Не злите Узумаки! (Главы 14-18)

Под катом.

Глава 14

Как его сюда занесло-то? Вроде до Суны фиг знает сколько еще километров. Хм, видимо, песчаная буря — его рук дело. Пацан, похоже, только что убил своего дядьку – иероглиф еще слегка кровоточил. А в глазах боль и пустота. Блин, вот что за мир такой, а? Каждый второй тут с психологической травмой. Хотя у нас мир не лучше. Я просто не сталкивалась с таким в прошлой жизни ни разу. А так, всякое бывает… Мне, видимо, везло.

А теперь судьба отыгрывается, и по-крупному. Вот уже второй шкет с поломанным детством на моем пути. Оставить его, даже вопроса такого не стояло. Как? Как можно бросить ребенка? Да, он не мой, и что? Он – один. Один против целого мира вокруг и чудовища внутри. И это его сломает. Это его уже почти сломало.

Подхватываю несопротивляющегося пацана на руки и иду к стоянке. Раз молчит, значит, пока не будем ему мешать. Накормим, напоим и спать положим. Еще один Биджу на мою голову. Надеюсь, вместе с Кьюби и Минато и его успокоим. Помнится, Шукаку полный псих и кровожадный маньяк. Вот, черт!

Ужин проходил в мрачной, молчаливой обстановке. Гаара подозрительно зыркал на меня из-за тарелки, но ложкой работал исправно. Мальчика пришлось устроить на своем спальнике. Я же расположилась с новой чашкой чая на плаще. Ничего, перебьюсь. Если паренек мне доверится, то в дальнейшем спать будет вместе с Наруто. Если же нет… Не пропаду. Не умирал никто еще от ночевки без спальника. Потерплю.

Так, первая порция прошла на ура. Молча забираю тарелку у мелкого и накладываю добавки. Утром придется готовить еще раз. Но накормить ребенка — это святое.

– На, давай, ешь еще. Голодный ведь наверняка. – Протягиваю ему полную тарелку. Гаара осторожно берет новую порцию и, отодвинувшись от меня подальше, принимается за еду. Ничего, рано или поздно оттаешь. Надеюсь, не все потеряно. Откидываюсь на спину, закрываю глаза, продолжая из-под ресниц наблюдать за ребенком. Мальчишка ест уже медленнее, похоже, насытился. Вот, поставив тарелку на землю, осторожно подходит ко мне.

– Ты кто? – Идет на контакт! Ура! Теперь главное – не спугнуть. Открываю глаза и сажусь так, чтобы ему было удобно видеть мое лицо.

– Меня зовут Кушина Узумаки. А тебя?

– Сабаку но Гаара.

– Можно звать тебя просто Гаара? – Еще один пробный заброс. Мальчик задумался, но видя, что я его не боюсь и не чураюсь, решил все-таки ответить.

– Да.

– А меня тогда зови… – тут я запнулась, обдумывая этот вопрос. Что возвращать мелкого в родную деревню отцу-дегенерату я не собираюсь, это было понятно сразу, как только узнала личность мальчика. Мелкий идет с нами, и это не обсуждается. Наруто, опять же, полезен сверстник. Но вот как вести себя с ним дальше? Блин, ну почему именно я, а? Всю жизнь бегала от ответственности – и вот, на тебе! Но делать нечего…

– Если хочешь, можешь звать меня мамой!

– Я убил свою маму! – Из его глаз вновь брызнули слезы. Вот это плохо. Очень. – И дядю я тоже убил! Я убиваю всех! И меня все боятся! Я…

– Тихо. Меня трудно убить, не волнуйся. – Я просто прижала мальчика к себе. А потом и вовсе посадив себе на колени. От такого простого проявления заботы Гаара впал в полный ступор. А я развивала успех. – Я неплохой шиноби, меня, вообще, просто так сложно угробить. Так что не бойся.

– Но я… Меня… – Малыш прижался ко мне и уже зарыдал в голос. – Меня все время хотят убить! Я жив, потому что во мне заключен дух песка! Я – демон!

– Ну, не плачь. Все хорошо ведь! Ты жив. Ты встретил нас, и мы тебя в обиду уж точно не дадим! – Я погладила вздрагивающего мальчишку по голове. У него такие смешные колючие волосы.

– Правда? – на меня подняли грустные лазурные глаза. – Дядя тоже говорил, что я ему не безразличен, а потом напал. И хотел убить. И сказал, что ненавидит меня! И что моя мама тоже меня ненавидела!

– Я не дам тебя в обиду. Мне все равно, кто ты. Видишь вон того мальчика, что притворяется спящим? – Я показала на Наруто, который бессовестно грел уши почти всю нашу беседу.

– Он притворяется? – Гаара удивленно перевел на него взгляд. Сын вздохнул. Пришлось вставать. Раскрыли. Мелкий подошел к нам, знакомиться.

– Привет. Я — Наруто. – Красноволосый смерил его взглядом, но признал достойным внимания.

– Гаара.

– Не плачь, Гаара. Мама – самый сильный шиноби страны Огня. – Фигасе, у ребенка сложилось мнение обо мне! Я только глазками хлопать могла. – Она меня тоже защищает. И тебя в обиду не даст.

– Но я же демон! – Так, похоже, песчаный просто хватается за последнюю соломинку. Мы ведем себя не так, как он привык. Мы ломаем его стереотипы. И он не знает, как с нами себя вести. Отлично.

– Я тоже. – Молодец, сынок! Пробил добивающий удар! Гаара просто опешил, открыв рот. Закрыл его. Потом снова открыл. Я улыбнулась. Правильно, что я позволила мальчишкам самим общаться. Все верно. Наруто, по-моему, может разговорить и уговорить любого.

– Ты? Демон? Тоже?

– Ага. – И малыш улыбнулся своей фирменной улыбочкой. Все-таки это врожденное. Минато любит вот также делать зубы беззащитными. – Во мне запечатан Девятихвостый демон-лис.

– А… – Гаара мог только хлопать глазками.

– Если не ошибаюсь, то ты джинчурики Однохвостого Шукаку? – Я погладила мальчонку по голове. А тот в ответ прижался еще сильнее.

– Да.

– Ничего! Поговорим мы и с твоим демоном. Мы с Девятихвостым поговорили и теперь дружим! – важно заявил Наруто. Вот ведь, засранец! Поговорит он! На периферии сознания засмеялись хором Кьюби и Минато. Да и я сама с трудом удерживалась от хохота. Таким важным и всезнающим выглядел сейчас ребенок. С Наруто проблем не будет, он уже взял под свою защиту этого малыша. Хоть и сам такой же мелкий.

– Правда? – Гаара развернулся на моих коленях, чтобы посмотреть мне в глаза. И такая надежда была в этом взгляде. Не дай мне боги предать такое доверие. Лучше сдохнуть сразу, иначе не отмоюсь перед своей же совестью. Я улыбнулась.

– Правда. Но ты так и не ответил на мое предложение.

– Какое?

– Будешь ли ты звать меня мамой? – Я затаила дыхание. Сейчас все решится. Или он полностью доверится нам, или окончательно погрузится в свой персональный ад. Но малыш размышлял недолго.

