Перейти к содержанию

30.05.2013

Годайме Хокаге (Главы 22-23. 31 августа)

Под катом.

Глава 22

— И что вы здесь забыли в столь поздний час, Анко-сан? — У бедной девушки чуть инфаркт от моих слов не случился. И шляпа каге, что она до этого крутила в руках, упала на пол. Интересно, зачем ей шляпа? До бумаг, что остались на столе, она не дотрагивалась, как и до запечатанных ящиков… А вот ее способности по обхождению барьеров впечатляют. Пусть всего лишь сигнальный контур, но как ловко прошла. А меня, похоже, завтра ждет проникновенная беседа с дежурной тройкой АНБУ. Вот так просто пропустить в закрытый кабинет каге незапланированного посетителя. Да в момент отсутствия там начальства… Что-то это больно диверсию напоминает.

— Хо… Хокаге-сам-ма? — Митараши замерла испуганным сусликом, боясь вдохнуть или выдохнуть. Вот зачем ты полезла сюда, если настолько сильно меня опасаешься?

— Нет, Рикудо с сиськами, вашу мать! — Мне надоело наше переглядывание. Если я еще чуть-чуть надавлю, то Анко, пожалуй, и в обморок свалиться может. Ну, или в истерику. Попробуем помягче. — Ну как, будем колоться? Что это за шпионские игры?

— Я… Ну… — слегка заикаясь, начала искать выход из сложившейся ситуации токубецу-джонин. Ками, как все запущено-то. Ее буквально колотит от моего присутствия. Когда же я так успела напугать эту девочку, что у нее столь неадекватная реакция на меня? Вроде младенцами не питаюсь и кровь девственниц не пью.

— Так, я чувствую, что мне пора звать Ибики. Он вроде как ваш непосредственный начальник? Да и его специфические навыки нам с вами сейчас очень пригодятся, не правда ли? — Командные нотки в голосе, и вуаля — Митараши слегка оклемалась. Даже соображать начала. Похвально.

— Нет, Цунаде-сама! Это просто спор, — вытянувшись передо мной в струнку, почти отрапортовала девчонка.

— Подробности!

— Вчера мы поспорили с Котецу, что я смогу выкрасть, сфотографироваться и вернуть шляпу Каге, — выдала в ответ Анко. Биджу и все их хвосты… Я в глубоком шоке…

— О, Ками… А попросить у меня ее ты не догадалась? — Отодвигаю Митараши в сторонку и сажусь на свое рабочее место. Да, я и забыла, что придурков в Конохе много. Не думала, что эту девочку можно развести на слабо.

— Но вы же не дадите, — убито выдохнула Анко.

— А язык тебе на что? Спросить ведь по-любому можно было, — я устало потерла виски и вновь взглянула на нарушительницу спокойствия. — Бери шляпу и вали отсюда. Вернешь утром. И с тебя парочка данго в качестве наказания за бестолковость.

Анко мои странности, видимо, ввели в продолжительный ступор. Стоит, переваривает. Но вот проблеск мысли — девушка подрывается и подхватывает упавшую шляпу, и к двери. Стоп! У меня еще вопросы остались.

— Анко, как ты сюда попала? — Сплела пальцы в замок, мрачно смотрю поверх получившейся конструкции, в общем, давлю на психику.

— По стене и через окно, — мяукнула в ответ девушка, прижав к себе трофей. Можно подумать, я отнимать его буду.

— Это и генинам ясно. Барьер как прошла? — Надо один из постов АНБУ вытурить на улицу. Или Хьюгу какого озаботить. М-мм… Нет, бьякуган постоянно работать не может, устает быстро. Периодически? Хм, тогда есть шанс вычислить моменты, когда окрестности никто не сканирует. Поставить двух или трех Хьюг, чтобы работали посменно? Так, надо продумать… Но с другой стороны, у меня самой есть дела, в которые лучше посторонним не соваться, и уж тем более об этом никому не знать. А значит, пока оставляем всю раздолбайскую контору в том виде, в котором она просуществовала до сего времени. А мне просто нужно озаботиться лично преданными людьми — можно сказать, телохранителями. Да, самое то. Я даже кивнула своим мыслям.

