Годайме Хокаге (Глава 16-18)

Под катом.

Глава 16

Чего сидим, кого ждем? Вроде все, кому надо, присутствуют. А, вот и Генма прибежал, воспользовавшись какими-то своими тайными тропами. Пристроился позади, как верный тушкохранитель, и замер. Даже сенбон во рту не шелохнется. Итак?Двери медленно отворились, и в зал вплыла пестрая процессия. Ками, у меня в глазах аж поплыло от количества ярких цветов в одежде сопровождающих дайме лиц. А еще эти товарищи хаотично мельтешили, пытаясь изобразить то ли танец, то ли какой-то парад, видимо. Некоторые даже на музыкальных инструментах играли. Ага, на барабанах. Иногда подавали резкие и одновременно жалобные голоса сякухати*. Ну, и колокольчиками трясли, то там, то тут. Это, я вам скажу, жутко. Не сказать, что у меня музыкальный слух или что-то такое. Но, думаю, даже Наруто – вот уж кому медведь на ухо наступил в детстве (или это Кьюби постарался?) – свалился бы от сенситивного шока к концу первой же минуты.

Тем временем процессия разделилась на два не очень ровных ряда, освобождая дорогу вождю этого племени тумба-юмба. Мелкой, семенящей походкой гейши к нам двигался… Двигалось нечто. Оно было одето в длинное ярко-голубое кимоно, шлейфом волочившееся по полу, и какую-то хламиду поверх – типа пончо, ядовито-зеленого цвета со светлым орнаментом. Руки оно прятало в широких рукавах. Всю нелепость наряда завершала шапка в виде раскрытого веера с бахромой на голове. Мое тонкое чувство прекрасного сейчас скончалось в страшных муках.

Но внешний вид – это еще не самое ужасное, как оказалось. Оно подошло ближе и заговорило. Высоким неприятным голосом.

– Хи но Куни но Дайме приветствует госпожу Сенджу Цунаде, – оно остановилось прямо передо мной. Тут же откуда-то оперативно организовался позолоченный стульчик с мягкой подушечкой. На которую и примостил свою попу данный папуас. За его спиной тут же образовался рядок из телохранителей. Хм, смотри-ка, четверо – простые вояки, из приближенных к короне семей. Но двое остальных – явно самураи. Или бывшие самураи. А вот шиноби что-то нет. Как непредусмотрительно… И наивно… Все остальные в спешке покинули помещение и прикрыли двери. Ну вот мы и практически одни, пупсик.

– Приветствую Дайме страны Огня в Конохагакуре, – самое главное, не заржать. Сейчас, видя перед собой эту пародию на великого правителя, я еле сдерживала улыбку. Это просто уму непостижимо, почему этот напомаженный товарищ является главой одной из великих стран? Как его вообще допустили к власти? Сейчас попробую объяснить свою позицию. Не будем докапываться до экстравагантного наряда – может, так положено. В конце концов, веер на башке носят почти все дайме. Это что-то типа короны, видимо. Так вот, помимо всего прочего, владыка страны Огня был гламурным типом преклонного возраста. Выщипанные в тонкую линию бровки, подкрашенные красными тенями глаза, наманикюренные ногти зеленого цвета… Если бы доподлинно не знала о наличии у этого человека жены и двух детей, подумала бы о его нетрадиционной сексуальной ориентации. Ах, да, забыла, еще и лицо, не обезображенное интеллектом, и поджатые куриной жопкой губы. Кошмар. Он вытащил из-за пояса веер и начал им жеманно обмахиваться. Какой мужчина… Мне срочно нужно его трахнуть. Табуреткой по башке. Да. Чтоб не выкобенивался.

Тем временем, кивнув на мое приветствие, мужчинка начал распинаться о том, что он-де будет счастлив получить клятву верности от нового Каге Листа. На этих словах мое веселье как рукой сняло. Он что? Реально приперся сюда требовать вассальной клятвы?

– Я правильно поняла цель вашего визита? – вкрадчиво интересуюсь, слегка наклонив голову набок. Ишь, какая зверушка интересная. – Вы хотите получить вассальную клятву от Хокаге?

– Естественно, – аки болванчик закивал стручок с веером. – Мне сказали – это традиция. Поскольку отныне вы будете управлять деревней под моим покровительством…

Дальше я почти не слушала. Действительно, не понял, чего просит. Интересно, кто это ему так речь начать присоветовал? Вряд ли старейшины или Данзо, – не дураки, чай, такие клятвы направо и налево давать. Игра ведется с другого поля. Сейчас разбираться в этом нет времени и возможностей, но на будущее запомню. Кто-то мнется рядом с троном, кому-то скрытая деревня с ее независимостью поперек горла. А оставлять подобную выходку без внимания не стоит. Что ж, сейчас объясню болезному, насколько он не прав, послушав своих советников. Вряд ли сам допер до такого. Да и окончательно прощупать почву наших будущих взаимоотношений стоит. Пугнем? Чуть-чуть. Так, для проверки, не более.

– …надеюсь на оказание вами максимальной помощи в этом нелегком деле, – закончил дайме, сладко улыбаясь.

