Перейти к содержанию

22.01.2013

Не злите Узумаки! (Главы 39-42)

Под катом.

Глава 39

Жилище Исобу, как и ожидалось, представляло из себя почти идеально круглое озеро с ровной полоской пляжа, окруженное гранитными стенами. И в этой гигантской кастрюле посередине дрыхло огромное нечто. Уж не знаю, почему его называли черепахой, но на рептилию это было похоже меньше всего. Нет, панцирь присутствовал. Ага, покрытый какими-то наростами и здоровенными шипами размером чуть ли не с футбольное поле, странного зеленовато-серого оттенка. Жуть. Даже Шукаку в его изначальном виде — просто образец кавайности, по сравнению с этим монстром. Все три хвоста биджу росли прямо из панциря, являясь как бы его продолжением. Сейчас они спокойно распластались по поверхности озера. Голову чудища я не видела — похоже, она скрыта под водой. Видимо, Санби спокоен. Что ж, хоть ловить бешеного демона не надо будет. Хм, Орочимару не стал изобретать велосипед, и наши позиции отметил крестиками, нарисованными на черном, вулканическом песке пляжа.

— Тут твое место, Минато, — саннин указал пальцем, куда именно нужно будет встать. Потом достал из печати большой свиток и расстелил его поверх знака. А вот это уже интереснее. Это был какой-то хитрый барьер. Вот символ «Душа». А это «Разум». А вот тут «Единство»… Но разобраться в его устройстве мне никто не дал, потому что Орочимару насильно усадил Минато прямо в один из больших нарисованных кругов. А во втором после нескольких манипуляций саннина появилось тело. Неповрежденная тушка Четвертого Хокаге. Йоперный театр, как?

— Откуда? — это все, что смог выдавить из себя блондин. Да, я тоже в шоке смотрела на живое тело. Реально живое! Оно дышало!

— Ну, места знать надо, — усмехнулся змеиный саннин. Но наша реакция его явно позабавила.

— Так, Орочимару, признавайся, из кого ты…

— Спокойно, Минато! — остановил закипающего мужчину экспериментатор Коноховского масштаба. — Это твое тело. Настоящее. Я просто, скажем так, не дал ему окончательно умереть.

— Ты похитил мое тело? – А, между прочим, это вполне возможно. Я мертвого мужа не видела, гроб был закрытый. Так что выяснить, кто именно там сгорел на похоронах — нереально.

— Ну да, зачем добру пропадать? — пожал плечами змей. — Думал, может, что-то интересное обнаружу. К сожалению, ты не обладал никаким Кеккей генкай. Так что я оставил тело просто так, вдруг пригодится. И вот! Не зря старался!

— Да, Орочимару-сан, в этот раз вы меня действительно удивили. Не ожидала. – Я, все еще находясь под впечатлением, удивленно качала головой. Слов нет. Не матерных.

— Так, этого устроили. Печати показал, — загибал пальцы саннин, вспоминая, не забыл ли чего. — Технику я начинаю первым. Когда я закончу настройку, активируются все точки, и вам нужно будет начинать складывать свои печати. Кушина-сан, идем тебя устраивать.

Проскакав треть окружности вулкана, остановились у очередного знака. Меня поставили на совсем другой свиток. Кругов здесь не было, я стояла в треугольнике, с несколькими символами «Силы», «Порядка» и «Воли». Серьезненькая вещь, если задуматься. Подобную печать можно использовать, чтобы армиями командовать. Это если своей харизмы не хватает.

— Печати помнишь? — Я кивнула. Сорок семь печатей, из которых несколько неклассических. Когда захочешь, можно что угодно запомнить. — Отлично. И запомни, главное — твое желание. Мечта, если хочешь. Шинигами слов не понимает.

— Я поняла, — кивнула. Спрашивать о чем-то еще не хотелось. Да, я очень боялась ритуала. В конце концов, с богом смерти не каждый день вижусь.

— Ку-ку-ку-у… — саннин криво ухмыльнулся. Понял мое состояние? Возможно. – Что ж, я пошел. Пора начинать, а то Исобу забеспокоился чего-то.

Действительно, чудище морское что-то слегка разнервничалось от наших передвижений. Даже голову свою страхолюдную из-под воды подняло. Окрестности обозревает. Вдохни последний раз, так и быть. Позволяю. Всплеск чакры — и вокруг острова возникает слегка светящийся барьер. Орочимару начал действовать. Отлично. Чем меньше времени осталось думать о будущем милом разговоре с шинигами, тем меньше себя накручу.

Очередная вспышка — и биджу заключен в огромный, чуть светящийся зеленым треугольник. Так, пора и мне присоединиться. Начала складывать необходимые печати. Десять. Вообще-то, чтобы быстро воспроизводить все эти заковыристые фигуры из пальцев, нужна офигенная растяжка. В академии почти два года только этим и занимаются. Без этого навыка в мире шиноби — никуда. Двадцать пять. В руках концентрировался странный поток холодной чакры. Ощущаю себя просто каким-то недоделанным магом, призывающим демонов с нижних планов. А что? Очень похоже. Жертва — вон плавает. Не знаю, девственник Исобу или нет, выяснять не тянет. Ну, мозги действительно чисты аки снег. Пентаграмма присутствует, хоть и урезанная на две вершины. Да, мы матерые демонологи. Сорок пять. Не попробуешь — не узнаешь, так ведь? Сорок семь.

Ладоням становилось уже больно от скопившейся энергии. Повинуясь внутреннему напряжению, резко выкинула руки вперед, целя в Исобу, высвобождая накопившуюся чакру. Нехилый получился сгусток, практически материальный. Куда там Чидори! Такой мощный протуберанец из чистой энергии я еще не выдавала. И если бы я была слабее, этот опыт оказался бы для меня фатальным. А так меня, конечно, ополовинило, но жить буду. А вот биджу не очень повезло. С трех сторон в него врезались толстые и почему-то разноцветные жгуты из чакры. Чудик хотел сбежать, занырнув под воду, но ему это не удалось. Потому что над Исобу проявился шинигами, оплетая его сущность какими-то жгутами. И эта огроменная волосатая страхолюдина в балахоне с ножом в зубах вперилась своими красными глазками в меня.

Страшно? О, да! Это очень страшно. Меня затягивало в беспросветную, колючую тьму. Казалось, что кто-то очень сильный, недосягаемый, опасный копается в моих воспоминаниях липкими, мерзкими пальцами. Жутко. Холодно. Черт, как же холодно! Меня просто выворачивали наизнанку, заглядывали в потаенные уголки души, рассматривая все мои радости и печали через какую-то сверхнепонятную лупу нечеловеческой логики. Я чувствовала, как будто меня понемногу отщипывают, разбирают мою суть на кусочки, стремятся переварить. И это было СТРАШНО. Потерять себя в этой тьме, без надежды. Раствориться в ничто, навсегда.