— Сенсей… — Анко запнулась, но заставила себя продолжить: — То есть Орочимару… когда-то создал для меня допуск. Хирузен-сама не возражал.

— Вот как, — в принципе, логично. Пока Змей был нужен, ему везде была дорога открыта. Занятно, что после его ухода допуск нукенина на беспрепятственное посещение кабинета каге никто не снял. Забыли? Вероятность стремится к нулю… — Ладно, вали отсюда. Не забудь про данго.

Анко похлопала глазками, пока доходил смысл приказа, и исчезла в шуншине. Что за день… Я уже даже боюсь представить, что будет дальше. Разложив принесенные вещи в тайной комнатке, решила все-таки посетить архив. Время позднее, большинство народа уже разошлось по домам, а значит, вполне можно засесть за секретные свитки и запретные техники. Как минимум со свитками дедушек надо ознакомиться.

Но пока соображала, мой взгляд упал на убранную в угол коробку с безделушками, из-под неплотно прикрытой крышки которой торчал уголок фоторамки. О, я ж забыла про свое желание поставить в рамочку на стол поздравление от Райкаге! Какое упущение. Сейчас исправим. Вытянула из оправы фотографию Хирузена в обнимку с внуком и вернулась в кабинет.

Достав из стола шедевр эпистолярного жанра от Эйя, аккуратно заправила его в рамку. Теперь закрепить. Все, готово! Все-таки Эй бесподобен. Так поднять настроение! Я даже перечитала сие творение еще раз. Начиналось послание красивым ровным почерком. Явно писал секретарь или переписчик.

«Светлого неба вам, многоуважаемая Цунаде-сама.
Йондайме Райкаге Кумогакуре выражает свое глубокое почтение и желает изъявить поздравления в связи с вашим назначением на пост Годайме Хокаге Конохагакуре…»

Потом, видимо, чья-то нетерпеливая рука, не способная держать изящных вещей типа пера, грубо зачеркнула все это высокопарное приветствие наискосок и кривовато, но очень эмоционально дописала свое.

«Поздравляю! Настал самый хреновый день в истории твоей жалкой деревеньки, ведь эти глупцы совсем ох… и выбрали в каге такую неуравновешенную пьянчужку преклонного возраста как ты. Женщина, я соболезную жителям Конохагакуре, могу прислать в дар пару сотен ящиков саке, чтобы они залили горе. Никогда, слышишь, никогда, бабе не стать хорошим каге. Тем более столь е…ой как ты. Ваше племя годится лишь для хорошего перепихона, ну и пожрать чего сделать. Как они могли додуматься двинуть тебя на этот пост? Это надо совсем мозгов не иметь и себя не уважать. Рад, что у жителей Кумогакуре интеллект выше, чтобы не сделать подобной х…ни! Привет еще раз!

P.S.
Да, и в прошлый раз было не так уж и больно. Подумаешь, рука! В следующую нашу встречу уже я точно тебе что-нибудь сломаю! Эй».

И размашистая подпись на полстраницы. А сверху все это заверено большой печатью Кумо. Он в своем репертуаре. Ах да, мне же нужно ответ ему написать. Наверняка мне с утра припрут официальные послания остальным каге на подпись. А значит, и мой ответ этому неандертальцу должен быть уже готов. Что ж, достаю ручку, бумагу. Приступим.

«Здравствуйте, многоуважаемый собрат мой, Йондайме Райкаге Кумогакуре Эй-сама!
Да облагодетельствуют вас духи, да раскинется над вами ясное небо, да осветит солнце ваш путь и да укроют облака ваш дом».

Теперь все это перечеркиваем и рисуем смешную рожицу сверху. Не забыть ромбик между бровей. Гы. Так, теперь сам ответ.

«Эй! Ты там не заскучал еще? Рада сообщить, что в Конохе как раз случился всплеск интеллектуальной активности. Именно поэтому в Хокаге выбрали меня. Да, да, я помню все то, что ты сказал при нашей последней встрече. Женщина должна дома сидеть, и так далее… Правда, ты выразился гораздо экспрессивнее, не так ли? Еще бы после этого я не сломала тебе руку и не отбила яйца. А, судя по твоему письму, ты так и не изменил взгляд на наше «бабье племя».