– Я… Я хочу звать тебя мамой. – И обнял меня за шею, снова расплакавшись.
Ну, вот и ладушки. Пусть поплачет немного. Я гладила мальчика по спине, успокаивая, передавая свое тепло и уверенность. Все будет хорошо. А если не будет, я сама пробью дорогу туда, где все будет хорошо. Наруто немного помялся рядом, не зная, что делать и как успокоить нового друга. Нет, брата. Потом подошел и тоже обнял и меня, и его. У меня замечательный сын. Вернее, сыновья.

– Что ж, давайте-ка ложитесь спать, мальчики. До рассвета не так много времени, а нам завтра опять топать по песку. Давайте, лезьте в один спальник, места там достаточно.

Гаара немного застопорился, он всегда спал один в комнате, а может, и в доме. Хорошо, что не в городе. Но Наруто схватил его за ладошку и впихнул к себе в спальник, затем залез сам и закрылся. Несмотря на новые впечатления и бурю эмоций, буквально через десять минут мальчишки спали обнявшись. Я прислушалась, напрягая все свои чувства. Но нет, Шукаку не собирался вырываться на свободу. В принципе, я так и думала. Мы вовремя перехватили Гаару. Думаю, еще немного, и его печать, и так не стабильная, окончательно бы ослабла, дав возможность еноту-переростку влиять на сознание парнишки. А теперь он спокойно спит. И я постараюсь, чтобы так было и впредь.

– Минато, надо поговорить.

– Я понял, что ты хочешь сделать, – в голосе проскочили усталые нотки. Похоже, у них там с Кьюби опять вышел спор, или драка… Последнее, бывало, тоже случалось. – Это будет сложно. Вернее, сложнее, чем с Кьюби.

– Да, Шукаку всегда был психом! – Вот и лис влез. – Ему всегда нужна была кровь. И чем больше, тем лучше.

– Ты можешь на него повлиять?

– И да, и нет. Мы не ладим. Я сильнее и старше.

– Это причина?

– Да, он уважает только силу, но ее же и ненавидит.

– Ясно. Как нам убедить его?

– Во-первых, поставить новую печать. – Это уже Минато. Впрочем, это правильная мысль. – Изучи печать мальчика. Попробуем изменить ее. Если Шукаку откажется добровольно сотрудничать, то поставим такую, чтобы вообще пикнуть не смел. Я тут почти придумал, как.

– Во-вторых, – присоединился голос лиса, – я могу его приструнить при личной встрече. Если ты сможешь объединить сознания мальчиков, я объясню очкастому дальнейшую политику.

– Спасибо вам, ребята. Хвала богам, какой-то план есть. Я уж боялась, что придется лезть к нему врукопашную, – вздохнула я.

– Это для него было бы даже страшнее, чем все то, что мы придумали, – хохотнул Кьюби.

– Да уж. Ты чего-нибудь отчебучишь, а потом собирай тануки по пустыне. – Минато, гад! Блин, пара шутов!

– Да ну вас на фиг! Я вот как обижусь, и вообще буду вас игнорировать!

– Не-а, не выйдет! Мы тебе нужны. И Гааре, и Наруто. Так что это дохлый номер. – Я прям увидела перед собою две нагло ухмыляющихся физиономии.

– Жаль, что я не могу пересчитать вам зубы лично, – пробубнила в ответ я. Можно подумать, я такая страшная!

– Нет уж, это хорошо, что ты там, а мы здесь. И не надо к нам ходить сейчас! Нас нет дома! Приемные дни – вторник и четверг. С девяти до двух, – Кьюби разошелся не на шутку. Откуда в нем проснулся Задорнов? Вот раньше был нормальный демон. А сейчас? Прикол на приколе. Тварюшка с юмором.

– Ничего, я дверь сломаю и посмотрю, кто мне отвечает, что никого нет дома! – Такие перебранки уже давно стали частью нашего общения. Пусть я периодически готова убить что лиса, что Минато, но они стали мне достаточно близкими друзьями, чтобы можно было вот так пикироваться в разговоре с ними.

– Ладно. Я попробую поспать хоть чуть-чуть. Пару часиков да перехвачу. Покеда, шизы!

– И тебе того же и туда же! – хмыкнул лис, и ощущение его присутствия пропало. А вот Минато задержался.

– Я горжусь тобой. Спокойной ночи, Кушина, – тихо прошелестел его голос и пропал. Блин, договаривались же, что я не она!

Глава 15

– Утро красит нежным светом… Хм, груды желтого песка. Тра-ля-ля… – напевая себе под нос, я готовила завтрак. Денек предвещал выдаться очень занимательным. У нас сегодня будет смена власти в отдельно взятом внутреннем мире – иначе говоря, мы идем бить морду Шукаку. Предварительный план был прост, как квадрат. Сначала я объединю сознания мальчишек, таким образом дав доступ к запечатанному демону Кьюби и Минато. Эти двое, так или иначе, но решат вопрос с однохвостым. Будем надеяться, что все срастется. И срастется правильно.

– Подъем, мальчики! Завтрак готов! – Не мудрствуя лукаво, мною был сотворен рис с мясом, ибо, когда придется пообедать и придется ли вообще, неясно. Мелкие нехотя выползли из спальника и, поздоровавшись, присоединились ко мне. Наруто тут же набросился на еду, как голодающий Поволжья, а вот Гаара подсел мне под бок, стараясь и поесть, и при этом прижаться посильнее. Мальчишке явно не хватает тактильных ощущений. Прям как Наруто по первой. Ну, мне не сложно, я посадила его себе на колени. Завтракать мне перед работой с сознанием не стоит. И так ощущения не из приятных. Гаара, оценив новую диспозицию, улыбнулся и быстрее заработал палочками.

А я, пока была возможность, просто наслаждалась утром. Холод ночи уже ушел, и пустыня не успела набрать свой умопомрачительный жар. Прижав мелкого плотнее и поставив подбородок на его макушку, я предалась созерцательному настрою. Восходящее светило окрасило плавные линии барханов в розоватый оттенок, создавая почти фантастический пейзаж другой планеты. Небо постепенно наливалось голубизной, обещая ясный жаркий день. Да, в любом месте можно найти красоту, которой хочется любоваться. Правда, через час я снова буду проклинать пустыню, жару и необходимость через нее тащиться. Но надо найти место, где нас не заметят случайно пробегающие шиноби или другие организмы. Там поставим тент и займемся делом.

– Мам, я все! – Наруто с довольной рожицей протягивает мне чистую тарелку. Гаара, глядя на него, делает так же.

– Сыты, мелкие? – Разлила всем чая, потом подумала и присоединилась к мальчишкам. Чай — это святое!

– Да! – звонко ответил один сын, а Гаара просто кивнул, подтверждая. Ну и хорошо.

– Тогда сейчас допиваем чай и идем искать незаметное место для длительной стоянки.

– А зачем? – подал голос красноволосый.

– Будем разговаривать с однохвостым. А для этого нужно устроиться с удобствами. Дело серьезное и не быстрое.

– А я увижу Шукаку? – влез Наруто. Я кивнула.

– Да. Вы оба, несомненно, понадобитесь. Минато и Кьюби тоже поучаствуют.

– Это кто такие? – с сомнением в глазах спросил Гаара.