Собирая себя, буквально выколупывая из мерзких загребущих лапок свои воспоминания, усилием воли успокаивая мечущийся в панике разум, я пыталась донести до этого огромного НИЧТО свое желание. Верни мне одну единственную душу, и ты получишь в обмен свою желанную жертву! Вдруг что-то опутало меня, пытаясь увлечь за собой дальше, в глубину этой бездны. Это? Исобу? О нет, я не составлю компанию тебе, треххвостый. У меня еще дела есть на этом свете. Или уже на том? Сила Санби прошла сквозь меня, стремясь захватить с собой хоть кусочек моей сущности. Фиг тебе, черепаха. Я сильнее! И Исобу ушел, растворяясь в темноте. Жертва принята? Да. Теперь мое желание? Кричать бесполезно. Тут властвует тишина. Поэтому все оставшиеся силы я кинула в мысль. ВЕРНИ! Неужели так сильно твое желание? Проще раствориться в бесконечной тишине… Забудь обо всем… НЕТ, ВЕРНИ! Я вложила все в этот ментальный вопль. И темнота осыпалась трещинами, возвращая свет, звук, ощущения… Меня услышали?

— Я сейчас убью тебя! — прорвался сквозь кашу в мыслях голос Минато.

— Я предупреждал, что она будет в фокусе силы Шинигами. На нее пришелся основной ментальный удар. Что ты психуешь-то? Она живая и даже целая! — орал в ответ Орочимару. Глаза не открывались, темнота хоть и отпустила, но не уходила до конца. Как будто подстерегая, тихо шепча потрескавшимися губами: «Расслабься — и ты труп! Засни — и ты будешь моя!» Я съежилась, очередная волна ужаса захлестнула сознание.

— Почему не предупредил о таких последствиях? — Меня сильно встряхнули. Правильно! Мне надо собраться. Липкий страх потихоньку уходил.

— А что бы это изменило? Вы прекрасно знали, что все это для меня лишь эксперимент! Ты сам подставил ее под удар! Не захотел бы — не позволил своей женщине пойти на такое! — Ссора мужчин, как ни странно, постепенно приводила меня в адекватное состояние. Тварь я дрожащая… Это точно. Так испугаться какого-то шинигами…

— Я не знал… — О нет, сейчас начнется сеанс самобичевания. А то я не в курсе была, на что иду. Вообще-то не в курсе, но мы никому об этом не скажем. Дыхание наконец-то удалось восстановить. Уф, почти успокоилась…

— А то ты не помнишь, что сам пережил при появлении Шинигами? — Орочимару, не нарывайся! Минато и так себя сейчас во всем винит, а тут ты еще лезешь со своими копейками. Пора их разнимать. Давай, Кушина. Ты можешь!

— Оба заткнулись, — прохрипела я. Язык не слушался, глаза открываться отказывались, но это временное явление. Жить я пока не расхотела.

— Кушина! — Меня снова радостно встряхнули. Ну я же не погремушка! Зачем так жестоко-то?

— Не тряси меня. — Я постаралась расслабиться, восстанавливая душевное равновесие. — Все нормально. Мне надо полежать чуть-чуть… Или немного подольше.

— Ох, да что же такое! Минато, ты еще не понял? Ей надо отдохнуть! — Мне на лоб легла холодная ладонь. Орочимару что-то снова задумал. Нехорошее. — Спи!

Я проснулась в небольшом темном, но теплом помещении без окон. Единственный выход загораживал потрепанный кусок ткани. Где это я? Ну, мою тушку, завернутую в несколько одеял, расположили на подобии наспех сделанной кровати. Так, осмотримся повнимательнее. Каменные стены покрыты резьбой в виде разнообразных печатей, пусть и обшарпанных, местами обвалившихся, разряженных, но от этого не утративших свою завершенность. Понятно, я в Узушиокагуре. Значит, меня таки сюда доставили живой. Ура. Не знаю, какую технику применил змеиный саннин, но кошмары мне, хвала богам, не снились. А могли бы, после такого-то нервного потрясения! Надо не забыть спасибо сказать.

Теперь понять бы, где все? Распутавшись из кокона одеял, встаю. Ноги держат, колени не дрожат — я почти в ударе! Хорошо, что в слюнявую идиотку меня тет-а-тет с Шинигами не превратил. Никогда больше на такое не пойду. Это… Охренеть, как СТРАШНО! Иду, на всякий случай страхую себя рукой, упираясь ладонью в стену. Да-да, чувствую я себя пока не очень. И есть хочу. Сильно. Откидываю дерюжку, прикрывающую дверь и выпадаю в зал. Мда…

— Извиняйте, товарищи. Я просто мимо проходила. Не отвлекайтесь. — Нет, ну а что еще сказать этой толпе, которая огромными глазами смотрит на тебя? Че они вылупились, как на явление Христа народу? На мессию вроде не тяну. Тут и главы кланов, и тройка саннинов, и Минато… И еда! В углу сиротливо прикорнул столик, набитый разнообразным угощением. Желудок выдал подробное описание, где и в каких тапочках он видел свою хозяйку. Значится, топаю к вожделенной пище. Не обращая ни на кого внимания, приступаю к священному ритуалу поедания вкусняшек. Как хорошо, что меня никто не отвлекает! Все так и стоят в ступоре. Прелесть, мням, обалденно вкусно! Мням-мням! По-моему, я отрубилась прямо среди тарелок с недоеденным бутербродом в зубах.

Ох, как хорошо. Тепло и удобно! Открываю глаза в том же помещении без окон, вновь завернутая в кучу одеял на кровати. Только теперь лежу не одна. Рядом спит довольный Минато, прижимая мою тушку к себе. Интересненько. У нас ведь все получилось? Проверим. Прижимаю ухо к груди мужчины. Бьется сердечко! Так, надо надыбать ножик и ткнуть им. Куда-нибудь. Если кровушка побежит — значит настоящий!

— Куда собралась? — приоткрывает глаз Минато, почувствовав мои попытки выпутаться из одеял.

— Нужен колюще-режущий предмет. — Нехило меня упаковали, никак не удается сбросить с себя этот кокон.

— Хм, — достает откуда-то кунай и режет себе палец. Ранка мгновенно заполняется кровью. Вау. Никогда так не радовалась лишней дырке в организме. — Видишь, все получилось!

— Иха! — Я так резво подскочила, что даже выскочила из одеял. Не зря столько всего пережила! Минато, усмехнувшись моему восторгу, вновь притянул меня к себе. Значит…

— Ну что, дорогой, опробуем раскладушку?

