Перейти к содержанию

11.04.2013

Не злите Узумаки! (Главы 49-50)

Под катом.

Глава 49

— А знаешь, Обито-кун, на самом деле, все просто, — я, демонстративно зевнув, нахально уселась на засыпанный листьями пол пещеры. Грех же не поговорить с умным человеком. — Чтобы получить что-то, надо отдать что-то как минимум равноценное.

— О, Кушина-сан, и что же такое вы отдали шинигами за душу вашего мужа? — ехидненько так поинтересовался Тоби. Только картину портил очень серьезный взгляд единственного глаза.

— Ну, мы посовещались намедни с одним просвещенным в этом деле товарищем и провели некий интересный ритуал. Классная штука, кстати. Меняет душу на душу. И знаешь, кого мы, так сказать, принесли в жертву?

— Кого же?

— О, ты не поверишь, Обито-кун. В качестве жертвы прекрасно подошел Санби. Треххвостый биджу. Исобу. Шинигами с такой радостью его выдрал из нашего мира, что мы все удивились скорости возвращения души Минато обратно в его бренное тело. — С каждым произнесенным мною словом глаз Учихи все больше расширялся. Ну как так можно, он же, в конце концов, выпадет на грязный пол. Хотя нет, застрянет в прорези маски.

— Ты… Ты… — до Тоби наконец дошло, что никакого Цукуеми не будет никогда. Наверное, обидно вот так, когда тебя посещает здоровенная такая птица обломинго. — ЧТО ТЫ НАТВОРИЛА, МРАЗЬ?!

— О как! — я даже удивилась слегка. — Зачем же так кричать и тем более оскорблять старую знакомую?

— Ты даже не знаешь, что испортила. Это был великий план! Мир был бы идеален! Все были бы счастливы… — из Учихи просто потоком лились слова, и чем дальше, тем бессвязнее. Мне даже показалось, что Мадара просто отутюжил мальчику мозг риненганом в свое время, и теперь мы имеем фанатика с мечтой. А я сейчас эту мечту растоптала. Вы думаете, у меня проснулась совесть? Это несомненно нужное качество давным-давно просрочило арендную плату за свой кусочек души и было безжалостно изгнано. У-е, сейчас мне будет больно! Прикрываю правый глаз, дабы закрутившиеся томое шарингана не погрузили меня в какую-нибудь веселую иллюзию. Ведь незнание гендзюцу все равно не спасет вас от его последствий.

Видимо, настолько неожиданные новости окончательно довернули до нужного положения какой-то важный рубильник в мозгах Обито, и парень все-таки бросился в атаку. Естественно, на меня — кто бы сомневался… Минато хотел перехватить товарища в полете, воспользовавшись старой, проверенной тактикой борьбы с данным индивидуумом, но мне удалось встретить Учиху первой. Если будет совсем плохо, то мне, несомненно, придут на помощь. А при таких тылах грех не развлечься. Народ, похоже, понял меня правильно и отпустил воевать. Если я сегодня больше не начищу никому рожу — в итоге поплатятся все.

Периодическая нематериальность противника стала напрягать — и сильно — буквально с первых секунд боя. Вроде видишь удар, вот он должен быть, и раз… Облом. Хорошо, что хотя бы Учиха не мог атаковать и уклоняться одновременно. Зато влет использовал Камуи в пределах барьера, а это тоже доставляло кучу проблем. Да и ложных атак у него значительно прибавилось.

Мы совершали бесконечные рваные прыжки, перемещались каждый при помощи своей техники. Очень неудобный противник и крайне опасный… Однажды сразившись с Минато, Учиха достаточно трезво оценил тот бой и сделал выводы.

Поймать удар на блок и тут же контратаковать, и благополучно пролететь сквозь нематериального противника. Зараза, успел-таки. Как же напрягает! Ух, отпрыгнуть, уклониться от подленькой подсечки, скользнуть вбок. Да на! Черт, снова мимо. Ата-та-та-та, блин, что же ты творишь, гад? Не надо меня обматывать всякими ржавыми цепями, мало ли где они бывали. Срочное перемещение — и оковы бессильно опадают; а теперь еще одно — не хватало еще застрять в его измерении. Тут главное, успеть до начала применения техники, иначе хоть какая-то часть тела, но гарантированно попадет в область искривления пространства. А лишиться таким образом руки, ноги или головы уж точно не входит в мои планы. Вот верткая сволочь, электровеник с педальным приводом.

А теперь решил развлечь даму фейерверком? Громадный шар огня выдул в мою сторону. Фи, я даже с места не сойду. Напугал, тоже мне, ежа голым задом. Тряхнуло знатно, аж щебенка в разные стороны полетела — видать, в технику дофига и больше чакры закачал. А что это у тебя за лицо вдруг такое стало? Ну, прошла я сквозь пламя, как будто его и нет. Я же дух огня, в конце концов, мне многое позволено. В чем конкретно я виновата, помимо выживания в ядерном взрыве? Зачем же опять глаза пучишь? Надо же, решил проверить еще раз? Да не гендзюцу это! Огонь на самом деле мне ничуточки не страшен. О, сколько нам открытий чудных готовит драка один на один в ограниченном пространстве… Нет, все-таки решил убедиться в том, что техники Катона против меня бессильны. Что говоришь, Учиха Каенджин? Ну-ну, удачи. Огненный барьер, конечно, занятный, но не более. Он ведь никак не ограничивает перемещение, просто огонь со всех сторон. Неинтересно даже…

Ты достал меня, малыш. Несколько прыжков по рваной траектории позволили мне приблизиться к противнику с фланга. Одновременно с перемещением создаю клона и пускаю дальше — шаринган, скорее всего, увидит подделку, но дубль может мне выиграть секунду или две. Йоперный театр, он все-таки владеет мокутоном, зараза! Черт, мутант хренов, использует древесные техники, и теперь мне нужно не только уклоняться от Камуи, но и постараться не попасть на один из этих быстрорастущих вертелов. Твою дивизию, сколько же у него чакры? Ну что ты злишься и глазиком сверкаешь, я же вежливо тебя посылаю. Вежливо! Хорошо, раз ты так настаиваешь, то еще и карту тебе нарисую или схему там.

Перемещение и сразу перекат в сторону за широкую спину беловолосого саннина. О, в игру таки вступили мужчины! Не выдержали наших беспорядочных поскакушек. Круто, теперь трое на одного! Говорите, нечестно? А знаете что, запихните вашу честность себе туда, где не светит солнце! Джирайя слегка отодвинул меня на задний план, взяв на себя отвлекающую роль. Уходить из-под атак Камуи так же эффективно, как и мы с Минато, он не мог, но, с другой стороны, вполне прилично прикрывал нас от мокутона. Фух, можно слегка перевести дух и подумать наконец.

А думы мои были тяжкими. Прыгать кузнечиками мы можем, пока чакра не кончится. Но пусть ее и много, она не бесконечна. И с таким непонятным противником не факт, что мы его переиграем на истощение. Пространственные техники позволяют ему избегать повреждений, мокутон прекрасен в атаке и защите. Очередной жгут молний, выданный Минато, прошел сквозь нематериальное тело Учихи, все мы сейчас действуем впустую. Неприемлемо…

Рождённый ползать летает недалеко, низко и боком! Джирайе все-таки удалось подловить Обито и отправить в короткий полет. Только вот масочник уж очень быстро оклемался и расенган снова прошел мимо. Черт, что же делать? Затягивание боя ни к чему хорошему не приведет. Барьер слегка замерцал, сигнализируя об истощении вложенной чакры. Вот не вовремя-то, а? Теперь нужно действовать еще быстрее.

— Минато, — я прыгнула за плечо мужа, отвлекая его от драки, — вот-вот спадет барьер, а воз и ныне там…

— Есть предложения? — Меня схватили за руку и переместили на ствол поваленного баобаба, оставив за нас отдуваться эро-саннина.

— Как только он исчезнет, вы с Джирайей валите к выходу и тут же восстанавливаете барьер, благо печати уже стоят, остается только чакры влить. Не нужно, чтобы у Учихи была возможность сделать ноги. А тут я сама разберусь. — Настал момент опробовать те плюшки, что выдавались мне все это время благосклонной судьбой.

— Какого хрена, Кушина, — яростно прищурился муж. — Ты что, решила в мученицу поиграть?

— Успокойся, я в самоубийцы не гожусь. Ты помнишь, кто я такая? — Слегка усмехнувшись, ткнула Минато кулаком в плечо. Давай, соображай уже, я же — саламандра.

— Ты хочешь использовать свою способность? А как же контроль? — А на потолке совсем неплохо, по крайней мере, нас сразу не заметили, можно и дух перевести.

— О, да ладно, я же ненадолго! Просто выжгу тут все и подержу печку, пока Учиха не проявится вживую и не прожарится до хрустящей корочки. А вас прошу уйти: во-первых, нужно обновить барьер, а во-вторых, просто чтобы случайно не задело. — Быстренько меняем позицию, ибо Мокутон не спит, зараза. Чуть не попались в древесные оковы. Мдя. Вот что отсутствие плана делает. Только и знаем, что прыгать да бегать кругами.

— Мне это не нравится, — швыряя в противника очередную молнию, процедил Минато.

— Мне тоже, — поддакнул пробегающий мимо нас от летящих за ним файерболов саннин. А хорошо бегает, быстро…

— Есть другие идеи? — Подловить еще раз Обито никак не удавалось. Этот товарищ для применения ниндзюцу всегда уходил подальше от нас и старался не оставаться надолго рядом с маркерами-кунаями. Похоже, сложилась патовая ситуация. Чертова Камуи, ну почему именно столь неудобная для нас способность проявилась у конкретно этого представителя Учих? С Аматерасу или Сусано, в принципе, справиться можно. Да и жрут силы они не в пример больше. А тут такое впечатление, что на Тоби никак не отражается использование пространственной техники. Откуда у него такая прорва чакры?

— Ну, в принципе, можно подловить его на выходе, когда не ожидает, — с сомнением в голосе протянул Четвертый. Ага, так он и дался!

— Что-то сомнительно это…

Перемещение. Опа! Вот это номер. В этот раз мы столкнулись с противником лицом к лицу. Прям глаза в глаза — вернее, в глаз. Получилось так, что и Учиха, и я выбрали одну и ту же точку для прыжка. От неожиданности аж отпрыгнули друг от друга. Спохватившись, я попыталась двинуть этому шаринганистому по морде, но он уже пришел в себя и смотался подальше. И опять завертелась катавасия. Краем глаза замечаю искажение пространства вокруг. Все, псевдопространство выработало всю чакру. Черт, лишь бы Тоби продолжал свои атаки, не хочется потом его искать по свету или, что самое противное, ждать удара из-за каждого угла. Терзают меня смутные подозрения, что Учиха — тварь злопамятная. Интересно, почему это?

— Минато! – Кивнул. Нехотя, но кивнул. Надо же, все-таки принял мой план.

— Вот только попробуй умереть! — На меня грозно сверкнули синим глазом. Подхватив уставшего саннина, Намикадзе легко перемещается за рухнувший барьер и, очутившись у одной из печатей, наполняет его остатками своей чакры. Ура, мы снова заперты! Что ж, опробуем вторую ступень в боевых условиях. Тоби, твою мать, стоять, дрожать, бояться!

Снимаю ограничивающие мой дух печати. Не знаю, как это выглядит со стороны, но для меня все вокруг окрашивается нереально ярким, разноцветным сиянием огня. Я чувствую обжигающую алую кровь земли глубоко под ногами, огоньки жизни разных животных и насекомых, их так много вокруг нас, что кажется, будто ты смотришь в звездное небо. Два больших костра слева: это Джирайя и Минато. И мой противник, стоящий напротив, светящийся холодным синим факелом. Да, жизни в нем, благодаря мокутону, хоть отбавляй.

Я сбрасываю внешнюю оболочку, оставляя лишь жар сдерживаемого в человекоподобной форме истинного пламени. Как хорошо! Внутри поднимается какое-то пьянящее, игристое веселье. Наконец-то! Как, оказывается, ограничено человеческое тело! Как мало оно ощущает! Ты так удивлен происходящим, Учиха, что даже забыл обо всем? Застыл соляным столбом и пялится на меня. Ну да, я совершенна в этой форме, я знаю. О, тебе стало жарко, и ты вновь стал нематериальным. Ну что ж, твое право. Только вот не поможет тебе это, вернее, только оттянет неизбежное.

Снимая печати одну за другой, я выпустила на волю свою огненную сущность. Стихия пела, играла, звала порезвиться вместе. Она радовалась свободе, обещала счастье и веселье. Огонь — это прекрасно! Так здорово ощущать эту мощь! Еще жарче! Еще ярче! Еще! Еще! Где-то на периферии заигравшегося сознания едва слышно раздался мучительный крик заживо сгорающего существа. Но мне было уже все равно. Жар стихии околдовывал, он был сильнее, чем в огненном мире. Не давал задуматься, остановиться, усомниться…

В какой-то момент меня пронзила острая боль, заставляя опомниться. Что это? Какая-то печать… Ох, черт, печать почти активировалась! Я судорожно пыталась справиться с распоясавшейся благодаря мне стихией. Если не смогу ее подчинить, то меня выдернет отсюда к саламандрам, и фиг они меня отпустят сразу. Ну уж нет, так не пойдет. Тут мне пока больше нравится!

Восстановить свое материальное тело оказалось очень непросто, пламя никак не хотело отдавать то, что уже считало своим. Но разум такая странная штука, что при должном умении и силе воли может управлять даже чистой энергией. Ослепительно вспыхнув в последний раз, огонь исчез, оставив меня на совершенно ровной и горячей стеклянной площадке, некогда бывшей полом большой пещеры. Я лежала, раскинув руки, и смотрела в черный провал неба, мерцающего звездами. Мое пламя, похоже, выбило одну из граней барьера, проплавив всю гору насквозь вверх. Получился ровный, гладкий, расходящийся конус с вершиной на арене. Хорошо, что вообще барьер устоял. А как же Джирайя с Минато? Прислушиваюсь к своим временно обострившимся после слияния ощущениям. Уф, они живы, все нормально. Просто свалили подальше от неадекватной меня. Не задумывалась я о таких последствиях, а ведь брат предупреждал об опасности высвобождения стихии. Эта техника — последний аргумент, когда уже терять нечего и некого. М-да, крепки мы все задним умом. Сегодня мне повезло, и все мои в полном порядке.

А ночь — хорошее время суток. Я так думаю.

Глава 50

— Живая? — В бывшую пещеру, а ныне непонятный котлован с оплавленными краями откуда-то сверху спустился взъерошенный и жутко обеспокоенный Минато. Лицо в саже, одежда местами сверкала дырами и подпалинами. Нехило я оторвалась… Судя по всему, муж в бешенстве от моей выходки. Мдя. За мной пришли, спасибо за внимание. Сейчас, должно быть, будут убивать…

— Да что мне сделается? — Я пофигистично перевела взгляд на звезды. В данный момент мне все равно — хочешь ругайся, хочешь а-та-та делай… Все-таки этот бой был чересчур утомительным, да и борьба со стихией забрала кучу нервных клеток. Сейчас я ощущала себя слабой и… Неприлично счастливой. Ведь все закончилось. Тоби благополучно издох, так и запишем: «Причина смерти — кремация». Больше не стоит опасаться старых врагов, ибо нет их. Все они отправились в небытие, и будущее теперь зависит только от нас. Мгновенно накатила усталость, и остатки моих сил уходили на борьбу с навалившейся сонливостью.

Поняв, что грозные взгляды и слова на меня не действуют, Минато приземлился рядом, не обращая внимания на все еще достаточно сильный жар от пола, тщательно осматривая мою тушку на предмет полученных травм. Но после слияния мое тело всегда возвращается к идеальному состоянию. Так что никаких гематом, ран и прочих неприятных проявлений затяжного боя мужу обнаружить не удалось.

— Как думаешь, что будет теперь дальше? — перевела взгляд на мужчину. В ответ мне тепло улыбнулись.

— Дальше мы будем просто жить. — Согласна. Теперь можно и расслабиться. Частично. Меня подняли и завернули в плащ. Одежка-то тю-тю, сгорела. И восстанавливать ее я пока не умею. Придется обойтись тем что есть. Хотя видок получился еще тот, учитывая, что на плаще присутствовала только одна пуговица и та под горлом. Мдя. Запахнулась поплотнее, благо размерчик позволял, отобрала у супруга повязку с головы, превратив ее во временный пояс. Хоть как-то прикрылась, и то хлеб.

Из котлована выбиралась на спине Минато, потому как ноги не слушались вообще. Трезво оценив свои силы и взвесив возможности, запихнула гордость куда подальше, согласившись проехаться на загривке у мужа. А что, я, между прочим, завалила самого главного злодея местной вселенной. А значит, имею право на маленькие слабости.

По дороге выяснилось, что Намикадзе сам не знает, что там произошло конкретно между Орочимару и Хирузеном. Минато, оказывается, просто поставил барьер вокруг места их рандеву и отвалил по своим делам. Так что сейчас мы с ним одинаково не в курсе, чем же закончился конфликт поколений. Ладно, до края осталось всего ничего, а с плато все должно быть прекрасно видно. Ну, конечно, если там вообще что-то осталось.

— Ну, мать, ты даешь… — вместо приветствия протянул ошарашенный и так же местами слегка поджаренный саннин, что, развалившись, сидел у края котлована. Да-с, неплохо я раскочегарила печку… Как они вообще целы остались?

— Бегать надо быстрее, — фыркнула из-за плеча Минато. Не хочу больше поднимать эту тему. И думать «что было бы, если бы они не смогли убежать» тоже не хочу. Живы, и слава богам! Все, замнем для ясности. Хотя дурость моя неизлечима. С чего я вообще решила, что барьер выдержит полную силу стихии?

— Знаешь, когда «такое» творится за спиной, стимул сваливать и побыстрее появляется мгновенно, — Джирайя извлек из печати бутылек саке и с удовольствием к нему приложился. — Хорошо, что твой муженек, как только барьер затрещал по швам, переместил нас к выходу с базы.

Саннин даже не отреагировал на мой не совсем одетый вид, настолько все происходящее выбило его из колеи. Я же упорно отмалчивалась. Ну вот что он мне душу травит, а? Будто я сама не в курсе, что налажала. Из ниоткуда вокруг нашей компашки появились четыре тени, сразу заключив нас в коробочку. Вау, мои телохранители вернулись в полном составе. Ну и хорошо. Значит, и с остальными все в порядке. Но оценить этот порядок необходимо. Давай, дорогой, отпускай меня, надо разобраться в ситуации.

Минато аккуратно сгрузил мою утомленную тушку на землю. Попыталась самостоятельно удержаться на ногах, и, что удивительно, мне это удалось с первого раза. Смотри-ка, колени почти не подгибаются! Ура мне! Еще разок подтянув потуже пояс, кое-как доковыляла до края плато, взглянула вниз на деревню. Однако хорошо мы погуляли! Центр деревни был вынесен практически полностью, лишь окраины да клановые кварталы с прилегающими территориями остались нетронутыми. Резиденция Хокаге еще стояла, но кривовато. Ибо ее нехило так разворошило проросшим густым лесом. Похоже, что Орочимару все-таки использовал Эдо Тенсей и призвал Первого и Второго. Иначе откуда столько деревьев, растущих непосредственно из здания? У подножия строения лежали тушки какой-то седой макаки да парочки здоровенных змеюк. А где же сам саннин или хотя бы Хирузен? Хм…

Вспомнишь его, и оно появится! Вот и наш психованный ученый показался из-за деревьев. Судя по всему, у него все хорошо, даже руки целы и прекрасно слушаются. По крайне мере, он очень эмоционально ими показывает стоящему на площади с абсолютно пофигистичным видом Шикаку, что думает про сложившуюся ситуацию. Слов нам, конечно, не слышно, но жестикуляция уже грозит трехэтажными конструкциями… Интересно, чем таким Нара провинился? К полуразвалившейся резиденции мы перемещались на остатках чакры. Придется пить пилюли, иначе сляжем.

— Прекрасно выглядишь, Кушина-сан, — ехидненько так сверкнул улыбкой Шикаку, заметив наше появление. Мог бы и не заострять внимание на моем внешнем виде, гад.

— Согласен, — лаконично поддакнул Орочимару, что после слов Нара переключил внимание на нас. Вернее, на меня. Ясно, Шикаку воспользовался возможностью избежать выяснения отношений со змеиным саннином. Ладно, это их проблемы.

— Пф, — я гордо вскинула голову. Вот еще, буду я на подначки всяких левых личностей реагировать! Да, я сейчас представляю из себя весьма комичное зрелище в грязном плаще на четыре размера больше, со взъерошенными распущенными волосами, ну и что с того? — Зато мы победили! И вообще, я есть хочу, вот!

— ??? — озадачились моими проблемами мужчины. Да, побыстрее найдите мне в развалинах уютный ресторанчик! И знаете что? Они его нашли! Как выяснилось, Ичираку совершенно не пострадал. А знаете почему? Потому что стоял не на центральной улице, а еще некая группа неизвестных шиноби из подвида «любителей рамена» предусмотрительно окружила его барьерами. Видите ли, второй такой лапши нигде не готовят! Не знаю, кто именно позаботился о сохранности данного заведения общепита, но я им благодарна. Занимательное зрелище представлял нетронутый ресторанчик посреди пустыря… Владелец забегаловки, кстати, тоже присутствовал. Несмотря на угрозу для жизни, этот товарищ не только не покинул работу, но и продолжал варить свой рамен тридцати сортов. Вот это сила воли у мужика… А может, и глупость обыкновенная. С другой стороны, для меня все это хорошо, ибо я наконец-то поем.

— Дайте мне большую порцию со свининой, — я уселась за стойку, подбирая слюни от запахов кухни. Мужчины приземлились рядком на свободные стулья, слегка ошарашенно глядя на довольную меня. Посреди разрушенной деревни в единственном в округе целом здании сидит натуральная ведьма по виду. Да еще с голодным взглядом. Как вам? Сюрреалистическая картина, да? Вот и мне страшно…

А рамен действительно был бесподобен. Я сейчас, правда, и лошадь бы съела с таким же удовольствием. Даже сырую. Но тарелка горячей лапши со свининой, это просто невероятная мнян-мнямка! Повторить! И еще раз! Над третьей порцией я уже медитировала. И съесть хочется, но вроде бы уже сыта. Забавный эффект всплыл. После слияния такой жор нападает, что жуть берет. Глядя на меня, и мужчины заказали себе по тарелке. Единственным отказавшимся от лапши был Орочимару. Я вообще не поняла, что он забыл в нашей компании. Думала, что сразу после боя он свалит по своим змеиным делам.

— А вы часом не беременны, Кушина-сан? — вдруг выдал Теучи. Я почти перекусила палочки от неожиданности, Минато чуть со стула не упал, остальные замерли, пребывая в тихом шоке. Меж тем не заметивший смятения в рядах клиентов повар продолжал делиться наблюдениями. — Моя жена, когда была на сносях, тоже вот так уплетала лапшу в неимоверных количествах…

Вот как можно быть таким спокойным? Тут пол-Конохи разрушили на его глазах. Тучу народу покрошили, сместили Хокаге. И вообще, страх и ужас кругом, а он спокойно режет овощи, варит бульон и треплется о жизни. Я фигею, дорогая редакция… Но на подобный спич грех не ответить достойно. Тем более рядом, затаив дыхание, сидит такая публика. Я демонстративно задумалась, показывая всем, что что-то считаю на пальцах. Хм, Минато пора откачивать, а то он, похоже, забыл, как дышать. Можно подумать, что о существовании специальных печатей, устраняющих подобные проблемы, он не в курсе. Еще недолго помучив всю честную компанию, я притворно вздохнула.

— Нет, не должна бы. Расслабься, Минато, мне и Наруто с Гаарой хватает выше крыши. — Мужики синхронно выдохнули. Не поняла: такое впечатление, что я решала, кто из них будущий отец. Вот она, мужская солидарность в действии…

— Издеваешься? — нахмурился блондин. Я весело кивнула. А то! Видел бы ты, какая у тебя физиономия сейчас была.

— Не фиг всякие глупости на веру принимать! — Все, я таки добила последнюю порцию. Ну вот, теперь можно и поспать. Но сначала одежкой новой разжиться не помешало бы. Но, видно, не судьба нам было свалить из забегаловки. Потому что с соответствующим звуковым эффектом перед нами предстали переместившиеся по маркеру на Минато сыновья. Быстренько осмотрев нас всех, Наруто с облегчением улыбнулся и вновь исчез, чтобы через несколько секунд вернуться с Цунаде на хвосте.

Сначала мелкие делились своими впечатлениями от использования столь затратных и зрелищных техник, что сравняли часть Конохи с землей. Потом Орочимару все-таки продавили рассказать о его бое с Третьим. Ничего интересного, кроме того, что Хирузену не дали воспользоваться печатью бога смерти. Задавили голой силой. Его тело еще нужно будет позже суметь выковырять из той сказочной тайги, что устроил Первый на месте дворца Хокаге. Еще выяснилось, что Шикаку, оказывается, был назначен ответственным за барьер вокруг резиденции. И наш тактик посчитал, что воскрешенные Хокаге под руководством Орочимару достаточно большая угроза для деревни. В общем, Нара отказывался снимать барьер, пока саннин не отменил технику Эдо Тенсей. Отсюда и вылился их местечковый скандал. Затем Джирайя делился своими бурными фантазиями о наших похождениях под землей. В общем, Теучи-сан не скучал. Такую компанию одному накормить — это надо постараться. А наши посиделки в раменной продолжились почти до утра.

Первым, спохватившись, отвалился Орочимару. Сделав вид гордый и неприступный, саннин согласился, что меж нами нет долгов, и смотался обратным призывом в неизвестном направлении. Ну да бог с ним, надеюсь, больше мы не пересечемся. Затем нас покинули Цунаде с Джирайей. Медик в сопровождении жабьего саннина пошла проверять своих пациентов, которых набралось немало. Дейдара, насколько я поняла из объяснений принцессы, скоро поправится. Мальчишка легко, в общем-то, отделался и сейчас спит. С Какаши все было не так однозначно, но, как сказала Сенджу: «И его вылечат». Просто времени на это уйдет поболее.

Моих телохранителей отправили известить аборигенов, заныкавшихся в убежище, что опасность в моем лице миновала и можно возвращаться по домам, если они целы, а так же устраивать временный лагерь для тех, кто общими нашими усилиями остался без жилплощади.
А Нара, лениво усмехнувшись и с легкой ехидцей поглядывая на меня, пригласил нас к себе разорять гардероб своей жены. Вот так просто, на незатейливой ноте, подкрепленной смачными ругательствами Ёшино, которая обнаружила у себя пропажу «практически нового и совсем не ношенного» костюма, что благородный глава теневиков пожертвовал в пользу несчастной жены Четвертого Хокаге, закончилось наше большое приключение.

А костюмчик мне еще долго припоминали…

Опубликовать в Facebook
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники
Опубликовать в Яндекс

Поделитесь своими мыслями, оставьте комментарий.

(required)
(required)

Внимание: HTML допускается. Ваш e-mail никогда не будет опубликован.

Подписка на комментарии