– О, тебе они понравятся, я думаю. Кьюби это девятихвостый, что заключен в Наруто. А Минато… – я зависла. Как ему объяснить-то? Папой, что ли, пусть его обзывает? – Это Минато.

– Это мой папа, – Наруто гордо выпятил грудь. – Он был Четвертым Хокаге!

– И где он сейчас? – Гаара даже начал осматриваться вокруг. Вдруг под каким кустом или камнем прячется Четвертый Хокаге?

– Папа погиб, когда на деревню напал Кьюби. И сейчас он привязан к моей печати. Я могу с ним разговаривать мысленно. С девятихвостым тоже.

– Наруто… Если твоего папу убил лис, то как ты смог его простить? – Гаара был сильно удивлен. Ну, его вопрос логичен. Посмотрим, как выкрутится Наруто.

– Там все сложно было… – и сынок начал в лицах описывать события пятилетней давности. Учитывая, что все это он только слышал с моих слов, то вольная трактовка истории вылилась в полноценную театральную постановку. Наруто даже разными голосами пытался говорить. М-дя.

– Знаешь, Кушина, в парне пропадает талант… – не выдержал Кьюби. – Минато, ему не в шиноби надо идти, а в актеры.

– Ничего, такие данные и в профессии шиноби пригодятся, – фыркнул Минато. – Особенно, если он все-таки хочет стать Хокаге.

– Да, согласен. В политике без лицедейства никуда! – подытожил рыжий. Я не влезала в разговор, наблюдая за мальчишками. Наруто, конечно, молодец. Так завернуть, что его с интересом слушают брат и трое взрослых, это надо уметь. Никогда не понимала, откуда у мелкого такой подвешенный язык. Ему только пять! Я фигею, дорогая редакция. Что за монстр из него вырастет со временем?

По-быстрому собравшись, мы отправились наконец в путь. Нам сильно повезло, где-то через пару часов пути место для нашего эксперимента было найдено. Глубокая балка, прикрытая со всех сторон дюнами, идеально подходила под наши требования. Спустившись вниз, я отправила мальчишек разбивать лагерь, а сама занялась установкой барьеров. Не хватало еще, чтобы к нам в самый неожиданный момент пожаловали гости, привлеченные выбросами демонической чакры.

Закончив с этим, я подошла к лагерю. Мелкие очень неплохо справились со своим заданием. Ими был установлен тент, под которым разложены спальники, обустроено кострище, в теньке сложены сумки. Прям образцово-показательная стоянка путешественников. Ну, пора за работу, что ли…

– Ложитесь, давайте. – Я подтолкнула ребят к лежбищу. – Сейчас займемся делом.

– Круто. – Наруто улегся, раскинув руки. Рядом с ним расположился и Гаара, скопировав позу брата.

– Эй-эй! Подвиньтесь немного, я лягу посередине. Отлично. – Улеглась на освободившееся посередине место и прижала мелких к себе.

– Гаара, ничего не бойся. Мы там будем с тобой и всегда защитим. Хорошо? – Дождавшись кивка, сложила печати. – Поехали!

Внутренний мир Гаары был копией пространства Наруто. Только вместо сырого камня тут использовался песок. И было неимоверно сухо и жарко. Впрочем, это не удивительно, учитывая какой именно демон подселен в этот сосуд.

В огромном песчаном тоннеле мы оказались одни. Минато с Кьюби надо приглашать отдельно. Чем сейчас и займемся.

– Наруто, давай-ка зови отца с лисом. – Наруто кивнул и прикрыл глаза. Гаара же с интересом осматривался, но не подавал признаков страха. Это хорошо. – Как ты?

– Это мой внутренний мир? – Мальчик подошел к стене и коснулся ее. Тут же песок пришел в движение, и весь тоннель буквально «задышал». Нет, никакой агрессии не было. Просто стены, потолок и пол теперь постоянно изменялись и шептали. Этот звук сопровождал движение песка, но, как ни странно, не действовал на нервы.

– Здорово… – прошептала я, глядя на изменяющиеся узоры-картины, что рисовал в процессе своего передвижения песок. Ребенок тоже зачарованно замер.

Волшебство момента было разрушено появлением новых действующих лиц. Первым рядом с Наруто проявился Минато. Ласково потрепав волосы сына, он удивленно огляделся, присвистнул и подошел к нам.

– Привет. – Я кивнула, а Гаара с интересом уставился на мужчину. – Меня зовут Минато. А ты Гаара?

– Вы папа Наруто? – сказал мальчик с некоторой завистью. Он видел, как относится к сыну Четвертый. У него никогда такого не было, ведь его отец его ненавидел и боялся.

– Да, – Минато присел, так чтобы они могли смотреть друг другу в глаза. – Но если хочешь, то я могу быть и твоим папой тоже.

– А так можно? – Мальчик сомневался, еще бы. Вчера мама появилась, сегодня вон нагло в отцы набиваются. Но Минато просто взъерошил его короткие волосы и улыбнулся.

– Конечно, можно. Я потом сделаю тебе такую же привязку, как и Наруто. И ты всегда сможешь пообщаться со мной мысленно или лично. И учить я тебя буду с удовольствием.

– Учить? Я стану шиноби? – Гаара удивленно распахнул глазки. Купили мальца с потрохами. Минато взял его за руку и подошел ко мне.

– Конечно. Мы только с Шукаку разберемся и займемся тобой. Вы с Наруто — наши сыновья. Запомни это и не сомневайся. Мы поможем, подскажем, научим, – глядя Гааре в глаза, сказала я, взяв мальчика за другую руку. А Минато молодец. Быстро нашел общий язык с пацаном. Сразу видно, в кого пошел Наруто. – Не сомневайся в нас, сынок.
Гаара улыбнулся и обнял нас, засмеявшись. Ну и ладненько. Вот и хорошо. Тут очнулся от сеанса связи с лисом Наруто. И, увидев нас, стоящих в обнимку, тут же ломанулся присоединяться. Пришлось нам с Минато подхватывать мелких на руки. Песчаные тоннели удивленно замерли, впервые услышав радостный детский смех. Да, у меня, вечной одиночки, теперь есть семья, и никуда я от них не денусь. Прошел всего день, как у Наруто образовался незапланированный братик, а они уже спелись и в дальнейшем, видимо, будут вообще не разлей вода.

– Мам, сейчас Кьюби придет. Он там эксперимент заканчивает как раз.

– О как. И что же он там наэкпериментировал?

– Он пытается изменить свои размеры для облегчения дальнейшего общения. – Заумно и явно повторяя за лисом, сказал Наруто.

– Да, Кьюби многого добился за это время, Кушина. – Минато раскачивал Гаару на руках, от чего мелкий радостно взвизгивал. Наруто потребовал того же от меня, пришлось заниматься сыном, изображая аттракцион.

– Как интересно… И сколько нам ждать?

– Я уже здесь. – Наконец-то, к нам присоединился…

– Кьюби? Это ты?

Глава 16

Вот тебе, бабушка, и снег в декабре выпал. Вот нежданчик-то! Вроде бы к этому и готовились, но все равно как-то внезапно вышло, судя по работе дорожных служб. Как любимый полярный лис, что пришел без предварительного согласования. А ведь и правда… Так вот какой ты, полный песец! Ну, что сказать по делу? Кьюби стал просто красавцем. Тут не поспоришь. Теперь его рост не превышал человеческий, но это не главное! Передо мной был прямоходящий упитанный огненно-рыжий лис в черных кимоно и хакама, из которых гордо торчали все девять хвостов. Офонареть!