Вообще, тебе бы расслабиться надо. Нервные клетки, они ведь не вечны. А ты так напрягаешься, так напрягаешься. Как бы не скопытился до срока. Съезди отдохнуть на какие-нибудь источники. Подыши свежим воздухом. Травяные успокоительные чаи попей. Могу подсказать рецептик. И навязчивые мысли перестанут посещать, и потенцию подымешь. Как там после моего удара все работает? Ниже пола либидо не упало? Ты обращайся, если что — я же лучший медик. У меня иногда даже мертвые бегать начинают.
И совет на будущее: не лезь ко мне больше. Просто забудь все. Когда-то с тобой было весело, Эй. А потом ты решил, что круче тебя только горы, с которых еще не летал.

Да, да, я в курсе, что ты сейчас сломал очередной стол. А может, и стену тоже. Пожалей свою помощницу, она тебя вроде как ценит. Не пугай единственную девушку в стране Молний, которую устраивает твой шовинизм.

Пока-пока. Надеюсь на нескорую встречу.
Сенджу Цунаде.
P.S. Окно мне тоже жалко. Но ремонт все равно за твой счет».

И еще рожица, только теперь с рожками. Прелесть, я всегда любила смайлики. Это так выразительно… Заверяем Большой печатью. Сворачиваем, запечатываем. Откладываем в стопочку срочной корреспонденции. Настроение поднялось на непередаваемую высоту.

Правда, у нас с Райкаге клевые отношения? Вот и мне нравится. Зная этого неуравновешенного типа, уверена в том, что и стол, и стены, и окна в кабинете после прочтения моего письма ему придется менять. Я злобный Екай прям…

Но вернемся к нашим баранам. Пора в архив, и это, похоже, займет меня до утра. А значит, ставим везде барьеры, все опечатываем и топаем на выход. Поманив пальчиком ближайшего анбушника, сидевшего на потолке, выдаю распоряжение:

— Веди меня в закрытый архив, Пес-кун. Будем смотреть, что там и как…

АНБУ даже не удивился моему приказу. Ну да, я же Хокаге, а не кто-то там. Мне все позволено. Люблю свою работу. Кивнул, развернулся и потопал по коридору куда-то в сторону лестницы. А, ну да, архив же в подвале расположен. И помещение защищено от всего, чего только можно, по идее. Спускаемся, на этажах непривычная тишина. Лишь «тараканы» шастают то тут, то там. Ан нет, чунины, у которых дежурная смена, похоже, режутся в карты в комнате отдыха на втором этаже. Да, судя по хохоту и выкрикам, именно так и есть. Пес раздраженно дергает плечом, заметив, как я прислушиваюсь. Кого-то завтра ждет разнос…

Вот и первый этаж, здесь в столь поздний час присутствуют только тройка АНБУ и чунин за стойкой у входа. Этот сменится по графику только за полночь, вот и мнется сейчас от безделья и усталости, часто поглядывая на куранты в холле, ожидая заслуженного отдыха. Проходим мимо дверей в зал Совета и упираемся в неприметную дверку с кучей барьеров. По бокам от которой молчаливым караулом стоят еще два безликих. Пес прикусывает палец и прикладывает руку к большой печати на стене. Барьеры падают один за другим. Все, дверь открыта. Проходим внутрь. М-да, фигасе себе. Это не архив, это архивище. Здоровенный зал, наверное, в половину всего подвала, плотно заставленный стеллажами со свитками и документами. М-да. Это надолго. При входе за небольшой конторкой сидел и внимательно смотрел на нас чунин средних лет. Архивариус, видимо. Ну да. Только таким взглядом, что одарил меня этот работник пера и бумаги, обычно смотрят через оптический прицел на цель. Да уж, боевой библиотекарь…

— Доброй ночи, Цунаде-сама, меня зовут Шинамори Айоши, — вежливо встал и поклонился мужчина. Хоть убей, не помню его. Ну и ладно. Меня сюда не знакомство с архивариусом привело. Потом глянем в его дело и все подробности узнаем.

