Перейти к содержанию

13.01.2013

Ястребиный глаз (Главы 22-25)

Под катом.

Глава 22

(1913 год, Централ)

— Да-аа-аа-мы-ыы и-ии го-о-оспо-ода-аа! — разнесся над площадью усиленный микрофоном голос подполковника Хьюза, который изображал из себя крутого рефери. Что, впрочем, ему вполне удавалось. На огромном плацу Центрального штаба собралась нехилая толпа. Все эти военные жаждали узреть боевую аттестацию Эдварда Элрика, в простонародье называемую «Стальной против Огненного». Зрелище обещало быть запоминающимся, тем более что это было впервые, когда такое, в общем-то закрытое мероприятие, фюрер разрешил проводить публично, а не только перед государственной комиссией. Вон он, кстати, тоже присутствует. Вспомнишь говно, и оно тут же вежливо помашет тебе ручкой в ответ.

Так что народ оживленно шептался, постепенно разделяясь на два лагеря болельщиков. Слава Мустанга шла еще со времен Ишвара, но и Эда уже многие знали как достаточно сильного бойца. Предприимчивый Бреда уже успел организовать спонтанный букмекерский уголок среди нашего сектора. Хавок в этом ему активно помогал. Да и Фармана эти двое привлекли, как прототип компьютера, запоминающего ставки, проценты и имена. Мда, не хватало только, чтобы Фьюри напитки разносил. Хвала богам, сержант просто шатался среди всевозможных военных чинов Централа. Ан-нет, все-таки наши и его приставили к делу. Фьюри подогревал интерес к ставкам. Вот, блин, бизнесмены доморощенные!

— Добро пожаловать на учебный плац нашего славного Центрального штаба! — продолжал разоряться подполковник. Место под поединок было отделено специальными заграждениями. Конечно, никакой защиты от алхимиков они не давали. Так что, вообще-то, народ тут находился на свой страх и риск. Но возможность серьезно пострадать от «шальной пули» никого не останавливала. Еще бы — тут такое шоу обещается!

— Сегодня у нас вечеринка! — орал очкастый диджей. — А по какому случаю?

— Сдается мне, щас опять что-то будет… — потер переносицу раздраженный полковник. Шеф был с утра не в духе. Ему не хотелось выяснять, кто круче — он или Эд. Во-первых, это вредит хорошим отношениям в коллективе, во-вторых, как ни странно, Огненный не любил драться – вернее, драться просто так. Тем более на потеху окружающим.

— Сегодня моей любимой дочурке Алисии исполняется ровно два года! — как резаный проорал счастливый Хьюз в микрофон, оглушив половину присутствующих. Бл***! Я забыла про день рождения мелкой! Грейс меня прибьет! А Хьюз съест мозг без соли! Значит, сегодня после боя мне еще и по магазинам бегать. Вместе с Хаяте, которого пришлось оставить на КПП. А что, зато и уж слишком серьезный местный народ развлечется.

— Что случилось, Хоукай? — видимо, полковник заметил мою перекошенную физиономию.

— День рождения Алисии… — прохрипела я, пряча лицо в ладонях. Блин, как стыдно, я совсем замоталась!

— Расслабьтесь, капитан, — Мустанг заговорщически подмигнул. — Я поделюсь подарками.

— Правда? — Шеф кивнул, подтверждая. У меня чуть глаза не выпали, каюсь. Полковник позаботился о том, чтобы мне не досталось от сумасшедшего папаши именинницы. Офигеть.

Тем временем народ на плацу на разные лады склонял имя Хьюза и желал ему гореть в аду. И это слабо сказано. Довел все-таки Маэс местных. Вон, кто-то даже в него кинул консервную банку. Прям по башке попал, но сие было подполковником нагло проигнорировано. Даже бровью не повел. Но к делу все-таки перешел.

— Ладно, у нас мало времени, поэтому буду краток! — Что-то не верится. Но послушаем. — Главное событие сегодняшнего дня — Стальной против Огненного! Мы все будем свидетелями единственной в истории публичной боевой аттестации — разборки государственных алхимиков! Противников прошу занять свои позиции!

Полковник гордо и величаво прошел на свое место, не вынимая рук из карманов форменных штанов, аки ледокол по льдам Арктики. Народ перед ним расступался, отдавая дань силе алхимика, но смыкаясь за спиной тут же шепотом осыпал различными оскорблениями. Из них «Верни мою девушку!» и «Займись наконец делом, ленивый козел!» были самыми необидными. Мустанг все эти лозунги стоически игнорировал. Однако нехило он в Централе погулял, видимо. Раз его так хорошо знают тут.

— В красном углу, — голос Хьюза вновь разнесся по площади. Только вот где он нашел тут красный угол? У круглой огороженной площадки? — у нас Огненный алхимик, полковник армии Аместриса, Рой Мустанг!

— В синем углу Стальной алхимик, Эдвард Элрик! — очкастый разведчик указал на паренька в красном плаще. Тут же завязалась перепалка между Эдом и военными, что назвали его мелким. Я покачала головой: научить мальчишку выдержке я так и не смогла. На любое замечание по поводу своего роста юный алхимик тут же с пеной у рта бросается в бой. Сейчас его от избиения какого-то зазевавшегося лейтенанта оттаскивал Ал. Мдя.

— Итак, приступим! — Хьюз по-быстрому свалил с арены, опасаясь получить на орехи за свои выкрутасы. Продолжил орать он практически уже из-за спины фюрера. Правильно, выбрал самую защищенную позицию. Стальной напрягся, потому что Мустанг соизволил вытащить свою правую руку из кармана, продемонстрировав всем присутствующим перчатку с алхимическим кругом. — Внимание! Марш!

И началась потеха! Скажу сразу, как я и ожидала, полковник работал чисто на дистанции и по площадям. Смысл бегать за мелким по всему плацу, тем более если тебе полностью подчинена самая разрушительная стихия? Бабах, очередной взрыв и улепетывающий от него Эд.

— Эй, не так быстро! — заорал с другого конца поля молодой алхимик.

— «Солдат должен полагаться на скорость. В битве победит тот, кто атакует и уничтожит врага первым», — монотонно бухтел, в процессе щелкая пальцами, Мустанг. Цитировал параграфы одного из учебников по тактике. О, а собравшийся народ-то, наконец, сообразил, что стоять в такой близости от боевого алхимика чревато. Самые умные начали отползать подальше. Самые тупые уже получили слабые ожоги.

— Да вы же бьете мимо! — убегая от очередной огненной волны, крикнул Стальной.

— А ты думал легко попасть по такой крошечной мишени… — Ай да, полковник, ай да, сукин сын! Так грамотно играть на чувствах Эда. Одной фразой проехаться тяжелой техникой по самому больному месту! Все-таки я правильно выбрала командира! Уважаю!