Глава 40

Естественно, вся эта эпопея с шинигами для меня так просто не прошла. После нашей милой встречи и проникновенной беседы я обзавелась широкими белоснежными прядями на висках. Проще сказать — я поседела. Вот аут-то! Прямое доказательство моей заячьей душонки. Поначалу я рвалась найти краску для волос, чтобы замазать это недоразумение, но спустя пару дней смирилась. Хорошо хоть никто и не собирался меня обвинять в трусости. Все приняли изменения в моей внешности как жертву. Ну да, конечно, жертвеннее не бывает. Зато я теперь полосатая. И, вообще, проще надо относиться ко всему: жива ведь осталась и не свихнулась, значит все хорошо. Это я сама себя так уговариваю…

Народ, явившийся на сходку, пребывал в шоковом состоянии от моих действий и поступков. Ну да, мало того, что я привела двух джинчурики вместо одного, так вдобавок они называют друг друга братьями и дружны со своими биджу! И демоны периодически выходят пообщаться наружу. Но Кушина на этом не остановилась, она еще умудрилась воскресить своего мужа. Ага, а на закуску притащила всех трех Великих саннинов, которые не убили при этом друг друга. Вынесла я им мозг конкретно. Это никто из них еще про мой режим Отшельника не знает и про договоренность с Итачи. Я сейчас что-то вроде местной достопримечательности — везде меня сопровождают удивленные взгляды. Напрягает. Пожалуй, только Шикаку Нара отнесся к моим похождениям индифферентно. Посмотрел этак задумчиво и кивнул каким-то своим выводам. На этом фоне Дейдара с его возможностями как-то незаметно прошел.

От копошения в себе меня отвлекает большая сходка, открывшаяся в Узушиогакуре. В самих дебатах я не участвую, выставив Минато как своего непосредственного представителя. Он, вроде как, Хокаге — вот пусть и отдувается. Что было с народом, когда они увидели перед собой вполне живого Четвертого, словами не описать. Естественно, про меня тут же забыли, переключившись на Намикадзе, терзая его вопросами. Как удачно вышло-то, спихнуть всю тягомотину на законного политического деятеля всея Конохи. Плюс — не уверена я в том, что им нужна была именно я в качестве лидера. Скорее, им нужен был контроль над джинчурики. А вот обломитесь, граждане! Теперь между нами стена в виде блондинистого типа, который укорачивает языки самым припадочным товарищам одним холодным взглядом.

Потом под шумок меня утащили с совещания Джирайя и Цунаде. Эти промыли мне мозги своими разногласиями с Орочимару, который уже успел обустроиться в соседнем подвале. Время зря не теряет. В итоге пришлось все подробно рассказать, и о нашей сделке тоже. В принципе, мои действия поняли и одобрили. Хотя терки между бывшими друзьями регулярно возникали, но, на мой дилетантский взгляд, скорее по привычке, чем из-за реальных разногласий. А я, получив в свое распоряжение несколько свободных дней, начала приводить в исполнение все свои задумки.

Для начала просто прогулялась по острову. Узушио из-за ограниченности свободной площади отличался от других скрытых деревень. Здесь все дома были многоэтажными. Теперь, конечно, о былом великолепии напоминают только заросшие руины. Эх! Все свои воспоминания и переживания пришлось запихнуть куда подальше, иначе эмоциональный блок грозился рухнуть. Только истерики мне не хватало.

Что сказать, было забавно, местами опасно, но на серьезные неприятности я не нарвалась. Ловушки просто обходила. Зачем разрушать? Пусть и дальше охраняют покой этого места. Многие даже подзарядила. Пусть еще послужат. Найти в лабиринте рухнувших башен дом своей семьи было непросто, но я справилась. Тут был шанс отыскать что-нибудь интересное. Если, конечно, повезет. Времени-то прошло ого-го! Вот эта оплавленная груда камней — все, что осталось от моего отчего дома. Как круто тут народ отрывался, не скупясь на техники! Это не просто Катон, тут как бы не Огненный вихрь прошел. Да еще и Ветром усиленный. Так, надо поискать вход на подземные уровни. Узумаки были параноиками, и у многих домов вниз этажей было не меньше, чем вверх.
Найти вход не удалось, прошлось его делать. Чакра ветра в кунаи, четыре движения и прямоугольный каменный блок вываливается из стены, оставляя после себя достаточно широкий проход в подвал. Так, что у нас тут? О, мои предки озаботились кровной защитой. Ну, это решаемо. Прокусываем палец и капаем кровушкой на печати. Ну вот, теперь основная защита с подземелья снята. А дальше попадаем в темный сырой коридор. Слева он завален здоровенными глыбами, и прохода не наблюдается, а вот направо можно и сходить. Только светом озаботиться надо, а значит, фонарик нам в помощь.

Как ни странно, но подземные этажи неплохо сохранились и были почти не тронуты временем. Тут располагались лаборатории и рабочие кабинеты, склады всякой всячины. К сожалению, не боевой всячины. Вот скажите, зачем столько чакропроводящей бумаги, а? Хотя… Во мне проснулся дикий зверь по имени хомяк, и я запечатала ящик бесхозного добра в свиток. Да, за многие годы все, что не было запечатано, пришло в негодность. Но я нашла несколько неплохих и весьма легких черных доспехов с символикой Узушиогакуре. Разумеется с фуин-примочками. Так, насколько я помню, они не пропускают лишнюю чакру наружу, избавляя от внимания сенсоров. Ну, разумеется, опция климат-контроль тоже присутствует. Как и оснащение специальными слотами для запечатывания. Не говоря уже о частичном поглощении защитой чакры из атакующих дзюцу. Всего комплектов, в которые входили жилет, наручи и поножи, оказалось четыре. Ну вот, теперь и мальчишкам есть в чем бегать. Подобрала несколько не слишком поврежденных мечей и кунаев из чакропроводящего метала. Вот и вся прибыль.
Я еще раз прошлась по грязным и частично затопленным комнатам. Сюда бы пораньше вернуться… Эх, хорошая мысля приходит опосля… Стоп, а это что такое? В стене ощущался слабенький ток чакры. Еще один барьер? И просто вливание чакры не помогает. Тогда попробуем кровью.