– Вот это да… – только протянула я. Убиться веником, застрелиться чайником! Да, такого результата я не ожидала, думая, что он просто хочет уменьшить свой размер. А получился натуральный кицунэ. Вау.

– Правда, я гений? – гордо задрал бровь лис.

– Ага… – выдохнула я, все еще рассматривая это чудо. – И как нам теперь тебя звать?

– Курама, – и Рыжий церемонно поклонился, да так заразно, что мы все, включая спущенных с рук мелких, тоже поклонились в ответ.

– Мам, это девятихвостый? – подергав меня за штанину, спросил Гаара.

– Да. Видишь, что с ним общение с нашей сумасшедшей семейкой сделало. – Мальчик только согласно кивнул в ответ.

– Ну, что пора знакомиться с младшим братом? – Лис гордо развернулся и первым отправился по тоннелю, помахивая своими хвостами и показывая нам дорогу.

– Как тебе? – улыбнулся подошедший Минато.

– Я в шоке. – Это действительно так. От пятидесятиметрового кровожадного монстра осталось очень милое, человекоподобное существо с хорошими манерами! Тут и с катушек можно съехать.

– Да, когда мы только начали пробовать уменьшить его размер, оказалось что с изменением габаритов повышается плотность чакры. И, как ни странно, увеличивается интеллект.

– Что? Неужели…

– Да, первоначальный размер крайне ограничивал его разум, так что, когда я его заключил в печать Наруто, уменьшив в размере, лис стал адекватнее, ушла агрессивность. Теперь же он, возможно, обладает даже более высоким уровнем интеллекта, чем мы. Фактически, новая форма жизни.

– А если он вырвется на свободу, то вернет свой первоначальный размер? – Это единственное что меня волновало: ведь если лис стал умнее, то и расковырять печать ему стало проще. А получить на выходе вновь неадекватного исполина с кровожадными намерениями меня не прельщало.

– Он не хочет, – Минато пожал плечами. – Он сказал, что его вполне устраивает жизнь во внутреннем мире Наруто. Он только иногда просит выпускать его проекцию, просто погулять.

– Что-то мне подсказывает, что ты уже снял печать… – Я его сейчас убью на фиг. Видимо, мои кровожадные планы светились неоновыми буквами на моем лбу, потому как Минато схватил меня за руки, опуская их вниз.

– Спокойно. Я долго за ним наблюдал перед этим!

– Не убедительно! – рыкнула я.

– Успокойся, я взял с него клятву на крови. Он не причинит нам вреда.

– Рррр! Минато, засранец! Я… Я тебя изобью сейчас! Какого хрена ты не поставил меня в известность? – Я попыталась вырвать руки, но тут явно разные весовые категории. Ногой достать его тоже не получилось. Может, лбом в переносицу засветить? – А если бы что-то случилось?

– Но ведь не случилось. – И он обезоруживающе улыбнулся. Вот гад! Знает, что у Наруто такая же улыбка, после которой я все прощу. Но не в этот раз.

– Не случилось. И только это спасает тебя от судьбы стать близнецом Шукаку!

– Это как?

– Это от фингалов под обоими глазами! Отпустил руки!

Наконец-то вырвавшись из захвата, я пошла догонять лиса и мальчишек, ушедших достаточно далеко вперед. Может, успею успокоиться, пока не вижу эту блондинистую морду. Зараза, устроить такое по-тихому. И хоть бы предупредил! Нет же, он самый умный! Так, расслабься, все вышло неплохо, хотя и посвятили тебя в это внезапно. Чересчур. Вот гад… Спокойно, я сказала!

Уговаривая себя на разные лады, я постепенно нагоняла Кураму. Минато шел позади меня, решив не отсвечивать, пока я не перестану беситься. Видимо, судьба енота его не прельщала. Правильно. Я тоже не железная, как и мои нервы.

Незаметно стены расступились, и мы все вышли в огромный зал. Он, пожалуй, не уступал размерами хоромам Кьюби. Вместо клетки, посередине зала к круглому камню, наподобие алтаря, был цепями прикован недоенот. Цепи замысловато оплетали его лапы, хвост, тело и голову. Правда, некоторые цепи были повреждены и уже не удерживали его пасть закрытой. Это, видимо, результат расшатавшейся психики после покушения дяди. В результате ослабления цепей Шукаку мог говорить. Вернее, шептать.

– Кровь. Кровь. Кровь… Мне нужна кровь…

– Я же говорил, что он маньяк, – прокомментировал увиденное зрелище Курама. Сейчас он смотрелся насекомым по сравнению с громадной тушей однохвостого. Но это впечатление было обманчиво. От лиса расходилось ощущение настоящей силы, способной свернуть енота в бараний рог. Гаара подошел к лису поближе, явно выделяя того, кто гарантированно может его защитить от Шукаку.

– Мелкие, пока посидите вон там, – я указала мальчишкам на вход в зал. Не следует их подвергать лишней опасности. Пусть пока пообщаются друг с другом. Наруто, схватив брата за руку, потянул в сторону выхода, по дороге шепча ему, что их мама перестраховщица. Я хмыкнула только на подобное заявление. Лучше так, чем малышня пострадает.

– Ну и как будем договариваться? Он же явно неадекватен. – Минато рассматривал прикованного биджу с исследовательским интересом. Я же подошла поближе к алтарю. Судя по всему, этот камень и был печатью, из которой росли цепи, сковавшие тело Шукаку. Интересненько, а это что?

– Минато, подойди, – я махнула рукой блондину. – Смотри, какая странная штука тут есть.

В виске прикованного биджу торчал большой красный штырь или гвоздь. Уж не знаю, как правильно назвать этот предмет. Назревали вопросы, откуда это взялось, и кто это сделал.

– Как интересно… – протянул Минато, осматривая инородный предмет. – Курама, вроде бы на вас не должны действовать ментальные техники?

– Да, нас можно подчинить тем же шаринганом, но не более того. Хотя Шукаку самый слабый биджу, так что в нем я не уверен. – Лис присоединился к нам. – А любопытная закладка! Она ограничивает его разум до уровня зверя.

– Кто ее поставил, и что будет, если мы ее вытащим? – Я все еще пребывала в сомнениях. Лис это одно. Свое, персональное, родное зло. Ну, или уже не зло. По крайней мере, теперь я его воспринимаю как друга. А вот этот психованный енот – совсем другое дело.

– Не попробуем – не узнаем, – с этими словами Курама сложил печати, и здоровенный штырь взорвался тучей искр. Дыра в голове биджу мгновенно затянулась, а его кровожадный шепот прекратился. О как.

Шукаку пару раз моргнул и скосил глаза на нашу компанию. Какие глазки. Я, конечно, была готова, но пять зрачков — это перебор. Оглядев нас, он сконцентрировал все свое внимание на Кураме.

– КЬЮБИ! – взревел песчаный демон. – НЕНАВИЖУ!

– Да что ж вы такие громкие-то! – Я закрыла уши руками.