Резко встаю, прерывая речь папуаса, и, выдернув изо рта Ширануи любимый сенбон, спускаюсь с подиума к замершему в непонятках дайме, выпустив по дороге немного ки. Немного, чтоб от страха это недоразумение не скончалось прямо тут. А для бывалых вояк ки явно слабенькое. Однако охрана царька никак не отреагировала на мои довольно агрессивные действия. Видимо, на то и был расчет, с таким-то наездом по поводу клятвы верности.

– Если закрутить сенбон по часовой стрелке вот так, – я демонстративно легко двумя пальцами завернула металлическую палочку в штопор, – то получится замечательное сверло. Как вы думаете, смогу ли я с его помощью понять на практике, есть ли в вашей, скажем прямо, небольшой головенке, мозг? Просто на вид – у вас там целиковая кость, не иначе, да и на звук, – постучала легонько костяшкой пальца по лбу офигевшего мужчинки, – тоже самое. Вот и устроим показательную лоботомию. Но если я не права, то непременно извинюсь перед вами. Посмертно, наверное…

А телохранители вождя народов страны огня так и не пошевелились, несмотря на мои угрозы и действия. Похоже, и правда моими ручками только что хотели совершить небольшой переворот. О как. Что ж там за изюбр такой завелся, что смог заставить плясать под свою дудку не только этого дурачка, но и большую часть советников? Мне сейчас кризис власти и сопутствующий хаос ни к чему – неизвестно, есть ли у меня такая же красивая папочка с компроматом на преемника. К концу моей вкрадчивой речи дайме уже дышал через раз, а Генма все еще не пришел в себя из-за потери любимого жевательного сенбона. Хм, достаточно ли я запугала этого царька? О, похоже, ему уже достаточно. Судя по внешним признакам – его сейчас удар хватит. А вот нечего было забывать, кто такие шиноби, и что мы можем сделать с отдельно взятым телом.

– Цунаде, хватит! – зашипела мне в ухо тихо подошедшая Кохару. Вот ведь вредная старуха, весь кайф испортила.

– Хм… Хорошо. Я всего-то адекватно ответила на попытку унизить каге скрытой деревни. Неужели я должна была пропустить мимо ушей или согласиться с тем, что Коноха находится в подчинении у дайме? – Старичье, переглянувшись, нахмурилось и заткнулось. Они-то в курсе, чего я так вспылила. Сами небось просчитали ситуацию наперед. Справа раздался какой-то полупридушенный всхлип. Что? А… У стенки тихо ржал Джирайя, заткнув себе рот ладонью и стараясь не сильно светиться. Единственный, кому тут весело.

– Я повторю открытым текстом, без экивоков. Чтобы даже вы, Дайме Страны Огня, поняли. Скрытые Деревни никогда не были ни в чьем подчинении. Это мы позволили образоваться странам вокруг нашей мощи. Так что не забывайтесь, или Лист быстро сменит династию, – презрительно посмотрела на притихшего царька. Как меня раздражают такие слизняки! – А то что дайме должен утвердить нового Каге – это всего лишь традиция, дабы обыватели вам хоть как-то повиновались. Так что не стоит переоценивать свое место в пищевой цепочке, травоядное.

Хищно ухмыльнувшись снова посеревшему дайме, я вернула сенбону его исконный вид. Ну почти. Слегка кривовато вышло, но ведь я не кузнец, в конце концов. Вернув изуродованную палочку обескураженному Генме, уселась на свою тронную подушечку. Так, программа минимум – запугивание – выполнена. Теперь окончательно добьем этого недовладыку. Распечатываю папочку с компроматом, помахиваю ею из стороны в сторону, так, чтобы гость обратил на нее внимание. Есть контакт! Узнаешь? Ага, вижу, что да. Что ж ты так бледнеешь-то, я уже всерьез опасаюсь за твое здоровье. О, помимо дайме еще и старейшины активно всматриваются в документы. Гадаете, откуда они у меня, хотя вы вынесли почти все из кабинета Хирузена? Нефиг лазить по чужим архивам! А теперь запечатываем папочку, не будем искушать пенсионеров.

– Тогда зачем же я приехал? – даже как-то обиженно спросил меня, или сам себя, царек, испуганно оглядываясь по сторонам. Неужели понял, куда именно его занесло? А попал ты, придурок, в деревню наемных убийц, коим твои телохранители на один зуб. Тем более, что не очень-то они рвутся твое тело хранить.

– Для того, чтобы лично познакомиться с новым Хокаге, то есть мной. – Правда, я душка? А что? Я добрая, белая и пушистая. Как ядерная зима. А вообще-то, я могу понять этого коронованного сморчка. Когда назначали Четвертого, этот царек был еще только наследником престола, и всю кухню взаимоотношений между странами и скрытыми деревнями не знал. Другое дело, что его никто так и не просветил даже после вступления в должность.

– Приятно познакомиться, – заторможенно кивнул мне папуас, явно не зная, что теперь делать и как отсюда выйти побыстрее. И главное, живым.

– Аналогично, – я радостно скалюсь. Давай-давай, поистери немного. Зело полезно. Зато запомнишь раз и навсегда, что с шиноби шутки плохи. Совсем от рук отбились в своих городах-столицах.

– Я так понимаю, что Хи но Куни но Дайме теперь в курсе, что Годайме Хокаге выбрана Сенджу Цунаде? – подал голос Хомура. Видно, достал этот фарс нашего многоуважаемого старейшину, вот он и решил закончить эту, явно вышедшую из под контроля, ситуацию.