— Охренеть! — Гулко разнесся мой голос по подземелью. Да, именно это слово полностью отражало мое состояние, потому что мне на руки выпал здоровенный свиток. Еле успела поймать, а то отдавил бы он мне ноги, как пить дать. Это уже было интересно! Так, что у нас тут запечатано? Библиотека моей семьи. Папа, мама, спасибо! Да, кто-то из богов меня очень любит, раз подбрасывает нехилые плюшки. Сейчас, конечно, это мне никак не поможет, но в будущем… О, какие тогда перспективы открываются! Барьерные техники Узумак от А до Я. Убираем теперь свиток в свободную печать на плече. И молчим. Это все подождет, пока мы не разберемся с кризисом власти в Конохе.

Вернувшись, обнаружила детишек за тренировкой, возглавляемой Цунаде. Медик учила мелких концентрировать чакру в мышцах. Мальчишки так увлеченно слушали саннина, что мне даже неловко было нарушать эту идиллию. Но я хотела сдать им доспехи, пусть подгонят их под себя под руководством опытного человека. Ребята были в восторге от обновок. Все, теперь их от новых игрушек за уши не оттянешь. Трое в черном. Если для Дейя этот доспех — скорее качественная защита, то Гааре с Наруто невероятно полезно свойство брони не выпускать чакру. От мелких теперь не фонит демоническими эманациями, что само по себе очень здорово. Что делать с четвертым комплектом, я еще не решила и временно упаковала его обратно в свиток.

Дел для меня в штабе не было, Минато продолжал терки с кланами. Я не стратег и в разработку плана по захвату Конохи не лезла. А то еще насоветую такого, что потом никто не разгребет. Да и обмолвиться могу, о чем не надо. Так что нефиг, нафиг. Обойдетесь без меня. Отобедав, чем бог послал и Джирайя приготовил, ушла гулять к бывшему пирсу. Море, оно успокаивает. А мне реально пора лечить расшатанные нервы.

Волны лениво накатывали на берег, пытаясь подточить огромные, заросшие ракушками, каменные плиты. Дул теплый, влажный ветерок. Мечта туриста! Сунув руки в карманы, я брела по бывшей набережной. Просто прогулка, без цели, не для тренировки. Когда я отдыхала-то последний раз? Вот так за медленными раздумьями о смысле излишнего трепыхания в жизни, я подошла к одному из барьерных камней. Узушиогакуре был окружен кольцом таких монолитов, покрытых огромным количеством сложнейших печатей. В свое время эти камни создавали мощнейший барьер, не дававший врагам напасть на остров. Защита поддерживалась постоянно. И вообще, было удивительно, что при таких вводных Узушио пал. Хм… Это же…

— Ты уже заметила? — рядом со мною проявился Орочимару. Следил? Возможно, я же не мониторю территорию постоянно. От кого мне тут скрываться? От союзников?

— Да, опоры барьера разрушены изнутри. А значит, деревню предали. И это был не Узумаки, не кто-то из клана. Наши бы просто сняли печать. — Зато теперь у меня есть четкие доказательства. Одно дело, когда есть подозрения, другое — знать наверняка.

— И кто это мог быть? – издеваясь, спросил Орочимару.

— Никто, кроме Листа. Только Союзники могли находиться в Узушио без сопровождения. — Я села на какой-то камень. Сволочи. Это еще раз доказывает, что союзниками могут быть только армия и флот. Да и то, в скрытых деревнях каждый клан сам за себя. Банка с пауками.

— Правильно, девочка.

— Но вы ведь и так были в курсе всего этого? — я махнула рукой на развалины.

— Да, — кивнул мужчина. — Правда, лично не участвовал.

— Я уничтожу их, сравняю с землей эту гребаную, повернутую на собственном величии деревеньку. — Во мне сверхновой вспыхнула ярость. Держи себя в руках!

— Тебе никто не позволит. Минато все-таки Хокаге, пусть и бывший. Хотя, думается, это ненадолго. Главы кланов с него не слезут, пока он снова не займет свой пост. — Орочимару с исследовательским интересом разглядывал неповрежденные печати барьера, искоса поглядывая на меня.

— Меня никто не сможет остановить. — Злость. Ярость. Мощь. Невообразимый коктейль темных эмоций клокотал в крови. Сейчас я без всякого Кьюби была способна разрушить Коноху.

— Ух ты, откуда у тебя такая сила? — Орочимару сделал пару шагов назад, отшатываясь от моей Ки, что я никак не могла взять под контроль.

— Места знать надо, — прошипела я не хуже змеиного саннина. Черт, успокаивайся! Никто у тебя Коноху не отберет! Загнав все под прорванный эмоциональный блок, я уже спокойнее выдохнула.

— Вау, Кушина-сан, а ты не так проста, да? — Была бы его воля, меня уже препарировали бы.

— Орочимару-сан, не стоит меня сейчас снова выводить из себя. Могу и не сдержаться. Убить не убью, но наваляю здорово. — Почти все под контролем. Вдох-выдох. Да, больше всего я ненавижу именно предательство. Вот и всколыхнуло меня.

— Ку-ку-ку… — мужчина решил не искушать судьбу и двинулся назад к стоянке. Правильно. Я вообще зверь — если меня разозлить.

О своих планах я, разумеется, никому не рассказала. Зачем? Минато, конечно, меня поддержит, но он все еще Хокаге, и благо деревни для него важно. Джирайя просто очень любит Коноху. О кланах и говорить нечего — это их дом. Цунаде… Медик может меня понять, но, думаю, в глубине души все равно будет против. Так что я продолжала как ни в чем не бывало свои археологические раскопки, сопровождаемая повсюду заговорщическим взглядом Орочимару. Неужели я такой же псих?

Через пару довольно спокойных дней меня вызвали в штаб. Ну, кто бы сомневался: прибыл Итачи с братом. Союзники в очередной раз выпали в осадок. Нет, все-таки я крута немерено. Столько интересного народу собрать. Еще больше бы удивила, если бы я еще всех каге сюда притащила для коллекции и подписала с ними договора. Ну, или Шинигами, в крайнем случае, и напилась бы с ним. Брр… Не надо было вспоминать про шинигами.

Учих встретили хорошо, тем более с ними и раньше все были знакомы. Единственное, Итачи мрачно сверлил взглядом довольного Орочимару, пытаясь оградить брата от общения с этим психом. Ну уж нет, я им встречу тет-а-тет обещала, так что придется нейтрализовать старшенького на время. Хм, надо к этому детишек привлечь. Мелкие что-нибудь обязательно придумают. Может, удастся перенести привязанность Итачи к брату с Саске на Наруто с Гаарой. Не факт, но если младший Учиха все-таки польстится на силу змеиного саннина, то для Итачи мои дети могут стать якорем. Надо думать.

Глава 41

Утро не задалось. Из теплых и во всех отношениях приятных объятий Минато меня выдернул Наруто. И, судя по сосредоточенной и одновременно виноватой моське, случилось что-то страшное.

— Выкладывай, что у вас опять сдохло…

— Пока ничего, мам, — мальчик попытался улыбнуться, но из-за общей нервности это не вышло. Так, это нехорошо. — Просто там Итачи-сан убивает Дейя…

— ЧТО? — Так быстро я еще не одевалась. А Минато даже не дернулся! Зараза, в следующий раз сам пойдешь детей строить.

— А Гаара пытается их сдержать… — пронеслось мне вдогонку, потому что я уже вылетала из комнаты.

— Курама, какого хрена ты меня раньше не позвал? — ментально рыкнула на лиса, мчась по коридорам на выход. Почему этот меховой коврик не следил за детьми? Да что там вообще происходит?

— Ххххррр… — глубокомысленно всхрапнул демон в ответ. Потом смачно зевнул и добавил: — Ну что ты орешь, а? Ничего серьезного мальчишкам не угрожало. Ну поваляют их немного, подрихтуют физиономии слегка… Им это даже полезно. И вообще, отстань, Кушина, я спать хочу…

И этот гад, судя по всему, повернулся к миру задом! Чтоб ему икалось без перерыва! Вот и выход… Черт, чуть не навернулась. В два прыжка преодолев неизвестное препятствие, замерла, прижавшись к стене. Что тут у нас валяется-то прям на входе? Оказывается, я споткнулась об змеиного саннина, который, судя по всему, наблюдал за стычкой с безопасного расстояния. Мужчина на мою попытку по нему пробежаться почти не отреагировал, слишком был поглощен созерцанием эпической битвы. Все-таки он как-то неровно дышит к Учихам…

— Орочимару-сан, вместо того, чтобы дурью маяться, лучше бы нашли Саске для разговора. Итачи я часа на два займу. Ему не до младшенького будет. — Направив таким образом буйную энергию мужчины в нужное русло, помчалась дальше. Лучше пусть под ногами не мешается.

Так, что мы имеем? В красном углу у нас Дейдара. Пареньку нехило прилетело катоном, спалив часть белобрысого хвоста. Но сильных ожогов на коже мальчика не наблюдалось. Блондин замер под взглядом Учихи, как кролик перед удавом. Даже свои взрывоопасные поделки их рук выпустил. Явно гендзюцу. А в синем углу стоит спокойный как танк Итачи. Спокойный? О нет, во в глазу Мангеко крутится! Да и подпалин на одежке достаточно. Ну что они не поделили-то? И где Гаара? Вот черт, он его вырубил! Мальчишка безвольной тушкой лежит неподалеку у большого камня. Ах ты ж, гад!

Воткнув один из своих кунаев в растущее рядом дерево, рванула в гущу потасовки. Метнула кунай с печатью, переместившись, подхватила Дейдару. Снова прыжок, и парня в полушоковом состоянии я сгружаю у первой метки. Неплохо его зацепило гендзюцу. Расширенные зрачки, поверхностное дыхание, учащенное сердцебиение. Дей с трудом реагирует на раздражители. Очень надеюсь, что у Итачи хватило ума не использовать Цукуеми в полную силу. Так, блондин более-менее спасен. Теперь что с Гаарой?

Итачи уже не обращает на меня внимания, занятый лишь своими глазами. Похоже, навалилась боль от использования Мангеко. Ничего, сейчас ты еще от меня получишь. Нашел на ком самоутверждаться!

— Итачи-кун! — язвительно протянула я. — Скажи мне, родной, почему я не должна тебя убить прям тут?

— Кушина-сан? — парень все еще толком не видел ничего вокруг. Все-таки шаринган — зло. Да, он дает очень большое преимущество, но и плату забирает немалую. — Простите мою несдержанность, но мы с Дейдара-кун… Не сошлись во взглядах на семейные отношения.

— И что же он сказал? — Я прям затрудняюсь даже прикинуть, что мог такого вякнуть Дей, чтобы достаточно спокойный Учиха начал войнушку.

— Он назвал Саске — «редкостным гадом». И добавил, что мне не следует с ним носиться как курица с единственным яйцом, — с явным сарказмом высказался парень, все еще пытаясь проморгаться, но только размазывая кровавые слезы по щекам.

— И все? — Я сильно удивилась. Ну, обидно, конечно. Но на применение мангеке шарингана не тянет.

— Это самая мирная часть нашего разговора. — Достала из сумки чистую салфетку и вложила ее в руку парня. Пусть вытрется. Что ж, значит, у них состоялась эмоциональная ссора с переходом на личности и взаимными оскорблениями. Хотя… Думаю, Итачи-то как раз никого и не оскорблял. Это наш взрывоопасный во всех смыслах Дей постарался. Самое смешное, что он наверняка хотел подружиться, только вот слова нужные в очередной раз подобрать не смог.

— С этим индивидуумом ясно. За что Гаару оприходовал?

— Он мешал. Пришлось вырубить. — Вот так просто, значит. Детишки свое получили, чай не убил их старшенький Учиха. Но и спускать с рук красноглазику наезд на своих кровиночек не с руки. Да и временно нужно занять паренька.

— Так, сейчас я приведу мальчишек в чувство, и мы с тобой пойдем погуляем-поговорим. И без возражений! — придавила парня хорошенькой порцией ки. Учихе пришлось смириться.

Более-менее откачав ребят, отправила обоих в дом в сопровождении Наруто, наградив напоследок подзатыльниками. Нечего кашу заваривать, если разгрести ее не можешь потом! Дей, несмотря на то, что еще пребывал в заторможенном состоянии, все равно успел пообещать брюнету десять казней египетских. Заслужив этим еще одну оплеуху. Вот же, террорист малолетний! Гаара лишь мрачно зыркнул на Итачи. Но в его случае я спокойна. Мальчик, скорее всего, думает, что недостаточно хорош для боя с таким противником, и снова потащит всех тренироваться. Так, а теперь займемся Итачи, который уже привел себя в более-менее божеский вид.

— Пошли, болезный. Перетрем по душам, — сжав плечо парня, потащила его в сторону набережной. Учиха пару раз рыпнулся, но вскоре смирился, что я его не отпущу.

— Там Саске один остался… — попытался еще раз дать задний ход обладатель шарингана.

— Вот о Саске мы и поговорим. Расскажи мне, как вообще выросло такое… — Брюнет слегка дернулся. — Такой интересный молодой человек.

— Он мой младший брат, — раздался тихий голос Итачи. Неужели решил все-таки поговорить со мной по душам? — Какой бы он ни был, я очень его люблю.

— Он всегда был настолько надменным? — Сомнительно, что его продолжали бы любить в семье, где такой монстрик демонстрировал свой характер с рождения. Я почувствовала незримое присутствие Курамы, что прислушивался к разговору. Проснулся, зараза?

— В том то и дело, что нет! — Итачи вздохнул и сел на обломок колонны. — До шести лет он был замечательным мальчиком. Любознательным и таким милым…

— И что же его так изменило?

— Я не знаю. Просто однажды он стал другим. Совсем другим. — Парень устало потер переносицу и печально глянул куда-то вдаль. Где была еще жива его семья, и Саске был вполне себе обычным мальчиком.

— А вы проверяли на подмену? Гендзюцу? Закладки? — Есть куча вариантов для изменения личности в целом. Правда, не столь глобальных.

— Конечно же проверяли. Первым делом! Кровь показала, что он несомненно Саске. Шаринган не выявил даже остатков наложения гендзюцу. Даже Яманаку-сана пригласили. Он обследовал своими техниками брата. Сказал, что его разум в порядке. И даже очень хорошо структурирован для ребенка.

— Как странно. — Интересно, что же случилось на самом деле.

— Возможно, было наложение психосоматической матрицы… — заумно толкнул биджу. В смысле? – Думаю, кто-то совместил техники сознания и гендзюцу, создав в Саске вторую личность. Или использовал уже имеющуюся. А что? У многих есть второе сознание. Слабое, конечно, но самого факта это не отменяет. Кто-то мог усилить личную шизофрению ребенка. Причем сделал это хитро и давно, так что они бы и не обнаружили следов. В какой-то момент у первоначальной личности ослаб контроль или, возможно, случилось какое-то потрясение, изменившее мальчишку. В итоге вторая личность мало того, что полностью пробудилась, так еще и, скорее всего, частично поглотила основную. Раз Яманака ничего не нашел.

— Значит, разделение невозможно? — Мда, как все запущено. И главное, кто баловался с сознанием мелкого?

— Скорее всего — нет. Слияние произошло достаточно давно, чтобы образовалась цельная личность. Откатить процесс назад не выйдет, Кушина. Мальчик тот, кто сейчас есть. Он не станет лучше.

— Вот, блин! — Нет, ну надо же! Пришлось передать наш разговор Итачи. Парень за время моего внутреннего диалога даже не пошевелился. А теперь вот оживился, забегал.

— Кушина-сан, то есть кто-то сделал моего брата таким специально?

— Насколько я поняла, кто-то провел удачный эксперимент над Саске, создав или активировав спящее сознание. Я не знаю, зачем все это было нужно и что конкретно должно было произойти. Но в шесть лет мальчик испытал какое-то потрясение, в результате которого второе сознание поглотило его личность. Ну, и мы имеем, что имеем… — А получили в итоге асоциального типа с раздутой гордыней. Черт, вот дам сто очков вперед, что это работа Данзо.

— То есть он все равно мой брат? — И такая надежда в глазах… Вот как ему объяснить, что маленького братика уже давно замещает созданное кем-то чудовище.

— Генетически, да. Но семейных уз и эмоциональной связи у вас нет. Вернее есть, но только с твоей стороны. — Задумавшись, я потирала пальцами лоб. От таких радостных новостей начиналась мигрень.

— За что? — Итачи закрыл лицо руками. — Почему так поступили с маленьким мальчиком?

— Я не знаю. Расскажи мне, если можешь, как произошла резня в вашем клане? – Возможно, хоть что-то в этой запутанной истории станет ясным…

— В тот вечер я занимался в своей комнате, когда в нее ворвался Шицуе. Он нападал как безумный, используя все возможности своего шарингана. Мангеко шарингана! А я и не знал, что у него он так развит! Мой друг… Он так искренне рвался меня убить! Шицуе всегда был хорош, но не против меня… Мне понадобилось всего десять минут, чтобы успокоить его навсегда. Десять минут ада! Знаете, как это больно, когда шаринган превращается в Мангеко? Кровавые слезы это не самое страшное. Боль… Она разрывает глаза изнутри… Каналы полыхают огнем, а мозг захлебывается в потоке информации… — все эмоции схлынули с лица Учихи, оставив лишь бледную беспристрастную маску. Его просто вымораживают эти воспоминания. Я подошла к нему и просто положила руку на плечо. Я не могу ничем помочь, только поддержать. Поделиться силой.

— Что было дальше?

— Я спустился вниз. Отец и мама… Уже были мертвы. Он так просто их убил… А брат лежал около двери. Шицуе, видимо, погрузил его в гендзюцу. Знаете, как я был рад, что он жив? Что я не один? Саске быстро пришел в себя, но постоянно твердил, что родители были слишком слабы, чтобы его защитить. — Монотонный голос и безразличный взгляд. Так, парня надо выводить из депрессии, в которую он сам себя загоняет. Пришлось попросить Кураму пригнать сюда Наруто с Гаарой. Дей пусть проветрится пока — у них был конфликт, не стоит обострять ситуацию.

— Я так поняла, у твоего друга в момент нападения было другое поведение, отличное от его обычного состояния? — Вот что творится в Конохе, а? Генетические опыты над людьми и детьми были, Орочимару просветил о подробностях. Теперь еще и выращивание универсальных солдат. Любой приказ выполнят, невзирая ни на что.

— Да… Вы думаете, у него тоже? То есть кто-то создавал бойцов, у которых по определенной команде полностью менялась личность? Которые, не задумываясь, выполнят приказ даже по уничтожению своей семьи? — Итачи так и не пошевелился за весь разговор. Черт, где же Наруто? Мне нужен профессиональный убалтыватель!

— Возможно, и над Саске поработали те же люди. — И еще меня сильно интересует, сколько еще таких спящих сознаний раскидано по Конохе? Как бы нам не пришлось столкнуться с толпой идеальных исполнителей Воли Огня.

— То есть у меня действительно больше никого не осталось… — Итачи резко встал с камня, что-то для себя решив. Ну уж нет. Рефлексировать я тебе не дам. Насильно усадив парня обратно, крепко сжала его плечо, заставив посмотреть на себя.

— Итачи, ты можешь думать что угодно, но у тебя есть как минимум я. Как максимум — все мы. И Минато, и Наруто с Гаарой. И даже Дей. Он ведь действительно не хотел тебя обидеть, просто всегда говорит, что думает, не озаботившись чувствами собеседника. Это лечится только подзатыльниками, — я все больше распалялась, стараясь оживить этого эмоционального инвалида. — Я обещала твоему отцу, что позабочусь о последнем представителе его семьи. Но вы не вымерли! Ты — глава, ты в ответе за своих родичей! Возьми себя в руки, Учиха! От тебя зависит будущее клана!

— Мам! Ты нас звала? — из-за угла вылетели два метеора и бросились ко мне. Интересно, почему Наруто не воспользовался меткой и не перенесся?