– Да, я это, я, – как-то устало обратился к однохвостому лис. – Действительно, чего ты так орешь-то?

– ТЫ! ДЕВЯТИХВОСТЫЙ!

– А он и без ограничителя тяжело соображает, – прошептала я в сторону Минато. Блондин согласно кивнул.

– ШУКАКУ, КОНЧАЙ ОРАТЬ! – не выдержав, рявкнул Кьюби. А у лиса-то погромче выходит. Вон, даже тануки заткнулся, опешив от такого напора. – Ну вот… Мы тут пришли к тебе с предложением.

– Что ты хочешь мне предложить? – О как, действительно уважает только силу. Пусть это и сила голоса.

– Ты видишь, что мы с моим джинчурики, – лис кивнул на Наруто, что с братом все это время сидел у входа, – нашли общий язык и пришли к полному взаимопониманию. Теперь я пришел предложить это тебе.

– НЕНАВИЖУ! ДЖИНЧУРИКИ! УБЬЮ! – углядев Гаару, снова заорал скованный биджу. Да, как все запущено. Не факт, что наш план сработает. Курама же обреченно потер виски, вздохнул и выпустил свою Ки. Нам достался лишь ее отголосок, основная мощь придавила Шукаку к алтарю получше цепей, но и этой части было достаточно, чтобы конкретно напугать нас. Хоть я и выдерживала его жажду крови раньше, сейчас Курама явно прогрессирует, и его ки скоро сможет просто убивать. Вот это да!
Шукаку мгновенно заткнулся, с ужасом глядя в глаза Кьюби. Он знал, что девятихвостый сильнее, но сила обновленного Курамы просто ошеломила очкастого.

– Кто ты? – выдавил он.

– Я – Кьюби. Я – Курама. Я – Девятихвостый. – Лис убрал наконец-то свою ки, и все смогли свободно вздохнуть.

– Но ты стал другим. Ты стал еще сильнее.

– Да, я сменил форму. Когда я договорился с джинчурики, я изменился. Я пересмотрел свою жизнь, и, знаешь, мне больше нравится быть разумным существом, чем кровожадным демоном.

– Что… Что мне надо сделать, что бы стать таким? – О как. А Шукаку смог переступить через себя. Вот что значит наглядный пример. Может, еще и удастся разойтись миром. Было бы неплохо.

– Для начала тебе изменят печать, ты получишь доступ к чувствам своего носителя, а джинчурики сможет без ограничений пользоваться твоей чакрой. – Курама стоял, заложив лапы за спину, напоминая мне профессора перед студентами.

– ОТДАТЬ СВОЮ ЧАКРУ ДОБРОВОЛЬНО? – однохвостый вновь скатился на рык.

– Не ори, коврик блохастый! – осадил его снова лис. – Да, я тоже начал свое развитие с этого. Смотри мне в глаза, я покажу тебе все.

Курама застыл перед огромным глазом Шукаку. Это, похоже, какие-то эксклюзивные возможности биджу, наподобие нашего гендзюцу. Надеюсь, что очкастого это убедит. Ведь личный пример, он сильно вдохновляет. Минато тем временем обошел печать по кругу и, довольно улыбаясь, возвращался ко мне.

– Что так тебя порадовало?

– Печать стандартная, без усовершенствований. Изменить ее будет легче, чем у Наруто. Да и чакры потратишь меньше.

– И как всегда, все самые прекрасные ощущения достанутся мне… – я вздохнула. А что делать? Я единственная смогу активировать новую печать, не Гааре же это делать.

– Ну, ты сильная, справишься, – Минато хитро улыбнулся.

– Щас в глаз получишь.

– Все понял, осознал, умолкаю.

В этот момент очнулись наши биджу. Шукаку слегка, насколько давали цепи, пошевелился, а Курама молча от него отошел к нам. Я вопросительно подняла бровь. Мол, как дела? Лис хмыкнул и, слегка улыбнувшись, кивнул. Значит, получилось? Тут вновь подал голос однохвостый.

– Я согласен, Кьюби. Ставьте свою печать!

Глава 17

Внесение изменений в печати не заняло много времени, ведь нам помогал Кьюби, выжигая нужные знаки своей чакрой. И вообще, лис стал очень интересной личностью. Деловитый, хитрый, остроумный. Неожиданное изменение, но весьма полезное.

– Минато, пока я буду активировать печать, объясни Гааре, что нужно будет сделать, чтобы Шукаку получил возможность более свободного существования, – я отослала блондина к притихшим ребятам. Лучше уж клетка, чем такое распятие, как у однохвостого.

– Хорошо. Ты только постарайся не вырубиться, – напутствовал меня Минато.

– Ой, не смешите мои тапочки, этого и в прошлый раз не произошло. – Ну, вообще-то произошло, но сильно после.

– Ты готова, Кушина? – Кьюби подошел ко мне. – Я закончил, можно активировать.

– Тогда приступим, помолясь… – И, прокусив палец, я приложила руку к камню печати, вливая в нее свою чакру.

Вот же, блин! Ощущения без матерных слов непередаваемые. Меня вновь скрутила боль, да так, что потемнело в глазах. Наверное, то же чувствует белье при выжимании. Чтоб я еще раз добровольно пошла на такое! Да ни в жизнь! Больно, больно… Больно же, блин! По телу прокатилась волна жара, усиливая и так неприятные ощущения. Было впечатление, что в вены налили кислоты. Меня просто прожаривало изнутри! Но я продолжала держать руку на печати, стараясь не упасть на колени.

– Черт! Кха… – я выплюнула кровь изо рта. Вот жешь, успела прикусить язык. Еще один приступ: казалось, что все кости в теле резко накалились. Сколько же еще? Я выдержу! Это обязательное условие. Пытаясь абстрагироваться от боли, я вцепилась в печать второй рукой, чтобы не упасть.

– Еще чуть-чуть… – пришла мысль от Курамы. И все закончилось. Так резко, что я все-таки не устояла на ногах, начав заваливаться назад. Боги, как мне плохо. Упасть мне не дали, подхватили и куда-то отволокли. Глаза отказывались открываться, сил не было совсем. Я могла только лежать и наслаждаться отсутствием боли.

– Что с ней такое? В прошлый раз и то все проще прошло… – как будто сквозь вату раздался обеспокоенный голос Минато.

– Не забывай, что она мой бывший джинчурики и к моей чакре относительно привычна. А чакра Шукаку иная, пусть и не столь ядовитая, но достаточно неприятная. Плюс она не кровный родственник Гааре. Так что ей пришлось выложиться сейчас гораздо больше. – Черт, Курама, мог бы и предупредить, зараза!

– Ладно, бери Гаару и благоустраивайте жилплощадь однохвостого. – Что-то мне совсем хреново. Как знала, что лучше не завтракать, иначе бы давно стошнило. Попыталась устроиться получше, но тело вновь пронзила боль. Я зашипела.

– Не дергайся, Кушина. – Минато сам осторожно переложил меня так, что мне стало удобнее. Фух. Так я хотя бы дышать могу. Удалось приоткрыть глаз. А ничего я так расположилась, с комфортом используя блондина как шезлонг.

– Мам? – рядом нарисовался обеспокоенный Наруто. – Мам, как ты?