– Да… – выдавил царек, потихоньку отодвигая свою табуреточку подальше от нас. Тихо не вышло. Попа была толстая, и ножки уж очень громко скрипели по полу. Поморщилась. Звук крайне неприятный. Хотя ситуация забавная. Джирайя, похихикивая, продолжал сползать по стенке. У него истерика, похоже.

– В таком случае, мы можем наконец-то оповестить жителей Деревни о новом Каге, – очкарик вскользь поклонился дайме. Так, очень слегка. Едва головой пошевелил. Потом перевел взгляд на меня. И что тебе надобно, старче? А, судя по нервному тику, коим ты показываешь на дверь, пора мне на крышу, заявлять о своих притязаниях.

Смазанное прощание с папуасом вышло. Едва я сказала сакраментальное «Всего хорошего», как он так рванул на выход, что чуть не потерял свою шапку. Ну, и весь парад охранников выдвинулся за ним. Интересно, хватит ему ума остаться до вечера и таки договориться со мной лично, или так и побежит обратно в Кейши, без остановки и передыху?

– Что передать дайме? – тихо спросил Генма. Быстро глянула через плечо. О, уже новый сенбон в зубах сверкает!

– Чтобы вечером, часам к пяти, был в моем кабинете. Один. Поговорим о вечном, – с царьком надо расставить все точки над “i”. Все-таки деревне нужны заказы. А крупные – всегда шли через двор феодала. – Да, и добавь, что я гарантирую ему жизнь. Слово Химе. Пусть не дрейфит, нам всего лишь надо обговорить пару экономических и политических вопросов. Если будет возмущаться или отказываться… Просто ПРИВЕДИ его ко мне.

– А если… – сенбон заинтересованно задрожал в уголке рта.

– Живым, Генма, и целым, – обломала я телохранителя.

– Есть, – и Генма исчез. Побежал устраивать внеочередные переговоры.

– Ну ты даешь, Цунаде, такого я не ожидал. Сверло… Ха-ха… Из сенбона… – Джирайя наконец-то отлип от стенки и попытался встать. Не очень удачно. Из-за рвущегося наружу смеха он еле-еле двигался. – А этот… Травоядное.. Ой, не могу…

– Спокойно! Бери себя в руки и пошли. Мне еще вон, шляпу одеть надо. И народу показаться, – схватив ржущего извращенца за шкирку, потащила за собой к лестнице, где меня с нетерпением ждали старейшины.

– Знаешь, Цунаде, я ведь достаточно покрутился во дворце дайме в свое время. Там такой гадюшник, просто слов нет. И твое сегодняшнее сольное выступление только на пользу двору пойдет. Забыли там, кто такие шиноби Листа, – Джирайя, усмехнувшись напоследок, картинно пропустил меня вперед.

Перед ступенями на крышу я слегка задержалась. Все, контрольная точка пройдена, теперь мне можно двигаться только вперед.

_____________
Сякухати (яп. 尺八) — продольная бамбуковая флейта

Глава 17

А народу-то, народу! Площадь перед дворцом была буквально забита. Сюда что, все население Конохи согнали? И все такие радостные. В большинстве своем. Вон и Наруто со своей командой. Его блондинистая макушка сразу бросается в глаза. Мелкий машет мне рукой и даже подпрыгивает, что-то крича. Хм, что я там дальше по протоколу сделать-то должна? Подхожу к перилам, улыбаюсь, ручкой машу. Чувствую себя Брежневым на мавзолее. Не хватает танков и ракетных комплексов, медленно проезжающих мимо. Не судьба. Главное, чтоб никто целоваться не лез. Ну и долго мне еще вождя народов из себя строить?Подходит вечно недовольная Кохару и с легким поклоном передает мне дурацкую треугольную шляпу Каге и белое хаори. Так, а вот и мое парадное седло. Шутка, конечно, но, учитывая, что теперь мне пахать аки лошади, шутка быстро перестает быть таковой. Хм, но ведь ты сама шла к этому моменту, Цунаде. Планы строила. Так что это вдруг ты слабость проявить решила? Давай, надевай плащ, бери свою «корону» и вперед на баррикады! Набрасываю официальное хаори на плечо, принимаю из рук старейшины шляпу, оборачиваюсь к затихшему внизу народу.

– Я, Сенджу Цунаде, принимаю титул Годайме Хокаге Конохагакуре и клянусь защищать деревню своей жизнью, – громко проговариваю слова клятвы каге, пропуская их через себя. Да, я буду защищать эту деревню и ее жителей. Это не просто прихоть или желание выпендриться. Я два года целенаправленно шла к цели. Теперь я глава Листа, и мне многое позволено. Пока не все, но я постараюсь побыстрее навести порядок в своем огородике. Теперь наденем головной убор, и на этом, вроде бы, парадный выход закончен.

В ответ на мою недолгую речь народ разразился криками и поздравлениями. И в воздух чепчики бросали… Что ж вы так радуетесь-то? Ведь еще совсем не понятно, что я за человек. Неужели всего лишь символ, коим является каге, дает вам столько сил? Удивительно…

– Поздравляю, старушка! – сзади подошел Джирайя и хлопнул меня по плечу. Счастливый-то какой. Я так понимаю, это из-за того, что ему самому получилось отмазаться от столь высокой чести.

– Но-но, я теперь Хокаге, так что будь добр, без фамильярностей! – гордо вскидываю голову и обливаю презрительным взглядом. Отшельник даже на шаг отступил. Неужто поверил? Однако, я хорошая актриса. Пришлось объясняться. – Спокойно, шучу я так…

– Ну ты даешь, Цунаде. Я ведь поверил, – Джирайя шумно выдыхает, показательно стирая несуществующий пот со лба. Хмыкаю и, махнув на прощанье народу, спускаюсь вниз. Все, теперь пойдем обживаться. На лестнице Жабий отшельник прощается с нами и выпрыгивает в ближайшее окно. Что ж, его никогда не прельщала бумажная работа. Да и вообще работа. Любая…

– Цунаде, надеюсь, ты будешь хорошим Хокаге, – останавливает меня Хомура на пороге в рабочий кабинет. Стоит, очками поблескивает.

– Приложу все усилия, чтобы Коноха вновь заняла достойное место среди великих скрытых деревень. – Что же ты так брови-то хмуришь? Задумался, а верно ли твое решение поставить меня во главе Листа? Не боись, пока я буду играть по вашим правилам. А дальше, скорее всего, вы и не узнаете…

– Ты так говоришь, как будто Лист находится в упадке, – в разговор влезла старая кошелка. Грозно зыркнув на меня и воинственно задрав подбородок. Ну, давай и с тобой пообщаемся.

– А разве это не так, старейшина Утатане-сан? А вы что молчите, Митокадо-сан? Правда глаз режет? – скрестив руки на груди, прислоняюсь к стене. Хомура продолжает изображать из себя статую, а вот Утатане все-таки решает продолжить военные действия.

– Ты заблуждаешься, девочка, – поджав губы, буркнула бабулька. Сдается мне, я давно уже не тяну на девочку. Никак полтинник разменяла. Ну что ж, вы хочете фактов? Их есть у меня…

– Да ладно? В чем? В том, что нас обставляют другие деревни? Что даже Трава – деревушка, пять домов в два ряда – пытается влезть в сферу наших интересов? – Что ж вы глазки-то отводите? Неужели сказать нечего? Тогда продолжим давить: – Когда-то шиноби Конохи боялись тронуть лишний раз. А теперь мы несем потери в дурацких стычках. Просто потому что наши отряды плохо обучены, а местами и отвратительно вооружены. Выезжает Лист только на джонинах, которых не так уж и много, и все дыры ими не заткнуть.

– Возможно, что где-то деревня и сдала позиции, но мы еще сильны! – Старушка, ты уже проиграла эту битву и знаешь это. Но гордыня не дает оставить последнее слово за оппонентом. Ой, это рано или поздно плохо закончится. Для тебя.

– Да? И сколько мы еще будем сильны? Год, два? А потом что? – искренне недоумевая, вскидываю бровь. Ну, ответь мне. Что ж ты мнешься-то, сказать нечего?

– Утатане, это бессмысленный спор. Пойдем, – Хомура обломал мне весь кайф. Зараза, я ведь почти ее вывела из себя. Может, в запале чего нового бы мне сказала. Неизвестного…

Жаль, очень жаль. Проводив взглядом удаляющуюся парочку, открыла дверь в теперь уже собственный кабинет. Итак, приступим помолясь. Начнем, пожалуй, с осмотра. Зуб даю, что тут должна быть потайная комнатка. Не может быть, чтоб обошлось без столь важного и нужного в быту каждого правителя дополнения.

В кабинете было удивительно пусто, даже АНБУ отсутствовали. Глянула вверх. Нет никого. А вообще интересно, за всеми этими «тараканами» кто-то моет стены и потолки? Специальный джонин-уборщик или, скорее, команда генинов, выполняющая миссию ранга D? А отсутствие охраны не странно, ведь теперь мне самой назначать своих телохранителей. А значит, надо определяться с ближним кругом. Кому можно доверять, хотя бы частично? Да и перевалить часть дел необходимо. Со всем лично никогда не справишься, нужны достойные исполнители, с которых уже и драть по сто шкур.

Открыла окна, впустив в помещение свежего воздуха. А то за время отсутствия каге в кабинете стало душновато и как-то затхло. Всплеск шуншина отвлекает от созерцания деревни. Ну, и кто там пожаловал? Нарушителем спокойствия оказался Генма. Кто бы сомневался!

– Хокаге-сама, дайме ожидает аудиенции, – шиноби поклонился и замер, ожидая моего решения. Ох ты ж, лапочка моя. Как ты его уговаривал-то? Или он связанный и с кляпом во рту ждет своего часа за дверью?

– Еще что-то на сегодня есть из срочного? – С папуасом у меня долгий и обстоятельный разговор будет. Многое надо обсудить. Поэтому какие-то срочные вещи стоит решить прямо сейчас, не откладывая на потом. Генма моргнул, достал откуда-то из-за спины толстый блокнот, быстренько просмотрел пару листов. Заметил мой ожидающий взгляд, спохватился и, запихнув блокнот на место, добавил:

– Необходимо утвердить список ваших телохранителей и помощников. А также смены постов АНБУ в вашем кабинете, – и очередной поклон. Все. Достал.

– Генма-кун, будьте так любезны, хватит тут болванчика изображать. Я не дайме и не старейшины, чтобы мне челом бить по ногам. Либо себе лоб отобьешь, либо мне ноги, – немного подумав, все-таки села за стол. Что ж, неплохо. Кресло на колесиках, достаточно мягкое. Удобное. Света для работы достаточно. Стол большой. Меня все устраивает. Поставить еще один стеллаж у двери и выклянчить настольную лампу…

– Но, Хокаге-сама… – прервал полет моей фантазии джонин.

– Цунаде. – Мужчина удивленно замер. Вздохнув, пояснила: – Не Хокаге-сама, а Цунаде-сама. Титул оставьте за дверью, он необходим при официальных мероприятиях и церемониях.

– Гхм… Цунаде-сама, вы уверены по поводу этикета? – осторожно поинтересовался Ширануи. Неужели я выгляжу настолько грозно, что меня боятся? Вроде специально не стараюсь. Или его так пугает разница в возрасте?

– Генма-кун, а не засунуть ли тебе этикет… Кхм… Давай-ка договоримся. Вставать на колени или колено, кланяться в пояс, разбивать лоб об пол, именовать по титулу разрешается только при незнакомых людях, старейшинах и дайме, – устало потерла виски. Давненько головная боль о себе не заявляла. С чего бы это? Старичье проклятие наслало, или тут энергетика в кабинете какая-то не такая? Точно, надо тут деревце завести. Колючее. Как кактус. Пусть поглощает негативную энергию.

– Я понял. – О, согласился-таки. Отлично, и что дальше? – Так что насчет АНБУ, дайме и прочего?

– Хм. Так, АНБУ дежурить в кабинете могут по одному. Тройка мне тут не нужна. Совершенно. – Вот еще, только и будут что пялиться на меня, и не поговоришь с кем необходимо с глазу на глаз. Нет, отослать можно, но тогда вся секретность снова летит к чертям собачим. Раз выгнали – значит, что-то интересное творится. Эх, мне срочно нужны доверенные лица.

– Но инструкция… – всколыхнулся было Ширануи. Пришлось припечатать его взглядом весом в пару тонн.

– Инструкцию засунешь туда же, где лежит этикет. Ему там одиноко. – Парень сглотнул, но согласно кивнул, принимая мое решение. И это хорошо. – Если тебе так неймется – будешь дежурить пока сам. Когда я разберусь в этом гадюшнике, тогда поговорим и о другой охране, и об АНБУ на потолках. Так, теперь по спискам помощников. Пока их нет, но они обязательно появятся. И когда это произойдет – я поставлю тебя в известность.

– Дайме, – подал голос джонин, когда понял, что я уж больно сильно ушла в себя. Ну да, я задумалась о помощниках. Мне нужен как минимум секретарь, как максимум своя группа, что будет верна и подчинена только мне. И где мне взять столько людей-то? Бедная я, несчастная…

– Тащи папуаса сюда. Покалякаем с ним. – Генма разворачивается на носках и вылетает за дверь резвым зайцем. Кричу вдогонку: – И поесть захвати!

С дайме у нас состоялся странный и напряженный разговор. Несмотря на всю глупость внешнего вида и поведения, мужчина оказался не совсем уж дурак и сам дошел, своими мозгами, что его банально подставили под удар. В благодарность за столь мягкие воспитательные меры мне даже списочек написали, от кого конкретно какие советы поступали по поводу дальнейших взаимоотношений с Конохой. Свиточек я запечатала. Еще пригодится, когда руки дойдут и до двора его величества. Такие закидоны я не намерена оставлять без внимания. Но! Все надо тщательно проверить. Да и вообще прошерстить ближнее окружение нашего «волнистого попугайчика» не помешает.

Пока мне объяснялись в любви и понимании, Генма притащил чай и легкий перекус в виде каких-то пирожных и фигурных бутербродов. Причастились ароматным напитком. После еды Дайме даже как-то расслабился слегка. Веер опять свой достал. Сидит, обмахивается, строит мне глазки… Ну а я все больше на сладкое налегаю. Возьму вот эту тарталетку… Стоп. Он. Мне. Глазки строит? О, Ками. Точно строит! Папуас – скрытый мазохист? Кожа, плети и “госпожа”? Меня даже передернуло от этих мыслей. Не дай шинигами… Так, делаем вид, что ни фига не понимаем. Ага. Ведь если я сейчас проявлю хоть каплю агрессии – он от меня так и не отстанет больше. Уф! Вроде пронесло. Глазками посверкал, отклика не увидел и сдулся. Хвала богам…

Вернулись к разговору. Заказы от двора мне гарантировали, даже передали бумаги с планом ближайших мероприятий, где понадобятся команды Листа в качестве охраны или сопровождения. В основном это поездки вассалов царька или открытые празднества. В целом, все как всегда. Оплата стандартная. Отлично. Странно, что товарищ не потребовал себе в личную охрану джонинов. Он вообще не поднял вопрос о постоянном присутствии моих шиноби во дворце. Это его личная инициатива? Или все тот же страшно дикий зверь изюбр крутит? Хм. Ладно, время есть, разберемся.

По окончании аудиенции сморчок вновь стал сверкать глазками, зазывая меня во дворец на чай. С плюшками… Ками, дай мне силы не прибить его прямо сейчас. Вот что ему надо-то? Недостаточно испугался при первой встрече? Хочется повторить? Так он меня скоро до греха доведет – так пугну ки, что в штаны наложит. Ох, Генма, спаситель, привел охрану дайме, и его наконец-то забрали. Все, завтра они уезжают. Два часа общения с этим попугайчиком, и у меня явно добавилось седых волос. Мне срочно нужны положительные эмоции.

