Перейти к содержанию

31.12.2012

Не злите Узумаки! (Главы 35-38)

Под катом.

Глава 35

Сборы много времени не заняли. Я дольше уговаривала Горо-сана отпустить Дейдару с нами. Старик уперся — его внук был единственным оставшимся у него родственником. Поэтому мою идею о путешествии с учителем в страну Огня, чтобы поднабраться опыта, дед сначала принял в штыки, вплоть до рукоприкладства. В меня полетело все движимое имущество в доме: чашки, тарелки, кастрюли, столовые приборы. Чтобы парню не досталось в том числе и от меня, я выперла его на улицу. А то он активно подогревал действия деда своими комментариями. Пришлось объяснить старику, что если бы Дей просто уехал в академию шиноби, то Горо-сан, скорее всего, его больше никогда бы и не увидел. В итоге притихшего от моего воспитательного подзатыльника Дейдару все-таки разрешили забрать с собой. Правда, с условием регулярно присылать письма об успехах начинающего ниндзя и возможностью для деда переехать к внуку, если тот решит осесть в стране Огня. Неприлично счастливый Дей убежал собирать свои манатки, а я потопала следить за своими юными падаванами. А то наберут фигни всякой в дорогу.

Я завещала Горо-сану наш домик — он все-таки получше и попросторнее, чем его халупка. Так что дед остался в прибыли. Прощание вышло быстрым и скомканным. Я известила старосту деревни о нашем уходе и отвалила, оставив Дейдару для последнего напутствия от деда. Пусть попрощаются наедине, все-таки в следующий раз неизвестно, когда они увидятся вживую. Итак, походный ордер в составе четырех человек и клона начал свое путешествие в страну Огня. Нам придется ее пересечь вдоль и выйти к морю у городка Омута, а потом следовать по побережью, добираясь до деревни Скрытого Водоворота. Не пойму только, почему надо было забивать стрелку так далеко.

Наш поход на «Вы» — вернее, на «Них» — проходил спокойно и размеренно. Мы передвигались быстрым маршем, оставляя километры позади. По пути в городах концерты давали. С большим успехом. Ага, вспомнить хотя бы сольные выступления Шукаку в купальнях. Енот, видимо, не оставил дурных привычек, позаимствованных у Джирайи, и в первом же попавшемся нам на дороге городе ломанулся в женские бани. Под Секси-Дзюцу. Правда, у него вместо сексуальной девочки с пышными формами вышла дородная мадам лет пятидесяти гренадерского роста с косой саженью в плечах. Но его это не остановило, а даже наоборот. А теперь вы можете представить, какой фурор среди местного женского населения произвела старушка-извращенка, пристававшая к молоденьким, да и не очень молоденьким тоже, девушкам в купальнях. Это было, как бы сказать помягче-то, феерическое приключение. Здоровенная бабища в одном полотенце, улепетывающая с приличной скоростью от толпы полуодетых теток. Я так не ржала никогда. С балкона своего номера в гостинице, где остановились, мы с детьми и Минато почти два часа наблюдали это незабываемое зрелище. А главное, Шукаку получал от всей этой шумихи реальный кайф. Потому как лыба на миллион ре с его лица не сползала. Третий круг пошел, однако.

— Как думаешь, его отловят?

— Вряд ли. Мне кажется, девчонки сами получают удовольствие от этого кросса, — скептически хмыкнул Минато.

— Возможно, — согласилась я. В конце концов, столько заинтересованных мужских взглядов провожают эту процессию! А девочки специально приоткрывают некоторые свои прелести. Ага, скромницы, блин.

— Мам, а почему Шукаку не убегает всерьез? Я же вижу, что он не использует и четверти своих сил, — влез в разговор любопытный Гаара.

— Думаю, что ему нравится сам процесс, — усмехнувшись, продолжила: — Где еще он сможет собрать бегущую за ним, а не от него толпу полуодетых красоток?

— Да? Я не понимаю этого, — паренек пожал плечами. — Если это тренировка, то она абсолютно не эффективна.

— А если это развлечение, то оно какое-то странное, — закончил мысль брата Наруто.

— Ну, наш тануки тот еще типчик, — я улыбнулась и пошла назад в комнату. Этот бег с препятствиями может еще долго продолжаться.

— Да, с Джирайей они два сапога пара.

— Так это не удивительно, если вспомнить, с кого енот брал пример.

— Мам, а нам помогать Шукаку не надо? — догнал нас с Минато в дверях Наруто. А братец Гаара сверкал глазенками из-за его спины.

— Я могу кинуть в этих девиц бомбочку, — мечтательно закатил глаза Дейдара.

— Вам так хочется навлечь на себя гнев этих фурий? Или хотите прослыть малолетними вуайеристами?

— Э-э-э… Нет, — сын почесал макушку и смущенно усмехнулся. Думаю, слово для него хоть и незнакомое, но смысл, видимо, ясен.

— А если маленькую? — Наш подрывник слишком давно ничего не взрывал. Теперь у него ломка.

— Не стоит, Дей, — я покачала головой. — Оставьте Шукаку развлекаться в одиночестве. Даже Кьюби не пошел ему на помощь. Набегается и сам придет.

— Я не пошел, потому что это неинтересно, — подал голос лис. — Вот если бы мы просто наблюдали откуда-нибудь! А так, мне лень бегать. Это только этот энергичный енот может получать удовольствие от беспорядочной беготни.

— Шли бы вы с ним на пару в бордель развлекаться! — донесла я мысль до Кьюби. — Я уже предупреждала, что с вами будет, если вы мне испортите малышню.

— Так вроде Шукаку мелких не привлекал к своим забавам.

— Я напоминаю вам на всякий случай. Вдруг провалы в памяти или еще что-то…

— Да помним мы, помним.

Через пару недель подобные забеги в каждом встречном мало-мальски приличном городе с купальнями стали меня напрягать. Шукаку всякий раз устраивал родео, получая от этого извращенное удовольствие, а мы просто наблюдали за беготней. В какой-то момент мне все надоело, и енот, пробегая мимо, словил от меня воспитательный хук правой. Так как била я, напитав мышцы чакрой, то от полученной травмы клон развеялся. Чуть позже у нас состоялась эмоциональная беседа, перемежающаяся матерными оборотами на тему приемлемого поведения в общественных местах. Меня раздражала скандальная слава, преследующая нас по всему пути следования. Нефиг внимание лишнее привлекать, даже в угоду некоторым волосатым личностям. Я понимаю, что столько лет сидеть в одиночной камере кому угодно надоест и испортит характер, но, блин, надо и меру знать.

Обогнув Коноху с большим запасом, дабы не испытывать судьбу, мы достаточно резво вышли на побережье рядом со страной Волн — где-то тут будет со временем построен приснопамятный мост имени моего неугомонного сынка. Правда, я сомневаюсь, что он будет носить имя Наруто, ведь я делаю все, чтобы история этого мира пошла по другому сценарию. Портовый городок Омута встретил нас гомоном большого рынка. Местные жители в своем большинстве были рыбаками, живущими за счет морепродуктов. Ну, и непосредственно за их уловом сюда съезжались купцы из многих стран. Вон там мелькнули протекторы страны Земли: видимо, какой-то купец нанял шиноби для охраны. В толпе встречались символики известных и не очень кланов, даже цвета Дайме страны Огня засветились. Скорее всего, тут закупается поставщик кухни Его Величества. Рынок занимал, наверное, полгорода, мы уже с полчаса пробирались между толп и торговых рядов. Эта толкотня выводила из себя, было жуткое желание запрыгнуть на крышу и рвануть по верхам на поиски гостиницы. Но привлекать к себе излишнее внимание мы не хотели, поэтому приходилось, сцепив зубы, проталкиваться сквозь группы эмоционально жестикулирующих и кричащих друг на друга купцов.

Все плохое когда-нибудь заканчивается — торговая суета осталась позади, и мы, наконец, вышли на набережную. Какое счастье-то, когда тихо и малолюдно. А вот и подходящая гостиница! Отель порадовал спокойной атмосферой, негромкой музыкой из ресторанчика и наличием большого свободного номера с видом на море. Ну да, конечно, нукеннинам все лучшее и со скидкой. Мы же отморозки, мало ли что нам в голову взбредет. Одна спальня досталась мальчишкам, вторая — мне. Забросив в номер вещи и освежившись после дальнего пути, мы всей толпой ввалились в местный ресторан. В меню, конечно же, преобладали блюда морской кухни. Рыба, моллюски всех видов, суши, другие морепродукты, даже черепаховый суп, и тот был в наличии. Могу сказать одно — мы оторвались по полной. Морская рыба все же не чета речной, тут и костей меньше, и вкуснее она, на мой взгляд. Малышня от меня не отставала в объемах поглощенной еды. Вкуснятинка, мням-мням…

Как всегда, заказав на десерт мелким кучу сладостей, мы с Минато спокойно разговаривали, попивая кофе. Сейчас у нас вторник, а значит, завтра можно будет ожидать встречи с Итачи. Если он еще ждет меня, и я ничего не напутала. От во всех смыслах приятного общения меня оторвало чужое ки. Слабенькое — неизвестный явно пытается сдерживать себя и не выдать.

— Кто-то желает посмотреть на цвет наших кишок? — не меняя позы и выражения лица, тихо спросил Минато.

— Похоже, — я налила себе еще кофе. — Пока подождем, возможно, это не по нашу душу.

— Вряд ли, — мужчина погасил взглядом кипишение среди мальчишек, которые все-таки тоже почувствовали постороннее внимание. — С нашим-то везением…

— Ладно, мелкие, похоже, у нас тут серьезный разговор намечается. Быть начеку и не лезть под раздачу. Будете работать по ситуации.

Мальчишки синхронно кивнули и продолжили уминать сладости. Молодцы, парни, далеко пойдут. Если не знать, то не заметишь, что за шумной веселой беседой ни о чем и дегустацией местной кухни скрываются цепкие взгляды и боевая готовность. Дейдара, как бы поправляя, переместил сумку с глиной себе под руку; Наруто слегка пробежался пальцами по печатям с кунаями; Гаара же сохранял невозмутимость, только снова затеребил свой хвостик. Я горжусь вами, мальчики. Встретившись взглядом с Минато, я поняла, что восхищаюсь парнями я не одна.

— Думаю, мы воспитали достойную смену, — слегка скосила глаза: наш противник объявился. Невысокий жилистый мужичок средних лет с неприметной внешностью целенаправленно вышагивает в нашу сторону. Хмм… Я его не знаю. Охотник за головами? А где протектор?

— Нам пока смена не нужна, мы еще сами ого-го, — Минато кивнул, мол, понял мое косоглазие правильно. Тем временем враг размеренно приближался к нашему столику. Ого, в руках нападающего появились кунаи. Замахнулся для броска. Быстрый, очень быстрый, но не для нас. Замена — и вместо нас кунаи втыкаются в частично разломанную барную стойку. Кусок за меня, другой за Минато. Ну и мы теперь смотрим на противника с другого конца зала. Мальчишки же просто скрылись за опрокинутым столом.

— Что тебе надобно, старче?

Глава 36

А в ответ тишина. И этот муд… мужественный человек снова нападает на нас. Огненный шар! В помещении! Придурок! Вот что мы ему сделали, а? Краем глаза замечаю, что мальчишки короткими перебежками переместились за каменную лестницу. Молодцы! Поняли, что пока это не их весовая категория. Ресторанчик мгновенно опустел, посетители оценили возможность получения травм всех степеней тяжести, а также ожогов, и решили не искушать судьбу. Ну и правильно, шиноби дерутся — простым обывателям мешать не следует. Рассыпаю по залу кунаи с печатями. А то делать замену на мраморную статую русалки или фикус в горшке не очень охота.

Блин, зараза огнедышащая! Очередным огненным дзюцу вражина таки умудрился поджечь портьеры на окнах. Пришлось срочно вызывать воду и тушить. Нам тут еще жить какое-то время. И желательно с удобствами.

— Уничтожу! — почти плюется этот Змей Горыныч, пытаясь помешать мне управлять водой. Ого, так у тебя и Суитон помимо Катона есть. Вау!

— Интересно, почему? За что ты так нас не любишь? — в отместку запускаю в него кунаями наполненными чакрой ветра. Увернулся, гаденыш. Жаль…

— Вы — шиноби Конохи! — Блин, теперь он сделал замену на водяного клона. Вот же ж, потратила впустую четыре куная! Он что, задницей опасность чувствует? Увидеть летящее в спину оружие в принципе невозможно. Хотя…

— И что? Чем тебе не угодили шиноби Листа? — Минато переместился за спину мужчины. Удар и с вражины слетает Хенге. Опа-опа, срослось чего не надо… Нашим противником был высокий черноволосый парень, в глазах которого горел шаринган. Мать вашу!

— Итачи? — осторожно спрашиваю, с такими психами надо общаться спокойно, а то еще бросятся и покусают.

— А то вы не знали, шавки Данзо, за чьей головой пришли! — рычит в ответ парень. Так, в глаза не смотреть, а то отцукуемит еще. Мне не надо такого удовольствия. На Минато скорее всего не подействует, он все-таки только клон. А вот мне будет лихо. Как там надо сражаться против обладателя шарингана? Смотреть ему на ноги? Неудобно, блин, может, как Персею приобрести зеркальный щит?

— Ну, вообще-то у меня к Данзо тоже есть вопросы… — протянула я, в очередной раз уворачиваясь теперь от водяных пуль.

— Не заговаривайте мне зубы! — юноша явно в истерике. Довели его, похоже. Блин, эта драка может длиться вечно. Нам его убивать нежелательно, а ему не объяснишь, что мы как минимум не враги. Итачи сейчас невменяем. Парня необходимо скрутить и успокоить, только тогда он сможет воспринимать наши объяснения. Вот же, ловкий, зараза — все-таки словила гендзюцу! Что за больная фантазия у мальчишки — меня атакует толпа бородатых гномиков. Или это мое страшно извращенное воображение так повелось на технику Итачи? Прикрываю глаз, активируя печать на лице. Фух, реальный мир вернулся, хвала богам!

— Что будем делать? — рядом материализуется Минато.

— Брать живьем, что же еще? — создаю несколько теневых клонов. Пусть пока Учиха развлекается с ними. — Шукаку, скажи Гааре, чтобы использовал песок. Нам надо спеленать этого шустрика, пока он чего похуже не отчебучил.

— Нам понадобится еще чуть-чуть времени, — пришел тихий ответ.

— Да не вопрос, я его сейчас займу. И главное — обойдитесь без серьезных повреждений!

— Обижаешь.

Слегка попрыгав между собственными клонами, сбивая, заставляя все время держать меня в поле зрения своего шарингана, я банально тянула время. Минато в это время отвлекал внимание метательным железом. Вот поневоле задумаешься о том, что убить гораздо проще, чем взять противника живьем. Как дура трачу чакру и время просто потому, что парень нужен целым, а не по кускам. Еще очень странно, что Итачи ни разу не попытался использовать Аматерасу. Судя по Мангеке в глазах, это не должно было стать проблемой. О, похоже, Гаара начал действовать — по полу зазмеились мелкие ручейки песка. Значит, продолжаем отвлекать Учиху. Есть! Песок неожиданно слился в один поток и молниеносно ухватил Итачи за ноги. Да, за скоростью техники Шукаку пока обладатель шарингана не успевает. И нам это на руку. Бросаюсь вперед, уклоняясь от летящих в меня кунаев с леской, сбиваю брюнета с ног, кладу мордой в пол, выворачивая руки. Отлично. Хрен теперь он что мне сделает.

— Итачи! Успокойся!

— Вы же пришли меня убивать!

— Ты совсем ‘того’? Ты сам мне назначил встречу, между прочим. Я — Кушина Узумаки!

— Не смей меня обманывать, шавка!

— ЧТО-О-О? — Он еще и обзывается! Как же меня этот гений достал! — Я Кушина Узумаки, нукенин Листа. Твой отец перед гибелью оставил для меня письмо, которое ты и обещал передать мне. Каждую среду в городке Омута… Помнишь?

— Кушина-сан? — ептать, меня, наконец-то, опознали! Или врет?

— Я тебе сейчас клановый веер в жопу запихну, если рыпнешься. Это понятно? — надавливаю посильнее коленом. Пусть знает, кто тут главный.

— Вполне, — прохрипел слегка придавленный мною парень. — Я не нападу снова. Можете меня отпустить.

— Ну смотри, я предупредила насчет Гунбая, — освобождаю Учиху от своей тушки и иду к единственному в помещении неповрежденному столу. Итачи встает с пола и, отряхнувшись, идет за мной, не проявляя агрессии. Хвала богам. Сделала знак высунувшимся из укрытия мальчишкам пока не рыпаться. Надо еще проверить лояльность этого бешеного потомка Мадары.

— Кушина-сан, я прошу прощения за свое неспровоцированное нападение, — церемонно кланяясь, начинает парень.

— Почему ты вообще напал? Мы сидели, никого не трогали и даже тебя еще искать не начали… — Минато сел напротив меня. Ух ты! Он добыл в этом бардаке целый и полный кофейник. Да и чашки приволок. Не мужчина — а мечта!

— А вы кто?

— Ну, как тебе сказать, я типа Минато Намикадзе, — пожал плечами блондин.

— Вот не надо мне врать, Четвертый Хокаге погиб! — полыхнул праведным гневом обладатель шарингана.

— Можешь не верить. Но именно мое сознание в этом клоне. Так почему ты напал?

— Поэтому и напал. Я живу в этой гостинице с братом. А тут объявляются шиноби из Конохи, и один из них ходит под Хенге Четвертого Хокаге. Я подумал, что бойцы корня все-таки пришли за нами. — Итачи стало стыдно, судя по румянцу.

— Параноик, — я поставила диагноз смущенному Учихе. Мдя, это он, конечно, хватил через край. Видимо, парень сорвался от постоянного напряжения. — Скажи, а почему ты не использовал Аматерасу?

— Откуда???

— Ну, скажем так, в свое время меня Фугако просветил о некоторых возможностях вашего кланового дзюцу. — Правильно, валим все на мертвых. Все равно они оправдаться не могут.

— Наверху спит Саске, а черный огонь не управляем, — буркнул в ответ Учиха. Как, однако, все просто.

— Ладно, забыли этот инцендент.

— Спасибо, Кушина-сан, — вновь поклонился брюнет. Он все еще не верит, что перед ним Минато. Ну, не буду разубеждать. Пусть считает, что мне нравится ходить в компании своего клона с внешностью покойного мужа. Вот такая я затейница. Гы.

— Не за что, оплачивать тут ремонт будешь сам! — А я что, я ничего! Мы тут совсем не виноваты. Не я огнем пулялась как недобитый дракон.

— Да я понял уже…

Обладатель красных глазок рассказал нам правду об истреблении своего клана, так сказать, из первых рук. Да, Данзо знатно лоханулся с исполнителями. Толпа его сторонников, конечно, изрядно погуляла в квартале Учих, но вырезать всех подчистую не смогла, да и бойцов Корня шиноби со знаком веера на одежде проредили качественно. Все-таки обладателей шаринганов в клане было достаточно много. Получился фактически размен равнозначных фигур на шахматной доске. Но помимо технического выигрыша Хирузен с сотоварищами получил еще и нехилую оппозицию в лице кланов после огласки произошедшего. А Итачи и Саске — единственные выжившие из главной ветви. Возможные лидеры. Их устранение было предрешено. Остатки клана не смогли бы обеспечить им защиту. Поэтому-то Учиха, прихватив брата, сбежал из деревни.

Мои мальчишки, что присоединились к нашим посиделкам на развалинах ресторана, внимательно слушали рассказ красноглазика. Правильно, им полезно узнать и такую нелицеприятную правду о политике, раз уже у них мечта стать Каге. Пусть задумаются.

— Итачи-кун, ты мне сообщил про какое-то письмо от Фугаку-сана. Оно с тобой?

— Я сейчас его принесу. Письмо в моем номере, — Учиха величаво проплыл в сторону лестницы ведущей на второй этаж. Мда.

— Что скажешь? — повертев кружку с остывшим кофе в руках, я поинтересовалась у Минато. Было желание бросить что-нибудь в стену, чтобы спустить пар.

— Они заигрались, — глухо ответил мне мужчина. Да, я тоже зла черезвычайно. — Этих бешеных собак необходимо остановить. Иначе от деревни мало что останется. Я уже даже не говорю о боевой мощи Листа.

— Согласна. А вот и Итачи с братом, — я кивнула на спускающихся парней. Саске… Красивый черноволосый мальчик с пустым взглядом. Сломали тебя события в клане? Мдя, как же быть? Таскать за собой детский сад? — Минато, я прошу тебя не лезть в разговор. Учиха тебя не воспринимает как личность. Не стоит его нервировать.

— Хорошо, — кивнул мужчина и прикинулся ветошью.

— Позвольте представить вам, Кушина-сан, моего брата Саске, — Итачи снова церемонно поклонился. Достал меня уже своим этикетом!

— Здравствуй, Саске-кун, — я тепло улыбнулась мальчишке.

— Приветствую вас, — надменно ответил ребенок, вогнав своего брата в краску. Прям снизошел с небес для разговора. Такая гордыня! Откуда? Я внимательно изучала лицо паренька. Нет, этот мальчик отнюдь не сломлен гибелью семьи. Он хладнокровен, властолюбив и заносчив. Как ЭТО воспитали вполне дружелюбные Учихи? Боже ж ты мой, как надо разбаловать ребенка, что из него выросло такое? Краем глаза заметила, как скривилось лицо Минато. Ему тоже неприятен черноволосый мальчишка. Пока Итачи пытался как-то сгладить первое впечатление от общения с его братом, Саске соизволил начать разговор с моими мальчишками. Наруто все равно с кем болтать, ему важен сам факт общения. Даже если его посылают открытым текстом, сын не унывает, насильно втягивая собеседника в разговор. Гаара больше слушает, чем треплется, постоянно анализируя ситуацию, вычленяя главное, составляя психологический портрет оппонента. В этом ему сильно помогают биджу — опыта у хвостатых много. Так что скоро наш аналитический центр выдаст свое резюме по психотипу младшего Учихи. А вот Дей… У Дейдары сильно развита интуиция. Парень чувствует людей на уровне инстинктов. Очень показательно, что сейчас блондин даже не пытается вступить в беседу и слегка отодвинулся от стола. Значит, не понравился тебе Саске. Стоит задуматься.

— Нии-сан, ты должен научить меня ниндзюцу. Вон даже эти слабаки уже знают несколько техник! — подал голос Саске. Итачи уже готов провалиться сквозь землю. Да, ну и братец у тебя! Малолетка еще свой шаринган не пробудил, а туда же — слабаки все вокруг!

— Прекрати, Саске! Эти парни могут раскатать тебя тонким слоем! Не смей позорить клан! — Ух ты, все-таки достал брата, раз Итачи повысил голос. Мда, пороть надо Саске два раза в день вместо еды! Таков должен быть твой путь ниндзя, Итачи.

— Если бы ты лучше учил меня, нии-сан, я бы не позорился! — Фигасе оборот. Это какими же заковыристыми путями ходят твои мысли, Саске?

— Простите моего глупого маленького брата, Кушина-сан. — Опять поклон. Да что ж такое! — Вот письмо, что оставил отец для вас.

Хорошо, почитаем. Я вскрыла свиток и углубилась в заковыристые дебри аллегорий, написанных твердым почерком Фугаку. Что сказать, мне напоминали о данном давным-давно обещании позаботиться о последнем представителе клана. И хотя Фугако явно имел в виду Итачи и Саске, у меня сейчас был выбор поболее. Ведь в Конохе остались еще живые представители клана красноглазиков. Если честно, то я просто не хочу иметь дела с этим маленьким монстром. А Итачи слишком любит своего брата, чтобы перевоспитать его. Да я и не уверена, что такое в принципе возможно. Если уж у этой пузатой мелочи хватает наглости обвинять своего отца и мать в слабости! Они, видите ли, были слишком хилые, чтобы дать отпор нападавшим. А то, что они отдали свои жизни за него, это так и нужно! Гаденыш.

— Кушина, не стоит так беситься, — связался со мной Курама. — Он другой. Его интересует только сила и власть. Возможно, что сейчас он даже не осознает этого, но уверенно идет по пути наименьшего сопротивления. И перешагнет на этом пути любого. Уже сейчас он жутко завидует нашим мелким. Ведь они знают и умеют гораздо больше него! А мальчик считает себя гением!

— Он жаждет мести?

— И да, и нет.

— Это как?

— Месть — всего лишь благородное прикрытие для низменных желаний. Стать сильнейшим — вот настоящая цель, заставить всех покориться, превознести его, смотреть ему в рот, обожествлять. — Что ж, наши аналитики неплохо поработали. Все это я, конечно, подозревала, но случай очень запущенный.

— Скажи, Курама, возможно ли открыть глаза на все это Итачи? Мне жаль парня, Саске не раздумывая кокнет его, когда решит, что брат ему мешает. — Мне действительно понравился спокойный и рассудительный Учиха-старший. Еще бы его отучить от церемониала в поведении.

— Это возможно, если Саске сам откажется от брата. — Мдя, это вряд ли произойдет. Как же быть? — Мальчик уже давно погряз в темноте. В его душе пусто, Кушина.

— Итачи-кун, ты еще долго будешь оставаться в этом городишке? — Забросим удочку. Во-первых, превосходный боец с шаринганом нам не помешает в предстоящей разборке, во-вторых, у Итачи большой зуб на Коноху. Надо бы совместить приятное с полезным. Дам шанс на месть и присмотрю за этими двумя. Слово вроде как дала. Хотя и не рассчитывала на такую подставу.

— Нет, я исполнил последнюю волю отца и теперь думаю податься дальше.

— А не хочешь ли ты слегка изменить свои планы? Намечается неплохая драка. — Ты же вроде гений, Итачи. Давай, соображай быстрее.

— У кланов открылись глаза? — опешил старший Учиха. Молодец, я верила в тебя. Гения видно сразу, не то что твой братец. Вон хлопает глазами, ничего не понимая. — Куда вы направляетесь, Кушина-сан?

— Отдать дань памяти мертвым клана. — Учиха слегка кивнул. Отлично, значит сообразил по поводу Узушио.

— Я присоединюсь к вашей скорби. Мне нужна неделя, чтобы уладить здесь дела.

— Мы будем ждать там. — Но начинать пороть брата надо, Итачи, надо!

Глава 37

На следующий день, распрощавшись с Учихами, мы отправились в Узушиогакуре. На семейном совете большинством голосов постановили срезать путь по лесам, а не петлять вместе с береговой линией. Да, нам не встретятся по пути большие населенные пункты, но мы и не стремимся посетить все достопримечательности страны Огня, так что сэкономим кучу времени и нервов. Несколько дней мелкие обсуждали наших новых знакомых. В результате пламенных дебатов было постановлено, что Итачи — кавайный элемент, а Саске — бяка и злыдень, каких мало. Мы с Минато и биджу лишь посмеивались над разговорами молодежи. Хотя слушать мелких было забавно. Так в дороге и беседах ни о чем прошла еще пара дней, а потом случилась крайне неожиданная и странная встреча. Совершая очередной дневной переход, биджу сообщили нам о том, что нас преследуют. Кто-то очень серьезный и быстрый. Группа преследования состояла из шести человек. Пришлось останавливаться и устраивать засаду, но охотники не повелись на нашу остановку и приближаться не стали. Наоборот, начали обходить нас по дуге. Хотят в тыл зайти? Или обогнать? Решили, что стоит догнать неизвестных и задать им пару вопросов. Это на удивление быстро удалось. Преследователи нас ждали.

Зачем-то оставив одного охотника прямо перед нами, остальные удалились на километр в сторону. На засаду не похоже. Да это вообще ни на что не похоже. Но мы решились на встречу со столь безрассудным противником. Или наоборот, слишком умным. В центре поляны, сложив руки на груди, стоял высокий черноволосый мужчина. Ух ты, это ведь змей подколодный, в простонародье именуемый Орочимару. Минато слегка выдвинулся вперед, закрывая собой мальчишек. Ну да, как я забыла, у него с этим товарищем очень трепетные отношения. Ведь змей тоже претендовал на титул Четвертого Хокаге. Вот и свиделись. Мне всегда было интересно, зачем он подвязывал штаны корабельным канатом, скрученным сзади бантиком? Это новая мода, что ли?

— Орочимару-сан… Какая… Неожиданная встреча. — Здороваться с ним принципиально не буду. Мда, вот нежданчик-то образовался. Что он забыл тут? Мы вроде никого не оповещали о своем маршруте.

— Кушина-сан, — гаденько протянул змеиный саннин, сверкнув желтыми глазами с вертикальным зрачком. — Мне тут одна птичка донесла на хвосте весть о твоих планах.

— О как! Я и сама еще этих планов не знаю, а птички уже во всю о них треплются. — Мозг лихорадочно просчитывал варианты. Что нужно саннину, что он собирается делать? Как он узнал о наших планах, я даже не спрашиваю. Что знают трое — знают все. Прописная истина.

— Да, птички — они такие! То тут, то там, везде в курсе всего происходящего… — Ну, в ваших шпионах я и не сомневалась никогда.

— И что ВАМ с этих новостей? — Вместе мы его завалим, конечно, но все равно это будет сложно. Ведь опыта саннину не занимать.

— О-о-о… — Орочимару достал из рукава свиток и распечатал из него кресло. Мдя, вот это я понимаю — расположился с комфортом. Еще бы столик с бутылкой вина. — Так вот, Кушина-сан, та самая любопытная птичка мне сообщила, что ты очень неровно дышишь к нашей любимой деревне. Это так?

— Типа того, — кивнула я. Судя по всему, драка отменяется. Даю вводную мальчишкам. Нечего им тут околачиваться, когда джигиты разговаривают. — Парни, ставлю задачу. Разбить лагерь, установить периметр, приготовить ужин. Время пошло.

Мальчишки с биджу, конечно, будут усиленно греть уши на нашем разговоре, но это сейчас не важно. Печально переглянувшись, мелкие свалили выполнять приказ. Отлично.

— Ку-у… Хм, а что ты скажешь, Кушина-сан, если я захочу присоединиться к вам? — Змеюка все-таки достал бутылку с каким-то спиртосодержащим напитком и теперь наслаждался жизнью. А нам предложить? Невежливый гад.

— Зачем это тебе, Орочимару? — влез в наши терки Минато. Давние соперники сошлись на узенькой дорожке, а мне теперь их растаскивать.

— Скажем так, мне нужен старик. Я хочу уничтожить его сам, — саннин сложил ладони домиком, с удобством расположившись в глубоком кресле. Хм, я думала об этом, но отмела такую возможность в связи с общей маньячностью змея. Он наверняка только на убийстве Третьего не остановится, ему еще и жизни всех остальных в деревне подавай. Не то чтобы я была сильно против, но столько ненужных жертв — это перебор, на мой взгляд. Проще надо быть, проще. По мне, так всем им будет достаточно и полностью разрушенной Конохи. Что-то я опять увлекаться начинаю.

— О как, — Минато перевел офигевший взгляд на меня. Ну да, мне решать, как всегда. — Что скажешь?

— Зачем вам влезать во все это? В конце концов, вы и сами можете воплотить в жизнь свои желания, не прибегая к нашей помощи. Годом раньше, годом позже… — Орыч вздрогнул. Ага, значит, ты уже сейчас разрабатывал планы по захвату Листа!

— Хм, не буду спрашивать, откуда тебе это известно. — Как держит удар! Мдя, куда там моему убогому умишке, когда тут рядом такие монстры ползают. — Моя цель к вам не имеет никакого отношения. Я просто хочу предложить сделку.

— А мы прямо сразу и согласимся, — издевательски ухмыльнулся Четвертый. Что ж в мужиках всегда не вовремя играет дух соперничества-то, а? Вот почему блондину неймется выяснять, кто из них круче? Детский сад, штаны на лямках…

— Побойся богов, Минато, — замахал руками змеиный саннин. — Я же не совсем выжил из ума, чтобы драться с двумя джинчурики, полностью контролирующими биджу, странным клоном с сознанием Четвертого (кстати, не поделитесь техникой?) и Кровавой Хабанеро, которая, судя по моим данным, достигла S-класса. Думаю, что даже мне ты, Кушина-сан, доставишь кучу неприятных сюрпризов.

— Что за сделка? — Мне быстро надоел этот концерт. Мужчины так могут вечно выяснять у кого круче, больше и так далее, по списку…

— Я участвую в вашей заварушке, а вы мне за это предоставляете тело с шаринганом.

— Охренеть! — не выдержав нахальства, выдала я. — А ничего у вас не слипнется от такого разнообразия? И Третьего вам, и тело с шаринганом. Губа, как говорится, не дура.

— Нет, не слипнется. Бери в расчет мое обещание больше вас никогда не беспокоить. Я даже не буду больше лелеять планы по уничтожению Листа. — Ну да, учитывая, что он в курсе моих планов по разрушению зарвавшейся деревеньки. После меня ему там делать будет нечего. — Открою вам свой маленький секрет — я всего лишь ищу бессмертия. Не больше, не меньше. Для достижения этой цели необходимо тело с шаринганом. А старик… Я хочу ему лично объяснить, как он был не прав, что не дал мне стать Хокаге. Хотя теперь я даже рад, что не меня поставили под удар Девятихвостого.

— Минато? — Стоявший за моим плечом блондин согласно прикрыл глаза. Не возразишь. Учиху змей получит в любом случае. С той тьмой в душе, которую мы наблюдали при личной встрече, Саске рано или поздно придет к ученику Третьего сам, даже без проклятой метки. Они — два сапога пара. Сейчас Орочимару прибежал к нам просто потому, что есть шанс получить нужное тело на воспитание пораньше.

— Вы сейчас идете на встречу с главами кланов Конохи. Вот и спросите у Учих про необходимое мне тело, — ухмыльнулся Орочимару.

— Учих осталось мало. — Насколько знаю, выжили две или три семьи. Ну, и Итачи с братом.

— Кушина-сан, не разочаровывай меня. Ведь ты точно знаешь, кто именно мне нужен. — Знаю, само собой.

— Итачи или Саске, конечно.

— Умная девочка, — довольно кивнул Орочимару. Как будто у него задачка сошлась с ответом. — Только Итачи отпадает. Мы тут уже встречались. И я, скажем так, не смог его убедить.

Значит, саннин уже огреб на орехи от старшего Учихи. Где-то уже успели схлестнуться. И выводы неутешительные — теперь Орочимару будет бегать за тушкой Саске. А учитывая характер последнего — у змея все может получиться.

— А в качестве жеста доброй воли, со своей стороны я могу подсказать вам, как Минато получить настоящее тело и вернуть душу, — продолжал змеиный саннин, хитро покосившись на Четвертого.

— Епрст… — Я в шоке. Минато в шоке. Дети и биджу, судя по воцарившейся тишине, тоже в шоке.

— Да-да, есть способ, — змеиный саннин был доволен как слон. — Насколько я понял за это время, Четвертый запечатал свой разум в Наруто. Душу же забрал бог смерти в оплату за помощь в запечатывании Кьюби. Про тело я даже не говорю. Так вот, разум — это связующее звено между душой и телом. Тело, скажем так, я предоставлю.

— И что дальше?

— А дальше, я намедни натолкнулся на презабавнейший ритуал. Один знакомый фанатик показал. – Хидан, что ли, отметился? С него станется. — Так вот, если его чуть-чуть изменить, то можно вернуть душу из лап шинигами. За соответствующую плату, разумеется.

— Какую именно плату? — Минато боится поверить в реальность возможности вновь стать человеком.

— Хорошую жертву. Или много простых душ… — Мы поморщились. Не очень хороший вариант. Правда за неимением альтернативы, можно и его рассмотреть. — Или нечто более ценное. Например, бессмертного.

— Биджу не отдадим. — В один голос сказали мелкие. Все-таки не выдержали и приползли подслушивать.

— Исобу подойдет? — Рядом с нами проявился клон Кьюби. А Орыч молодец, даже бровью не повел на новый внешний вид страшного девятихвостого лиса.

— Хм? — заинтересовался Минато.

— Ну, у треххвостого мозгов уже пару сотен лет не наблюдается. Обычно мы, биджу, возрождаемся с разумом и своей памятью. Не знаю причины, но Исобу единственный из нас, кто абсолютно неразумен. В какой-то момент он потерял свою память и разум. Причин не знаю, — пожал плечами Курама.

— Как я понял, и однохвостый Шукаку сменил свой внешний вид? — подал голос Орочимару. — Ку-у… Как интересно. Жаль, нельзя разобраться в этом вопросе доскональнее.

— Так я и дал себя препарировать! — злобно зыркнул в сторону саннина Кьюби и исчез.

Интересная ситуация выходит. Если можно обменять душу Исобу на Минато, то мы, получается, застрелим сразу двух зайцев. Во-первых, воскресим Минато, что само по себе прекрасно. А во-вторых, в этом мире никогда не возродится десятихвостый, и вся эпопея с демаршем Акацуки и их глазастой статуей будет абсолютно бесполезна. Вау! Вот это подфартило. Тоби в пролете! Переглянулись с Минато. Однако у нас, похоже, мысли сходятся.

— Мы согласны, Орочимару-сан. Если вы поможете Минато вернуться к нормальному существованию, то мы не помешаем разбираться вам с Хирузеном самому. — Ну да, мы попкорна купим и сядем наслаждаться представлением.

— А что насчет шарингана? — Дался он тебе! Блин.

— Я дам вам возможность поговорить с Саске самому. Убедите его последовать за вами, никто вам мешать не будет. — Змей довольно сверкнул глазами. Ага, счас я тебя обломаю. — Только придется вам обойтись без проклятых печатей.

— Откуда?

— Оттуда… Не будем сейчас выяснять, кто что где когда узнал. Просто смиритесь с этим. Уговорите Саске уйти с вами — хорошо, нет — тоже неплохо. Вот потом, если у вас получится, хоть десяток печатей на нем ставьте, хоть опыты проводите. Мне все равно. — Если у Итачи получится хоть чуть-чуть перевоспитать младшего брата, то нихрена у Орыча не выйдет. Но сомнительно мне, что Учиха настолько изменится за столь короткий срок. Так что я ставлю на то, что Саске покинет нас, сменив семью на компанию змеиного саннина. А дальше, как боги пошлют — туда и пойдем.

— Не очень справедливо, Ку-ушина-сан.

— Нормально. Вы и так все сливки снимаете. — Главное в нашем деле — торговаться до последнего. Это я еще не самые плохие условия поставила. Ведь если разобраться, то мне его помощь нужна только в воскрешении Минато. Коноху я раздолбаю и в одиночку, при хорошем плане и моем желании.

— Ладно, по рукам. Я очень надеюсь, что вы меня не обманете. — Кошмар, он облизал свои брови! Нет, я этого не видела! Ничего не было! Моя психика просто не выдержит такого.

— Само собой. Я всегда держу свое слово, Орочимару-сан.

— Тогда завтра выдвигаемся в страну Воды. — В принципе, действительно, где еще может обитать наша большая черепаха? Мдя, все дороги ведут в Узушиогакуре. Надо там оставить детей, прежде чем отправляться на поиски новых приключений. На свою больную голову. Джирайя и Цунаде присмотрят за мелкими. Вроде они уже там должны быть.

— Вы знаете точное местонахождение треххвостого?

— Конечно, я бы не стал вам что-то предлагать, не подготовившись, Ку-ушина-сан. — Как меня раздражает его манера тянуть гласные в моем имени!

Глава 38

Я стояла в одиночестве на скале, а море далеко внизу пело мне свою печальную песнь. Сильный ветер трепал косу и выбивал слезы из глаз. Я… Я вернулась домой. Наверное. Взгляд упорно искал что-то, что сохранило хотя бы часть прошлого великолепия. Но время никого и никогда не щадит. Когда-то здесь кипела жизнь, велись веселые разговоры, сновали красноволосые жители деревни, скрытой в водовороте. Узушиогакуре. Некогда прекраснейший город. А теперь… Кладбище моего клана.

Ранним утром, когда мы вышли на побережье и в туманной морской дали показались очертания большого острова, что-то защемило в сердце, сбилось дыхание, я остановилась. Часть меня родилась здесь и помнит, как прекрасно тут было раньше. Отец и мама. Клан.

Рядом печально вздохнул Минато. Все понял? Да, вон, забрал детей и оставил меня одну. Правильно, сейчас я хочу побыть наедине с собой. Странно, почему я никогда не задумывалась о судьбе Водоворота? Да, меня привезли в Коноху еще маленькой девочкой. Но весть о падении Узушио и смерти близких я пережила как-то слишком тихо и отрешенно. Такое впечатление, что кто-то покопался в моих мозгах, раз ребенок не особенно переживал убийство семьи. Закладки или эмоциональный блок? Если первое, то это вновь неуемные ручки старого обезьяна и Данзо. А вот второе я и сама могла себе навесить. Да, по здравому рассуждению, все-таки это я сама ограничила свои чувства. Ведь, судя по всему, закладки, что наверняка ставились мне, как носителю биджу, там, на верность Конохе или кому-то из верхушки и т. д., слетели при подселении новой души. Иначе фиг бы я смоталась из Листа. Да и сравнять с землей его вряд ли бы хотела. Возможно, что и после смерти Минато с моими мозгами позанимались любители вязать морские узлы из извилин подопытных. Тогда ясно и такое наплевательское отношение к джинчурики. Неудивительно, что у меня тогда крыша поехала.

Что ж, вернем эмоциональный блок на место. Не время сейчас для меланхолии. Пора возвращаться к неотложным делам. Где там все? Посмотрев вниз, улыбнулась. Мальчишки, дорвавшиеся до моря, носились с визгами по пляжу, поднимая тучи брызг. Детство заиграло. Даже Дей, достаточно взрослый для такого баловства, не отставал от них. Разве только не так громко орал. Ну, мы не спешим, так что можно им позволить и покупаться, и повизжать. Глядя на радующихся жизни ребят, которые, скинув одежду, уже полезли в воду, я улыбнулась.

— Ну как ты? — сел рядом Минато.

— Да нормально, — я махнула рукой. Судя по скептическому взгляду, не поверил. — Что сказать? Мне хреново, но жить буду.

— Хм, останемся на день тут или… — мужчина кивнул на остров. Да, мне очень не хотелось туда идти. Очень. Но есть такое слово «надо».

— Или. Подождем, когда мальчики накупаются, и пойдем.

— Хорошо, — и он лег на песок, прикрыв глаза. Может, тоже полежать? Нет, сейчас опять нехорошие мысли начнут табунами бегать от безделья. Решив заняться чем-нибудь, я подошла к полосе прибоя и начала строить песочный замок. А что? Чем не расслабляющее занятие? Впрочем, я недолго одна дурью маялась. Мальчишки быстро заметили мои манипуляции и присоединились к возведению шедевра из песка. Ага, глядя на нас, и биджу проявились. Неудивительно, что в итоге, достроив мой замок, вся эта компания стала выяснять, кто сможет построить сооружение красивее и лучше. Гвалт поднялся нешуточный. Пришлось предложить соревнование, но не каждый сам за себя, а командное. Минато, Кьюби и Гаара были в одной, ну и Шукаку, Наруто и Дей в другой. Я специально разделила Шукаку и Гаару. Оба могут управлять песком, а значит теперь возможности команд равны. А мне досталась роль арбитра. Начали!

Это было нечто непередаваемое. Песок на пляже летал по совершенно непонятным траекториям, создавая удивительные по своей красоте вещи. Художественный вкус Дейдары при поддержке песчаного демона и буйной фантазии Наруто сотворили ажурный замок, чем-то отдаленно напоминающий Нойшванштайн, но еще более воздушный, с хрупкими мостиками между изящными башенками. Юные мастера даже создали небольшое озеро вокруг своего творения. А вот у второй команды получился натуральный Минас-Тирит, только без скалы. Замок будто рос сам из себя, закручиваясь, как вихрь вокруг высокого центрального шпиля. Скульптуры суровых воинов украшали стены. Кое-где даже барельефы были, изображающие какие-то батальные сцены. Если первый олицетворял хрупкость, то второй — мощь. Оба строения были прекрасны. Выбрать что-то одно я не смогла, но никто не обиделся. Настолько народ поглотил сам процесс создания.

Жаль было уходить, но нам необходимо попасть на остров. Раньше Узушиогакуре соединялся с большой землей широким длинным мостом, но теперь об этом грандиозном сооружении напоминали только кое-где выглядывающие из воды заросшие ракушками и водорослями каменные опоры. Все, что не смогло поглотить время и море. Ну да, настоящим шиноби все нипочем, и мы просто двинулись к острову по воде. Мальчишки же спокойно летели над нами на белоснежной птице, вышедшей из-под руки Дея. Полчаса морской прогулки и мы шагнули на берег Водоворота, где нас уже ждали. Джирайя и Цунаде встречали нас на полуразвалившемся и заросшем пирсе.

— Джирайя-сан, Цунаде-сан! — Мы почти хором поприветствовали саннинов. Медик, радостно взвизгнув, тут же начала тискать мелких. Если Наруто с Гаарой были относительно привычные, то Дею такое отношение не понравилось. Только сделать против силы принцессы Сенджу он ничего не мог — весовые категории разные. Поэтому лишь горестно вздыхал, когда приходила его очередь быть обласканным блондинкой, но заинтересованно косил глазом на ее грудь. Воспитание двух извращенцев сказывается. Джирайя в отношении к деткам был сдержаннее, тем более, он и так видел всех нас раз в год точно.

— Ну что, главы кланов прибыли? — поинтересовался Минато, усмехаясь и наблюдая за обвисшим как тряпочка в руках Сенджу Дейдаре. А медик, похоже, уже собиралась ему косичку плести.

— Нет, у нас неделя в запасе, — Джирайя усмехнулся. Дей вырвался из любящих объятий Цунаде и бросился наутек. Саннин рванула за новой игрушкой. Наруто с Гаарой просто сидели и наблюдали за представлением. — Вы же просили их слегка придержать.

— Да, у нас есть еще неотложное дельце. Джирайя-сан, мы идем одни, а детей оставляем на вас. — Отрабатывайте свое название, крестные. А Дейя вновь поймали и, несмотря на гневные вопли «Я уже не маленький!», продолжили экзекуцию.

— Ну и куда это вы собрались?

— Это сугубо личное дело. — Пока не стоит светить Орочимару. Эти трое, собравшись вместе, могут разнести остров к чертям собачьим. — Вернемся, надеюсь, непосредственно к сходке.

— Ну смотрите, ребятки, — с большим сомнением протянул старый извращенец. И передо мной возник здоровенный кулак. Я оценила. — Только попробуйте сдохнуть!

— Да ни в жизнь! — сейчас я готова была пообещать все что угодно. И не замечала ведь, что у Джирайи такие немаленькие руки. Жесть. А Дей таки сумел снова сбежать. Только теперь его прикрывали братья.

Для жилья саннины выбрали почти не разрушенное здание на окраине. Ну, относительно не разрушенное… У него, по крайней мере, были целыми два нижних этажа. Даже в более-менее жилой вид привели. То есть, было где спать и есть, чтобы при этом не задувало и не текло на голову. Я одобрила. Нормальный бивак. Мы привыкшие. Вглубь острова, как выяснилось, никто не совался. Все-таки Узумаки были гениями фуина, и, соответственно, барьеры и ловушки им давались легко. Да и в изобретательности красноволосым нельзя было отказать. В общем, даже ходить по развалинам Узушиогакуре для посторонних было делом весьма экстремальным и почти стопроцентно летальным. А у меня сейчас не было времени, чтобы самой пошуровать в захоронках клана. Вот закончим с треххвостым, тогда и прогуляюсь.

Расставание с мелкими прошло обыденно. Ребята знали, куда и зачем мы идем, поэтому не шебуршились и не ныли. Выбила с них обещание, что лазить по острову они не попрутся. Дети с честными глазами меня клятвенно заверяли, что будут слушаться старших. Ну а старшие расписали те тренировки, что не позволят мелким думать о посторонних вещах. Все впечатлились. Бедные дети, мне их уже жалко. То, что саннины собираются провернуть с мелкими за неделю, вообще-то и на полгода бы хватило. В общем, за детей я не беспокоилась. В крайнем случае, за ними всегда присмотрят биджу.

Встреча с Орочимару состоялась на неприметном, ничем и никому неинтересном островке, вдали от оживленных морских путей и любопытных шиноби. Потухший вулкан, со временем поглощенный морем, оставившим над поверхностью воды лишь высокие гранитные стены. Старый, гнилой зуб, подтачиваемый бесконечными ветрами и волнами. Обычный вулканический архипелаг, все абсолютно прозрачно и не заслуживает внимания, кроме гнетущей, мощной, демонической чакры. Быстро попасть внутрь этого циклопического творения буйной фантазии матушки-природы можно было лишь сверху или через небольшой пролом в обвалившемся склоне. Вот у этого своеобразного входа на небольшом пяточке галечного пляжа в одиночестве нас и ожидал змеиный саннин. Интересно, на чем он сюда приплыл? Или, как и мы, решил добраться сюда своими ножками?

— Добрый день, Орочимару-сан, — поприветствовала мужчину. Минато здороваться не стал, да и брюнет его проигнорировал. Все как обычно.

— Ку-кушина-сан, я рад, что наша договоренность осталась в силе, — почти пропел змей. А то ты сомневался! Закидывая удочку с такой наживкой!

— Так это тут живет Исобу? — я указала на темный провал.

— Да, треххвостый тут и не может выбраться из своего убежища.

— Ой, да ладно! Если бы он захотел, то даже воспоминаний об этом вулкане не оставил, — встрял Минато.

— Это так, но, как и говорил Кьюби, мозгов у черепахи не наблюдается. Вот он и плавает внутри кратера кругами,- пожал плечами длинноволосый брюнет. Мол, если не хотите, то не верьте.

— Наши действия? — Не хватало еще устраивать перепалку. Раньше сядем, раньше выйдем.

— Все просто. Я поставил барьер, чтобы наши действия не засекли ненужные свидетели. Поэтому сейчас мы становимся вокруг Исобу треугольником. Места я уже разметил. Мы с Четвертым, — саннин ухмыльнулся, — основание, ты, Кушина-сан, — вершина. Именно на тебя будет смотреть призванный Шинигами.

— Два вопроса. Первый — как будем вызывать бога смерти? Второй, почему именно я?

— Чтобы вызвать шинигами, нам троим придется сложить определенные печати, чуть позже я покажу какие. А на второй вопрос ответ прост — ты единственный живой человек, сильно заинтересованный в результате. Мне интересен только сам опыт, Минато — лишь разум, у которого нет ни тела, ни души. Так что ты, Кушина-сан, должна будешь убедить шинигами в том, что он должен вернуть именно душу твоего мужа и ничто иное. — Фигасе, мне еще и трепаться с богом смерти придется. Мать моя женщина, на что я подписалась-то? — Другими словами, ты должна больше всего на свете этого захотеть.

— Кушина, — попытался влезть Минато, но быстро заткнулся под моим взглядом. Это должно быть мое решение, и он это прекрасно знает.

— Выбора у нас все равно нет, — вздохнула я, смирившись с предстоящим разговором с психованной божественной сущностью. Нет, выбор-то есть всегда, просто наши желания, устремления, идеалы, страх (нужное подчеркнуть), не оставляют нам других вариантов развития ситуации. Это, видимо, и скрывается под громким словом «судьба».

— Так и есть, Ку-кушина-сан, так и есть, — растянулся в довольной улыбке Орочимару. Да, для него это не больше чем интереснейший эксперимент, опыт. Для меня — серьезное испытание на прочность. — Идемте.

Опубликовать в Facebook
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники
Опубликовать в Яндекс

Поделитесь своими мыслями, оставьте комментарий.

(required)
(required)

Внимание: HTML допускается. Ваш e-mail никогда не будет опубликован.

Подписка на комментарии