– Ничего… Кха-кха, – горло отказывалось воспроизводить нормальные звуки. Пришлось прокашляться. – Ничего, мелкий, выживу.

Мальчишка с сомнением смотрел на меня. Видимо, моя полумертвая тушка не вызывала у него доверия.

– Все нормально, щас отлежусь и снова в бой.

– Извини, я ничем не смог бы тебе помочь, – тихо сказал Минато. Он чувствует себя виноватым? С чего это?

– Забей, я в курсе твоей нематериальности. – Но, похоже, блондина мои слова не убедили. Хм.

– Мам, а Гаара теперь будет с нами учиться?

– Да. Теперь будете учиться вместе. Вы же братья.

– Хорошо. – Наруто расплылся в улыбке. За это небольшое время он умудрился крепко привязаться к названному брату. И это здорово.

– Вон Гаара сейчас закончит общаться с Шукаку, и мы покинем это место.

– Я бы посоветовал тебе еще немного отлежаться, – влез Минато. – Наруто, сядь-ка рядом. Пока идет перестройка внутреннего мира Гаары, и ты, и твоя мама отдохнете.

Я рыпнулась высказаться, но меня заткнули грозным синим взглядом. Наруто послушно привалился к боку отца, а я решила, что, в принципе, он прав, и можно слегка отдохнуть. Тем более сил сопротивляться нет. Вздохнув, закрыла глаза, почти мгновенно проваливаясь в какое-то забытье.

– Как она? – Меня разбудили голоса. Вот же, заснула все-таки! Оказывается, тут тоже можно спать. Как интересно.

– Уже нормально. Ты чего улыбаешься? – Я решила глаза пока не открывать. Мне тепло, хорошо и никто не кусает. Можно еще полежать.

– Вы так мило все вместе смотритесь. Прям отец семейства на выгуле, – хихикнул Курама.

– Ну, устали мальчики, и что? – Меня слегка прижали, устраивая поудобнее на плече.

– Да нет, ничего, – вновь хмыкнул лис. Интересно, что его так забавляет?

– Чем вы тут заняты? – подала голос я, открыв глаза. Надо мной с ехидным выражением моськи навис Курама.

– Да вот, любуюсь семейством Намикадзе-Узумаки. – Не удержавшись, все-таки хохотнул Кьюби. Я привстала, разглядывая пасторальную картину. Да, тут есть чем полюбоваться. Помимо меня, использовавшей Минато в качестве персональной раскладушки, его еще оккупировали мелкие, с комфортом расположившись по бокам, положив головы ему на колени. Да…

– Не завидуй, – припечатала я лиса. – Тебе тут места все равно не найдется уже.

– Да я и не очень-то хотел… – шутливо надулся Курама. Выбравшись из объятий Минато, я встала и с любопытством оглянулась вокруг. Да, хорошо поработал Гаара. Теперь это место еще больше напоминало вместилище Курамы. Посреди зала появилась громадная клетка из живого песка. Ну, по-другому я не могу идентифицировать этот материал. Песок постоянно тек, изменяя внешний вид клетки, притягивая взгляд, завораживая.

Внутри сидел освобожденный от цепей и очень задумчивый Шукаку. Нервно подрагивал его единственных хвост. Нехило, однако, его загрузили сегодняшние события. Я подошла поближе. Биджу скосил на меня глаза, но в разговор вступать не спешил.

– Ну, как ощущения? – Ничего, и не таких расшевелили. Ведь два лояльных биджу гораздо лучше, чем один, не правда ли?

– Странно, – Шукаку подумал немного и, развернувшись, лег мордой ко мне. – Я столько свободы давно не получал. Жалею, что не попытался разговаривать с джинчурики раньше.

– Как тебе Гаара?

– Да ничего. Скажи, ты ведь не его мать, так почему ты так носишься с ним, испытываешь такую боль ради него? Я чувствовал ее вместе с тобой. Но ты не отступила. Почему?

– Как тебе сказать… Он был совсем один. Этого для меня достаточно. Я, может, и не его родная мать, но в моих силах, по крайней мере, помочь маленькому одинокому мальчику. – Как еще я могу ему объяснить свои мотивы и действия?

– Мне не понять, – демон прикрыл глаза и вздохнул. – Пока не понять. Но я постараюсь.

– Хорошо. Ты теперь можешь общаться с нами всеми. Возможно, тебе понравится! – Я махнула рукой. Хорошо, что меня заставили отдохнуть. Я более-менее пришла в себя и теперь готова принять возмездие за технику объединенного сознания. Ох. Как не хочется-то!

Вернувшись к Минато, начала будить мелких. Мальчишки успешно отбивались, только сильнее обнимая отца. Вот же, мелочь пузатая! Потом вообще все переросло в потешные бои. Пока мелкие осаждали поваленного на пол Минато, я “случайно” уронила на них Кьюби. Дальше была просто куча мала, доставившая всем участникам море удовольствия. Скажу еще только, что лиса мальчишки защекотали до икоты. Курама еле живой выбрался из-под малышни и отполз в сторону клетки Шукаку. Последний крайне озадаченно наблюдал за всей этой кутерьмой. Мелкие же, лишившись большой меховой игрушки, переключились на меня, а Минато им в этом помогал, гад! Пришлось мне убегать от них всех, чтобы не быть защекоченной насмерть. Лис, непрерывно хохоча, старался убираться с нашей дороги, не попадаясь на глаза агрессивно настроенной мелюзги.

В итоге я завалилась в клетку Шукаку и, пробежавшись по нему, спряталась за его хвостом. Демона я не боялась, сейчас он показывал себя вполне адекватным и нападать бы не стал. Только проводил меня охреневшим взглядом и нервно дернул ухом. За мной в клетку никто не побежал, остановились все у решетки. Такого фортеля от меня никто из них не ожидал, даже лис заткнулся, перестав ржать.

– Мам? – подал голос Наруто. Я молчала. Все, нет меня. Я прячусь.

– Кушина, выходи. – Выходи, подлый трус. Ага, щас, Минато, так я и пошла. Чего никто не ожидал, так это того, что Гаара спокойно войдет в клетку за мной. Теперь охренели мы все. Малыш обошел кончик хвоста биджу и, естественно, обнаружил меня.

– Вот ты где! – с визгом повис на моей шее. Однако у меня храбрый сын. Это же сколько надо иметь смелости, чтобы шагнуть в пасть тигра? В то, что он просто дурак, я никогда не поверю. А может быть, он просто достаточно сообразительный, чтобы сделать вывод, что раз мама жива, то и ему ничего не будет. Пришлось выходить и под осуждающими взглядами остальных покидать жилище Шукаку. Биджу уже на нас не реагировал, впав в кому от полного офигевания.

– Ты что творишь?! – вцепился в меня Минато. – Я чуть не поседел!

– Это вряд ли возможно. – Я старалась спокойно разжать его пальцы, которые как тиски до боли сдавили мое плечо. Похоже, действительно переволновался. – У тебя и так светлые волосы, так что заметно не будет.

– Да ты… У меня просто нет слов, Кушина. – Я спустила мелкого с рук и повернулась к мужчине.

– Мы вроде как договаривались, что ты меня зовешь Рей.

– Я не могу. – Чего это он? Я вопросительно вскинула бровь. – Я не могу так тебя называть. Я пробовал.

– Я что-то не совсем поняла…

– Ты для меня все равно Кушина. Позволь оставить все как есть. – Минато опустил взгляд. А я задумалась. Принципиально это ничего не меняет. Для всех остальных я и оставалась Кушиной. Отделить себя от нее мне нужно было только из-за её отношений с Минато. Но пока блондин ко мне явно не пристает, имя не имеет значения.

– Ладно, забей, – я махнула рукой. В конце концов, есть вещи и поважнее. Ко мне подбежали мальчишки, и чинно подошел лис. – Нам пора.

– Да, а мы возвращаемся к себе. – Кивнул Курама и исчез вместе с Минато.

– Пойдем и мы. Пока, Шукаку! – Демон не ответил.

Нет, все же эта техника совмещения сознаний меня сведет в могилу. Не сдохла от установки печати, так сейчас добьет откат. Хорошо, что я лежала, и теперь мне не надо двигаться. Ой, мать моя женщина… Рядом зашевелились мелкие, но мне было не до них. Я глаза-то боялась открыть.

– Мам, вот пилюля. – Наруто, спаситель! Откопал нужное лекарство и притащил вместе с водой. Разжевав и проглотив обезболивающее, я вырубилась, как только боль начала отступать.

Глава 18

Темно. Мысли текут вяло и как-то отстраненно. То есть я и мои мысли отдельно. Что-то случилось? Не хочется думать об этом… О чем? Мысль вспыхивает и тут же пропадает. Где я? Тут хорошо, не надо думать. Думать?

– Кушина… – Чей-то назойливый шепот на краю сознания. Кто это?

– Она не слышит тебя… – Как много вас.

– Не отпускай ее сознание, иначе…

– Пожалуйста, очнись…

– Открой глаза, Кушина! – Еще один голос, он становится громче и настырнее. Не хочу. Я не хочу! Не трясите меня. – Давай же, приходи в себя!

– Мамочка! – Это уже другой голосок.

– Мама! – Кто-то плачет. Кто? Нет, не помню… Мама? Мама… Я? Дети! Наруто! Гаара!

Я резко открыла глаза. Ой, мать моя женщина… Как же все кружится. Картинка в глазах расплывалась, не давая сосредоточиться. Черт, меня сейчас стошнит. Что произошло-то?

– Наконец-то, я уж думал, отбегалась Кушина. – Кто это? Откуда он меня знает? Я попыталась сфокусировать взгляд. Не выходило никак. Черт! Закрыла один глаз. Резкость прибавилась. Попытки с третьей мне удалось рассмотреть говорившего. Надо мной склонился здоровенный мужик средних лет с красными полосками на щеках. Копна никогда не знавших расчески белоснежных волос. Рогатый протектор с кандзи. Что-то мне это напоминает…

– Джирайя-сан!

– И тебе привет, Кушина! – Отшельник помог мне сесть, подложив под спину что-то мягкое. Тут же с двух сторон меня обхватили в четыре маленьких руки. Мелкие!

– Мама! – И заревели в голос. Справа Наруто, слева Гаара. Я, похоже, что-то пропустила. Попыталась обнять мелких и, несмотря на жуткую слабость, мне это удалось.

– Что случилось-то? И как вы тут оказались? – Мелкие явно еще не очень вменяемы, значит, буду трясти саннина.

– Да вот, иду я из Суны с экзамена на чунинов. Погода прекрасная. Солнце светит. И вдруг… Чувствую всплеск демонической чакры. Нехило, думаю, надо посмотреть, что же происходит? Ну, я и рванул в эту сторону. Подбегаю и вижу, как два шиноби Суны были заживо погребены огроменной волной песка. Я так понял, это вот этот красноволосый малец сделал. Скажу только — зрелище незабываемое. Захочешь — не забудешь! – Джирайя мрачно усмехнулся. – Вот… Ну, я, конечно, поближе подобрался, сморю, еще один шиноби песка был буквально разорван надвое вторым мальчишкой. Еще трое песочников стоят над лежащей навзничь черноволосой куноичи с разбитой головой. Кушина, я с трудом тебя узнал. Зачем ты обрезала волосы и перекрасилась? Татуировка опять же…

– Джирайя-сан, что дальше-то было? – Вот это я дала! Как вообще такое случилось? Зато теперь ясно, почему у меня такие проблемы с головой. Мрак…

– А дальше у них случился я. Не мог же я бросить жену своего ученика и своего друга! Потом, конечно, как смог подлечил твою разбитую голову. Кстати, тебе ее качественно пробили. Еще бы чуть-чуть точнее, и все. Поминай, как звали.

Ну, с жабьим отшельником все понятно теперь. Вступился за друзей. А вот что же произошло до этого? Откуда вообще шиноби песка образовались? Мальчишки, опять же… Рановато вам пришлось свои зубки миру демонстрировать. Мелкие подняли на меня заплаканные лица и, хлюпая носами, прижались посильнее.

– Ну-ну, не плачьте. Видите, я жива! Живая я. Все хорошо! – Я потрепала обоих по волосам. – Давайте-ка, принесите мне попить.

Парни синхронно с сомнением посмотрели на меня. Мол, мы точно знаем, зачем ты нас отсылаешь! Но, вздохнув, подчинились. Молодцы, поняли, что у взрослых есть свой разговор. Джирайя с интересом проводил их взглядом.

– Кстати, Кушина, откуда здесь джинчурики однохвостого? И почему он называет тебя мамой? И зачем вы с Наруто покрасили волосы? И почему ты здесь? И как, вообще… – Фигасе, сколько вопросов и все мне! Я подняла руку, заткнув этот фонтан. У меня аж голова еще больше начала болеть.

– Спокойно, Джирайя-сан, я все объясню вам попозже. Сейчас мелких надо чем-то занять. Учитывая, что они сегодня первый раз убили разумных.

– Да… Ты права. Хорошо, Кушина! Но с тебя рассказ! – Отшельник смирился с вынужденной задержкой.

– Заметано. А теперь помогите мне встать. Пойдем к мелким. Разберемся, что же произошло тут с самого начала. – Кое-как утвердившись на ногах, я при помощи эро-саннина подошла к полуразгромленному лагерю. Да-с! Битвочка тут была не хилая. Не Ватерлоо, но по эпичности, возможно, не уступает. Балка стала минимум в два раза шире. Кругом следы взрывов. Неужели придурочные песчаники швырялись взрыв-печатями в детей? Мрак. Подошла к чудом уцелевшему тенту, немного скособоченному на правую сторону. Один из взрывов повредил растяжку. Наруто молча протянул мне флягу. Они с братом сидели на присыпанных песком спальниках. Щас снова расплачутся. Глазки уж больно подозрительно блестят. Что ж, пора приниматься за психоанализ. Напившись, я села между ними, снова прижав к себе. Эро-саннин уселся прям на песок перед нашей дружной компашкой.

– Ну, герои, расскажите-ка, что тут произошло до того, как пришел Джирайя-сан.

– Когда ты уснула, мы тоже решили лечь спать, – начал рассказывать Наруто.

– Да, Наруто заснул сразу, а я хотел еще поговорить с папой, – продолжил Гаара. Джирайя на этих словах вопросительно посмотрел на меня. Я отмахнулась – мол, потом объясню.