Глава 18

Наконец-то я осталась в кабинете одна. Ненадолго, ибо Генма обещал быстро вернуться уже с печатями каге, после смерти Третьего отбуксированными в закрытый архив. О, не забыть бы еще и туда наведаться. И запасники АНБУ прочесать частым гребнем. Нужны техники мокутона, так как то, что прислал Орочимару, уже изучено вдоль и поперек. Да и не так много там было. А еще необходимы техники Узумак. Барьеры и печати. И сама подучусь, и Наруто надо вернуть к истокам. Думаю, со временем из него выйдет прекрасный мастер печатей.

Но мне пора заняться поисками. Сначала активируем барьер. Чтобы никакой слишком активный телохранитель или иное тело мне не помешали в столь тонком деле. Так, ищем вход в потайную комнату. Чакры в специальные печати – и вуаля, кабинет полностью заблокирован от внешнего мира. Вообще тут много таких штуковин на все случаи жизни: от прослушки есть, от проникновения, сигнализация и даже блокировка пространственных техник. Не кабинет, а бункер высшей защиты.

Мокутон помогает чувствовать дерево. Так что наличие небольшого помещения за северной стеной мною было обнаружено влет. А вот дальше возник вопрос. Где тут тот самый нужный рычажок, что открывает туда вход? Ну серьезно, не делать же дополнительный? В виде большой дыры.

Да-с… Новоявленная Хокаге ползала вдоль стены, ощупывая все выпуклости и впуклости, ища секретную кнопку, что откроет дорогу к светлому будущему. Да где ж ты прячешься? На стене нет. Может, на полу? О, из своей грациозной позы «на карачках» замечаю какую-то финтифлюшку, накарябанную на нижней стороне столешницы. Печать вроде. Не активна, чакры не потребляет. А если влить своей? Эпическая сила!

В северной стене появился узкий проход. Пощупать надо, может, оптический обман. Но на самом деле все оказалось гораздо проще. Барьер ставился, я не знаю, сколько лет назад – видимо, еще Мито поучаствовала в этом поистине великолепном творении. Так вот, он создавал материальную иллюзию стены, что-то с теневым клонированием связанное, не иначе. Только крепче из-за техник Узумак. И не просветишь стену ни бьякуганом, ни шаринганом – слишком много печатей на стенах, они аж светятся для додзюцу.

Итак, что у нас тут за помещение? Вошла, огляделась. Прекрасно, даже превосходно. Небольшая квадратная комнатка без окон. Так, диванчик раскладной у стенки – хорошо. А кухонька, хоть и махонькая, но полноценная – с плитой, раковиной и холодильником. Волшебно! А это что за дверка? Вау! Санузел обыкновенный: душ и унитаз. Какая прелесть. Живем! На такое богатство я и не рассчитывала. Вода? Льется. Отлично, тут ничего не надо менять. В душе полотенца сменим, да юкату повесим. На диванчик пару подушек и пледик. А тут у нас что? Сунув нос в холодильник, поняла, что данный предмет обстановки придется конкретно отмывать. От плесени, что проросла на каких-то уже неопределяемых на вид овощах. И на рисе, найденном в неглубокой керамической плошке. Что ж это за грибок-то такой, фиолетовый и пушистый? Я о таком даже не слышала. Надо Орочимару образец отправить, может, что полезное извлечет. Ха-ха. Ладно, завтра химию из дома захвачу и решим этот вопрос. А сейчас все это выгребаем, и в мусор.

А мусор куда деть, непонятно. Пока положим пакет тут у стеночки, а вечерком захватим с собой и закинем в ближайший бак. Как ни странно, но в потайной комнате никаких свитков или бумаг не наблюдалось вообще. Зато был стеллаж с какими-то финтифлюшками. Статуэтки, колокольчики, камушки цветные, шарики стеклянные… Прям коллекция пятилетнего ребенка. Машинок не хватает или фигурок героев кино. Ладно, потом разгребу. Похоже, Третий тут очень редко бывал. Хм, его проблемы. Такое замечательное местечко необходимо использовать на полную катушку. Но убраться не помешает. Пылищи скопилось порядочно.

Вернулась в кабинет, возвратила стене первоначальный вид, сняла барьер и с удовольствием уселась в кресло. Как раз вовремя, ибо в дверь, оказывается, уже вовсю ломился Генма. Как только техника рассеялась, дверь от удара распахнулась настежь так, что впечаталась в стену. Как джонин ее с петель не вынес? Ногой, что ли, открывал? По-моему, с потолка даже штукатурка посыпалась… Ага, и теперь в проеме стоит весь такой испуганный собственной наглостью Ширануи с деревянным полированным ларцом в руках.

– Эм, Цунаде-сама… Я… – Генма как-то весь стушевался от произошедшего, зачем-то даже шкатулку за спину спрятал. Чтоб не отняла?

– Печати принес? – кивнула парню: мол, на стол клади, сейчас смотреть будем.

Открыв ларчик, полюбовалась стройными рядами официальных печатей. Две малых и две больших. Первые используются в работе с внутренним документооборотом деревни. Это как бы факсимиле, подаешь чуть-чуть чакры, и вуаля – личная подпись готова. Большая печать использовалась на документах, относящихся к внешней политике. Это не подпись Каге, это скорее проявление мощи Скрытой Деревни. Их используют для заключения союзных договоров, пактов и так далее. В любом случае шкатулке не место в архиве, куда может пройти любой джонин. Так, малую печать в верхний ящик стола, она частенько используется. А остальные вечером уберу в потайную комнату. От греха…

Закрывая ларчик, поднимаю голову и натыкаюсь на любопытный взгляд Ширануи. Что? Так и будешь тут стоять теперь вечно?

– Генма-кун, что-то еще? – вопросительно уставилась на джонина. Тот слегка смутился даже от такого разглядывания, но быстро взял себя в руки.

– Да, советы кланов и джонинов предварительно назначены после обеда. Вам надлежит познакомиться с главами кланов Конохи и присутствующими в деревне высокоранговыми шиноби. – Ну, раз надо, значит, сделаем. В любом случае день только начался, так что извлечем из оставшихся рабочих часов по максимуму пользы.

– Что первым делом? – Нашла на столе какой-то чистенький листик, ручку, и начала выводить на нем смешные рожицы. Даже занимательно, что и в первой жизни, и во второй у меня работа связана с руководством и бумагами. Кошмар. Это карма…

– Джонины. Они соберутся к двум часам в зале Совета на первом этаже. – Кинула взгляд на уродливые часы с кукушкой. Не нравятся они мне! Но пока замнем для ясности. Разобрать их на винтики я смогу и в свободное от работы время. Так, сейчас половина двенадцатого…

– Хм, принято. Я займусь текучкой, что скопилась на столе. Где-то без пятнадцати два зайди за мной. – Выразительно кивнула на дверь: топай давай отсюда. Но Генма так и остался стоять перед столом, делая вид, что все мои намеки он в упор не понимает. Что ж, пошлем открытым текстом: – Свободен.

– Нет, – отрицательно покачал головой и на выход так и не двинулся. И что бы это значило?

– Тогда зайдем с другой стороны, – пробурчала себе по нос. Как же тебя выпроводить-то? – У тебя дел, что ли, нет, неотложных?

– Вы сами назначили меня своим телохранителем вместо АНБУ, – джонин продолжал спокойно стоять и выводить меня из себя. Ах, вот в чем дело-то…

– Я вроде как по-другому выразилась, – усиленно соображаю, чем его занять, чтоб мне не мешался и перед глазами не мельтешил.

– А суть та же. Считайте, что, исходя из ваших слов, я сам себя назначил телохранителем каге.

– Мда… Что ж, тогда скройся с глаз моих, непримиримый наш. Или за спиной стой… Нет, за спиной будешь нервировать… Давай-ка, дуй на потолок, дружок. Оттуда и бди. – Если нет возможности что-то предотвратить – возглавь. Вроде так говорилось. Значит, пусть сидит и не отсвечивает. А я пока бумажки почитаю. Вдруг, что новое обнаружу.

– Хай, – прыжок, и Генма уже сидит над дверью аки человек-паук. Личные дела джонинов сейчас запрашивать – пустая трата времени. И моего, и Генмы. В деревне, насколько я помню, насчитывалось что-то около двух тысяч джонинов, это не считая токубецу. Где-то треть из них сейчас выполняет миссии. В Совет входили далеко не все, только принятые, как минимум, третью голосов действующих членов. На сегодняшний день общее число джонинов в Совете триста двадцать шесть человек. Кстати, именно поэтому зал Совета располагается на первом этаже, занимая почти всю его площадь. Попробуй-ка вмести столько народу.

А теперь займемся документами. Радостно оскаливаюсь и подтягиваю ближе первую стопку. Так, это списки погибших при нападении Орочимару. Джонинов пострадало не много. Что радует. А вот ряды чунинов поредели, особенно там, где порезвились гигантские змеи. Стража на стене приняла первый удар на себя, и торжественно скопытилась. Печально, но поделать уже ничего нельзя. Среди генинов пострадавших нет только в командах первого десятка этого года. Впрочем, неудивительно. Все-таки там наследники кланов в основном, да личные ученики. Значит, и пригляд за ребятами стоял плотный. А вот от команд прошлого года остались жалкие ошметки. Хотя тут уже не только Орочимару постарался. Судя по записям, в прошлом году в основном бесклановые дети выпускались. Ну и кидали их по миссиям, как пушечное мясо. В итоге, имеем то, что имеем.

– Генма-кун, запиши где-нибудь себе. – Джонин оживился, снова откуда-то извлекая блокнот, и зашуршал страницами. – Мне необходим отдельный список погибших и пострадавших при последнем инциденте. С указанием ближайших живых родственников или неизлечимых повреждений, полученных в результате боев. Справишься до завтра?

– Конечно, Цунаде-сама, – кивнул в ответ телохранитель, быстро корябая что-то в книжечку.

Отлично, значит, завтра надо будет разобраться, кому выплачивать компенсацию и в каком размере. Да и калеками Шизуне озаботить. Далеко не все повреждения человеческого тела реально исправить, но мы с ученицей способны и новую руку-ногу вырастить. Да, она будет уступать родной, но человек сможет сам ходить или работать. А это немало. Многие, пусть и с неизлечимыми травмами, еще послужат деревне в роли учителей, тренеров, работников администрации и прочее, прочее, прочее…

Компенсация семьям – это начало моей военной реформы. Как привязать народ к Конохе и вырастить патриотов? Не кукольных и бездушных, аки в Корне. А настоящих, что действительно понимают: вот, деревня заботится о своих шиноби. Да, у них не самая мирная профессия, и можно скопытиться на любой миссии. Но, уходя в рейд, ниндзя будут знать, что Лист не бросит их семьи. А в случае ранения или травмы не выкинет на свалку их самих.

Под любопытным взглядом Генмы распечатала свои наработки по реформам. Я прекрасно понимаю, что провернуть такое дело в полном объеме сейчас мне никто не позволит. В конце концов, бюджет контролируют старейшины и Данзо. Не думаю, что там вообще сейчас хоть что-нибудь звенит. Да. Не забыть казначея вызвать с документами. Сверим дебет с кредитом. Так вот, пока я ничего особого сделать не смогу, но назначить хоть минимальные выплаты семьям, потерявшим кормильца, предоставить новое место жительства (есть такое правило, что семья выселялась из казарм или муниципального жилья в случае гибели шиноби), вполне в моей власти. Как и озаботиться бесплатным лечением покалеченных и их дальнейшим трудоустройством. Это не так уж много, но скажите – ведь неплохое начало?

– Генма-кун, вызови мне завтра казначея, часиков на семь, – не отрывая взгляда от документов, кинула своему невольному помощнику. Судя по шуршанию на потолке, он снова все записал. Какой молодец! Надо, чтобы не расслаблялся!

Что у нас тут дальше? Пододвинула к себе новую стопку бумаг. Хм, списки миссий, где необходимо решение каге. То есть те самые церемонии у дайме и других богатеев, коим требуется профессиональная охрана. Тут же присутствовали запросы на определенных джонинов Листа. Ну да, личные задания обычно проходят через стол руководства. Это в эту стопочку, ее Генма потом отнесет чунинам. Пусть формируют команды. Пару документов отложила в сторону. Над этим еще стоит подумать… Слишком мутные задания.

Дальше я закопалась в свежую корреспонденцию. Четыре запечатанных личными печатями каге письма на мое имя. Не вскрыты, значит, ничей любознательный нос там еще не побывал. Так, венценосные собратья из других великих деревень поздравляли меня со вступлением в должность. О, нет – они не сами, конечно же, это писали. Всего лишь форма вежливости – ненавидишь, но улыбаешься. Так и тут. Стандартное послание, заверенное большой печатью. Мило, очень мило. Только Райкаге выбился из общей патоки. Сам писал, судя по высокому матерному слогу, лично. На выражения не скупился. Что поделать, у нас с ним не самые лучшие отношения… Встречались пару раз, было дело. Но письмо достойно того, чтобы его в рамочку вставить. Поставлю на стол, буду себе настроение поднимать. Из Суны прислали письмо, заверенное советом деревни. Ну да, Каге у них еще не выбран. Все дурью маются, боятся Гаару назначить. И по малолетству – тоже.

– Генма-кун, озаботьте чунинов: мне нужны стандартные вежливые ответы на вот эти поздравления, – машу стопкой из трех писем. – Принесете мне, я прочитаю, подпишусь и отправите.

– А четвертый ответ? – Ишь ты, какой внимательный! Все заметил, зараза.

– Нет, ответом Райкаге я займусь лично. Зря, что ли, он старался? – Закрываю опус беловолосого великана в ящике стола. Да-да, можешь не делать такие обиженные глазки, Генма. От тебя прячу, любопытного.

Среди писем было и несколько благодарностей от клиентов, приятно впечатлившихся работой шиноби Листа. Лучше б денег прислали, честное слово. Я и так знаю, что лучше моих подчиненных – нет никого. Эти бумажки отправлю вниз. Пусть в приемной папку заведут с подобными писульками. Новые клиенты прочитают, может, вдохновятся.

Последней стопкой оказались… Доносы и жалобы! Какая прелесть. Это просто неискоренимо во всех мирах! Чего тут только не было. От прочтения каждой новой бумажки я все больше офигевала. Были наезды на шиноби, что по пьяни дебоширили, дрались с мирными жителями, что-то ломали и даже грабили. Так, вот это все отправим Ибики. Пусть разгребает. Были натуральные анонимные письма, что, мол, джонин-чунин-генин такой-то – явный шпион Облака-Камня-Тумана-Песка. Богатая фантазия у коноховцев. Просто зависть берет. Кстати, я даже нашла два доноса на Наруто. Он-де грозился сровнять Лист с землей, примите меры, мы боимся демоненка! Ками-ками, как страшно жить… Откладываю эти “крики души” отдельно. Потом выясню, кто там под мелкого так активно копает. Интересно даже…

– Цунаде-сама, – поднимаю голову и вижу стоящего перед столом Генму. Ну что еще? – Вы просили напомнить вам о совете джонинов. Он начнется через пятнадцать минут.

– Хорошо, – потягиваюсь, расслабляя спину. Небольшой импульс чакры приводит меня в более активное состояние. Все, я готова встретиться с этим сумасшедшим домом. Встаю. – Пошли.

Опубликовать в Facebook
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники
Опубликовать в Яндекс

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *