересекались, так что свое мнение об Элриках у мужчины уже устоялось. Непробиваемая уверенность мальчишек в своих силах и их бьющая через край энергия импонировали не только мне. Вот и Хьюз присоединился к нашему фан-клубу.

— Чем вы тут занимаетесь? — Это на наш огонек приполз встрепанный и чем-то недовольный Мустанг.

— Да за жизнь трем, Рой, — разведчик налил алхимику кофе. — В частности сейчас говорили об Элриках.

— Опять об этом мелком гаденыше… — почти прошипел Огненный. Да, мой босс еще не отошел от последней выходки Эда. Мальчишка по большому секрету поделился с одной красоткой из штаба, что полковник без ума от романтической переписки. Мол, ему очень нравится получать душистые анонимные любовные послания. Мда, кто же знал, что эта дура завалит Мустанга тоннами розовых конвертиков с признаниями, которые, судя по оглушающему аромату, были просто замаринованы в приторных духах. У полковника развилась аллергия на этот запах, и от сумасшедшей поклонницы он начал просто шарахаться. А где только мы не находили эти письма! В кабинете, столовой и даже мужском туалете! Да что говорить, я такой конвертик нашла у себя в ежедневнике, с небольшой припиской передать лично в руки. И как эта девица смогла все это провернуть, да еще в таких объемах? Ее энергию, да в мирных целях! В итоге концы этой интриги, разумеется, всплыли, и теперь Рой активно дуется на Стального за такую подставу.

— Ладно, мальчики, вы тут продолжайте беседовать, а я спатеньки пойду, — я помахала ручкой мужчинам, намыливаясь в сторону спальни. Если я правильно поняла, то сейчас пойдет чисто мужской треп. Не то чтобы я не могу в нем поучаствовать, просто мне очень хочется спать, даже кофе меня ничуть не взбодрил.

— Спокойной ночи, Лиза, — хором послали меня мужики.

Утро добрым не бывает. Меня разбудили громкие визги Алисии. Еще темно? Блин, на часах только пять. В чем дело-то? Вроде девочка уже выросла для непредвиденных ночных подъемов. За стеной о чем-то гудел низкий голос Маэса, периодически его перебивал голосок Грейс. Блин, вот за что не люблю детей, это за их спонтанность. О, вроде затихли. Хорошо, можно спать дальше. Только закрыла глаза, как была тут же разбужена. По мне с веселыми писками ползала мелкая. Как она сюда попала-то? А, кто б сомневался, ее Грейс приволокла. Время… Ого, половина одиннадцатого. Фигасе, я поспала…

— Привет честной компании, — пришлось вставать. Обед уже скоро, а я еще не мыта, не чесана. С чего я так разоспалась-то? — Почему меня раньше не разбудили?

— С добрым утром, Лиза, — Грейс забрала с меня мелкую обезьянку. — Маэс ускакал на работу, Рой с утра не в духе. Умчался недавно куда-то по делам. А я решила, что ты должна выспаться.

— Ну спасибо, если так, — я потянулась. Черт, приятно, когда о тебе заботятся. — Что там у вас ночью произошло?

— А, да так, — женщина замялась немного. — Алисию разбудил разговор мужа с Роем. Ну вот… Пришлось ее снова укладывать.

— Хм. — Что-то темнит подруга. Кухня расположена достаточно далеко от детской, чтобы банальный разговор смог разбудить мелкую. Они орали друг на друга, что ли? Да не, не может быть такого. Ладно, проехали пока, за недостатком информации. — Завтрак будет? Или сразу обед?

— Пойдем, голодающая, — Грейс явно была рада сменить тему. И этим еще сильнее заинтриговала меня. Что же могли не поделить эти два горячих парня? За приятным во всех отношениях разговором и неспешным общением с подрастающим поколением прошел завтрак. Женщина прекрасно готовила, о чем я постоянно ей заявляла. Блинчики! Пальчики оближешь и съешь. Малышка, сидящая рядом в специальном стульчике, регулярно пыталась отнять у меня такую замечательно пахнущую вкусняшку. Ну, дела у четы Хьюз шли прекрасно: Маэс безумно любил жену и ребенка, Грейс лелеяли и носили на руках, с малышкой сюсюкались и баловали. Вот она — идеальная ячейка общества. Нашу кухонную идиллию прервал неожиданно раздавшийся стук в дверь. Молодая мама пошла открывать, ну и я за компанию потопала за ней.

— Сидите, чаи гоняете? — Опа, приперся мрачный Мустанг. Да что опять-то случилось?

— Ага. Доброе утро… — я посмотрела на часы. — Нет, уже добрый день, Рой.

— Лиза, собирайся, у нас дела. — Вот так, с места в карьер. Хм, ну мне не трудно. Накинула мундир, и все — я готова. Чем-то сильно раздраженный полковник вел меня извилистыми путями Централа. Я даже не пробовала интересоваться, куда и зачем, собственно, мы премся с такой скоростью? Казалось, что вокруг Огненного алхимика собиралась темная аура. Нет, мне страшно не было, я и не такое видала, но сам факт подобного настроения начальства напрягал. Ведь если что, то и мне перепасть может. Вон, Хавока регулярно третируют урезанием зарплаты. На меня подобное не действует, уже проходили, но Мустанг человек изобретательный, может что-нибудь и для меня в качестве эксклюзивного пугала придумать. Поэтому улыбаемся и машем — вернее, молчим и делаем постное лицо. Подчиненный должен иметь вид лихой и придурковатый, да? Нефиг еще больше раздраконивать командира. Свернув к небольшому аккуратненькому домику, мы подошли к резной двери с необычным витражным окном. Интересно, кто тут живет. И живет неплохо, надо отметить.

— Заходи, — шеф пропустил меня вперед. Блиии-и-н. Я, конечно, все предполагала, но не то, что меня приведут в бордель. Внутри домик выглядел чересчур вычурно. Богато. Гостей встречал большой холл, отделанный красной тканью, зеркалами, лепниной на потолке, и с барной стойкой напротив двери. Из холла было два выхода, один — это входная дверь, второй — небольшая, обрамленная резным узором арка, ведущая к лестнице на второй этаж. Мой взгляд скользнул по вылощенному мраморной плиткой полу. Хм, а вот и третий. Хорошо замаскированный люк у стены. Заметила я его по более глубоким швам вокруг плитки. Но это я, а обычный обыватель или военный не увидит тут ничего. Тем более, на самом видном месте обычно тайные ходы не делают. Прекрасно, просто прекрасно. У полковника отличные тылы. Окон в зале не наблюдалось. Хорошая ловушка, если заминировать тут все. А я уверена, что так и есть. За стойкой возвышалась монументальная женщина бальзаковского возраста и необъятных достоинств. Любопытно, зачем Рою знакомить меня со своей тетей?

— Позволь представить тебе мою приемную мать, мадам Кристмас, — благородно поцеловал пальчики даме в бардовом платье и боа Мустанг. Да, такая тетя слона на скаку остановит и оторвет ему не только хобот, но и ноги, и другие выступающий части. Женщина обладала не слишком привлекательным, скорее мужским лицом. Широкий подбородок, маленькие глаза, выщипанные в тонкую линию брови и ярко-накрашенные губы, скажем прямо, не добавляли ей красоты. Но поймав ее внимательный, изучающий взгляд, сразу понимаешь, что все это маска, не более.

— Приятно познакомиться, — я протянула женщине руку для пожатия. Ну не реверансы же мне делать или в щечку чмокать? Руку проигнорировали. Занятно.

— Твой лейтенант недостаточно воспитан, — женщина говорила с каким-то придыханием, слегка растягивая слова. Это был наезд?

— У нее не было столь великолепного учителя, мадам, — с легким поклоном ответил на шпильку полковник, отводя от меня взгляд, скрывая смешинки в глазах. Да нахрена мне такой учитель? Чему она меня может научить? Ноги раздвигать?

— Прошу прощения, мадам Кристмас, но мне по уставу не положено делать книксен или целовать вам руки, — обломись, старая кошелка. Сейчас сыграю вам настоящего тупого военного. Чтоб не расслаблялись. А тебе, Мустанг, я еще припомню эту подставу. Решил развлечься за мой счет? Ща устрою тебе шоу.

— Я к тебе не обращалась, девочка, — высокомерно ответила мне хозяйка заведения, что-то записывая в маленьком блокнотике. Она там список моих недостатков, что ли, составляет? Ух ты! Мда, чувствую, что мы не договоримся с тобой. Ладно, поиграем.

— Запишите — «открывает рот без разрешения». Это одно из самых замечательных моих достоинств. — Получи, фашист, гранату!

— Обязательно, — покивала мадам, одарив меня уже не столь враждебным взглядом. Любишь нахальных? — Мой мальчик, в твоем окружении слишком много тупых солдафонов.

— С точки зрения гражданского индивидуума, рассчитывать среднестатистический коэффициент умственного развития офицеров Аместриса, смешивая в один массив офицерский состав, профессиональных солдат, военнообязанных и призванных на службу добровольцев, так же глупо, как рассчитывать среднюю температуру по больнице. Многие из нас получили отличное академическое образование. Фюрер тому прекрасный пример. Поверьте, армия учит не только ходить строем, горланить песни и стрелять. Будущих офицеров обучают точным и гуманитарным наукам, политике, этикету, танцам. Не каждый «воспитанный» человек может похвастаться такими знаниями, какими может блеснуть выпускник военной академии. Так что слышать от достаточно просвещенной, судя по всему, женщины подобные слова как минимум странно. — Мустанг от моего спича слегка офигел. Мадам же наоборот — как-то странно-добродушно усмехнулась.

— У тебя есть зубки, девочка. Постарайся их не обломать. — Во, тетка дает! Уважаю.

— Это сейчас была угроза? Мне можно начинать стрелять, да? — поинтересовалась у полковника, окончательно этим его добив. А женщина на мой достаточно громкий шепот расхохоталась.

— Вообще-то, я хотел познакомить тебя с мадам, — Рой наконец-то взял себя в руки. — Она мой доверенный человек и в случае чего…

— Я поняла. — Еще бы было непонятно! Связной — он и в Африке связной. Но тете я не понравилась. И это чувство глубоко взаимно!

Глава 19

(1912 год, Централ)

Назад к Хьюзу мы возвращались в напряженной тишине. Тетка Мустанга попыталась на меня нахально наехать. Я, конечно, отбилась, но причина такого наезда осталась неясна. Сам полковник же, судя по всему, все еще пребывал в паскудном настроении, истоки которого также остались в тени. Похоже, пора потереть по душам в очередной раз. Не знаю, который уж по счету это будет сеанс психоанализа.

— Рой, нам надо поговорить, — киваю начальнику на ближайшее кафе. Меня одарили очередным мрачным взглядом, но согласно повернули в нужную сторону. Отлично. С удобством расположившись за столиком, отделенным от общего зала резной ширмой, мы заказали себе по кофе у шустро подскочившего к нам официанта.

— В чем дело? Что произошло у тебя с Хьюзом вчера — ты весь день сам не свой? — Помолясь, приступим к допросу. А ничего тут кофе варят. Даже очень приличный.

— Это неважно. — Э, нет, не пытайся уйти от ответа. Я его все равно из тебя выдеру.

— Давай, колись. Мне осточертело терпеть твое гундосое настроение.

— Лиза… — Мустанг обреченно вздохнул. Да, ты знаешь, что от меня избавиться труднее, чем от клеща. — Хорошо, я расскажу. Мы с Маэсом банально поспорили. И, к сожалению, он выиграл.

— Это все? — скептически вздергиваю бровь. Ой, что-то не верится, что все так очевидно.

— Да, все именно так просто. Я не ожидал и разозлился. Ну, мы поссорились… В итоге разбудили Алисию.

— Знаешь, Рой, я пока — но только ПОКА — тебе поверю и не буду развивать эту тему. Но если дело действительно обстояло именно так, и вы поцапались из-за какого-то дурацкого спора, то извинись перед своим другом. Неважно, кто прав или виноват, но совершенно ясно, что ваша ссора — глупость. — Придется мне пытать вечером Хьюза, а то, сдается мне, этот партизан много о чем умолчал.

Конечно, свершилось чудо, и парни помирились. Маэс, судя по всему, и не злился — это у Мустанга случился приступ человеконенавистничества на почве дружеской ссоры. Впрочем, полковник вечером усвистал куда-то по неотложным делам, предоставив мне шанс доковыряться до истины. Выколупав Хьюза из детской, где он играл в кубики с мелкой, уволокла вяло сопротивляющегося мужчину в гостиную на разговор.

— Что у вас вчера произошло с Роем, отчего он ходит как призрак и готов на всех бросаться с кулаками? — приняв неприступный прокурорский вид, начала допрос «обвиняемого». Сдается мне, что причины растут именно со стороны моего очкастого друга.

— Да ничего такого. Просто поговорили по душам… — Маэс выдержал интригующую паузу. — О тебе…

— Че? — Я чуть челюсть не потеряла от такого поворота. Блин, он опять за свое! — Какой дрянью в этот раз ты набил его дурную башку?

— Сказал, что ты меня любишь. Но, так как я уже выбрал себе женщину, ты теперь страдаешь и будешь вечно страдать, — и этот смертник изобразил демонический хохот. Я счас его убью.

— Нахрена?

— Ну, не только же мне быть счастливым в браке? — Все, ты договорился, гаденыш.

— Я чувствую, что ты хочешь умереть молодым, Маэс? Ща все организую в лучшем виде! Тебя какой гроб устроит? Классический или обитый бархатом? А место на кладбище? С видом на город или лучше в тихом уголке?

От убийства и жестокого расчленения подполковника меня удержала появившаяся в гостиной Грейс. Вернее, она умудрилась меня оттащить от извивающейся в удушающем захвате тушки Хьюза. Гад, мне теперь еще все это объяснять Мустангу. Иначе он так и продолжит на окружающих кидаться.

На следующий день с утра Рой пребывал в неожиданно-благостном настроении, а Маэс щеголял с опухшим ухом. Похоже, разговор с полковником больше не актуален. Хьюз сам во всем признался, повинился и получил за это. Класс. Я довольна, полковник доволен, а очкастый интриган схлопотал по заслугам. Ну да ладно, коль все благополучно разрешилось, я решила погулять. Когда еще мне снова предстоит посетить Централ? Прогуливаясь по шумным улицам столицы, я наслаждалась погожим деньком. В магазины, разумеется, захаживала. Как же без этого? В столице, как в Греции, всегда все есть. Шмотки мне были не нужны, но поглазеть на новинки моды мне это не помешало. Да, как всегда много откровенной чуши, но есть и очень даже достойные вещи. Но все равно, мундир — вечная классика!

После вкусного и обильного обеда в очередной забегаловке, я наткнулась на небольшой, но тихий и ухоженный парк. Сытость и умиротворенность привели меня к скамейке на затененной пустой аллее. Да, расслабиться не помешает, тем более отсюда красивый вид открывается на маленький прудик с кувшинками. Что-то разморило меня знатно. С чего это я так хочу спать? Глаза закрылись сами собой…

— Давай, открывай глазки, красавица! — Что? Где это я? Очнулась я от похлопывания по щекам в каком-то темном холодном помещении. Блин, я в холодильнике, что ли? А будил меня здоровенный мужик. Колоритный товарищ, только вот мне не нравится немного безумный блеск его масляных глазок. Да и мое подвешенное состояние. В прямом смысле я болталась, едва касаясь мысами сапог пола, подвешенная за связанные руки на какой-то крюк. Эпическая сила! Похоже, меня снова похитили! Да что же мне так везет-то? Вокруг, насколько хватало тусклого освещения, я видела лишь качающиеся на таких же крюках свиные туши.

— О, пришла в себя, красавица? — Мужик дал мне время оценить ситуацию и теперь жаждал общения. А что тебе-то надо от Мустанга? Снова его разработки? Как меня это достало… — Позволь представиться, я владелец этой мясной лавки — Барри. Как тебе тут, правда, миленько?

— Барри? — Я слегка припухла. Это, что ли, Барри-мясник? Блииннн. ДА ЧТО Ж МНЕ ТАК ВЕЗЕТ-ТО?

— Да, если ты еще не поняла, юная леди, то я тот самый ужасный маньяк, которого с собаками ищут уже который год. Ловко я всех провел, да? — мужик криво ухмыльнулся. Он что, принял мое удивление за страх? О, боги, он просто не знает, с кем связался! Резать меня надо было, пока я пребывала в отключке. Сейчас я не менее опасна, чем на свободе. Разве что без пушки. Но и голыми руками могу ему глаз на жопу натянуть — развязаться не проблема, тем более что этот придурок связал мне руки не за спиной и оставил свободными ноги.

— Да уж, ты прям гений, — я решила маленько подыграть смертнику. Опасности я не ощущала, значит, можно просто поболтать. Ну, давай, поделись со мной своими великими планами. — Зачем ты убиваешь?

— О! Дай-ка подумать… Наверное, потому что это весело! — И снова безумная ухмылка. Блин, ну вот как его еще не вычислили-то, с таким взглядом? О, товарища пробило на откровения, что ж, послушаем. — Первой я убил свою жену. Она затеяла глупый скандал, и я нарезал ее на красивые кусочки. С тех пор мне хотелось еще нарезать кого-нибудь на такие же красивые кусочки. Снова и снова. Вот я и стал искать людей, которые подойдут для моего маленького увлечения.

— Угу, это очень занимательно, — покивала я. Как все это тупо! С тем же успехом можно было собирать марки. Вечно и бессмысленно. Товарищ нашел себе нетривиальное хобби. Молодец. Слов нет. — Как ты меня вырубил?

— Оценила мою гениальность? — От скромности он точно не умрет. — Это всего лишь снотворное. Я тебя заметил в кафе. В тот момент я выгружал заказанное мясо на кухне. Слегка сдобрить твою еду было проще простого. Ты прекрасна, ты знаешь это? И я покромсаю тебя на тонкие, столь же прекрасные кусочки….

— Да-да, я уже поняла про кусочки… — В который раз судьба меня тыкает носом в дерьмо. Думаешь, что ты самая крутая, Лиза? А вот тебе очередное доказательство твоей смертности!

— Не унываешь? Это хорошо! Я хочу наслаждаться твоими криками… — Мясник отошел к разделочному столу и, взяв здоровенный тесак, вернулся ко мне.

— Объясни мне, как больной на голову маньяк обычному разумному человеку, почему вы, маньяки, так любите слушать крики жертв? — Давай, подойди поближе. И мы с тобой близко пообщаемся.

— Это просто мне нравится! — Все, Барри наконец-то вошел в зону поражения. Срываясь на скорость, подтягиваюсь на веревке и тут же заряжаю с ноги по яйцам этого урода. Нравится тебе такой подход? Пока мужик отдыхает на полу, пытаясь вдохнуть и бережно сжимая остатки своего достоинства, рывком закидываю ноги на трубу, к которой приделан крюк. Легко сняв путы с железяки, мгновенно оказываюсь внизу. Отлично, а теперь пробить придурку в висок, ну и пару раз по почкам. Это за нервы, которые не восстанавливаются. Можно и по печени разок съездить. Или не разок. Ну, три-четыре, думаю, хватит. Только постараться не убить. Этот товарищ еще нужен в будущем. Частично живым. Гы-гы, какая я сволочь. Уф, отпустило.

Ну вот и все. Мужик приведен в бессознательное состояние, и я могу заняться собой. Так, его тесачок прекрасно подойдет для моих низменных нужд. Веревка с рук слетела с первого касания, остренький ножик у Барри. Найдя в кладовке приличный кусок шпагата, начала пеленать своего несостоявшегося убийцу. Так, связав пленному руки за спиной и спутав ноги, для успокоения души еще стянула их между собой, чтобы лишний раз рыпнуться не мог. Отдохни, куколка, а я пойду телефон поищу. Мне нужно позвонить другу. Я, похоже, сделала огромный подарок отделу разведки и его сумасшедшему начальнику.

Как и ожидалось, Хьюз с Мустангом с группой сопровождения в лице незнакомых офицеров и Армстронга ввалились в лавку буквально через четверть часа. И это не зная точного местоположения магазинчика! Вот где скорость — это да. Разведка не зря свой хлеб ест. За это время я перетащила из холодильника в свободное помещение по соседству бесчувственную тушку маньяка, нашла свое оружие, проверила его состояние, надела найденный тут же мундир и расположилась с удобствами у стены. Хорошо.

— Лейтенант! Что с вами? — Первым ко мне подлетел шеф. Разумеется, взволнованное начальство сначала проверило меня на количество и серьезность полученных травм. Пришлось успокаивать.

— Да все нормально, — я вяло отбивалась от попыток меня ощупать. — Да не пострадала я, совсем!

— Точно? — Блин, похоже, Мустанг до сих пор помнит тот случай с моим похищением.

— Точнее не бывает, он просто меня снотворным угостил. На свое несчастье, решил дождаться моего пробуждения, — я еще раз пнула тело. — Вот и дождался.

— Лиза, ты страшный человек, — осмотрев Барри, хмыкнул Хьюз. Да, я такая!

— Да ладно, он сам напросился. Слышали бы вы его грязные предложения! — Как меня достали его «кусочки» за это время! Смотрю, Мустанг тоже добавил телу пару раз ногой.

— Это за грязные предложения, — пояснил мне полковник. Маэс подумал и тоже пнул тушку поверженного врага.

— А это за нападение на офицера.

Дело получило огромную огласку. Еще бы — наконец-то поймали кровавого маньяка, не первый год терроризирующего жителей Централа. На его счету была куча жертв. Естественно, все сливки получила разведка, ну и меня поощрили. Да, можно и так сказать. За обезвреживание особо опасного преступника меня наградили какой-то непонятной висюлькой «За отвагу» и внеочередным званием капитана. Черт, вот и погуляла по парку…

Глава 20

(1913 год, Ист-сити)

Разбирая очередную стопку отчетов для Централа, я неожиданно наткнулась на имя Шу Такера. Вот как… В бумагах давалось полное заключение о проводимых алхимиком исследованиях в сфере химерологии. Упоминалась и созданная год назад говорящая химера. Знаем, знаем, из кого вы таких химер делаете. Неудивительно, что исследованиями этого сумасшедшего заинтересовались в Центральном штабе. Гребаные алхимики с совсем отмороженными мозгами. Вот какими путями бегают их мысли, если в итоге эти придурки кладут под нож своих близких?

— Ты чего, Хоукай? — подал голос сидящий напротив Хавок. Я вопросительно подняла бровь. С чего бы такие вопросы? — Тебя всю перекосило. Что такого прочитала там?

— Да так. Я иногда просто офигеваю с алхимиков и их деяний, — туманно объяснила ситуацию. Лучше спустить на тормозах. Не поймут.

— А… Понятно. Да, я тоже от некоторых государственных алхимиков в шоке. Но мне кажется, — блондин заговорщически подмигнул. — Меньше знаешь — крепче спишь.

— Ага, и дольше живешь, — тихо буркнула я в ответ, но лейтенант услышал и согласно кивнул. Настроение, и так с утра паскудное, опустилось ниже нуля. Хавоку вон хорошо, он вчера мне весь вечер и полночи изливал душу. Рассказывал о своем тотальном невезении в любви. В этот раз полковник, видите ли, увел у него девушку. Нет, я не оправдываю Мустанга. Просто я видела ту девицу, она сама вешалась на шефа, а тот, кстати, ее игнорировал. Так что Хавок просто не понимает, как ему повезло, что эта особа переключилась на более — на ее взгляд — достойную цель. В общем, мне полночи канифолили мозг пьяными бреднями, я из-за этого не выспалась и теперь злая. Да еще и сильный противный дождь на улице. Короче, все против меня!

По-тихому на рабочее место просочился слегка припозднившийся Фарман. А скоро должен был вернуться Бреда из архива. Я послала его туда с утра отнести очередные заверенные документы. К обеду старший лейтенант так или иначе прибежит. Чтоб наш любитель вкусно покушать пропустил прием пищи? Да не бывать такому. А вот Фьюри что-то опаздывал. Опять звонить, выяснять отношения с его маман меня не тянет. Ладно, подождем еще немного. В кабинет зашел Бреда и сунул мне под нос новую стопку отчетов местной полиции. Опять эта тягомотина. Вроде должны за эти годы были понять, что фигню нам подкладывать бессмысленно. Но нет, эти умники регулярно пытаются скинуть на нас висяки.

— Гав! — У меня глюки? Закопавшись с головой в документы, периодически похихикивая над выкидышем эпистолярного жанра начальника полиции, я пропустила, видимо, что-то важное. Поднимаю глаза и вижу напротив столь же удивленное лицо Хавока.

— Гав-гав! — Мне это не нравится. Оглянулась, ну так и есть. Наконец-то появились Фьюри и, похоже, причина его опоздания. Собака. Вернее, забавный такой щен. Чем-то напоминающий лайку.

— Это что?

— Собака, плацентарное млекопитающее отряда хищных семейства псовых, охотятся стаями, — тут же монотонным голосом выдал мне справку Фарман. Вот кому было абсолютно пофигу на происходящее.

— Это я вижу… — процедила я, с подозрением глядя в глаза Фьюри.

— Я все объясню, — тут же заметался сержант. — Пожалуйста, простите. Этого щенка я подобрал сегодня на улице.

— Поздравляю. — Фьюри чуть в обморок не рухнул от моего грозного взгляда. Удержал от этого позорного поступка его, как ни странно, щенок, который снова подал голос.

— Хм, ты собираешься о нем заботиться, сержант? — закуривая очередную никотиновую палочку, спросил подошедший поближе Хавок. Фьюри замялся.

— У меня не получится. Мама будет против. — Я чуть не заржала, аки конь. Блин, мама будет против! Бугага. С трудом сдержав смех, постаралась сыграть грозную себя. Похоже, удалось, ибо Фьюри еще больше сжался, прижимая к себе несчастную псинку.

— Тогда и не следовало его подбирать! — Нет, я все понимаю, но собака… Блин, ведь я люблю этих четвероногих друзей человека, но я еще помню, какая это ответственность. Никуда не уедешь неожиданно и не уйдешь. Кормить-поить надо, да еще и дрессировать! Вот, черт, я попала. Завести какую-нибудь животину я хотела уже давно. А тут канон проявился, неожиданно, но удачно. Решено, беру щена себе.

— Но он так замерз под дождем на улице, бедняжка! — Фьюри, ты че, опух? Меня пытаешься взять на жалость? Так она у меня еще в детстве была удалена хирургическим путем.

— А может, его возьмет кто-то другой? — с надеждой вопрошал парень своих черствых сослуживцев.

— Пф. Я не могу, я живу в казарме, — самоликвидировался Фарман.

— Ненавижу собак! Терпеть их не могу! — это из шкафа раздался голос Бреды. Так вот он куда делся, оказывается! Только вот как он уместился в достаточно узком предмете мебели? Мда, вот что фобия с человеком может сделать.

— Я его возьму, — Хавок взял щенка из рук нашего радиолюбителя и теперь за шкирку держал перед своим лицом, пристально разглядывая, а собачонок забавно морщился от дыма. — Люблю собак.

— Ой, спасибо огромное, лейтенант Хавок! — радостно заголосил Фьюри. Ага, это он еще не знает, что сейчас будет продолжение. Блин, ради этого стоило устраивать весь этот спектакль с суровым начальством.

— Жареная в масле собачатина — пища богов! — индифферентно припечатал напоследок наш специалист ближнего боя. У Фьюри задергался глаз. А из шкафа Бреда раздался хохот. — Их разводят как еду на Востоке. Говорят, что рыжие самые вкусные.

— Найдешь ему другого хозяина, — выдернув пищу богов из рук Хавока, я передала щенка обратно в руки сержанта.

— Эй, я же пошутил! — возмутился любитель экзотической пищи. Я даже где-то поверила, что он серьезно. Но глаза лейтенанта смеялись. Любит он подкалывать нашего самого молодого специалиста. Вскоре Фьюри свалил из кабинета искать любителей домашнего собаководства по Восточному штабу, дав мне возможность снова заняться работой. По идее, скоро должен придти Мустанг со сверхсекретного совещания. Надо к этому моменту подготовить бумаги на подпись как минимум, да и обед скоро.

— Ушел? — наконец-то показался из шкафа Бреда.

— Да, вылазь уже, боязливый ты наш. Страшная огромная собака покинула помещение.

— Тебе смешно, Хоукай. А меня в детстве покусали, — печально вздохнул лейтенант и вернулся на свое рабочее место.

— Да, какую, однако, серьезную психологическую травму ты получил!

После обеда, к которому присоединились вернувшиеся из очередной поездки Элрики, всей шумной толпой мы завалились обратно в кабинет. И успели ко второму акту шоу «Пристрой собаку в хорошие руки». В этот раз над сержантом издевался Мустанг.

— Собака, говоришь? — полковник заинтересованно развернулся к прижимающему к себе щенка Фьюри. — Мне нравятся собаки.

— В самом деле? — радостно воскликнул не ожидающий подвоха сержант. Мустанг ласково потрепал псину по голове.

— И что меня радует в них больше всего, это их верность! Они АБСОЛЮТНО послушны приказам своего хозяина! Как бы ты с ними не обращался, они не жалуются и не просят денег! — все больше распалялся полковник. Эк, мы его достали. Значит, жалуемся и просим денег? Или это он про кого-то еще?

— Истинные слуги человека! Собаки — это здорово! Они мне нравятся! — Мустанг завершил свой спич хохотом, подошедшим злодею какого-нибудь сериала. Жуть какая. На Фьюри было страшно смотреть. Он пытался заныкать псину себе за пазуху, но она туда лезть не хотела. Испугался парень неадекватного начальника. Как же все тут любят издеваться над этим дитем. И я тоже…

— Ты нашел кого-нибудь, кто позаботится о щенке? — обозначила свое присутствие грозная я.

— Э… Мммм… Я… — парень пытался придумать себе оправдание и выбить отсрочку в вынесении приговора.

— Ты никого не нашел.

— Да, мэм, — совсем сник Фьюри. — Я отнесу его обратно, как и обещал.

— Все ясно. Раз не нашлось других желающих, то я… — растягиваю трагическую паузу, чтоб проникся, — возьму его себе. Дисциплина у меня строгая, но справедливая.

— Я же говорил, что она добрая, — тихо шепнул сержанту Мустанг. Не поняла, это что же, сейчас передо мной представление разыграли? Мда. Ладно, надо покормить друга человека, а то собака, походу, с утра не евши.

— Ну, раз псом занялась капитан, то она наверняка его хорошо выдрессирует, — Хавок прошел на свое рабочее место, предоставив мне возможность спокойно заняться щенком.

— Я так рад! — восторженно пищал Фьюри, прыгая вокруг меня. Да уж, сбросил свою проблему на чужие плечи и рад. Щен в этот момент сполз с моих рук с совершенно прозрачными намерениями. Ну так и есть, подошел к стене и сделал лужу. Дрессировать, говорите? Что ж, поступим, как и хотела.

— Ох, — замялся Фьюри увидев такое непотребство. — Схожу-ка я за тряпкой…

Тут я достала пистолет и начала обучать собаку правилам поведения в приличном обществе. Трех выстрелов было достаточно для того, чтобы собака поняла, кто тут вожак стаи. В помещении стало абсолютно тихо. Че это? А, мои сослуживцы все-таки поддаются дрессировке и, судя по лицам, тоже поняли, кто тут главный на самом деле. Злая я.

— Туалет на улице, Черный Хаяте! — А что, мне всегда нравилось это имя! Можно было, конечно, назвать Рексом там, или Тором, но зачем?

— Хаяте… — пропищал Фьюри, находясь на грани обморока.

— Она страшна в гневе… — прохрипел Бреда, по-тихому отползая в сторону. Фарман просто исчез из моего поля зрения.

— Напомните мне не перечить капитану, — передернул плечами Хавок, затягиваясь очередной сигаретой.

— Ужас какой… — Мустанг забился за свой стол и, будь его воля, отгородился бы от меня бронестеклом. Однако, какой фурор я произвела.

Но, кстати, то ли собаки в этом мире сообразительнее, то ли мне достался исключительно умный экземпляр, но Хаяте прекрасно поддавался дрессировке, схватывая все на лету. Он отлично вписался в мою жизнь. Да и когда приходишь домой, а там тебя кто-то ждет… Элрики почти постоянно в разъездах и дома появляются редко. В общем, пора снова задуматься о личной жизни, которая почти год отсутствует. Сбросить напряжение.

Глава 21

(1913 год, Ист-сити)

— Лиза, привет! — Ребекка нагнала меня по дороге со стрельбища. Черт, ну и денек, а? Сверху спустился приказ о сдаче разнообразных нормативов для младшего офицерского состава. Вот мы и прыгаем с полигона на полигон, а осенью обещалось участие в маневрах совместно с Северным штабом. Хвала богам, что не с Бригом. Жуть какая, как будто у нас и так дел нет…

— Привет, что-то давненько тебя не видела, — поприветствовала я подругу. Девчонка она заводная, хотя и не без странностей. Основной идеей-фикс у Ребекки Каталины был поиск богатого мужа. Именно поэтому она регулярно отшивала Хавока, который столь же регулярно подкатывал к ней. Забавно, ведь это не мешало им вдвоем напиваться и изливать друг другу печали.

— Да, я тут закрутилась. Представляешь, я познакомилась с владельцем отеля! Такой представительный мужчина! И он попросил номер моего телефона! — активно начала сливать мне очередную порцию своих похождений девушка. Мы учились в академии на одном курсе. Вообще-то, Ребекка была лейтенантом, специалистом по легкому вооружению, как и я. Но снайпером стать так и не смогла. Неподходящий психотип: слишком порывиста и нетерпелива. На войну она не попала, зато активно наслаждалась жизнью в тылу.

— Хм, надеюсь, что в этот раз тебе повезет. — Это мое стандартное пожелание. Которое, впрочем, никогда не срабатывает.

— Я тоже надеюсь, — девушка достала свою форму из именного шкафчика. — А как твои дела? Я тут видела вас с Роком, хорошо смотритесь вместе.

— Блин, у меня же сегодня свидание… — Ненавижу свидания. Надо идти куда-то, хотя можешь быть уставшей. Одеваться в гражданское и пытаться выглядеть лучше, чем ты есть, делать прическу, мазаться всякой фигней и обливаться дорогими духами. Принимать дурацкий букет, который потом не знаешь, куда деть. Есть выбранную не тобой еду, даже если ты не любишь такую кухню. Отбиваться от чьего-то навязчивого желания погулять при луне, когда больше всего тебе хочется лечь спать и чтобы тебя не трогали. Мдя. Не романтик я, не романтик. Любофф-моркофф не для меня. Все, чего я жду от спутника — поддержки и понимания.

— Как романтично… — счастливо протянула Ребекка, но, увидев мою мрачную моську, осеклась. — Извини, я забыла, что ты не любишь это.

— Да забей, — стягивая волосы в высокий хвост, пожала плечами. — Рок — парень неплохой. С ним весело, и пока он мне жить не мешает.

— Он уже переехал к тебе? — понизив голос до заговорщического шепота, спросила подруга.

— Нет, Хаяте его не любит. Поэтому встречаемся на его территории. — Да, моя псина почему-то невзлюбила парня с первого взгляда и старалась гадить ему по мелочам. Иногда в прямом смысле. В ботинки там…

— Капитан Хоукай, — к нам подскочил рядовой с проходной полигона, — вас вызывают в Штаб.

— Спасибо, — кивнула я пареньку. — Еще свидимся, Ребекка.

— Давай! Удачи, Лиза!

В штабе меня ждал очередной скандал между полковником и Стальным. Эти двое точно нашли друг друга. Каждый раз Мустанг пытается пообиднее задеть Эда, а тот в отместку изобретает все новые экзотические способы поквитаться. Прям дети малые. По-быстрому разрулив ситуацию, отправила Элриков домой. Пусть пишут отчет дома, благо в холодильнике полно еды. Надо не забыть вечером зайти в магазин. Зная аппетиты Эда, можно с уверенностью сказать, что к моему возвращению холодильник будет пуст. Блин, я снова забыла о свидании… Ладно, ребята не маленькие, поймут мое позднее возвращение.

— Слушай, как ты думаешь, кто сильнее: полковник Мустанг или Эд? — Неожиданный вопрос подкинул нашей компании за обедом Хавок. С чего это его пробило?

— Определенно, полковник, — ответил ему Фьюри. Сержанту вообще казалось, что сильнее Огненного никого нет. Но в этом случае, я склонна была с ним согласиться. Все-таки Эд больше боец ближнего боя, и вся его алхимия строится на созидании. А вот Мустанг… Огонь — стихия разрушения, огонь не может ничего создать. Полковник прекрасно бьет как по площадям, так и точечно. В схватке определенно победит Рой. Да и опыт никуда не денется, все-таки войну прошел.

— Нет, Стального со счетов сбрасывать не стоит. Я слышал, что он очень умелый боец, да и алхимией пользуется вовсю, — высказал свое мнение заинтересовавшийся разговором Фарман.

— Думаешь, если дело дойдет до рукопашной, у Эда будет преимущество? — прожевав очередной бутерброд, влез в разговор Бреда.

— Тут весь вопрос в том, дойдет ли до боя на ближней дистанции, — пришлось просвещать народ в возможностях их начальства. — Вы просто не видели Мустанга во время боевых действий. Все, что он показывает на выездах — это так, цветочки. А вот в песках были ягодки. Если полковник будет сражаться серьезно — Эд проиграет.

Похоже, за нашим разговором следило множество любопытных ушей, раз на следующий день по всему Восточному штабу начали бродить самые разнообразные слухи. Куче народу, как выяснилось, было интересно, кто же победит в подобной схватке. Да и посмотреть на боевых алхимиков в реальной дуэли никто бы не отказался. Мда… Вскоре эти перешептывания дошли до полковника, но последний выглядел довольным до безобразия. Такое впечатление, что ему доставляло удовольствие такое внимание к его персоне.

— В последнее время было много разговоров о том, кто сильнее — я или Эд, — неожиданно сам поднял эту тему Мустанг. Я чуть бумаги из рук не выпустила.

— Вам это тоже интересно? — главное — держать нейтральную позицию. Не поддерживая ни одну из сторон. Все-таки оба мои друзья.

— Не смешите меня, капитан. Он — ребенок. Я его всерьез не воспринимаю. И вообще, он вечно шляется черте где, так что никакого соревнования не получится. Жаль, конечно, что я не смогу показать себя публике, но увы. — В кои-то веки полковник занимался своими непосредственными обязанностями без моего напоминания. Удивительно. Это так популярность на него повлияла? А вот и звонок. Даже знаю, кто это.

— Приемная полковника Мустанга, Хоукай у аппарата, — с коммутатора сообщили о звонке из Центрального штаба. Со мной хотел пообщаться Стальной алхимик. Ожидаемо. — Привет, Эд.

— Привет, Лиза. Мы тут зависли. В этом году мне предложили пройти боевую аттестацию, — похвастался старший Элрик. Паренек был доволен, что его высоко оценили. Иначе в штабе не предложили бы устраивать поединок с другим государственным алхимиком. Там все строго. Или ты ученый-исследователь, или боец.

— Отличная новость, Эд.

— Мне предложили выбрать кандидатуру экзаменатора…- Ой, я, кажется, знаю, что сейчас будет. — И я выбрал полковника.

— Одну минутку, Эд, сейчас передам, — я повернулась к все еще размышляющему вслух о своей непомерной крутости Мустангу. — Эдвард прибыл в Централ на ежегодную аттестацию, так что можете попробовать…

— Вы представляете, какой ущерб будет нанесен окружающей среде, если мы, государственные алхимики, будем всерьез сражаться друг с другом? — Мне показалось, или Мустанг пошел на попятную? Боится? Да, но не за себя. Блин, он переживает за коротышку!

— Подполковник Хьюз поговорил с начальством, и нам освободят место на плацу, — продолжал меня радовать по телефону Эд. Пришлось передавать его слова шефу. И тут мое начальство явно заметалось. Не хочется ему драться с собственным подчиненным. Он прав, в общем. Но Эдвард — парнишка упертый, да еще и его босс по жизни подначивает, поэтому получить официальное разрешение на драку с шефом с хорошей возможностью набить начальнику морду для него не большая проблема.

— Нет никакого шанса, что фюрер согласится на это!

— Ты слышал, Эд? — спросила я мальчика.

— Ага, — радостно заявил алхимик. — Но я пойду потрясу подполковника. Думаю, он поможет.

— Удачи. – Что ж, теперь будем ждать еще одного звонка. Для Стального растрясти весь Центральный штаб на разрешение боевой аттестации с огненным алхимиком — не стоящая внимания ерунда. Он как ребенок, воспитанный дятлами. Если надо — всех задолбает.

Пара дней прошла спокойно, отдел занимался своими обычными делами. Но в четверг Мустангу доложили о звонке из Централа. С ним желал поговорить за жизнь сам Кинг Бредли. Я же тихонько похихикивала над изменением выражения лица полковника за время разговора — от серьезности напополам с надменностью до полного офигевания. Да, фюрер не упустил такую замечательную возможность посмотреть на интересующих его алхимиков в действии.

— Собирайтесь в Централ, Хоукай, — положив трубку на рычаг, процедил Мустанг. Эк его приложило! — Фюрер дал добро на проведение моего боя с Элриком. Купите билеты на завтрашний вечерний поезд.

— Когда назначена аттестация Стального? — Мне необходимо узнать, сколько точно дней мы проведем в столице. И надо не забыть позвонить Грейс. Сможет ли она нас приютить на это время или стоит заказать гостиницу? Я не люблю напрягать друзей, но Хьюз может обидеться, если мы проигнорируем его дом.

— На послезавтра. В полдень, — Мустанг устало плюхнулся в свое кресло и потер переносицу. — Чертов Маэс! Сто процентов — это его рук дело. Стальной не смог бы такое провернуть один.

— Вполне возможно, — я согласно покивала, в темпе соображая, куда пристроить Хаяте. Пускать кого-то к себе в квартиру, мне не хотелось. Пусть это даже сослуживцы. Ребекка? Нет, эта вертихвостка может и забыть про собаку. Придется брать с собой – надеюсь, Грейс меня не выгонит. Ну а если и так, поселюсь в отеле. Да еще и всю ночь в поезде трястись…

— Да, я уверен. Он хочет развлечься за мой счет… — К столу начальства стал подтягиваться народ, прекрасно понявший суть происходящего. Зуб даю, что все будут проситься в Централ на шоу «Только один раз! Стальной против Огненного! Спешите видеть!»

— Успокойтесь, сэр. Сколько билетов брать, кто едет с нами? — Я заработала четыре благодарных взгляда от сослуживцев. Да-да, я о вас помню.

— Ох… — полковник на минуту задумался, а потом заметил столпившихся подчиненных. Обвел их взглядом и еще раз устало вздохнул. — Шесть билетов. Группа едет в полном составе.

— Ура, командиру! — бодро гаркнул довольный Хавок, пихая локтем Бреда. Пришлось толстячку отдавать проспоренные деньги.

Опубликовать в Facebook
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники
Опубликовать в Яндекс

Поделитесь своими мыслями, оставьте комментарий.

(required)
(required)

Внимание: HTML допускается. Ваш e-mail никогда не будет опубликован.

Подписка на комментарии