— Я не крошечный! — на миг забыв обо всем, застыл Элрик. И сразу едва не схлопотал здоровенный шар прямой наводкой.

— «Разозли врага, чтобы сбить его с толку», — продолжал блистать знаниями полковник. – Не стоит так легко поддаваться на провокации, Стальной.

Щелк. БАБАХ! И весь плац заволокло дымом. Я даже представить боюсь, что случилось с теми, кто стоял рядом с Элриком. Хотя, зная полковника, волноваться не о чем. Шеф всегда все просчитывает, так что кто бы ни попал под удар, отделается легкой контузией или слабыми ожогами.

— Черт! Похоже, я перестарался, — из-за дымовой завесы раздался слегка раздраженный голос начальства. — Теперь ничего не видно.

Серая муть слегка рассеялась, и поле боя стало слегка видно. Мустанг заметил неподалеку какую-то тень с косичкой, что, разумеется, принял за своего противника. Кстати, занятный манекен вышел из-под рук Эда. Почти похож, даже плащ надет, и так же обидно показывает язык. Пока полковник рассматривал скульптурную композицию, из дыма на него выпрыгнул настоящий Элрик. Быстрый удар клинком — и перчатка слетает с руки Мустанга. А Эдвард быстрый, даже очень. Надо как-нибудь попросить его и со мной смахнуться, ага, и Ала позовем! Все-таки по рукопашке у нас больше Хавок да я. Шефа на полигоне я не видела ни разу. Правда, это всего лишь говорит о том, как плохо я его знаю. Личная жизнь полковника есть тайна, покрытая мраком. Да, он охмуряет девушек, но никто не видел, куда он их водит. Он в весьма приличной физической форме, но как он ее поддерживает — это загадка. Он сдает боевую аттестацию или научные изыскания? Странно, что я раньше об этом не задумывалась. Мустанг-то тот еще штирлиц оказался! Да и я тоже хороша…

— Огнем ты теперь не воспользуешься! — приземлился напротив мужчины довольный Эд. Ой, зря он это сделал… — Я выиграл!

— Сделаем вид, что нервничаем… — ухмыльнувшись, полковник медленно вынул из кармана другую руку. — А на самом деле у меня есть перчатка и для левой руки. «Солдат должен быть хитрым». Обман противника — очень хорошая стратегия, Стальной.

На Эда было страшно смотреть, да и Мустанг не дал это сделать, практически мгновенно нанеся очередной огненный удар. Фатальный для юного дарования. О нет, он его не убил, конечно. Но контузил изрядно. К мальчишке тут же бросился брат, в помощь ему я отослала Хавока. Пусть донесут парня до лазарета. А в нашу сторону с неторопливостью баллистической ракеты выдвигался фюрер в окружении своих блюдолизов. Ну и не только это-лизов.

— Превосходная работа, Огненный алхимик, — начал свою торжественную речь Бредли. — Это был впечатляющий поединок, полковник Мустанг.

— Так точно, сэр! — шеф вытянулся, отдавая честь. — Ваша похвала — огромная честь для меня!

— Вам обоим засчитывается боевая аттестация, — фюрер развернулся к главному входу в Штаб. — А теперь поторопитесь и приберите здесь за собой.

В общем, как я и ожидала. Фьюри уже был послан мною на поиски Армстронга. На мой взгляд, только майор может помочь с приведением в порядок изрядно покореженной поверхности площади. Фарман отправился за Хавоком в госпиталь, дабы вызвать оттуда медиков, чтобы забрали многочисленных пострадавших. Бреду я не трогала, он считал наш выигрыш. А что? Я тоже человек.

Хвала богам, с Армстронгом удалось договориться. Хотя, когда это он отказывался лишний раз поиграть мускулами? Так что наш Мускулистый алхимик, с удовольствием демонстрируя всем присутствующим оголенный торс, рассказывал о передаваемой из поколения в поколение в семье Армстронгов силе алхимии, которая может мгновенно исправить даже такие страшные повреждения, что нанес плацу Огненный. Да… Я, разинув рот, смотрела на ЭТО. Как можно было так раскачаться-то? Мистер Вселенная двухметрового роста. Вау.

Благодаря моим организаторским талантам, нам самим не пришлось копаться в обломках с лопатами и тачками. От большинства проблем нас избавил майор, кое-что мы и сами поделали, пострадавших растащила медицинская служба. Все довольны. А Хьюз, между прочим, под шумок смотался. Что было ожидаемо — этот засранец всегда знает, как избежать ненужной работы. Они с Мустангом явно одного поля ягоды. Вон и полковник сидит в сторонке, пугая грозным взглядом подчиненных и не делая ни одной попытки помочь. Зачем, если Хоукай уже всех подрядила заниматься делами? Да, Хоукай ведь в каждой бочке затычка.

Достаточно быстро справившись с неожиданной работой, наша команда дружно покинула Центральный штаб. Ребята направились устраиваться в гостинице и составлять планы по вечерней гулянке в столице, а мы с Мустангом и Хаяте рванули в сторону дома четы Хьюз. Правда, сначала завернули в приснопамятный бордель, где полковник забрал пару коробок — подарки для Алисии. В очередной раз подчеркнуто-вежливо порасшаркивалась с мадам. Мне воткнули пару шпилек насчет однообразного гардероба и присутствия собаки, я прошлась коваными сапогами по безвкусному дизайну помещения. В общем, мы разошлись довольные друг другом в состоянии вооруженного до зубов нейтралитета. Мустанг, глядя на нас, кайфовал. Вот почему мужикам так нравятся женские бои? Причем неважно, силовые или словесные. Мда. Темна душа ближнего твоего… В итоге после такого общения я была немного не в духе, но это не помешало мне принять активное участие в веселом празднике. Хаяте был гвоздем программы — пса сразу оккупировали дети и без боя отдавать явно не собирались. Впрочем, пес у меня воспитанный, без команды не кусается. Скажу просто, что праздник удался.

А утром, перед отъездом обратно в Ист-сити, я успела забежать в больницу к Эду. С парнем было все в порядке, и он уже строил страшные планы мести засранцу-полковнику. Альфонс, конечно, пытался его образумить, но когда это помогало?

Глава 23

(1914 год, Ист-сити)

— Капитан, купите билеты на завтрашний поезд в Централ. — Вот так интересно началось очередное утро. Любопытно, что случилось, в связи с чем нас в очередной раз выдергивают в столицу? — Не хмурьтесь, Хоукай. Нас вызывают в связи с появлением в Централе Ледяного.

— Это еще кто? — мрачно бросаю я, допивая только что принесенный с собой кофе из бумажного стакана. Полковник с завистью посмотрел на горячий напиток. Ну да, по дороге зашла в кафе. Что такого-то?

— Это бывший государственный алхимик, Исаак МакДуглл. Он ранее был приписан к Восточному штабу, поэтому остается в нашей зоне ответственности. Вдобавок я единственный, кто может что-то противопоставить его водяной алхимии, — Мустанг откинулся в кресле, о чем-то раздумывая.

— Досье есть? — Бумажный стаканчик отправляется в полет и приземляется точно в мусорное ведро. Гол!

— Все подробности в Централе, но я могу вам о нем рассказать. Мы вместе воевали в Ишваре, и я прекрасно осведомлен о его боевых качествах. Как вы уже поняли, Ледяной алхимик использует воду в своих преобразованиях. Любое из трех состояний воды ему подвластно. И несмотря на то, что его алхимические круги действуют только на воду, не обольщайтесь. Вода присутствует много где, и это Исааку прекрасно известно.

— В человеке тоже ее полно, — я прислоняюсь к столу, продолжая сверлить мрачным взглядом шефа.

— Именно так, капитан, — кивает Мустанг. — Как мне стало ясно из доклада, Ледяной уже угробил кучу народу в Централе. И, похоже, останавливаться не собирается. Он что-то мутит там, что-то нехорошее.

— Тогда я пошла за билетами.

В столице мы были вечером следующего дня. Мустанга прям с вокзала сразу потащили на аудиенцию к фюреру, а я направилась в гостиницу при штабе. Хьюз пусть ворчит сколько угодно, но в этот раз поживем не у него. На сколько дней растянется поимка этого ледяного психа — мне неизвестно, и все это время стеснять друзей я не намерена. Хаяте на время моего отсутствия был поручен Хавоку. Старлей слезно обещал кормить и выгуливать мою псину. Ну и не съесть ее между делом.

Гостиница при штабе на то и была, чтобы прибывающие на время военные могли тут остановиться. Кстати, бесплатно. Только еда в местном ресторанчике была за деньги. Так-то. Пока мы нужны государству, оно о нас заботится. Правда, в итоге все равно всех угробит… Я записала на нас с полковником два номера, закинула свою сумку в один из них и отправилась искать еду. Ресторанчик был неплох, хоть и не отличался разнообразием меню. Заказав подбежавшему официанту один из вариантов комплексного обеда, я расслабилась и, откинувшись на спинку стула, начала безучастно оглядывать помещение.

— Лиза! — раздался рядом гулкий, но звонкий голос. Альфонс! Вот так встреча.

— Ал! Привет! — я поднялась поздороваться с парнем. — Какими судьбами? А Эд где?

— Брат скоро подойдет, я как раз пришел ему еды заказать. Он в библиотеке завис. Проверяет сведения о Лиоре.

— Ясно, — я жестом пригласила мальчика сесть напротив. — Как вы сами-то? Очень уж давно вы не навещали старую больную тетю Лизу.

— Старую? Больную? — удивился Ал. — А, это вы так шутите, капитан?

— Расслабься, мелкий, — я похлопала его по предплечью. — Так когда будет Эд?

— Лиза, вы единственный человек, который всегда, с самой первой встречи, относился ко мне как к ребенку, — вдруг расчувствовался доспех. — Я так счастлив…

Честно сказать, я опешила от этого признания. Хотя, наверное, трудно парнишке, когда его все время воспринимают за взрослого и требуют такого же поведения. Забывая, что мальчику всего четырнадцать лет, и вообще-то в этом возрасте многие еще в машинки играют. В наши посиделки вскоре органично влился проголодавшийся Эдвард, а когда обед уже подходил к концу, нас оптом вызвали в штаб к полковнику. Мустангу выделили временный оперативный кабинет. То есть когда мы поймаем Ледяного алхимика, кабинет попросят вернуть, а нам дадут пинка под зад. Мило, очень мило.

Разговор, как всегда, перерос в местечковый скандал. Мальчики, видите ли, уже билеты в Лиор взяли, а тут мы со своими проблемами. Полковник урезонил Стального, сославшись на прямой приказ верховного руководства. Но Эдвард все равно бухтел не по делу и рванул выполнять задание, даже не ознакомившись с документами. Как всегда.

— Сейчас напортачит, и будем все вместе переделывать, — устало потер глаза полковник. Я только кивнула согласно, располагаясь в кресле. Пока никого нет, можно не изображать бдительного часового за спиной начальства.

Не прошло и пары часов, как нам сначала доложили из местной полиции, что братья Элрики нашли и задержали Ледяного алхимика. Неужели? Но буквально через минуту раздался новый звонок — преступник вновь бежал. Мдя. А через полчаса Эдвард уже выслушивал нотацию полковника на тему «Нужно слушать старших». Я же усиленно соображала, как отбиться от Хьюза, который наверняка скоро появится здесь. Сдать ему Элриков, что ли?

— Исаак МакДуглл, Ледяной алхимик. Во время Ишварской войны он был одним из посланных на фронт государственных алхимиков. После войны он отказался от звания и присоединился к антиправительственному движению, — продолжал объяснения Мустанг. Постой-ка, Исаак присоединился к каким-то террористам? Не к группе в синем, случайно? А то у меня к ним неоплаченные долги имеются… — Мы обязаны его захватить. Это приказ сверху. Так как преступник крайне опасен, разрешается его убить на месте при сопротивлении.

— Я не хочу никого убивать, — отвел глаза Эд.

— Поступай как знаешь, нам важен результат, — пожал печами шеф и раздал нам всем предварительный план по совместным действиям. Как я поняла, это уже местные аналитики потрудились. При поддержке внутренней разведки и полиции, мы разделялись на три мобильные независимые группы условно именуемые «охотники». Братья — первая, мы с полковником и приданным подкреплением — вторая. Третьей была группа из разведки под руководством майора Армстронга. Как я поняла из приписок, Элрики вообще-то были добавлены чисто для количества. Или фюрер хотел раззадорить мальчишек очередным поддельным философским камнем.

— Йо! Рой! Лиза! — В кабинет, как всегда без стука, ворвался Хьюз. Ну я же говорила… — Вот это миссия тебе досталась — поимка Ледяного алхимика! Круто! Это твой шанс получить повышение в Централ!

— Трепло, — беззлобно буркнул полковник.

— О, Эдвард! Альфонс! Привет! — наконец-то заметил братьев неугомонный разведчик.

— Хьюз, если у тебя нет к нам никаких вопросов, оставь нас одних, пожалуйста, — попытался выдворить друга Мустанг. Ага, так он и пошел по указанному маршруту…

— Конечно, только закончу свои дела… – Ну, как я и думала, Хьюз понял, что мы с Мустангом в этот раз не сможем у него остановиться, поэтому переключился на Элриков. Ого, даже умудрился их заболтать и забрать с собой. Да, Хьюз — оружие массового зомбирования. Освободившись от их присутствия, мы продолжили изучать бумаги. При просмотре плана мне все больше казалось, что группы охотников скорее являются загонщиками. Уж больно хорошее место для засады у штаба осталось совершенно не прикрыто нами. Судя по всему, там-то Ледяного и будет ждать Бредли.

— Пойдемте в гостиницу, капитан, — Мустанг мрачно смотрел на карту, похоже тоже подозревая подставу. — Завтра наверняка будет тяжелый день.

Утро для нас началось с нарочного, вызвавшего нас в штаб пред ясное око фюрера, где верховный вождь народов Аместриса вкатил нам ведерную клизму.

— Исаак МакДуглл ворвался в центральную тюрьму прошлой ночью. Полностью погиб ночной караул — пятнадцать человек. Ситуация требует экстренных мер. Вчера вы должны были ознакомиться с разработанным аналитиками планом. — Мы синхронно кивнули. Ознакомились. А я еще полночи его просматривала. — Найдите его во что бы то ни стало. Он особо опасен. Поймайте или уничтожьте!

— Есть, сэр!

Покинув кабинет, мы с полковником занялись организацией поисков согласно выданному плану. Полиция направлялась на перекрытие дорог из города и обыск подозрительных объектов, где бы мог скрываться преступник. На улицах военные могли остановить и проверить документы у любого гражданина. Всем было выдано разрешение стрелять на поражение, как только они заметят разыскиваемого. Речь о взятии его живьем больше не шла. Слишком много жертв оставлял за собой алхимик.

Итак, все было готово, и наша группа расположилась в заданной точке. Вместе с переданной в наше распоряжение мобильной радио-группой. Спустя пару часов пришло подтверждение о новых телах со следами использования ледяной алхимии на юге. Затем по радио объявили о столкновении Армстронга с преступником на юго-востоке. Мы отмечали все эти места на карте города. Аналитики были правы, он идет к нам, замыкая круг преобразования. А вот и он, собственно…

— Давно не виделись, Ледяной, — вышел из тени полковник. Как же я не люблю все эти алхимические драки! Обычные люди тут не котируются, так что пока буду держаться подальше.

— Рой Мустанг… Нет, Огненный алхимик, — сурово протянул обернувшийся к нашей группе Исаак. Серьезный, высокий, темноволосый тип, одетый в потрепанную военную форму. Лицо будто вырезано из камня, настолько резкие черты у его лица. Длинные волосы собраны в низкую хиленькую косичку. И глаза с легким налетом безумия. Маньяк.

— Очень жаль, что придется сражаться с бывшим братом по оружию, — продолжил свое приветствие полковник. Блин, ну что он треплется, вмазал бы уже ему — и дело с концом!

— Брат по оружию? У меня нет братьев. Те, кто был в Ишваре — это прогнившая насквозь армия и ее цепные псы. — Мать моя женщина, да он маньяк с идеями. Жуть какая…

Щелк! Наконец-то шеф разродился! Но его пламя встретила стена воды из трубопровода, которая еще и намочила с ног до головы всех присутствующих. Исаак, облив напоследок Мустанга еще и оскорблениями, рванул по созданному ледяному мосту, который тут же за ним распался, куда-то в центр города, оставив мокрого полковника переживать неудачу. А я что? Я ничего! Я вовремя спряталась за пристройку.

Но вообще-то это заставляет задуматься. Кто составлял этот долбаный план и не учел, что на этой крыше был проложен трубопровод с водой? Или все еще серьезнее, и это как раз учли? Хотели убрать полковника? Зная, что влажные перчатки бесполезны? Я, конечно, предусмотрительно таскаю с собой не только сменные рукавицы в герметичном пакете, но и пару простых зажигалок. Ведь даже с мокрыми перчатками — круг преобразования никуда не девается! А искру обеспечит старый добрый пьезоэлемент. Да, надо покумекать на досуге, а пока пора догонять обозленного полковника. Когда я сбежала вниз на улицу, то по всему централу стали загораться красные столбы света. Они упирались в низкие тучи над городом, озаряя их кровавым отсветом. Неожиданно похолодало, и поднялся ветер. Ледяная алхимия…

— Это то, что я думаю?

— Да, Хоукай, это алхимические преобразования. Но их слишком много для одного человека, — оглядываясь по сторонам, подтвердил полковник.

— Тогда за работу, Огненный алхимик, — протянула ему пакет с сухими перчатками, заработав благодарный взгляд. Фигня, Рой, у меня всегда с собой сменная пара. И не одна. Ну вот, щас мы всем покажем кузькину мать. Вернее, покажет-то мой босс, а я просто рядом постою.

— Полковник, по всему городу создаются ледяные стены, и они двигаются! — к нам подбежал молодец с мобильной рацией во всю спину.

— Направление?

— Центральный штаб!

Ну, поскакали! По дороге нам доложили, что братья Элрики преследуют МакДуглла, а Армстронг занимается поиском алхимических кругов для их уничтожения. Отлично, нас выгрузили напротив стихийной баррикады. Отсюда по ближайшей ледяной стене стреляли из гранатометов армейцы. Безрезультатно, впрочем. Снаряды не пробивали стену, а каверны от разрывов тут же зарастали новыми слоями льда.

— Не смей недооценивать мой огонь! — рявкнул Мустанг, снося полстены. Нехило его разозлили слова МакДуглла, раз он почти не сдерживается. Из ближайшего проулка выскочил полуголый Армстронг и, заметив полковника, ломанулся к нему. Как оказалось, там был один из кругов преобразования, но подобраться к нему майор не смог — все покрыто толстым слоем льда, который к тому же плохо реагировал на движущиеся объекты, стремясь их заморозить. Скооперировавшись с качком, Мустанг рванул уничтожать преграду. Блин, как же меня втыкает, как шеф работает с огнем! Стою, любуюсь на взрывы. Вау… Щелчки одновременно двумя руками, и лед в проулке разлетается. Правда, тут же пытается опять принять задуманную творцом форму.

— Майор! Сейчас! — подает сигнал полковник. И Армстронг активирует круги преобразования на своих металлических кастетах. Удар. Фигасе! Нет, не так — ФИГАСЕ! В проулке весь асфальт взлетает в воздух, ломая рисунок круга. Я потрясенно смотрела на летающие булыжники. Мда, куда уж мне, когда вокруг такими силами управляют. Эх, почему у меня нет алхимии… Но вот красные столбы света начали гаснуть, лед уже не стремился покрыть все вокруг и начал быстро таять. Похоже, все закончилось.

— Кажется, все, — протянул майор, оглядываясь.

— Что с Исааком? — рявкнул все еще раздраженный и мокрый как курица полковник на лейтенанта с рацией.

— Уничтожен, — последовал лаконичный ответ. И летеха, отсалютовав, бросился обратно к своим.

— Вот как, — потер подбородок Мустанг, задумавшись. — Интересно, кто отличился?

— Это не Элрики. — В том, что фюрер лично уничтожил угрозу, я практически не сомневалась. А кто еще?

— Согласен. Ладно, возвращаемся.

Мустанг, конечно же, простыл — еще бы! Полночи рассекать мокрым по холоду. Теперь вот сидит, чихает и слушает новости, принесенные Хьюзом. Оказывается, фюрер всем заявил, что это Огненный алхимик поверг Ледяного. Полковник недоумевает — с какой это радости. А я молчу, хотя все просто! Похоже, готовится база под перевод такого заслуженного алхимика в Центральный штаб. Мдя… А жить-то как хочется. В итоге мне пришлось везти больного в хлам полковника домой в Ист-сити, даже братьев в госпитале навестить не удалось.

Глава 24

(1914 год, Ист-сити)

Эдвард с Альфонсом недавно вернулись из Лиора. Оба мрачные как тучи, ведь они так и не нашли философского камня, хотя думали, что он практически у них в кармане. Теперь мальчишки хандрят, в перерывах штудируя какие-то книги в своей комнате. Я стараюсь их не дергать, пусть отойдут. Между прочим, благодаря присутствию двух замечательных алхимиков в моем доме починилось все, что было сломано, и обновлено все, что было старым. Парни решили хоть так отблагодарить меня за жилплощадь и хавчик. Продукты, кстати, покупает Эд. Я могла бы и сама, но юный алхимик заявил, что он получает достаточно, чтобы прокормить себя, а Ал вообще в еде не нуждается. В общем, за харчи теперь платят Элрики. Я только готовлю.

Хорошо, мальчишки не в курсе, что после их сольного выступления в Лиоре вспыхнуло восстание, и туда ввели войска. Судя по поступающим к нам данным, численность погибших составила несколько сотен. Я склонна согласиться с Похотью: люди действительно очень глупые существа. Доверчивый народ этого странного городка разделился на два лагеря, за и против культа Лето. В итоге произошла мини гражданская война. Нет, уж лучше пусть мальчишки пока об этом не знают.

Я тоже не отличаюсь умом и сообразительностью. На днях решила расстаться с Роком. Весь этот вялотекущий роман с подающим надежды художником напоминал застоявшееся болото. Мне было удобно, что рядом присутствует особь мужского пола, ну и в постели покувыркаться можно было неплохо; Року же, видимо, льстило, что он спит с целым капитаном армии. Может, все и дальше бы продолжалось, только вот мужчина решил, как и многие до него, мною покомандовать. Собаку, видите ли, надо усыпить, она ему не нравится. Пришлось объяснить недоумку, что я скорее его усыплю чем-нибудь тяжелым, чем Хаяте. Мдя.

Наконец-то для братьев полковник подобрал очередное задание. Их отправляют на инспекцию на шахты Юшвела. Хотя инспекция объяснялась проверкой добычи каких-то там металлов, на самом деле проверять мальчишек отправляли местный бюрократический аппарат в лице военного коменданта. Слишком много жалоб поступало на него. Вообще-то это была не наша юрисдикция, Мустанг специально выпросил это задание у отдела экономических преступлений, чтобы хоть чем-то занять парней. Их меланхолия не нравилась не одной мне. Братья побухтели, конечно, но послушно собрались в дорогу. Надеюсь, это путешествие их взбодрит. Ведь, насколько я помню, там им будет весело. Через пару дней пришел донос от старшего лейтенанта Йоки, который жаловался на нарушение Элриком закона о преобразовании золота. После ознакомления с бумагой Мустанга, я «потеряла» такую нужную бумажку, отослав ее в архив в папке с какими-то левыми документами. Там никто содержимое не проверяет.

На фоне всего этого безобразия как-то спокойно прошло очередное повышение Хавока и Бреда. Ребята стали старшими лейтенантами, с чем мы их и поздравили на пьянке в любимом кабачке. К нашей команде присоединилась Ребекка, которую захватили из штаба за компанию. Хорошо поддавшие Хавок и Каталина снова начали выяснять отношения. Бреда углубился в поедание невероятного творения местного шеф-повара, в процессе успевая разговаривать о чем-то с Фарманом. Пьяненький Фьюри по секрету признался мне, что если дослужится до офицерского звания, то мама обещала его отпустить жить в казармы. Бу-га-га! Сдохнуть от хохота мне помешал в очередной раз забежавший на наши посиделки Мустанг. Откуда он все знает? Ведь каждый раз, когда наша дружная компания заваливается пьянствовать, чей ли день рождения или какой-то другой повод, полковник тут как тут, прилетает на халявный хавчик. Да нет, когда мы сбрасываемся, он тоже платит…

— Хоукай, немедленно в штаб, — сообщила мне телефонная трубка голосом полковника и запикала гудками. Блин, а сколько времени-то? Опа, уже восемь! Я проспала! Подхватившись и за пять минут приведя себя в порядок, вылетела в сторону работы. Как же я так лоханулась-то, а? Ведь даже оправдания никакого не придумаешь.

— Как спалось, капитан? — ухмыльнулся Мустанг, когда я ворвалась в кабинет.

— Прекрасно. — А что еще сказать? Я виновата по всем параметрам. Блин!

— Ладно, я бы дал вам выспаться сегодня, но у нас чрезвычайная ситуация. Пойдемте, нас ждут в оперативном штабе. — Интересно, что произошло-то? Мы с полковником ввалились в зал заседаний — это помещение в обычное время использовалось для конференций (да, у военных они тоже бывают) или собраний. Сейчас же здесь сновала туда-сюда куча народа, была установлена большая радиостанция и развернута карта региона.

— Захвачен поезд — курьерский экспресс номер 04840 из Нью-Оптайна. Преступление совершено нашими старыми знакомыми, восточными радикалами, которые называют себя «группа синих», — радостно ухмыляясь в тридцать два зуба, начал вводить меня в курс дела шеф.

— Синих? — Блин, я должна им кучу потраченных нервов, дурацких ранений и месяц на больничном. Но лучше сразу оплачу им место на кладбище. Уроды.

— О, смотрю у тебя сразу наступило рабочее настроение! — поприветствовал меня Хавок, передавая пачку бумаг и стаканчик с кофе. Так, посмотрим, что там такое. Ух ты, какой слог у наших смертников!

— Есть заявления? — оторвал меня от изучения нетривиально закрученных матерных оборотов полковник.

— Довольно… оригинальное, я бы сказала, — подала голос я. — Хотите, зачитаю…

— Не стоит, наверняка там сплошные нападки в наш адрес, — по-быстрому отказался от сомнительного удовольствия Мустанг. А жаль. — Что они хотят?

— Требуют освобождения своего лидера. — Щас! Да я сама пристрелю его, если мне его покажут. Парни так и не сказали мне, в какой тюрьме найти того урода, что приказал меня захватить четыре года назад. Побоялись, что тот получит травмы, не совместимые с жизнью. И правильно, в общем, боялись!

— Генерал действительно в поезде?

— Мы еще проверяем, — ответил Фарман от стойки с радиоаппаратурой, где сейчас священнодействовал Фьюри. — Но скорее всего — да.

— Как это все некстати, у меня же вечером свидание… — печально протянул Мустанг. Да, у меня тоже есть дела!

— Иногда полезно устраивать сверхурочные свидания и с нами, — пробухтел в чашку с чаем Бреда.

— Вот список пассажиров, полковник, — передал нам бумаги Фьюри.

— А старик Холкроу действительно едет с семьей, — протянул изучающий такой же список Хавок.

— Ну как так можно, он же знает, какая у нас тут нестабильная ситуация, и отправляется на каникулы в такое время… — мрачный полковник быстро просматривает листы с фамилиями пассажиров. Вдруг замирает и неожиданно гнусно усмехается. — О, господа! Похоже, мы сегодня закончим раньше, чем предполагали. В поезде Стальной алхимик.

Все как-то сразу расслабились. Народ теперь скорее изображал активную работу, чем всерьез чем-то был занят. Еще бы, два боевых алхимика против кучки обычных кретинов. Тут даже слабоумный, контуженный на всю голову имбецил однозначно поставит на алхимиков. Забрала у полковника списки пассажиров, проверив на всякий случай, не перепутали ли мы чего. Канон каноном, но случаи разные бывают. Мало ли, где сбоить начнет? Да, Элрики, действительно ехали в этом поезде, возвращаясь с инспекции шахт.

— Во сколько намечается прибытие экспресса в Ист-сити? — поинтересовалась я у Фармана. Надо же знать, когда устраивать пышную встречу.

— В час дня, — пришел лаконичный ответ. Сейчас одиннадцать. Я переглянулась с шефом. Значит, пора выдвигаться, нужно время для оцепления вокзала и эвакуации гражданских. Мало ли, вдруг братья не справятся.

Справились. Полчаса назад пришла телеграмма с подтверждением. Поезд пришел точно по расписанию. На платформе, да и на вокзале в общем, не было гражданских, везде мелькали либо военные, либо полиция. Однако неплохо развлекся Стальной. Начнем с того, что на крыше тендера сияла новизной и совершенным дизайном здоровенная пушка. Охренеть. Сам тендер теперь мог похвастаться большой трубой, которая накрепко соединяла его с первым вагоном. Ну и сам вип-вагон имел вид порядком потрепанный. Мда, погуляли мальчики. Наконец экспресс остановился, из дверей первого вагона показался раненый в ухо генерал с семьей. Его без разговоров уволокли куда-то медики. Конечно! У него же страшная рана! Жутко опасная! Зато я насладилась видом генерала в истерике. Я, конечно, понимаю, что он мог за семью так переволноваться. Но глядя, как он рычит на собственную жену, ни за что в это не поверю. За свою шкуру переживал. Затем появился Альфонс, несущий на вытянутых руках какого-то типа с покореженной автоброней на левой руке. Тип был связан, побит, вымочен и находился без сознания. Класс. Но я все равно хочу ему добавить. Следующим вышел мрачный Эд.

— Привет, Стальной! — радостно оскалился Мустанг. Мальчик, впрочем, его радости не разделил, скривившись.

— О, полковник, здравствуйте, — поздоровался Альфонс, уже сбросивший свой груз на перрон. Заметив меня, радостно помахал рукой. — Добрый день, капитан!

— Знал бы, что дело в вашей юрисдикции, полковник, не стал бы вмешиваться, — пробухтел недовольный Эдвард.

— Холоден как всегда, — поддел юного гения шеф. — Ну как, узнал что-нибудь новое?

— Копаюсь в книжках, но пока без толку. Вчера вот снова всю ночь просидел, — сжал кулаки парень. — Мы сейчас прочесываем восточные города один за другим, но подходящего способа все не находится…

— Да, до меня доходят слухи о твоих «подвигах», — слегка отодвинулся с прохода Мустанг. Полиция выводила из вагона тех террористов, что могли сами передвигаться. Таких было немного — все-таки мальчики славно отвели душу.

— Нюх как у собаки, глаз как у орла? — прошипел в ответ Эд.

— Просто твои методы отличаются размахом… — пожал плечами Мустанг, а Альфонс, стоящий рядом со мной, согласно покивал головой. Да, в масштабности деяний Стальной даст фору кому угодно. Пока мы следили за перепалкой Эда с полковником, упустили из вида очнувшегося главнюка у террористов. Тот уже успел перерезать веревки встроенным в руку ножом и теперь пребывал в невменяемом состоянии. Ну кто в своем уме в окружении вооруженных людей будет пытаться бросаться на начальство?

— Ты! Сукин сын! — рявкнул одноглазый калека и бросился на нас. Я даже пистолет доставать не стала, мгновенно скользнув в скоростной режим и встретив это тело прямым ударом ноги в торс. Тут главное — набрать нужную скорость, чтобы при моей массе самой не улететь куда-нибудь. Замершие в шоке алхимики наблюдали, как хрупкая с виду девушка отфутболила далеко не хилого мужика. Сомневаюсь, что они заметили мое передвижение. Для них я стояла за спиной Мустанга — и раз, уже навернула террористу. Не выходя из скорости, нагнала удивленное тело и пробила ему еще в полете несколько раз по почкам и печени.

— Капитан, достаточно! — наконец сообразил оттащить меня от избиения этой тушки полковник. Пришлось отвалить, пнув напоследок и окинув дело рук своих злобным взглядом. Еще хочу.

— Лиза, я не знал, что вы так хорошо деретесь, — восторженно пискнул Альфонс. Да, все у меня руки не доходят провести с ним спарринг.

— Это ты еще Хавока не видел, — попыталась отбрехаться я.

— Вот это скорость, капитан… — Эд все еще пребывал в шоке. Да, мир снова перевернулся. Я не только стрелять умею. Но самое занятное, что отмудоханное мною тело вновь решилось на нападение.

— Блиин, — протянула я, вытаскивая пистолет. — Что ж ты не угомонишься-то, придурок?

— Капитан, не надо, — полковник поправил свои перчатки. — Все будет в порядке.

Щелк! Вот это тонкая воспитательная работа! И ведь он его даже не поджарил толком, так, слегка нагрел. До румяной корочки не дошло. Зато мужик сразу осознал всю глубину той жопы, в которую он попал.

— Для начала хватит, но еще одна такая выходка — и ты превратишься в уголья, — стоя над постепенно приходящим в себя телом, заявил Мустанг. Правда, через мгновение полковник добавил: — Хотя в этом случае разумнее будет вернуть тебя капитану для воспитательной беседы.

— Ублюдок… — прохрипел в ответ террорист. — Да кто ты такой?

— Рой Мустанг, полковник. А еще я Огненный алхимик, — явно рисуясь, ответил шеф. — Будь добр, запомни это.

— Лучше бы мне его отдал, — тихо буркнула я. Рядом хмыкнул услышавший это Хавок.

— Ух ты! — раздался хор голосов сзади. Что так? А, полиция подтянулась. Не прошло и года.

— Что? Впервые видите полковника в деле? — выдохнув дым, спросил старлей служителей порядка.

— Да, старший лейтенант, — отдав честь, зачастили полисмены. — Как же ему это удается?

— Перчатка полковника сделана из легковоспламеняющегося материала. Достаточно посильнее щелкнуть пальцами, и появится искра, — Хавок взял новую сигарету в рот и поднес к ней зажигалку. — Затем он увеличивает концентрацию кислорода в воздухе вокруг чего-нибудь, что может гореть — и «ПУФ!»

— Умом-то понятно, но вот как на самом деле, — попытался раскрутить на дальнейший рассказ Хавока парень.

— Он может это делать, потому что он алхимик. — Отличное объяснение! Может и все! Смиритесь, обыватели! — Да, и вон тот мелкий парень рядом с полковником тоже государственный алхимик.

— Правда? То есть… Это он разобрался с бандитами? — Полиция в ах… Да, для не подготовленных умов доблестных стражей порядка такое чересчур.

— Не могу поверить… — прошептал один.

— А капитан Хоукай тоже алхимик? — встрял тот, что помоложе.

— Нет, конечно. С чего вы взяли? — повернулась к ним я. Интересно, с чего пошли такие выводы.

— Вы так быстро двигаетесь. Это просто невозможно. — Мальчики впечатлительные попались. Хавок снова хмыкнул, ну да на наших с ним тренировках я и не такое показываю теперь. Все-таки четыре года многое мне дали. Кивнув на прощании полиции, я поспешила вслед покидающему перрон полковнику.

— Все равно это уже не люди… — долетел до меня шепот полисмена.

Глава 25

(1914 год, Ист-сити)

— Ну что, полковник, теперь вы у меня в долгу, — расплывшись в коварной улыбке, начал разговор Эд, когда мы вернулись в штаб и ввалились в кабинет. Остальная группа под руководством Бреда осталась на вокзале разруливать ситуацию дальше. Пассажиров надо допросить, составить отчеты, за полицией приглядеть. В общем, дел достаточно.

— Как будто мне нравится быть тебе обязанным, — хмуро буркнул Мустанг в ответ. — Ладно, говори, чего хочешь?

— Молодец, полковник, зрите в корень, — продолжал нарываться мелкий, но быстро свернул свой наезд. Видимо, осознав, что играет с огнем, причем буквально. — Можете посоветовать нам библиотеку с материалами по биологической трансмутации? Или познакомить с каким-нибудь алхимиком, разбирающимся в этом вопросе.

— Прямо сейчас? Мать моя женщина, дружище, ты нетерпелив, — тяжко вздохнув, шеф подошел к шкафу с делами государственных алхимиков. Да-да, у нас на всех этих товарищей были досье.

— Мы хотим восстановить наши тела как можно быстрее… — Пока горячие аместрийские алхимики выясняли, кто круче, мы с Альфонсом пили кофе. Вернее, я пила и поддерживала с мальчишкой в доспехах легкую беседу. Мы наконец-то договорились потренироваться вместе. Ала очень заинтересовала моя способность к скоростному перемещению, а мне просто был интересен его стиль боя. Ведь многие говорили, что младший Элрик действительно великолепный рукопашный боец.

— А мы ведь так давно не виделись… Давай, что ли, чайку выпьем, поговорим спокойно? — продолжал издеваться над юным алхимиком Мустанг, просматривая папки с делами.

— Что за радость, пить чай с мужиком, — повелся на подначки Эд. Мы с Алом, переглянувшись, хором хмыкнули. Все-таки старший Элрик очень импульсивен.

— Возможно, ты и прав, — протянул шеф, обнаружив, видимо, нужную папку. — Да, вот она. «Искусственный синтез различных генетических основ ценой двух или более организмов».

Эк, завуалированно обозвали создание мутантов из разных существ. И не придерешься ведь. А вот братья навострили уши, внимательно слушая пояснения полковника.

— Короче, в городе живет исследователь трансмутации химер, — по-быстрому свернув объяснения, вернул разговор в рабочее русло полковник. Шу Такер, Связующий жизни алхимик. Два года назад он успешно создал говорящую химеру, чем и заслужил лицензию государственного алхимика.

— Говорящую? — воскликнул Эд, даже приподнялся от удивления в кресле. — То есть как? Химера говорила по-человечески?

— Кажется, да. Меня там тогда не было, так что я сам не видел, — задумчиво листая досье, ответил Мустанг. И хорошо, что нас там не было. Я бы не удержалась и пристрелила этого естествоиспытателя. — Но по документам она понимала человеческую речь и сама могла говорить. Правда, повторяла только одну фразу. «Я хочу умереть». После чего отказалась принимать пищу и вскоре умерла.

Зловеще звучит, да? Но наших энергичных братьев это не остановило. Они все-таки решили встретиться с этим маньяком от науки. Хвала богам, мужчины уехали туда без меня. Я все понимаю, но не опыты над близкими. Сев за стол начальства, я задумалась, а как, собственно, спасти малышку. Пока в голову приходило только обыкновенное убийство ее отца. Правда, не думаю, что девочка меня поймет. Сделать все по-тихому, оставив малышку сиротой? Ее поместят в приют. К себе я девчушку не возьму — я хоть и частично добрая, но не настолько альтруистка. И что же мне делать?

— Капитан Хоукай! — Черт, в кабинет валился генерал Холкроу с сопровождающими лицами. — Где полковник Мустанг?

— Полковник уехал по делам в город. Вернется где-то через час. Мне послать за ним? — Блин, ну как не вовремя. Теперь еще и третировать нас будет.

— Не стоит. В принципе, для моих целей подойдете и вы, — генерал хмуро кивнул мне на выход. Чует моя попа, что ждет меня дорога дальняя и казенный дом. — Вам поручается отправиться в Соут-сити и доставить этот пакет генералу Грегорсу лично в руки.

Охренеть! Это Мустанга хотел отправить нарочным? А наша курьерская служба, что, уже не работает как надо? Это что, расплата за унижение? Да, а не повезло мне, как всегда. Блииинн…

— Есть, сэр! Когда отправляться? — принимаю пухлый конверт из рук генерала.

— Немедленно. — Сука начальственная. Ненавижу.

Потратить четыре дня на совершенно пустую поездку в южный округ. Приехала, отдала под роспись конверт, уехала обратно. Только весь зад отсидела в паровозах и не спала двое суток, так назад спешила. У меня собака неизвестно что ест и куда выходит погулять! Там, конечно, Элрики должны были ее накормить додуматься, да и выгулять тоже смогут. Не тупые, чай. Еще и от Мустанга потом достанется, ведь наверняка гадский генерал не сказал ему, куда меня послал. Я, правда, тоже хороша: не додумалась позвонить. Но что взять с уставшей женщины? Ист-сити встретил меня проливным дождем и мрачным Мустангом на перроне. Бл…, похоже, самое страшное случилось уже. Долбаный генерал, чтоб тебе в аду гореть! Из-за тебя я столько времени потеряла! Мустанг был спокоен, хоть и излишне угрюм. Не удивительно: на войне он и не такого навидался, но принять опыты над родной дочерью, это перебор даже для него.

— Все так плохо? — начала я ненужный никому разговор, пока полковник вел машину.

— Еще хуже… — шеф вздохнул. — Лиза, зачем тебя посылали на юг?

— Холкроу надо было срочно передать тамошнему начальству какой-то пакет. Я не в курсе содержимого.

— А ты позвонить не могла? Я тебя два дня искал с собакой, пока генерал не соизволил меня просветить, куда ты делась…

— Ну прости, не сообразила. — Я откинулась на спинку сиденья, расположившись поудобнее. — Четыре дня в поезде и двое последних суток без сна. Пришлось с пересадкой ехать. Я даже собаку поручить никому не смогла. Просто не успела. У меня даже сменных шмоток с собой нет. Так что, извини, но пахну я не очень…

— Да… Щас дела завершим, и ты едешь спать. Не хватало еще, чтобы ты вырубилась в самый неподходящий момент.

— Обижаешь, Рой. Ты же знаешь, я пока по голове чем-нибудь тяжелым не получу — не вырублюсь.

— Вот от меня и получишь, — наконец слегка улыбнулся Мустанг. — А теперь вернемся к печальным событиям. Такер трансмутировал собственную дочь. Сделал очередную говорящую химеру. Как выяснил Стальной, первая химера тоже была создана им из человека. Два года назад он преобразовал свою собственную жену!

— Вот блин! Что с Эдом и Алом?

— Ну а как ты думаешь? Подавлены. Сейчас ждут нас в штабе.

— Ясно. — Мы уже подъезжали к штабу, когда я заметила две фигуры, сидящие прямо под дождем на ступенях. Вот же ж, еще и простудится в итоге!

— Откровенно говоря, мы, государственные алхимики, также распоряжаемся чужими жизнями по чьему-то приказу. Между нашими делами в Ишваре и тем, что делал Такер, разница не большая, — продолжил разговор полковник, выходя из машины.

— Не только ты распоряжался чужими жизнями, Рой. Если не забыл, то я снайпер, и размеры моего личного кладбища не намного меньше твоего. Но мальчикам это трудно понять. — Я встала внизу лестницы, подставив лицо под прохладные струи дождя. Нет, я ни о чем не жалею. Ни о чем. И не моя вина, что я не смогла помочь маленькой девочке. Загнав все левые мысли под железобетонную плиту самоконтроля, я смогла вздохнуть свободно. Оттуда еще никто не возвращался.

— И все же на пути, который он избрал, его поджидают вещи пострашнее сегодняшней. Так что придется ему это преодолеть и двигаться дальше, — мы уже подошли к застывшим мальчишкам. — Верно, Стальной? Сколько ты еще собираешься вот так тут сидеть?

— Уйди, полковник, — буркнул в ответ Эд. Да, мальчишка сильно подавлен.

— Плевать, как тебя назовут — армейским псом или дьяволом, лишь бы использовать на всю катушку полученные взамен привилегии и восстановить ваши тела. Ты же сам так решил. — Полковник пытается его разозлить? Что ж, это тоже вариант. Так братьев хотя бы можно встряхнуть. Это не добавит любви к начальству, но хотя бы выдернет их из депрессии. — И вот ты уже в тупике и теряешь время из-за какой-то мелочи…

— Мелочи? — горько усмехнулся мокрый поникший мальчишка. — Да, все верно. Я восстановлю наши тела. И плевать, дьяволом меня назовут или собакой. Но мы все-таки не дьяволы, и тем более не боги…

Мустанг усмехнулся, слегка приподняв уголки рта. Злость подействовала. Я же просто следовала за начальством. Боюсь даже представить, что сейчас переживает этот мальчик. Мои чувства давно притупились, да и девочку я не знала. Мне проще. Не у меня умер друг.

— Мы — люди! Которые не смогли спасти одну-единственную девочку! — совавшись на крик, выплескивал свою боль подросток. — Маленькие, ничтожные людишки…

— Ты простудишься, иди домой… — посоветовал Мустанг замерзшему Эду. Я же просто согласно кивнула Алу на брата. Мол, забирай Эда и вали домой.

— Я скоро буду, — добавила, понизив голос. Думаю, меня быстро отпустят. Мустанг не изверг. Так и случилось. Буквально через полчаса я была свободна аки птица. Полковник пообещал с утра заехать за мной. Вот и ладушки. Нам еще дела Такера разгребать, будь он неладен.

Пес встретил меня радостным визгом и заботливым умыванием. Да-да, всегда мечтала быть вылизанной с ног до головы. Но собака тоже переволновалась из-за отсутствия хозяйки, поэтому сегодня такие вольности в поведении были позволены. Следующим пунктом стоял душ — смыть с себя четырехдневную пыль. Блин, генерал — гад и сволочь. А ужин прошел в мрачной атмосфере. Эд вяло ковырялся в тарелке, Ал сидел молча, а я слишком устала за это время, чтобы веселить народ. Сразу после еды я отвалила высыпаться. В конце концов, хожу уже практически на автопилоте. Едва коснувшись головой подушки, я провалилась в благодатный сон, почувствовав напоследок, как на меня сверху плюхнулся Хаяте. Правда, ночью меня разбудил вопль. Вскочила, на автомате доставая пушку, выглянула из спальни. Псина застыла у двери в комнату мальчиков. Тишина. Подозрительно все это. Хотела двинуться на осмотр территории. Однако вот из лоджии появился Ал. Опознав нарушителя спокойствия, опустила оружие.

— Простите, что разбудили, Лиза. Брату приснился кошмар, — помявшись, сообщил мальчишка. А, страшный сон! Ну конечно. Фигня какая, а я тут с пистолетом.

— Расслабься, мне бы тоже плохо спалось, увидь я такое, — зевнув, я направилась обратно к кровати. А Эду завтра налью валерьянки. Чтобы спать не мешал.

— А вам не снятся кошмары, Лиза? — догнал меня странный вопрос Элрика. Задумался про то, что я делала на войне, мелкий? Много чего я там делала. И лучше вам не знать об этом.

— Нет, Ал. Не снятся. Я вообще не вижу снов.

Опубликовать в Facebook
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники
Опубликовать в Яндекс

Поделитесь своими мыслями, оставьте комментарий.

(required)
(required)

Внимание: HTML допускается. Ваш e-mail никогда не будет опубликован.

Подписка на комментарии