— Доброй ночи, Шинамори-сан, мне необходим доступ в архив без использования дополнительных… хм… предметов, — киваю на затихарившегося у двери АНБУ. — А сегодня меня интересуют свитки Первого и Второго. Ну, и если успею, то вообще разобраться, что тут и как.

— Одну минуточку, — чунин провел меня к какой-то здоровенной печати на полу и поставил по центру. — Капните крови сюда, — ткнул в небольшой треугольник среди заковыристых вензелей.

Что ж, прокусываю палец, капаю в нужное место, смотрю на мужчину. Мол, чего дальше? Шинамори активирует печать, отчего она слегка засветилась.

— Отлично, теперь подайте немного своей чакры, барьер запомнит ваши параметры и впредь будет достаточно повторить действия вашего проводника. — Я выполнила необходимые манипуляции. Печать всколыхнулась и потухла. Узумаки круты. Слов нет. Тут куча барьеров не только от несанкционированного проникновения, но и от пожара, потопа, землетрясения… Это невероятная работа. В общем, архив представлял собой бункер высшей защиты, и разрушить его могло, пожалуй, только прямое попадание метеорита.

Шинамори довольно чему-то кивнул и развернулся к стоящим в зале, заполненным свитками всех размеров, стеллажам.

— Итак, начнете вы со свитков Основателей? — Я кивнула. — Тогда пройдемте со мной.

Петляя между забитыми стеллажами, меня по невероятно запутанной траектории провели в темный уголок, закрытый дополнительным барьером. Вот мне интересно, как Наруто сюда залез? Ведь это просто нереально! Или… Свиток в тот момент хранился в покоях каге? Однако, похоже, все же имела место большая игра от господина Хирузена. Так, приступим помолясь? Создала четырех теневых клонов, двух отправила шляться с чунином по архиву. Пусть показывает, что тут и где лежит. Еще двое зарылись в свитки с запретными техниками. Ну, и я засела за научный труд Хаширамы.

Спустя несколько часов я поняла, что, во-первых, у меня затекла спина, а во-вторых, что мой дед был не просто величайшим воином Сенджу и Листа, он был еще гением, придумавшим столько всяких техник для мокутона! Невероятный контроль, огромный резерв и потрясающее воображение… Настоящий монстр, куда уж мне. Хаширама создавал техники просто походя, на чистой интуиции. Мрак. Неудивительно, что его так никто и не смог переплюнуть…

Переписала все, что приглянулось, себе, запечатала. Так, сколько времени-то? Уже четыре? Еперный театр, если я хочу поспать, значит, мне пора в кровать… О, стихами думать начала, точно баиньки пора… Да что ж такое! Тьфу! Подзываю разбредшихся клонов. Двое сдают мне свои записи, что-то умное, видать, нашли. Остальные — с пустыми руками. Так, теперь развеивать их буду по одному. Не хватало мне тут отключиться от количества информации. Первые два исчезли с легким хлопком, передав мне план архива и пояснения чунина-архивариуса. Так, фигня, только легкий зуд в висках.

Перевожу взгляд на двух оставшихся. Не, эти явно много чего запомнили, а значит, оставляю вас, товарищи, тут. Приду домой, лягу и развею. Так, по крайней мере, если и отключусь, то хоть в комфортных условиях. Отдала соответствующие указания клонам, те пожали плечами и уселись прямо рядом со стеллажом. Теперь вернуть барьер на место, и на выход.

Раскланявшись с Шинамори, выхожу из архива. На сегодня все, иначе сдохну. АНБУ незримой тенью проводил меня до дома, где я по-быстрому, стараясь никого не разбудить, приняла душ и завернулась в красную домашнюю юкату. Чайку попить? Да нет, все спят, а греметь посудой неохота. Водичкой обойдусь. Но на кухне меня ждал приятный сюрприз, а именно закутанный в толстое полотенце, все еще горячий чайник. Шизуне — лапочка. Проснется — расцелую!

В тишине и темноте кухни уговорила аж две чашки. Хорошо… Все, поставила посуду в раковину — утром помою — и потопала спать. По дороге проверила, как там дела у ребенка, но Наруто спал без задних ног, а может, и без передних. Мальчишка дрых на животе, чему-то улыбаясь. Поправив одеяло, почти свалившееся на пол, пошла в спальню. Шизуне устроилась на самом краешке кровати, видимо, посчитав себя в гостях. Ну, это ее дело. Завалилась на свою сторону. Все. Теперь развеиваем клонов по одному и позорно отрубаемся.

Глава 23 (31 августа)

Утро добрым не бывает… Истина, подтвержденная тысячу раз во всех мирах. Для меня оно началось с головной боли и незваного гостя. В шесть меня разбудила Шизуне, успевшая приготовить завтрак и убегающая в госпиталь. После вчерашнего — или уже сегодняшнего — веселья в архиве я была раздраженной, сонной и смертельно опасной.

Выхожу в гостиную и умиляюсь. Наруто продолжал видеть сны, где он скакал на радуге или как минимум навалял Учихе: моська чересчур довольная. Одеяло опять беспощадно отпинал и свалил на пол. Все, сегодня займусь твоей новой комнатой, мелкий. А то и чердак простаивает, и тебе явно мало места на узком диване.

Прохожу в ванную, несколько раз ополаскиваю лицо, чтобы посетить кухню в более-менее адекватном состоянии. Но раздражение холодной водой не смывалось, а только накапливалось. Как и головная боль. Я уже не завидую своим подчиненным сегодня: в таком состоянии весь штаб запугаю.

На кухне меня ожидала чашка с зеленым чаем и суетящаяся Шизуне, что второпях закидывала в себя завтрак. Похоже, ученица довольна своей новой должностью. Вон как рвется на работу. Не забыть бы сегодня посетить госпиталь. Надо проверить состояние Ли и дать отмашку на реконструкцию. Все-таки не дело в такой развалюхе пациентов оперировать. Со словами: «Все, я ушла, Цунаде-сама» Шизуне испарилась, оставив меня один на один с едой.

Так, контейнер, прикрытый полотенцем, это наверняка отложено для Наруто. А все остальное мне, что ли? От задумчивого ковыряния омлета меня отвлек тихий звук. Кто-то очень аккуратно постукивал костяшками пальцев по косяку двери. М-м-м? Незваные гости? Когда я в таком настроении? Что ж, глянем на этих смертничков…

— Доброе утро, Хокаге-сама. — На пороге моего скромного жилища стоял Кабуто. Ух ты ж! Вот не ожидала! Быстро оглядываю улицу, но вроде на первый взгляд никого нет. Ощущения тоже молчат — хотя это не показатель.

— Давай, проходи, гостем будешь, — и втащила замешкавшегося на пороге парня внутрь дома. Нефиг отсвечивать. Мало ли…

— А вы хорошо устроились, сенсей, — заявило это очкастое чудо, осматривая гостиную. — Уютно тут у вас.

— Ну, о себе не позаботиться — грех. — Замечаю, что ученик Орочимару задумчиво рассматривает все еще дрыхнущего на диване Наруто. — Что?

— Наруто… А почему он здесь? — Удивлен? Ничего, это мы быстро исправим. Со мной скоро вообще удивляться перестанешь. Тяну Кабуто в кухню. Нечего мешать спать ребенку.

— Потому что он вроде как мне дальний родственник. И отныне для всех — мой внук. — На столе чай, сладости, остатки завтрака. Киваю на все это богатство гостю: мол, присоединяйся. Умный мальчик, отказываться не стал.

— Интересно складывается жизнь, не правда ли? — хмыкает в ответ задумчивый Якуши. Приподнимаю бровь. Давай, продолжай. – Он — сын героя Конохи, Четвертого Хокаге. По логике вещей, чуть ли не достояние, которое нужно холить и лелеять. Но с подачи трех стариков становится презираемым всеми ребенком, демоном, которого только слепой не ненавидит. Забавно. А потом неожиданно выясняется, что он внук Пятой. Женщины, которая, по слухам, может пальцем сломать стену, что уж говорить о хребтах особо зазевавшихся идиотов, что попробуют снова поднять руку на Наруто. Не находите, что если сейчас все узнают о его отце, то у жителей Конохи вообще поедет крыша? Получается, что маятник кто-то остановил, пока он не долетел до высшей точки амплитуды, и качнул в другую сторону.

Хм, а вот с этой точки зрения я на свое попадание как-то не смотрела. Интересно, чья это рука изменила движение пресловутого маятника? Это должен быть кто-то очень сильный. Во всех смыслах. Подложила в тарелку Якуши еще омлета. Мелкому завтрак отложен отдельно, так что пусть доедает мою порцию. Благо я что-то совсем не голодна. Чертова мигрень…

— Так что привело тебя в нашу славную деревню, Кабуто-кун? — за размышлениями о смысле бытия я как-то успела выхлебать свой чай. Пришлось обновлять.

— Орочимару-сенсей передает вам привет и поздравления с принятием должности Хокаге, — отложив палочки, Кабуто зарылся в своей сумке и вытащил опечатанный свиток. Хм? Похоже, каге селения Звука прислал мне официальное письмо. Почитаем-почитаем… Но позже, сейчас и других дел полно.

— Передай своему учителю спасибо. В ответ писать не буду ничего пока. Официально у нас с вашим селением натянутые отношения. И это надолго. — Ну, зная о планах Орочимару, да и моих тоже, пока выгодно оставить Звук в качестве врага, а Змея — в качестве Темного властелина, и не идти на примирение. Мировое зло — оно объединяет. А потом слегка сместим акценты и в дальнейшем переведем стрелки на Акацуки.

— Хорошо, Цунаде-сенсей, — Якуши быстро закидывал в себя остатки завтрака. Проголодался, бедняга, на побегушках-то. Сжалившись над его дохляцким видом, положила добавки.

— Ну а что по нашей договоренности? Сколько времени еще есть у твоего учителя? — Поставила посуду в раковину и занялась делом. Не стоит оставлять грязные тарелки на весь день, сама недавно только провела ликбез по вопросам поддержания чистоты в доме с Наруто. И если я же и нарушу собственные правила, то… В общем, дурной пример заразителен.

— Тело понадобится через три-четыре недели. Я приду чуть раньше и поставлю вас в известность. — Кабуто повертел опустевшую чашку в руках. Поняв намек, наполнила тару горячим напитком. Все, кончился чайничек. Да и с завтраком пора завязывать. Щас, только мелкому новый чай заварю. По идее, он уже скоро встанет.

— Один?

— Нет, со мной будет четверка помощников, — Кабуто блаженно прищурил глаза. Похоже, не одна я балдею с чаев.

— Хорошо, тогда погоню я придержу максимально. Постараюсь никого вообще по следу не пускать. Но и вы ушами не хлопайте. — В этот момент в гостиной зазвонил — вернее, загромыхал — будильник Узумаки. Ой, моя голова… Бах! Это его внучек кинул в стену. Но железнобокий выкидыш местной промышленности и не думал замолкать. Так что пришлось Наруто с неохотой вставать с дивана и отключать этого монстра.

— Мне, похоже, пора? — Кабуто поставил чашку на стол и засобирался на выход. Да, думаю, пока не стоит заострять внимание Наруто на очкарике. Проводила Якуши до двери, пока джинчурики, не замечая ничего вокруг, сражался с собственной постелью, стараясь свернуть ее покомпактнее. Постель побеждала, каждый раз разворачиваясь и принимая совсем неприлично-скомканный вид.

— Ну, давай, удачи, и будь осторожнее, — похлопала по плечу парня на прощание и прикрыла дверь. Так, день начался как-то фигово. Просто потому что головная боль только усиливалась со временем. К сожалению, мигрень не лечится. Вернее, купировать медикаментозно можно. Но вот чакра тут не помощник. А пить обезболивающие пилюли — последнее дело, на мой взгляд. Они все-таки для другого придуманы. Да и ходишь после них, как наркоман со стажем. Все в тумане и смешно. Или это только моя реакция на препараты? Точно, я торчок.

— Привет, мелкий. Давай-ка умывайся и завтракать! — Наруто наконец-то свернул постель более-менее пристойно.

— Доброе утро, ба-чан, — мальчишка мило потер глаза кулачком, улыбнулся и скрылся в ванной. Я же, вернувшись на кухню, домыла остатки посуды и разорила завернутый в полотенце контейнер с завтраком для мелкого. Все разложила по тарелкам, налила супа в глубокую пиалу и села ожидать ребенка. Вот наконец-то водные процедуры завершены, и блондинистый ураганчик, уже одетый и местами причесанный, ввинтился на свое место у стены за стол.

— Давай, налетай, мелкий, — подвинула к нему тарелку с омлетом. Все, пожалуй, теперь пора отчаливать на работу. — Наруто, я уже ухожу. Так что, будь добр, помой за собой посуду и, как будешь уходить, запри дом.

— Ба-чан! Ты сегодня выдашь нам миссию? — с полным ртом прошамкал джинчурики. Как у него получилось-то внятно выразиться с такими набитыми щеками?

— Вам выдадут задание чунины. Не забывай, что ты хоть и мой внук, но это не значит, что я должна тебя выделять, — нажала на курносую пипку надувшегося мальчишки. — Я люблю тебя, мелкий. Но я — каге деревни, а значит, отвечаю за всех ее жителей. Миссии распределяются в зависимости от умений команд и шиноби. Так что, пока ты генин, особо не рассчитывай на высокоранговые задания.

— Так нечестно, даттебае! — вскинув руки вверх, заверещал недовольный ребенок. Поморщилась от болезненного укола в висок.

— Ну, тогда стань сильнее. Учись, тренируйся, работай над собой, — пожав плечами, одела свое хаори. Все, мне пора.

— Да станешь тут сильнее, даттебае! — мальчишка обиженно насупился. — Джирайя только по купальням бегает, а Какаши-сенсей из своей книжки не вылезает и ничему не учит.

— Я думаю, что Какаши-сенсей скоро исправится. — Да, полежит пару дней в больничке и исправится. Гарантирую. — Так что у тебя впереди настоящие тренировки.

— Скорее бы! — И мальчишка вновь углубился в свой завтрак.

Утро вроде бы ничего. Солнышко пока не жарит, даже ветерок такой приятный, колышет изумрудную листву кленов. Все хорошо, кроме моего настроения. Два часа сна — это мало. Тем более моя голова еще в себя не пришла от количества свалившейся с клонов информации. И как мелкий переваривает такой объем? Он же влет делает полсотни клонов. И даже не морщится от их развеивания. Видать, мозги устроены иначе.

Вышла на все еще тихую улицу. Ну да, это у шиноби день начинается с первыми петухами, а обычные граждане только-только просыпаются. Плюс у меня домик в тихом районе, здесь ниндзя не шныряют толпами. Вот дальше, в квартале Хьюг, сейчас, наверное, уже суматошно носятся владельцы бьякугана. От размышлений меня отвлек легкий звук рассекаемого воздуха. Мма? Что это?

Подошла ближе и глянула через невысокий, но плотный заборчик. И застыла. На небольшом полигоне, вернее, даже на просто утоптанной площадке, словно в каком-то медленном, грациозном танце двигался сухонький усатый дедок. С веерами в обеих руках. У меня от восторга даже головная боль отошла куда-то на второй план. Невероятное зрелище. Молниеносные выпады, плавные уходы, движение длинных шелковых кистей по воздуху, клацающие звуки закрывающихся лезвий. Это какой-то восторг, наблюдать за тренировкой мастера с боевыми веерами. Не знаю, сколько времени я смотрела на этот танец, но очнулась, только когда старичок засунул свое оружие за пояс и ушел в дом.

Это действительно неописуемо и прекрасно. Стоит поговорить с соседом. Конечно, после разбора основных завалов на работе. Пока у меня ни на что нет времени, к сожалению.

Резиденция уже напоминала проснувшийся муравейник, где — что внутри, что снаружи — по стенам бегали взмыленные шиноби. Кто миссии получал, кто отчеты принес. Плюс на первом этаже толпились заказчики, создавая атмосферу полной неразберихи. Номерки, что ли, им выдавать? Или электронную очередь устроить. А то вот опять скандал, кто первый в очереди за хлебом. Можно подумать, что у них не примут задание… Ненавижу толпы, и поэтому побыстрее сваливаю. А то поубиваю всех тут на фиг в таком настроении.

Перемещаюсь шуншуном под дверь собственного кабинета и застываю. Оттопырив тощую задницу, обтянутую невнятным коричневым кимоно, и повиливая ей из стороны в сторону, к замочной скважине прикипел какой-то напомаженный и надушенный до вони тип. Что за хрень?! Я чуть себя на гендзюцу не стала проверять. АНБУ, главное, нет. А этот… Эта шиза… Тут… Стоит! Подглядывает, аж сопит. Вот, еще и почесал щиколотку левой ноги ступней правой. У меня сразу такое желание сильное появилось – размахнуться и как засветить ему пенделя! Чтоб сразу, вместе с дверью через окно улетел…

На мое вежливое покашливание фигура моментально разгибается, ударяется лбом о ручку двери и испуганно поворачивается:

— Аэээ…

— Ну, во-первых, доброе утро. Или вас родители обычной вежливости не научили? — Складываю руки на груди и сверлю этого опарыша неприязненным взглядом. У меня настроение и так ниже плинтуса, а тут еще оно…

— Ыыээ! – мотает головой, с ужасом сглатывая. Ками, где такие обитают? Брось туда бомбу Биджу или две.

— Я что-то не расслышала, — недобро усмехаюсь. Есть жуткое желание кого-то убить. И первый кандидат в покойники сейчас трясется передо мной.

— Д-д-доброе у-уут-тро, Х-хо-ка-геее-сам-мааа… — выдавило из себя тело. Меня узнали! Охренасоветь!

— Ага. Значит, базовый пакет данных все же заложен, — тихо пробормотав, командирским тоном рявкаю: – Кто такой и по какому праву здесь находишься?

— Ааа… Так я это… Мне назначено… — проблеял смертничек, вжимаясь в стену. Делаю крайне удивленное лицо. Я вам назначала? Что, правда? Смотри-ка, сообразил объясниться. — К-казначей я, госпожа…

— Ах, значит, казначей. Прекрасно! – От моей улыбки чеширского кота мужик зеленеет и пытается упасть в обморок. Щазз! Сгребаю трясущееся тельце одной рукой за шиворот, другой проворачиваю в замке ключ, снимаю барьеры, распахиваю дверь, с издевательским «Прошу!» легонько зашвыриваю придурка в середину комнаты. Мужик едет на попе, тихо подвывая, встречается ногами и лбом со столом и умолкает. Класс! Всегда в городки играть любила… И с предвкушением поворачиваюсь в коридор, задираю голову… Ага! Ползет, жертва. Мрр! Я еще за вчерашнее с вами по душам поговорить должна.

— Лис, а Лис… — Цып-цып-цып, моя радость. Иди сюда, сейчас я тебе помогу. Будем от склероза лечить и повального раздолбайства.

— Да, Хокаге-сама! — АНБУ спрыгивает вниз и склоняется в привычном поклоне.

— Где там твой сменщик? — наивно хлопаю ресницами. Парень задумался над ответом. Самому не интересно?

— На втором этаже, — все же выдает напарника Лис. Ничего, я тут вас построю. Даже хорошо, что у меня настолько дерьмовое настроение сейчас. Есть шанс на всех отыграться.

— Угу, замечательно. А Генма где? — Ширануи лучший вариант. Он всех знает, его все знают и, надеюсь, сообразят, за что именно пострадали их задницы.

— Ширануи-сан появится примерно через час. — АНБУ слегка занервничал, судя по изменившемуся пульсу. Подозревает что-то нехорошее. И правильно делает!

— Вот как появится — доложишь, и пусть зайдет ко мне. Свободен, — киваю парню.

— Слушаюсь, — Лис возвращается на потолок и замирает. Ага, раньше надо было вашу жутко опасную службу добросовестно выполнять. Улыбаюсь от души, широко и радостно, возвращаюсь в кабинет и прикрываю плотно дверь. Достали. И нарвались. А память у меня хорошая.

Опубликовать в Facebook
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники
Опубликовать в Яндекс

Поделитесь своими мыслями, оставьте комментарий.

(required)
(required)

Внимание: HTML допускается. Ваш e-mail никогда не будет опубликован.

Подписка на комментарии