— Я запретил, — ответил на мои мысли Кьюби. — Вам нужно было поговорить.

— Да, мелочь, идите-ка сюда. — Мальчишки подбежали и замерли, ожидая моих инструкций. — Это Итачи Учиха, ребята. С этого момента он принят в круг нашей семьи. Не обижайте его.

— Такого обидишь! — Гаара потер затылок. Видимо его туда и тюкнули во время разборки. — Сейчас мы, конечно, еще маленькие. Но рано или поздно мы тебя побьем!

Самоуверенное заявление, но вполне осуществимое. Да, сейчас Учиха сильнее, но мальчишки еще даже в полную силу не вошли. А Итачи лишь слабо улыбнулся на боевой настрой мелкого. Что ж, на безрыбье и так сойдет…

— Итачи-сан, а вы научите меня этой крутой технике, что вы на Дея наложили? — тут же заканючил Наруто. Ну да, сын по голове получить от брюнета не успел, а значит, не злился. Как ни странно, но в этот раз он не оказался на передовой. Мелкий теребил парня, пока тот не сдался и не начал объяснять нюансы техники. Тут уж и обиженный Гаара не выдержал, с интересом прислушиваясь к незапланированному уроку. Думается мне, что в итоге красноволосый мальчишка попробует применить эту технику на самом Учихе. В отместку, так сказать…

Хвала богам, Итачи все-таки растормошили. Два ураганчика трясли парня, перебивая друг друга. Что-то рассказывая, требуя, отвлекая. Молодцы мальчишки! Первый шаг по сближению со старшим Учихой мы выполнили на пять. Теперь бы узнать, чем закончился разговор Саске с Орочимару. И что вообще нам ждать от Саске в дальнейшем.

Глава 42

А в лагере царил переполох, потому что прямо посреди руин возвышался огроменный лягух в кимоно. С мечом за поясом и трубкой во рту. Да, это что-то с чем-то. Как его там звали-то? А! Гамабунта! Точно, он еще какой-то там самый крутой перец среди жаб. И с чего это он приперся сюда? Джирайя, что ли, развлекается?

— О, Кушина! — Выскочил из-за угла пресловутый отшельник и подхватил меня под локоть, потащив куда-то поближе к гигантской жабе. — Пойдем, познакомлю тебя с великим воином.

— Минато где? — Оглядываю лагерь, но знакомой блондинистой макушки не вижу. А еще меня интересует, где сейчас ошивается Орочимару с Саске.

— Не знаю, но если он не появится в ближайшее время, у нас будут проблемы. — Вот как, значит. Прошу Кураму передать Минато, чтобы все бросал и перемещался на мой маячок. Дело неотложное есть.

— Я что-то вообще ничего не понимаю уже, — громыхнул голос Гамабунты. А мелкий седой жаб в плаще тыкал пальцем в раскрытый свиток призыва, показывая что-то великану. На что последний лишь сильнее затягивался трубкой.

— Я думаю, что тут какая-то ошибка! Минато погиб много лет назад, и тут его имя вновь появляется в контракте! — потрясал жиденькой бородкой великий жабий отшельник.

— Я думаю, что стоит поинтересоваться у самого Минато, жив он или нет, — встряла я в местечковую разборку семьи Гама, заглядывая в свиток, где действительно стояло имя мужа.

— И как ты это себе представляешь? Покончить жизнь самоубийством? — ядовито поинтересовался у меня старичок.

— Нет, достаточно просто меня позвать, — в желтой вспышке рядом со мной появился муж. Хм, а выражение полного охреневания на жабьих мордах смотрится очень даже ничего. Гамабунта выронил изо рта трубку, и она с грохотом шмякнулась об какую-то стену, окончательно ее развалив и частично засыпав подпаленным табаком. Пришлось создать водяную линзу, чтобы потушить начинающийся пожар, а то еще надышимся хрен знает чего. Мало ли, может, они на своей горе древовидную коноплю курят… Джирайя печально вздохнул, посмотрев на гору промокшего табака. Хотел, что ли, себе взять? Так, вроде, не курит. И вообще, предупреждать надо!

— М… Минато? — в шоке спросил гигант. И даже нагнулся, стараясь поближе рассмотреть вернувшегося с того света Четвертого. Жаб закрывал то один, то другой глаз, надеясь, что иллюзия спадет, а мир останется прежним. — Джирайя, ты его тоже видишь?

— Ага, — расплылся в широкой улыбке мужчина. Фукасаку в это время подпрыгал к блондину поближе и даже потыкал в него пальцем.

— Живой, — через какое-то время констатировал очевидное старик.

— Вроде того, — улыбнулся Минато. — Рад видеть вас, Фукасаку-сан. И тебе привет, Гамабунта!

— Знаешь, меня скоро вообще перестанет удивлять все, связанное с тобой, — вздохнув, махнул лапой седой жаб и сел прям на свиток. — Герой войны, самый молодой Хокаге; человек, победивший Кьюби. Даже этого уже много. Так нет, ты и после смерти не можешь угомониться. Вносишь в нашу спокойную неторопливую жизнь полную неразбериху. Мы же на Мьёбокузане головы себе уже сломали, как твое имя вновь появилось в свитке контракта!

— Ну, извини, Фукасаку-сан, я как бы ни при чем, — шутливо вскинув руки в защитном жесте, отмазался от наездов отшельника Минато.

— А кто при чем? Кто? — потрясая мелким кулачком, выставленным из-под плаща, продолжал допытываться жаб.

— Она! — мужчина нагло ткнул в меня пальцем. Ну да, переложил ответственность на хрупкие женские плечи, гад! Взгляд огромных глаз Гамабунты переместился на меня.

— Ты кто такая? — грозно уставился на меня старик. Ну, насколько можно грозно уставиться с его мелким ростом.

— Кушина Узумаки, — представилась я, слегка поклонившись. В это время глава клана Гама по новой набил и раскурил свою трубку.

— Хм, твоя жена, значит… — с задумчивым видом великий отшельник обошел меня по кругу, рассматривая со всех сторон. А я старалась не рассмеяться — уж больно потешно он выглядел сейчас. — Ничего так…

— Не жалуюсь, — улыбнулся в ответ муж.

— Хочешь заключить контракт с Жабами? — запрыгнув на плечо к Минато, неожиданно спросил меня Фукасаку. Гамабунта подавился дымом и закашлялся.

— Извините, Фукасаку-сан, но у меня уже есть контракт. — Жабы, оно конечно хорошо. Но саламандры круче! А жаб-титан все пытался отдышаться.

— Жаль, очень жаль. Ну, да ладно, — посетовал Зеленый, затем подергал Минато за ухо. — А ты, будь добр, больше не умирай! И еще… Вызывай нас, если что!

Фукасаку свернул свиток и лихим прыжком оседлал Гамабунту. Пф-ф! И они оба исчезли… Так, одной проблемой меньше. Отослав мужчин успокаивать временное население Узушио после посещения огромной жабы, поплелась на поиски Орочимару. Надо узнать, чем закончился их с Саске разговор. Прежде чем строить дальнейшие планы. Эти двое черноволосых заговорщиков обнаружились в подвале дома, где змеиный саннин устроил временное лежбище. Орочимару бегло читал какой-то свиток, периодически в нем что-то исправляя, а Саске мрачной тенью застыл у стены. Они что, еще не говорили?

— Чем порадуете, Орочимару-сан? — я устало опустилась на какой-то обломок. Уфф, набегалась!

— О, Кушина-сан, ты вовремя! — обрадованно всплеснул руками мужчина. Хм, раз он такой довольный, значит, Саске все-таки нашел себе учителя. — У меня есть кое-какие интересные новости для вас!

— Ну, давайте, не томите уж! — Поглядываю на мальчика, который так и не пошевелился за все это время. Что это с ним?

— Когда-то очень давно, как я вам уже рассказывал в свое время, по приказу Третьего и Данзо ваш покорный слуга осуществлял некоторые эксперименты над… Ну, назовем это, живым материалом. Основная задача была в пересадке подопытным уникального генома. Да, интересное было время, столько нового… — змеиный саннин мечтательно облизнулся. — О чем это я? А, так вот, помимо этих исследований я частично участвовал в еще одном проекте. Тоже очень, очень любопытном. Его называли «палач». Суть проекта была в установке подчиняющей печати, чтобы подопытные беспрекословно выполняли приказы «поводыря». Но с первыми опытами стало ясно, что никакая печать не сможет подавить личность, а значит, подопечный мог проигнорировать не устраивающий его приказ. Да, с последствиями для своего здоровья, но сам факт такой возможности начальство не устроил. В общем, к дальнейшей работе были приглашены спецы по ментальным техникам и гендзюцу. Пять лет интенсивной работы в такой команде дали превосходный результат. После необходимых процедур у подопытного появлялась вторая личность со строго заданными параметрами и полным подчинением. Личность нельзя было обнаружить стандартными гендзюцу, только полное глубокое сканирование. Да и то с оговорками. Так, не будем углубляться, тебе наверняка не интересна научная сторона вопроса…

— Вы продолжайте, Орочимару-сан. Я очень внимательно вас слушаю… — Все подтверждало мои самые страшные предположения. Что делать дальше, я просто не знала…

— Ку-ку-ку, да… Так вот, эта спящая личность могла развиваться, копируя необходимые ей участки основного сознания. Как ты понимаешь, для включения режима второй личности была создана некая печать, при активации которой подопытный переходил под полный контроль поводыря. Любой приказ выполняется с полной самоотдачей и бездумно.

— Скажешь вырезать клан — пойдет и вырежет, да? — с сарказмом спросила я мужчину, заработав благосклонный взгляд. Мол, все правильно понимаешь, молодец, девочка.

— Именно, Ку-кушина-кун, именно, — кивнул мне саннин. Мужчина расслабленно уселся в глубокое кресло и сложил руки на груди. Ему все это доставляет удовольствие. А вот я понимаю, что если у Данзо заготовлена армия вот таких Шицуе, то мы в полной жопе. — Дальше ты, видимо, и сама поняла уже? Мы научились делать идеальных шиноби. Это было бы великое открытие!

— Но что-то пошло не так? — Иначе откуда «было бы»?

— Да, к сожалению. Можешь расслабиться, у Данзо не наберется и десятка таких «палачей». В процессе опытов выяснилось, что без специального генного маркера спящая личность исчезала в течении месяца. Как ты понимаешь, это совершенно неинтересно. Мда… А маркер состоял из кучи комбинированных генов. В общем, не у каждого человека этот маркер сработает. Мы потеряли много подопытных, но в итоге так и не нашли возможности обойти эту проблему.

— Вы поставили Саске вторую личность? – Значит, сейчас в Конохе не клепают новых суперсолдат. Радует. Очень.

— Я даже не знал, что она у него есть! Только в разговоре с ним заподозрил неладное. У мальчишки нарушена мозговая деятельность, явно навязана структура сознания, бывают нарушения причинно-следственных связей. В общем, много показателей пробуждения «палача». Как я понял, случился какой-то сбой, и вторая личность не просто проснулась, она еще и поглотила основную. Я попытался ввести его в гендзюцу, чтобы выяснить корни проблемы, но Саске отреагировал неадекватно. Парень стал себя агрессивно вести из-за моего вмешательства. Мне пришлось активировать печать. Итог, вон, стоит у стенки, — Орочимару ткнул в сторону биоробота новой модели.

— Теперь он вам не подходит? — Сколько проблем сразу, а? Искать еще кого-то с шаринганом нет ни сил, ни времени!

— Почему, он просто идеально подходит! Можно развивать его способности так, как мне нужно, не заморачиваясь желаниями мальчишки! — радостно ухмыльнулся змей, встав с кресла. Он подошел к пареньку, захватив тонкими пальцами за подбородок, поднял к свету бледное лицо ребенка. — Он просто совершенство… Да…

— Орочимару-сан, как найти «палачей»? — С Саске теперь все понятно. Безвольная кукла. Черт, как бы Итачи не сорвался… Но сейчас важнее выяснить, как обнаружить и обезвредить всех спящих, чтобы в будущем не было проблем.

— А никак, — пожал плечами мужчина, продолжая мечтательно рассматривать мальчика. — Печать активируется при личном контакте. То есть вам просто надо уничтожить или изолировать «поводырей», и «палачи» уже никогда не активируются. Наложенная личность никак не мешает жить. У Саске, конечно, произошел сбой. Но слишком мизерный шанс на повторение подобного у других.

— Спасибо, что решили просветить меня, Орочимару-сан, — я слегка поклонилась. Змей удовлетворенно улыбнулся. Мы снова друг друга поняли. Ведь он мог ничего этого мне не рассказывать, просто приказав Саске вести себя так, как ему нужно. Но мне все-таки все объяснили и много открыли. Что ж, будем считать, что я в долгу перед ним. Это действительно ценная информация.

Опубликовать в Facebook
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники
Опубликовать в Яндекс

Поделитесь своими мыслями, оставьте комментарий.

(required)
(required)

Внимание: HTML допускается. Ваш e-mail никогда не будет опубликован.

Подписка на комментарии