– Меня разбудил Кьюби, он орал, что на нас напали, и сейчас я останусь без мамы. Когда я вскочил, то тебя, мам, уже отбросило какой-то техникой. Ты лежала так неподвижно… И столько крови! А потом я почти не помню. Я так испугался за тебя! А Курама дал мне сил…

– А я применил большое песочное погребение. Шукаку показал мне, как это сделать. А потом появился этот дядя и убил остальных. А я испугался, что ты умрешь…

– А папа кричал… И Курама… Мам, было так страшно!

– Ну-ну. Ничего. Все хорошо. Я живая. – Легонько поглаживая мальчиков, я старалась успокоить их и подбодрить. Что же это получается? Нас нашли шиноби песка? Но как? Что случилось с барьером?

– Минато? Курама? – позвала я. Тишина. Полная. Что происходит? Сколько раз я уже задала сегодня этот вопрос?

– Наруто, ты можешь поговорить с отцом? – Наруто кивнул. А если бы Джирайя уже не сидел на земле, он бы упал после этих слов. Выражение полного ох… охренения. – Спроси его, почему я их не слышу?

– Папа сказал, что они с Курамой заблокировали вашу связь. У тебя была слишком повреждена ментальная оболочка.

– Ясно. – Ладно, это не навсегда. Починят, когда подлечусь. – Погодите чуть-чуть. Я приведу в порядок свою тушку.

Так, хоть и сложновато сейчас, но надо заняться собой. Складываю печати, разгоняю чакру. Ух, ты! Как быстро проясняется сознание. Наконец-то исчезает надоевший туман в глазах и шум в ушах. Перестает болеть голова. Что-то мне кажется, что если бы я не обладала настолько живучим геномом Узумак, то меня бы уже хоронили. Выгодно иметь такую фамилию, выгодно. Ну вот, теперь можно и действовать.

– Хорошо жить, – протянула я. Подмигнула Наруто, потрепала волосенки Гаары. – Давай отмашку отцу, что я в порядке.

– Кушина! – раздался сдвоенный возглас Курамы и Минато. Переволновались, похоже. Даже присутствие молчаливого Шукаку ощущалось.

– Привет-привет. Ну, колитесь, что тут происходило, и почему все-таки не сработал барьер?

– Тьфу на тебя! – это Курама обиделся. – Мы тут чуть с разрывом сердца не слегли, а она… Тьфу, на тебя еще раз!

– Ку-ши-на… – медленно и по слогам выговаривая, начал Минато. Епрст, да он в бешенстве, судя по ощущениям. Ща что-то будет.

– Что я такого сделала-то? Я только от вас вернулась и сразу отрубилась! Ничего не знаю больше! Ничего специально не делала! Не виноватая я!

– Больше ты эту технику применять не будешь! – отрезал блондин.

– Это почему? – вскинулась я.

– Поклянись, что без самой крайней нужды ты больше не применишь эту технику! – Вот блин. Ну, ладно. Я еще припомню. Потом забуду и снова припомню! С другой стороны, мне же лучше. Правда, обучение у Минато лично придется отложить. Но ведь есть ментальная связь. Так что и без наглядных примеров обойдусь.

– Хорошо. Обещаю, что технику объединения сознаний больше не буду применять без крайней нужды. Теперь тебе полегчало?

– Нет, но так хотя бы мы будем меньше волноваться. – Минато, похоже, отпустило. Это хорошо, можно и поговорить.

– Что произошло?

– После твоей отключки? Все просто, мы слишком долго возились с Шукаку, и барьер просто выработал всю вложенную чакру. Соответственно, две тройки из Суны засекли своего джинчурики и примчались на огонек. Увидев тут лагерь, они посчитали тебя угрозой, нукеннин из листа. Может, ты похитила сыночка их Каге? В общем, решили от тебя избавиться. Почему они разбили твою глупую башку, а не просто перерезали горло, или не проткнули сердце, или не задушили, или не похоронили заживо, или не утопили в луже, или не сломали шею, я не в курсе. Может, у них ритуал такой. Или жертва богу не вышла бы. А может, они обет дали… – Нет, не отпустило Минато. Все еще бесится, судя по повышенной язвительности.

– Ясно. Почему я не должна использовать эту злосчастную технику? – Это меня тоже сильно интересует. Что он так на нее взъелся-то?

– Как выяснилось опытным путем, после применения этой техники, ты мало того, что не можешь постоять за себя и детей, так еще и любое физическое повреждение усугубляется ментальным воздействием. Ты могла умереть, Кушина… Несмотря на всю хваленую живучесть Узумаки, я еле удержал твой разум, – Минато устало вздохнул. – Я чуть не потерял тебя. Мы чуть не потеряли тебя.

– Замнем для ясности. – Переволновались ребятки, бывает. – Ладно, тут к аппарату просится твой учитель. Что делать будем? Курама может проявиться?

– Нет, мы еще не закончили экспериментировать с клонами. – Ух ты, какие разработки ведет секретное НИИ «Намикадзе-Биджу»!

– Блин, что делать? Так, Джирайя-сан, вы технику объединения сознаний знаете? – Сомнительно, конечно, но чем черт не шутит!

– Нет, у меня с гендзюцу вообще плохо… – Не прокатило. Жаль.

– Кушина, если ты хочешь снова… – начал рычать Минато.

– У тебя есть другие варианты? Поговорить со своим учителем ты должен. Он и так вон глазки пучит, не понимая, что вообще тут происходит.

– Хорошо, в последний раз я тебе позволяю. – Что? Позволяет? Ну, сейчас ты получишь у меня.

– Джирайя-сан, подойдите сюда и не сопротивляйтесь. Мы сейчас отправимся с вами во внутренний мир Наруто. Там у вас назначена встреча. – Я объяснила мелким политику на пару ближайших часов, восстановила барьер, а Шукаку обещал присмотреть за Гаарой и окрестностями. Гаара, кстати, не обиделся, что его не берут. Понимает мелкий, что мама и так выкладывается по не балуйся при таких сеансах спиритизма.

– Готовы? – Джирайя кивнул. Что ж, начнем. Мгновенная темнота, и вот мы на месте.

– Добрый вечер, Джирайя-сенсей, – печально улыбается своему офигевшему учителю Минато. За ним стоял и лыбился во всю пасть Курама.

Я же быстро подошла к наглому блондину и с непередаваемым удовольствием пробила правой не ожидающему подвоха мужику в живот. Повторила, так сказать, подвиг Наруто из канона. Ну вот, как мне полегчало! Фуххх. Курама сочувственно крякнул. А Наруто, привыкший к моему поведению, только прыснул в кулачок.

– Кушина, это что сейчас было? – Кажется, что Джирайя еще больше охренел, но куда уж больше.

– Это была воспитательная работа. – Я приподняла сложившегося пополам от удара Минато за воротник плаща. – Еще раз начнешь ТАК мною командовать, будет еще больнее. На портянки порежу и фитиль выдерну. Я ПОНЯТНО объясняю?

– Да, – выдохнул тот.

– Отлично! Вот теперь можете поговорить, а я тут в сторонке с Наруто посижу.

Опубликовать в Facebook
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники
Опубликовать в Яндекс

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *