Не злите Узумаки! (Главы 19-23)

Под катом.

Глава 19

Краткое изложение нашей занимательной истории Джирайе заняло субъективно около часа. Мы с мелким в это время играли в крестики-нолики, рисуя клетки прямо на полу. Да, Минато неплохо обустроил свою с лисом жилплощадь. Теперь тут было сухо и светло. Мебель опять же присутствовала. Правда, всеми этими креслами и столами никто из нас не пользовался, предпочитая сидеть прямо на теплом полу. Но кто знает, что тут без нас происходит. Учитывая их периодические оговорки, думаю, тут что-то серьезное мутят.

Джирайя же пребывал в состоянии когнитивного диссонанса, нервно кося на сидящего рядом с нами Кураму. Вроде глаза видят, уши слышат, но этого же просто не может быть! А мы что? Мы люди привычные ко всему, поэтому и играем в крестики-нолики. Но самый ступор случился с саннином, когда ему рассказали о действиях Третьего и Данзо. Насколько я помню, Джирайя был всегда предан лично Хирузену. И теперь в его душе шла битва не на жизнь, а на смерть. Признательность учителю сражалась с предательскими действиями по отношению к ученику и его семье. И второе медленно, но верно побеждало под давлением все новых и новых фактов, что Минато вываливал на своего сенсея. Я тоже не удержалась и поведала пару своих выводов.

К концу разговора на жабьего отшельника было страшно смотреть. Это был жестокий удар по его мировоззрению. Мне даже стало его жалко. Вот ведь, так можно и с мечтами распрощаться. А вообще, Джирайя оказался умным, если не сказать мудрым, мужиком, познавшим жизнь. Не знаю, зачем он прикидывается извращенцем, но сейчас я видела перед собой вполне вменяемого человека. А что касается его тараканов, так у меня их не меньше, а еще у меня они крупнее. Так что, не мне предъявлять ему претензии.

– Да… Это вы меня порадовали, ребятки… – Джирайя сидел, уткнувшись лицом в ладони и тихонько раскачивался.

– Ты бы хотел, чтобы я промолчал или солгал? – вспыхнул напоследок Минато.

– Нет… Извини меня. Просто это трудно принять. Я понимаю все твои слова разумом, но сердцем… Очень трудно сердцем принять предательство. – Отшельник вздохнул и взъерошил свою и так стоящую дыбом шевелюру.

– Прости, что все вывалили вот так сразу, но мы не ожидали тебя встретить. Может, если бы было время, я что-нибудь придумал бы…

– Не стоит. Все нормально. Лучше такая правда, чем я потом бы узнал, что моего крестника унижают и ненавидят.

А я сидела, прислушиваясь к разговору, и молчала в тряпочку. Очень надеюсь, что события канона не повторятся в этом мире никогда. Курама всю дискуссию так и просидел молча, лишь изредка комментируя наш рассказ и давя отшельнику на психику богатой мимикой. Себя я могла теперь поздравить с приобретением очередного ценного союзника. Джирайя не предаст, не тот характер. Если уж в предательство Третьего он поверил, только когда ему вывалили ворох неоспоримых доказательств. И ученик для него – святое. Это да.

– Какие теперь у тебя планы, Кушина? – Джирайя наконец отошел от «прекрасных» новостей из Конохи.

– Теперь? Все просто. Найдем деревушку поспокойнее в стране Земли и осядем лет на пять. Мальчишки подрастут, подучатся.

– А дальше?

– Хм, дальше видно будет. По ситуации. Единственное пожелание — полностью отыграться за все хорошее. – Я гаденько ухмыльнулась. О да. За это время можно придумать достойную месть.

– Только не говори мне, Кушина, что ты хочешь уничтожить Коноху… – Джирайя в шоке уставился на меня. Я мрачно посмотрела на него и нахмурилась. Только нотаций и поучений мне сейчас не хватало.

– Ага, это ее мечта, – заложил меня Минато, а Кьюби подтверждающе кивнул. – Она с идеей разрушения деревни до основания носится уже давно.

– А ты бы вообще помалкивал пока, протоплазма бездомная! А то узнаешь, что звон в ушах пробуждает совесть, а искры в глазах просветляют ум. Я ведь могу и не сдержаться. Сам бы пожил в этой чудной деревушке. Вон, спроси у мелкого, сколько раз его били? И, между прочим, никого не останавливал тот факт, что ему только пять лет, что он джинчурики и сын Четвертого Хокаге! – Я вновь вскипела. Щас пойду бить морду этому блондину. Да, у меня есть идея фикс, но она вполне обоснована!

– Кушина, но ведь обычные люди не виноваты… – начал отшельник. Ну, все, вы меня достали.

– Да? Интересно, а кто же тогда издевался над Наруто? Наверное, засланные шиноби из Тумана? Ну не могли же благородные доны из Листа обижать маленького, ни в чем не повинного ребенка? А все, что я видела — это, конечно же, бред сумасшедшей мамаши, которая напридумывала себе заговор. А жители деревни — белые и пушистые, только болели в детстве много, поэтому на вид и запах не очень, да?

– Кушина… – Вот теперь не вякай, Минато. Хотел откровений – получи и распишись. Накипело.

– Молчи уж в тряпочку! Вся деревня виновата в таком отношении к Наруто. ВИНОВНЫ ВСЕ! И не только те, кто издал дурной закон, но и те, кто с радостью взялись его исполнять. Нашли себе демона! О, нет! Я не хочу убивать всех жителей деревни. Вернее, я не буду это делать. Бессмысленная трата времени и сил, но я заставлю их всех заплатить. Убийство это слишком просто. Сейчас у меня есть долг жизни перед Какаши и Гаем. Они помогли мне с Наруто сбежать, дрались за нас, рисковали собой. И есть долг чести перед двумя кланами — Нара и Учихи. Своими действиями они дали мне фору по времени. Остальные, так или иначе, расплатятся за свою дурость и наглость. Да, мне понадобится время для обучения и развития. Но рано или поздно я вернусь в Коноху стребовать должок… – к концу речи я буквально шипела. Достали!

– Кушина… – Минато вдруг сгреб меня в охапку и прижал к себе, не давая вырваться. Сильный, гад.- Успокойся! Я все понимаю. Извини меня, что вообще поднял этот вопрос. Я пошутил неудачно. Прости.

Я подергалась, но руки распустить мне не дали. Было огромное желание двинуть ему ногой, куда попаду. Зараза! Довел-таки! Хорошо, что я не умею плакать. Добрые люди отучили еще в прошлой жизни. Вдох-выдох. Надо успокоиться. Не стоит показывать свой характер лишний раз. Тем более, рядом мелкий. Он и так, вон, сидит и дышать боится. Мдя, маму такой он еще не видел. Черт!

– Руки убрал! – прошипела я в ухо Минато. Черт, похоже, успокоиться сразу не получится.

– Нет, – последовал твердый ответ. – Пока не успокоишься, не отпущу. Ты только напугаешь Наруто. Если хочешь ударить — бей. Если тебе полегчает от этого. Я был не прав, признаю. Мне казалось, что ты больше шутишь на эту тему, чем серьезно собираешься возвращаться. И я согласен, что нельзя спускать такое. И я помогу тебе всем, чем смогу.

– Вот только не надо теперь играть в благородство! – Откуда он меня так хорошо знает? Вроде не так долго общались, чтобы возникли такие глубокие познания. Когда вот так признают свою вину, рука уже не поднимается и запал уходит. Блииин. – Ладно, отпусти. Драться не буду и ругаться тоже.

– Точно? – Меня наконец освободили. Вот только не надо на меня смотреть таким понимающим взглядом! Ррр. Психоаналитик хренов.

– Наруто? – Я подошла к мелкому и присела перед ним. – Извини, я испугала тебя?

– Мам… – Малыш обнял меня за шею. – Нет. Ты хорошая.

– Так уж и хорошая? Наорала на всех… – Я зарылась лицом в блондинистые вихры. Надеюсь, простит.

– Мам, ты злишься не на меня. Ты злишься вместо меня. – Однако. Какой вывод интересный. Сообразительный у меня мальчик растет.

– И я не испугался. Ну, может, чуть-чуть…

– Ладно, мелочь, прости еще раз. – Я поднялась, взяв Наруто на руки. – Нам надо уже идти. Мы и так слишком задержались, а там твой брат один совсем.

– Бывай, Кушина. Разговор вышел ОЧЕНЬ содержательным! – Курама ухмылялся во всю свою челюсть. Увидишь такое разок и не забудешь никогда. Лис вообще-то привычный. Правда, до такого всплеска эмоций у меня еще ни разу не доходило, но что Курама, что Минато, оба бывали мною биты не раз. Джирайя же, кивнув на прощание им обоим, задумчиво последовал за мной. В мои разборки с мужем он вообще не влезал, только с выражением полного охреневания наблюдал за всем этим безобразием. А потом книжку напишет. Бррр, не дай бог…

Отмена техники вновь принесла с собой непередаваемые ощущения. До чего же противная штука, этот откат. Слов нет. Мысли тоже не очень присутствуют. Хорошо, что нас ждал уже подготовленный к моему состоянию Гаара с пилюлей. Исполнив свой долг, мой спаситель тут же уселся ко мне поближе и, обняв, счастливо улыбнулся.

– Ну как тут у тебя на хозяйстве? – Головная боль отступала. Хорошо. Наруто, поглядев на брата, решил, что от меня не убудет, и пристроился с другой стороны.

– Ничего не произошло. Шукаку сказал, что никого рядом не было. – Ну и хорошо, ну и славно.

– Что ж, отлично. Сейчас немного оклемаюсь и приготовлю поесть. Голодные, небось, все? – Мелкие, переглянувшись, солнечно улыбнулись. Еще бы. Еда — это святое.

– Да, поесть не помешало бы… – наконец-то отмерз Джирайя. Я уж думала, что он так и будет столбиком сидеть, пребывая в шоковом состоянии. Для него мой почти мгновенный переход от состояния бешеной ярости до тихой семейной идиллии оказался серьезным испытанием. Вот и не справился с нагрузкой процессор. Бывает.

– Хорошо. Чуть-чуть подождите, и будет вам еда, – не удержавшись, я зевнула. Что-то я устала, когда я спала-то последний раз? Да еще этот эмоциональный всплеск. После бурного выражения чувств я всегда хочу спать, но сейчас первым делом накормить страждущих. Встала, сотворила пару клонов себе в помощь. Вот теперь в шесть рук и займемся ужином. Мальчишки с Джирайей голодным взглядом провожали все наши с клонами движения. Ничего, скоро уже. Ну вот, итадакимас!

Тушеное мясо с овощами, вкусно и сытно. То, что надо, после стольких переживаний. Мужчины съели по две тарелки варева, прежде чем сыто отвалились. Мальчишки забились в обнимку за мою спину и кемарили, растянувшись на спальнике. Я же больше ковырялась в еде, чем реально ела. Нехорошо мне еще после техники.

– Ты обещала, не забудь, – Минато решил напомнить о себе. Ну, обещала, не буду больше просто так применять объединение сознаний.

– Да, помню я, помню!

– Кушина, знаешь, ты стала другой, более жесткой, что ли. – О, жабий отшельник очнулся наконец полностью. Вот что делает хороший ужин!

– Я в курсе, Джирайя-сан. Жизнь заставила. Считаете, у меня не было причин? – Неужели он хочет повторения нашего разговора? Второй раз я, конечно, не сорвусь, но все равно приятного мало.

– Я не осуждаю, – он вдохнул. – Просто… Я никогда не видел, чтобы ты была настолько зла. В тот момент ты, по-моему, даже Минато искренне ненавидела.

– Давайте замнем этот разговор, Джирайя-сан. Не стоит вновь меня раздраконивать, на сегодня я свой лимит всепрощения выработала уже. И еще раз не все смогут пережить мою истерику. – Я передернула плечами. Какой-то у меня сегодня деструктивный настрой. Напали, побили, поскандалили… День прожит не зря.

– Хорошо, Кушина. Я больше не подниму этот вопрос. Я просто очень жалею, что после смерти Минато покинул Коноху так надолго. Мне кажется, это моя вина, что так все случилось… – А саннин действительно винит себя. Не уверена я, что Джирайя мог действительно помочь. Сдается мне, что Третий навешал бы ему очередную порцию лапши и отослал подальше с секретным заданием лет на пять.

– Давайте спать ложиться, а то вам какие-то странные мысли в голову лезут. Все мы живы, все нормально. А что будет дальше – узнаем со временем.

Глава 20

Следующие две недели пути прошли в обычном нашем режиме. Тренировки, медитации, снова тренировки. Только теперь нас было больше. Джирайя решил пока сопровождать нашу шебутную компанию. Минато свободно шастал между сознаний мальчишек, обучая и того, и другого. Так что мне не пришлось больше использовать эту злобную технику совмещения. Хоть это радует. Шукаку, кстати, частенько проявлял свое присутствие в моем разуме. Правда, в разговор не вступал. Чаще всего лишь слушал мои мысли, ведь я не закрывалась от него. Может быть, так он быстрее очеловечится?

У Гаары определили стихии. Он мог воздействовать на Ветер и Землю. Что неудивительно, в общем. Так что мальчишки учились вместе Ветру у Минато, потом Наруто брался под присмотром отца за Молнию, а Землю Гаара изучал у Джирайи. Мне, правда, доставалось гораздо меньше внимания, чем раньше, но, если честно, для меня так было даже лучше. Нагрузки по тренировкам снизились, и я могла посвятить немножко времени себе, не падая трупом сразу после отбоя.

Через две недели у меня случился прорыв в обучении Расенгану. Мне таки удалось взорвать шарик. Так как Минато был лично мне сейчас не доступен, Джирайя вызвался продолжить обучение. И через пару дней я уже могла вертеть Расенган на ладони в его полном варианте. Правда, формировался он около двадцати секунд, что в бою, как вы понимаете, неприемлемо. Теперь в мою задачу входила отработка техники до полного автоматизма и уменьшение времени на ее создание. Хотя бы до пяти секунд, что все равно очень много. В идеале, я должна научиться формировать шар чакры мгновенно.

Саннина я растрясла на свиток с техниками земли для Гаары. С отшельника не убудет, а мне будет, чем занять мальчика, когда Джирайя вновь отвалит за вдохновением. Наруто, узнав от отца о тренировках с утяжелителями, прожужжал мне все уши об их покупке. Гаара, взяв с него пример, не отставал. Пришлось пообещать мальцам, что в ближайшем городе я им сделаю эти игрушки. Почему не куплю? Потому что обычные утяжелители, имеющиеся в продаже, не имеют и доли тех, так милых моему сердцу, возможностей, что могут утяжелители с печатями Узумаки. Поэтому мне проще купить необходимые материалы и самой сделать нормальные утяжелители для детей. В их возрасте нельзя несерьезно относиться к таким вещам. Неправильно подобранным весом, неравномерным распределением оного можно повредить растущие кости и мышцы. Я же куплю простейшие утяжелители с минимальным весом и наложу соответствующие печати. Это даст увеличение гравитации для носителя. Вот это и надо для мелких. А компенсировать работу утяжелителей я смогу, дав мелким соответствующие упражнения с чакрой и с физическим телом – мне же не нужно, чтобы из-за этих причиндалов замедлился рост мальчишек, или вообще они остались коротышками.

Кстати, лис выяснил у Шукаку, откуда взялась эта ментальная хрень в голове последнего. Оказывается, она была получена им еще от первого джинчурики. Тот что-то мудрил с ментальными техниками подчинения во внутреннем мире и, как итог, взорвал мозг демону почти в буквальном смысле. Без этой закладки Шукаку стал ОЧЕНЬ спокойным. То есть молчаливым хмурым субъектом со странным, даже мрачным взглядом на жизнь в целом и своего носителя в частности. Нет, он не отказывал Гааре в обучении, показав кучу песчаных техник и объяснив их действие. Но после активного, любопытного, всюду сующего свой нос Курамы, енот казался полным пофигистом. Я часто замечала, что он любит просто наблюдать за действиями нашей сумасшедшей семейки, а еще больше за действиями эро-саннина. Отшельник почему-то внушал Шукаку священный трепет и обожание. Может, они похожи? Или енот всего лишь хочет срисовать себе его линию поведения? Все может быть. За лисом, например, раньше замечался некий налет неестественности реакции на различные события, но со временем Кьюби исправил этот недостаток. Видимо, биджу необходима эмоциональная модель для развития собственной личности. Вот Шукаку и ищет себе подходящий характер, так сказать.

На очередном ежевечернем собрании было решено завернуть в небольшой городок Казуки, что был в дне пути на восток от нас. Джирайя истосковался по «вдохновению» – другими словами, по женщинам. Кстати, про женщин. Со мной отшельник вел себя крайне корректно. То ли его испугала моя истерика, то ли решил, что я разрушительнее Цунаде, то ли не хотел получить на орехи, как Минато. Не знаю. Но в моем присутствии с него слетал весь его «извращенный» налет. Нормальный дядя, хорошо учит. Качественно. Мальчишкам отшельник нравился. И поучиться у него есть чему, и посмеяться над ним. Мелочь регулярно устраивала саннину розыгрыши, а тот делал вид, что велся на них. Сразу видно, Учитель с большой буквы.

Вот в таком прекрасном настроении мы и подошли к Казуки. Мне этот центр цивилизации понравился. И хотя он не был тихим, а скорее наоборот, но от него веяло уютом, что ли. Явно из тех провинциальных городков, что обладают своей душой, где народ на улицах приветлив и улыбчив. Видимо, неплохо живется в Казуки. Мы сняли два номера в небольшой гостинице с ресторанчиком. Один двухкомнатный с балконом мне с мелкими, и второй обычный Джирайе. Договорившись вечером поужинать вместе, мы разошлись в разные стороны. Отшельник побежал к купальням, ну, кто бы сомневался. А мы отправились на местный рынок за провизией, сменой истрепавшейся за путешествие одежды и снаряжением, и, конечно, за утяжелителями.

По возвращении в номер мелкие были мною усажены медитировать, а я сама занялась наложением печатей. Так сказать, развлекусь перед обедом. Нет, все-таки фуиндзюцу — это круто! Барьеры, пространственные карманы, взрывные печати, изменения физических законов, защитные техники — все это подвластно мастеру фуиндзюцу. Вышедшие из-под моих рук утяжелители теперь были произведением искусства. Начнем с того, что они наращивали вес постепенно, давая носителю привыкнуть к изменению гравитации. Далее, вес был не постоянным, он увеличивался в зависимости от нагрузки. То есть при тренировках мелкие прочувствуют всю их прелесть. Зато в спокойном состоянии вес будет только чуть выше нормы. Конечно, все это дополнительно регулируется, но я все-таки решила перестраховаться, пока мальчики еще такие маленькие. Не хочу даже случайно им повредить. А вот со временем они смогут использовать все возможности этих утяжелителей. До тройного постоянного увеличения гравитации. Ну вот, теперь дети будут носить черные широкие браслеты с хитрой застежкой, покрытые вязью различных печатей. Стильно и практично. Не удержавшись, выжгла значок водоворота на каждом изделии. И пусть все завидуют!

Что ж, все готово. Посмотрела на медитирующих мелких. Молодцы, работают над собой. Да и мне надо тоже позаниматься. Привычно погоняв по телу чакру с полчаса, я решила, что пора бы и покушать.

– Эй, мелочь, обедать будем? – Мальчишки приоткрыли глаза и, переглянувшись, хитро улыбнулись.

– А сладости будут? – Это Наруто. Вот сладкоежка. Пока мы шли по пустыне, он был лишен вкусностей, ведь я банально не догадалась купить их заранее. Он не роптал, но сам факт отсутствия сладкого его удручал. Гаара вообще не знал, что это такое. Нет, что такое сахар, он был в курсе. А вот что такое сладости… Но Наруто – это Наруто. Он так расписал брату, какие бывают сладости, что теперь мальчишка просто жаждал попробовать все эти конфеты, пирожные, сладкую вату, тортики и тому подобное.

– Будут, но после обеда. – Мне не жалко. На десерт пусть заказывают, что угодно.

– Тогда пошли быстрее. – Наруто уже стоял у входной двери, переминаясь с ноги на ногу. Быстро подорвался.

– Пойдем, Гаара. А то он съест нас вместо сладкого. – Блондин фыркнул, открывая дверь в коридор. Мы вышли из номера и пошли к ведущей вниз лестнице. Поедим в местном ресторанчике. Не думаю, что у них не будет сладостей.

Нам выделили столик в символической кабинке у окна. Меню никто не предложил, поэтому пришлось спрашивать, а что собственно есть в наличии. Ознакомившись с ассортиментом блюд, мы остановились на жареном мясе, свежих овощах и, конечно, рамене. Наруто не смог отказаться. В принципе, я его понимаю – пусть и не очень полезно, но очень сытно. Глядя на него, и Гаара соблазнился. Заказ принесли быстро. Мальчишки углубились в изучение тарелок, а я с удовольствием вгрызалась в хорошо прожаренный кусок мяса, продолжая взглядом изучать посетителей ресторана. Тут явно питались те, кто остановился в этой гостинице на постой. Вон, напротив пара купцов, судя по разговору и внешнему виду. Чуть дальше сидел наемник. Что он тут забыл не ясно, да и не интересно. Еще трое в пределах видимости — какие-то мутные типы. Но их интерес был нацелен не на нас, а на купцов. Так что опасений они у меня не вызывали.

А вот самые интересные личности сидели в другом конце зала. Если не ошибаюсь, это Мейзу и Гозу, братья демоны, нукенины из тумана. Те, что носились с перчатками, соединенными шипастой цепью. Что они тут забыли, я не в курсе, но мы отметили присутствие друг друга и больше внимания не обращали. Меня только интересовал вопрос: на фига они везде носят дыхательные маски? Дурь какая-то. Ну, да не мне их судить. Пусть носят. Даже сейчас, сидят просто за столом и дышат, дышат. Дарт Вейдеры, блин.

Пока я рассматривала местность, мелкие отвалились как насосавшиеся комары. Хм, что-то я отстала от них. Надо налечь на съестное и переходить к кофе. О, я наконец-то напьюсь кофе. В пустыне мне было лень им заниматься, так что там я обходилась только чаем и водой. И, разумеется, первым заказанным мною в ресторане напитком был кофе. Большая кружка. С молоком. Мммм.

– Мам? – Наруто вопросительно посмотрел на меня. Ясно. Сладкое. Я махнула рукой, подзывая официанта.

– Ща все будет. Заказывайте, что вы там хотели.

Да, мальчишки дорвались. Что сказать, через пять минут перед нами высилась приличная горка пирожных, конфет, каких-то рогаликов, пастилок и других сладких вкусностей. Наруто, естественно, все заказывал в двойном экземпляре. Себе и брату. Все верно, так и должно быть. Дальше было непередаваемое зрелище процесса дегустации всего этого великолепия. Поначалу мелкие смаковали каждый кусочек, делясь друг с другом своими впечатлениями от съеденного, потом скорость поглощения десерта возросла, еще через какое-то время превратившись в соревнование по поеданию сладостей. Вот это да! Я такое количество в себя просто не запихну. А ведь я взрослый человек. Дааа, желудок котенка не больше наперстка, поэтому те два литра молока, что выпивает эта зараза, должны находиться в нем под давлением в десять атмосфер. Как бы не переели. Все-таки не самая полезная еда. Но я как-то не рассчитывала, что их на столько много пирожных хватит после плотного обеда. М-дя. Будем надеяться, джинчурики никогда не умирали от переедания сладостей.

В голове Кьюби клятвенно заверял, что с мелкими ничего не случится. Сдается мне, ему тоже нравятся пирожные. Шукаку на эти вопли только хмыкал, но все-таки соизволил мне сказать, что ему, как и Гааре, очень пришлись по вкусу вон те конфеты, и эти тоже, и вот от тех он тоже не откажется.

После обеда мы расползлись по кроватям. Ладно мелкие, но даже я не выдержала столь активного натягивания пузика. Глазки закрылись сами собой, несмотря на пол-литра выпитого кофе.
Кааайф.

Глава 21

Вечером в ресторан, где мы вновь заняли такой уютный уголок, ввалился по уши довольный саннин. Однако. У него, видимо, день прожит был не зря. «Вдохновение» удалось на славу! Были бы еще деньги, вдохновение еще бы продолжалось, я чувствую.

Ели мы все не спеша и с наслаждением. Вообще, мне наши семейные трапезы с мальчишками доставляли огромное удовольствие. Когда нам принесли десерт, а Джирайе подогретое саке, я решила выложить свои подарки мелким.

– Кхм, Наруто, Гаара. – Мальчики заинтересованно посмотрели на меня. Ведь как тонко чувствуют, а? Точно знают, что мама что-то приготовила. Когда я работала над печатями, дети были заняты, да и я старалась все сделать по-тихому. – Я, помнится, вам обещала подарок?

– Какой? – Мелкие переглянулись, но, кажется, вспомнили о своем желании. И с такой непередаваемой мольбой в глазах уставились на меня. – Мам, утяжелители?

– Да, как вы и просили. – Я выложила перед мальчишками по два парных браслета. – Можете заниматься теперь силовыми упражнениями с утяжелителями.

Дальше была непереводимые писки и визги мелких, радующихся новой игрушке. Джирайя сидел, глядя на нас с крайне задумчивым видом. Ну что опять-то не так?

– Наруто, можно мне посмотреть? – Мужчина протянул руку к лежащим на столе подаркам. Мальчик, занятый рассматриванием одного из браслетов, кивнул и пододвинул саннину другой. Как-то очень бережно, как будто трогая очень хрупкую вещь, отшельник рассматривал мою поделку. Черт, я же забыла, что знания Узумаки в своем большинстве утрачены. И мастеров печатей осталось не так много. Именно поэтому подобные навороченные утяжелители со значком водоворота на рынке стоили бы приличных денег. Епрст! Я, кажется, нашла себе денежное занятие! Мастер печатей недорого создаст вам плащ с пространственными карманами, утяжелители и облегчители, всевозможные печати на выбор!

– Кушина, это твоя работа или еще от Узумаки осталось? – Джирайя так восторженно рассматривал вязь печатей, что мне даже стало совестно. Надо сделать ему какой-нибудь подарок, за спасение отблагодарить.

– Моя. Не шедевр, конечно, и от работ мастеров сильно отстает, но для мелких сгодится. – Утяжелители действительно были хороши. Но только если их не сравнивать с работой клановых мастеров. Те могли все возможности моих поделок уместить на тонких серебряных браслетиках, да еще и увеличили бы вдвое их эффективность и возможности. Причем сделали бы это, не напрягаясь. Не даром мой клан был одним из богатейших!

– Нет, Кушина, ты не понимаешь! Меня называют мастером печатей, но до такой работы мне очень далеко. Думаю, что в Узушио меня бы побили камнями за мои попытки повторить их разработки. – Джирайя передал браслет обратно Наруто, который довольно долго сверлил тяжелым ревнивым взглядом свой браслет в руках отшельника. Типа “отдай мою игрушку”. В итоге мальчишки нацепили свои подарки на руки и в ожидании чудес замерли. Ну-ну. Про активацию чакрой я благоразумно промолчала.

– Ну, меня неплохо учили дома, Джирайя-сан. Мастером я, конечно, не стала, но большинство распространенных печатей знаю. – О-па, похоже, либо биджу, либо Минато объяснили детям, как активировать браслеты. Всплеск чакры сначала у одного, и тут же у другого мальчика, и радостные мордашки стали подтверждением моих мыслей.

– Знаешь что, давай ты меня подучишь? – Я даже сначала не поняла, о чем это саннин говорит. А, о печатях. Хм. С одной стороны, это означает, что отшельник пробудет с нами еще какое-то время, и Гааре не надо будет искать другого учителя. С другой, что у меня будут проблемы с населением встречных городов из-за его специфического поведения. Ну, не попробуешь, не узнаешь. Вдрызг разругаться я всегда успею.

– Хорошо, но я хочу ответную услугу. Вы будете продолжать обучать Гаару стихии Земли, ну и Наруто, чему сможете. – Ах, если бы я знала, к чему это приведет! Но я надеялась на появившееся свободное время. Просто дети это, конечно, хорошо, но и себя забывать не стоит. Я хотела хоть немного отдохнуть. Засранка, да?

– По рукам! – Саннин радостно улыбнулся и хлопнул очередную мензурку саке.

– Ну и хорошо. – Я с удовольствием потянулась. Пора бы и на боковую.

В Казуки мы задержались еще на пару дней по настоянию отшельника. Тот запасался впечатлениями для следующей книги и боялся, что мы не захотим впредь выходить к городам. Ну, это он зря. Я решила, что нас такой толпой вряд ли будут искать, и саннин не самый слабый соратник. Поэтому теперь пойдем по дорогам.

Каждый день после обеда я занималась с Джирайей пару часов, пока мальчишки медитировали и учились под руководством биджу и Минато. Обучение мы начали с барьерных печатей. Кто сказал такую глупость, что с возрастом учиться сложнее? Отшельник схватывал на лету. Некоторые вещи, конечно, сразу не получались. Бывает. Но ученье и труд все перетрут. Как говорится, если выдрал полхвоста жар-птицы, прикажут все на место повтыкать.*

Зато вечерами я была предоставлена себе. Джирайя уводил мальчишек учиться в свой номер. Я в тихую экспроприировала плащик саннина, пока тот не видел и был занят. В плаще было два прорезных кармана. Повезло, что материал плаща выдержал наложение печатей и мог их держать без ограничений. Все-таки плащи отшельников не из простой ткани сделаны. Промучившись часа три, я все-таки создала два пространственных кармана. Достаточно больших, чтобы тот здоровенный свиток, что Джирайя все время таскал на себе, вошел в один из них без напряга. Гуд. Вот и материальная благодарность за свое спасение. По завершении сеанса колдовства над плащом, я завалилась в номер к Джирайе. Подарок отдать. Хм. Ни отшельника, ни детей не было видно. Видимо, куда-то ушли на тренировки. Повесив плащ на стул, вернулась к себе. Теперь можно и покемарить чуток.

Проснулась я к вечеру. За окном еще не стемнело, но небо уже окрасилось в яркие закатные цвета. Хорошо. Заглянув к саннину, убедилась, что он с мальчишками еще не вернулся. Подумав, решила завалиться искупаться в горячие источники. А что, я заслужила! Собрала чистые шмотки на смену, полотенце и потопала по улице к купальням. Дорогу мне спрашивать было не нужно, при вселении в гостиницу нам все подробно объяснили. Так, что-то я входа не вижу. Не тот поворот, что ли? А! Вон дамы идут, видимо, с купален. Значит мне туда. А это что такое, интересненько?

Из какого-то куста у забора купален торчал подозрительно знакомый белый нечесаный хвост. Я даже зависла от такого открытия. Это вот то, что я подумала, да? Это он тут учит детей? Блин, щас кто-то узнает, как велик мой гнев. Разгоняю чакру по телу и, схватив торчащий хвост, буквально вырываю из куста отшельника, как репку из земли. Джирайя удивленно хлопал на меня глазками, держа в охапке мальчишек. Я. Его. Счас. Убью.

– Все, кранты тебе, извращенец! ТЫ ЧЕМУ ДЕТЕЙ УЧИШЬ? – Выхватив мелких из рук этого морального урода, я опустила их на землю, задвинув за свою спину.

– Кушина… – отшельник пытался спасти ситуацию, состроив невинную рожу.

– Ты, придурок, понимаешь хоть, что им всего пять лет? Не мог их мне оставить, если уж невмоготу так было? – Он что, реально не сечет ситуацию?

– Ну, я подумал, что ты хочешь отдохнуть. А на дядю с племянниками женщины смотрят более благосклонно… – Пытаешься подгадать момент и сбежать? Ну-ну. Из меня поперла такая ки, что мелкие сделали шаг назад.

– Благосклонно значит? ДА? – Тут Джирайя не выдержал моего праведного гнева и рванул. Сначала на забор, оттуда на крышу. Врешь, не уйдешь. Подхватив мальчишек подмышки, рванула за ним.
Сейчас я объясню ему политику партии и план на пятилетку. Говнюк, притворялся нормальным! Зигзагами мы носились по крышам Казуки как бешеные блохи. Орать матом на саннина я не могла по причине присутствия мелких. Но я отыграюсь. Я припомню все финты бабушки Цунаде, и жизнь ему медом не покажется.

Пробегая раз в четвертый мимо нашей гостиницы, закинула малышей на балкон номера и рванула дальше. Все! Вот теперь пришел тебе мелкий северный зверек. Я! Добрый, белый и пушистый! Песец – он такой! Теперь догнать мужчину проблем не составило, как и отвесить ему пенделя, усиленного чакрой. Хорошо пошел! Далеко! К дождю! Саннин, несколько раз кувырнувшись, слетел на землю, где и затих. Мертвым, что ли, притворился? Спускаюсь, подхожу ближе, демонстративно почесывая кулак.

– Джирайя, скажи мне, почему я не должна тебя прикопать прямо тут?

– Ну, Кушина, девочка, я был не прав, признаю. – Покряхтывая для вида, отшельник поднялся.

– Я тебе не девочка! – И прямой в челюсть. Пущай полетает.

– Кушина, пожалуйста… – Подхожу к снова поднявшемуся отшельнику, готовясь пробить еще пару раз.

– Я сейчас тебе, извращенцу, зубы вырву без наркоза через задницу! – шиплю ему в лицо. А вот если бы я не пошла сегодня в купальни и не увидела это все? Он бы так детей и водил туда, гаденыш?

– Как? – Джирайя побледнел, в красках представив мои дальнейшие действия.

– В легкую. – Сейчас прольется чья-то кровь. Отшельник все понял по моему лицу и, вывернувшись, вновь взлетел на крышу ближайшего дома. То есть он думает так от меня убежать? Блажен, кто верует. Хотела рвануть за ним, но остановилась. Как же я забыла! Похоже, у меня есть еще, кому набить при встрече морду. Не думаю, что все это шоу прошло мимо Минато и компании.

– Минато, скажи-ка мне, ты чувствуешь себя в безопасности счас?

– Он не ответит. Он ко мне в клетку залез, боится, наверное. – Кьюби! И тебе счас влетит голубчик.

– Какого черта, Курама! Дети еще маленькие! Вам никому в голову не приходило остановить это безобразие? – Если бы я сейчас могла до них добраться, двумя биджу на свете стало бы меньше. Ну, и Наруто стал бы сиротой.

– А что такого-то? Мальчишки ничего толком и не поняли, а мы душевно отдохнули, – протянул Шукаку. Блин, я так и знала, что он срисовывает поведение этого извращуги! Теперь следить надо, чтобы из Гаары второй эро-саннин не вышел, с таким-то учителем в голове. Сдается мне, когда парень подрастет, это нам всем еще сильно аукнется.

– То есть это вы подбили Джирайю взять мальчишек с собой? – Если это так, то я не знаю, что с ними сделаю. Плевать на откат и обещание, но я использую технику, чтобы встретиться с этими идиотами. Три дебила — это сила! А когда их четверо, тут, вообще, говорить не о чем.

– Неа. Джирайя это сам решил. Мы просто не сопротивлялись, – заржал лис.

– А чего сопротивляться-то? Девушки были красивые. Жаль, недолго все продолжалось, – вторил ему Шукаку.

– О, боги, с кем я связалась? – Риторический вопрос. С четырьмя особями мужского пола я не справлюсь одна. Тем более, трое из них физически сейчас недоступны. Я даже не сомневаюсь, что Минато принимал во всем этом самое живое участие, а теперь он, видите ли, боится! Вот черт! Плюнув на них, развернулась и потопала обратно.

– Выходите, Джирайя-сан. Нечего прятаться за углом, – крикнула через плечо, направляюсь к гостинице.

– Давно заметила? – Белогривый мачо высунулся из укрытия.

– Я вас и не теряла. Сейчас вы спасены, но если хоть еще один раз… – я многозначительно замолчала. Думаю, он и сам додумает.

– Я все понял, – радостно закивал отшельник. Как голова не отвалилась от такого быстрого движения?

– Идемте. Там нас мелкие ждут. – За что мне такое наказание?

_____
* “Песенка господ-приключенцев”

Глава 22

Если вы думаете, что я забыла про эту историю на следующий день, то глубоко заблуждаетесь. Я просто посчитала, что месть – это холодное блюдо. Подожду удачного момента, так сказать. Мелкие, слава богам, почти ничего не поняли. А Джирайя ходил шелковый, опасливо поглядывая на меня. Ну что делать, если при виде его у меня непроизвольно прорывалась ки?

На следующее утро мы покинули славный городок Казуки, шокированный нашей вечерней пробежкой по нему. Не каждый день тут шиноби козлами по улицам и крышам скачут. Решив идти по дороге, мы через четыре дня неспешного хода прибыли в местный центр цивилизации. Кадонико, достаточно большой город. Шумный. Тут толпы народа тусуются в большом дорогущем спа-комплексе. Что-то вроде элитных саун. Смерив грозным взглядом притихшего отшельника, показала ему кулак. Не дай бог, он повторит свой опыт! В этот раз сняли большой трехкомнатный номер. Две спальни и гостиная между ними. Глаз с извращенца не спущу, пока он с мелкими занимается.

Уставшие с дороги мальчишки завалились спать, а я решила заняться медитацией. Сев в зале, закрыла глаза. Но тут приперся из своей комнаты чем-то очень довольный Джирайя.

– Кушина, я хочу сказать тебе спасибо. – Че это он вдруг расшаркиваться начал?

– За что? – Я подозрительно уставилась на радостного саннина.

– За это! – И отшельник вытащил из кармана плаща свой здоровенный свиток. Епрст, а я-то тут голову ломаю. Вообще-то странно, что он сразу не заметил новой фичи у себя в плаще. Зато теперь вон радуется как дите малое.

– Забейте. Считайте это благодарностью за спасение. – Я махнула рукой. Правда, если бы я знала, что случится в тот вечер дальше, хрен бы я ему сделала такой подарок!

– Кушина, я тут э… – он что-то начал мямлить, типа, а не пройтись ли ему погулять, и все такое.

– Идите, куда хотите, хоть в… Только детей с собой не берите и руки потом вымойте с мылом! – Джирайя вздрогнул от моего тона, но кивнул и вышел. Я, кстати, со своей шизофренией уже пять дней не разговаривала, закрываясь ото всех. Меня давно так не доставали. Шутки шутками, но это перебор. Прощать я их не собиралась, по крайней мере, пока совсем не отойду от потрясения.

Потренировавшись в создании расенгана и погоняв чакру, решила сходить в банк. Наличных денег оставалось мало. Наложив сигнальный барьер на номер и оставив двух клонов в охрану мальчишкам, ушла поправлять материальное положение семьи. На улице было реально шумно. Почти как в обычном мегаполисе. Все куда-то идут, громко разговаривают, торгуются, ругаются. Занятно. Город впечатлял по сравнению с той же Конохой. Почти все дома были из камня и имели не меньше трех этажей. Правда, и не больше пяти. Много ярких вывесок магазинов и развлекательных заведений. В общем, ГОРОД.

В банке я закончила дела очень быстро. Никаких очередей или чего-то подобного. Тихо-мирно стребовав с меня номер счета и ключ, служащий принес мне заказанную сумму. Прямо при нем упаковав ее в пустую печать на плече, я свалила обратно в гостиницу. По дороге не удержалась, затарилась фруктами на выносном уличном прилавке магазина. Когда я вернулась в номер, мелкие еще дрыхли. Ну и хорошо. Я тоже полежу. Растянувшись на диванчике в гостиной, я меланхолично жевала яблоко, пока мой желудок не послал меня матом обедать. Яблока ему было явно мало.

Видимо, при любой гостинице есть свой ресторан-кафе-трактир. Это понятно, это обосновано. Народ, что тут поселился, тоже хочет есть, а идти куда-то лениво, да и какая материальная выгода хозяину. Так, спустившись в общий зал, я выбрала себе столик у стены и заказала обед у подбежавшей девочки-разносчицы. Кормят, надо отдать должное, тут неплохо. Мясо было мягким и сочным, булки теплыми, а кофе ароматным. Настроение медленно пошло вверх, пока я не увидела вбежавшего в зал полоумного отшельника с выпученными глазами. Вот блин!

– Кушина, спрячь меня! – с этими словами подбежавший ко мне саннин рыбкой нырнул под стол. Не понял. Вот это что счас было?

– От кого? – Я индифферентно рассматривала слегка покачивающийся на спине отшельника стол.

– От нее, – совсем тихо прошептал Джирайя, но мне было пофиг. Я увидела ЕЕ! Так вот в чем дело-то! В зал влетела взъерошенная Цунаде, находящаяся за порогом боевой ярости, судя по виду. Сейчас прольется чья-то кровь… А я знаю, как отомстить Джирайе за его поведение!

– Что вы сделали ей, Джирайя-сан? – Я помахала Цунаде рукой, обращая на себя внимание и приглашая к столу.

– Я был у купален. Кто ж знал, что она там тоже объявится, – пропыхтел мой временный столик с обидой.

Ясно, он подглядывал за голой Цунаде и был пойман за руку. Вот прелесть-то, вот удача! Женщина подошла к нам, как тяжелый авианосец с тактическим ядерным боезапасом на борту к причалу. Окинув взглядом композицию из счастливой меня и раскачивающегося стола, из-под которого торчал белобрысый хвост, медик хмыкнула и села напротив, «случайно» наступив на прическу запалившегося жабьего саннина.

– Привет, Кушина! – Меня опознали и явно обрадовались. Цунаде подозвала девочку и заказала ей кучу еды и ведро саке. Наш столик затих.

– Здравствуйте, Цунаде-сан! Как давно мы не виделись! – Я была действительно рада видеть эту женщину. После смерти Минато именно Цунаде откачивала Кушину. Даже пыталась вывести из апатии, но неудачно. Но не даром она крестная Наруто.

– Да уж, давненько. – Медик серьезно рассматривала меня, отмечая все новые для себя изменения в моей внешности и поведении. Все-таки врач, он сначала врач, а уже потом человек. – Надо понимать, что ты все-таки сбежала из этого заповедника маразматиков?

– Ик. – Хренасе поворот! Цунаде, которая не уважает Третьего и в курсе обстановки в деревне! Этого в каноне не было. Хотя к черту канон! Так даже лучше. Вернее, так несомненно лучше!

– А что ты хотела? Они мне сильно крови попили. Сначала брат, потом Дан. Эта деревня давно напрашивается на хорошую взбучку. Я думаю, ты ее им организовала? – Нам принесли заказ, официантка раскладывала блюда, нервно косясь на качающийся стол.

– Да. Что было, то было, – не стала отнекиваться я.

– Молодец. Наруто, я так понимаю, с тобой?

– Само собой, Цунаде-сан. И не только он. – Моя собеседница оторвалась от салата и вопросительно подняла бровь. – После ужина в номере я все вам расскажу.

Меня подергали за штанину. А вот нечего было мальчишек совращать с пути истинного, Джирайя-сан. Я хлопнула его по наглой руке и вернулась к разговору.

– Ты преобразилась, Кушина. Молодец, что изменила внешность. Сколько ты уже в бегах? – Женщина кивнула своим мыслям. Похоже, я ей понравилась в своем нынешнем виде.

– Где-то месяца три примерно. – Я ж точно не считала.

– Значит, хорошо пряталась, раз пока на тебя не вышли. Хвалю, – тепло улыбнулась мне Цунаде. Потом заговорщически подмигнула. – Интересно, куда это пополз наш столик?

Столик испуганно замер, перестав дышать. Я начала хрюкать. Все это время наш гениальный медик держала ногу на хвосте Джирайи. Хрен бы он куда делся!

– Так-то лучше. Советую столику по старой дружбе не пытаться убежать, пока я не доем. Когда я сытая и пьяная, я не такая злопамятная. – Цунаде продолжила кушать, иногда похихикивая про себя. Я снова хрюкнула и вцепилась в кружку с кофе.

– Знаешь, Кушина, эти столики такие дерзкие пошли, – доверенным тоном сообщила мне женщина, подмигивая и улыбаясь. Я зажала рот руками, чтобы не заржать, потому что в этот момент стол испуганно задрожал. – Они ходят за мной буквально по пятам. Приличной девушке нельзя никуда пойти. Даже в женских купальнях нет прохода от извращенцев! Ну, я про столики, конечно…

Я почти уже свалилась, хрюкая, под стол к Джирайе. Какое у Цунаде невозмутимое сейчас лицо! Она так проникновенно все это говорит! Белогривый саннин оценил феерические перспективы и сдался. Сидеть ему под столом до конца нашего ужина. Вскоре в зал спустились мелкие в сопровождении моих клонов, развеявшихся сразу, как только сдали мальчишек мне на руки. Цунаде радостно улыбнулась Наруто и тут же удивленно уставилась на джинчурики однохвостого. Она его не видела до этого, наверное.

– Мам, а нас покормят? – жалобно протянул проголодавшийся Гаара, вызвав шок на лице блондинки.

– Конечно, усаживайтесь за соседний столик. – Нечего им сидеть за неустойчивым извращенским столом. Я махнула девушке подносом, мол, ты нужна нам, красавица. Заказав мальчишкам всего и помногу, не забыв и сладостей на десерт, я вернулась к разговору с Цунаде, все еще прибывающей в легком ступоре от такого финта, как второй мой сынок.

– У тебя есть еще один сын? – Блондинка хлопнула стопку саке. Потом подумала и выпила еще.

– Ага, приемный, конечно. Так что не удивляйтесь так, Цунаде-сан, Минато я не изменяла. – Да уж. Вот зачем я так издеваюсь над бедной женщиной? Злая я. Нехорошая, Кушина, бяка! Добьем тетю? – Это джинчурики однохвостого.

Накрытие и попадание! Йо! Челюсть Цунаде пробивает земную кору, устремляя все дальше и дальше! Мы уже близки к земному ядру! Столик начал подозрительно дрожать. Там Джирайя ржет, что ли? Где-то с полминуты понадобилось женщине, чтобы более-менее прийти в себя.

– Кушина, только не говори, что ты увела из Суны джинчурики… – выдохнула наконец-то она. Потом хлопнула саке прям из бутылки. А ничего, почти нормальная. Ну, может, чуть румяней, чем обычно.

– Я не уводила. Гаара сам нас нашел. И был в очень, ОЧЕНЬ плохом состоянии. Только благодаря Наруто и Кураме он стал нормальным мальчишкой. – Я вот думаю, когда Цунаде скопытится? Третья бутылка пошла. Во тетка дает. Не каждый организм с таким количеством справится. Медик, одним словом…

– Курама? Это кто? Твой третий сын? – Я представила, как сейчас ржут биджу, услышавшие эту фразу. Да, мощно вышло. А язык-то у нашего медика уже заплетается. Пятому столику не наливать больше.

– Нет. Курама — это имя Кьюби. Мы с ним наладили хорошие отношения, да и с Шукаку тоже. – Если я права, то сейчас енот сосредоточено рассматривает декольте блондинки через глаза Гаары. Он как раз лицом к ней сидит. Цунаде крепко задумалась после моих слов. Потом вдруг покраснела и зашипела как змея.

– Джирайя! Ты, гад, что творишь! – Каюсь, меня снесло звуковой волной. На фиг, спрячусь за мелкими. Тут, похоже, мордобой назревает. И крупный. Из-под стола ужом выскользнул испуганный саннин и попытался сделать ноги, но прижатый каблучком хвост заставил его упасть обратно на пол.

– Погоди. Ик. Сейчас я поднимусь и провожу тебя в реанимацию. Ик. – Интересненько. Он ее облапил под столом, что ли? Зная Джирайю, вполне возможно. Только вот встать Цунаде не могла. Пить надо меньше, особенно в вашем возрасте. Жабий отшельник рывком смог вырваться из-под туфельки блондинки, оставив там клок своих волос, и умчаться наверх на скорости звука. В номер побежал. Забаррикадируется в своей спальне, я так мыслю.

– Это что сейчас было? – Я вернулась на свое место. Хорошо, хоть стол не снесли своими выкрутасами.

– Где, ик, он остановился? – Меня проигнорировали, попытавшись встать, но неудачно. Ноги блондинку не держали, и она тяжело плюхнулась обратно на стул.

– Да тут же, в гостинице. – Он точно ее ощупал. Ну, Джирайя, держись! Ты сам мне подкинул идею.

– Ик. От-лич-но. Ик. Вот просплюсь и, ик, поговорю с ним вдумчиво. Ик. – Да наш медик совсем квелый. Посидев за столом еще около часа и позволив Сенджу выпить еще пару бутылочек, я решила – пора. Создаю клона, чтобы проследил за ужином мальчишек. Расплачиваюсь с официанткой за все. Подхожу к Цунаде, помогаю ей подняться.

– Пойдемте к нам в номер, Цунаде-сан. Там поговорим, все обсудим. – Я говорила, что я бяка? О да, я страшная бяка.

– Хо-ро-шо. – И женщина повисла на мне всем весом. Интересно, где она потеряла Шизуне? Но сейчас не это главное. Главное, мой план мести. Все, что было до этого, было лишь подготовкой.

Ввалившись в наш номер, тихо радуюсь, потому что из комнаты Джирайи слышится богатырский храп. Как мне везет-то сегодня! И Цунаде на моем плече уже не реагирует на внешние раздражители, что мне только на руку. Не надо спаивать дальше. Дверь в комнату жабьего отшельника не закрыта, и я, насколько могу тихонечко, просачиваюсь внутрь с пьяной блондинкой в обнимку. Снять с нее юкату. Так, теперь положить ее рядышком с махровым извращугой. Так, ножку вот так, ручку сюда. Голову Цунаде на грудь отшельника переложить. Смотри-ка, она сама с удобством расположилась дальше, обняв Джирайю за шею. Классный натюрморт. Я даже залюбовалась. Так, теперь второй пункт подготовки — барьеры на двери и окне. Ура, все готово. Теперь саннин не скроется от утреннего праведного гнева грозного медика! Дотерпеть бы до утра…

Глава 23

БАБАХ! Утро началось со столь долгожданного мною скандала. Я заночевала в гостиной, дабы не пропустить утреннего концерта, и не была разочарована. Дверь в спальню Джирайи была выбита непосредственно телом саннина и, долетев до противоположной стены, наподдала пострадавшему еще и по голове, упав сверху. Йес! Прямое попадание. С какой же силой принцесса Сенджу врезала белоголовому, что пробила мой барьер? Я фигею. Из комнаты с неотвратимостью божьей кары выдвигалась полураздетая Цунаде. О, все, капец тебе отшельник, да и мне, судя по всему, тоже. На фига ты ее раздевать пытался? Куда бы драпануть от невменяемой женщины?

– С тобой я еще поговорю, – тяжелый взгляд медика пригвоздил меня к полу, когда я уже собиралась стартануть куда подальше. М-дя. Повеселилась ты, Кушина. Но, судя по виду эро-саннина, оно того стоило!

– Да, конечно. – Пора хватать мальчишек и мотать отсюдова. Десяти минут нам хватит до канадской границы. Ну уж нет! Я заставила себя оставаться на месте. Даже если Цунаде мне потом весь мозг выест за такую подставу, я не жалею ни о чем.

– Пойдем, старый друг, потолкуем о жизни. – Цунаде схватила вяло шевелящуюся тушку мужчины за ворот юкаты и, вытащив из-под двери, поволокла его на выход. Похоже, мне решили обломать кайф, не дав посмотреть и поучаствовать в наказании саннина. Фиг вам, я все равно подсмотрю! Должна же я получить моральное удовлетворение! Когда пара великих саннинов скрылась за поворотом коридора, я рванула за ними, соблюдая все предосторожности бывалого разведчика, чуть ли не в человека-паука играла, проползая по потолку. Не хочу, чтобы меня засекли преждевременно.

Цунаде притащила не сопротивляющегося Джирайю на пустынную улицу и начала показательную порку. Судя по эпитетам, что подбирала для жабьего отшельника блондинка между своими феерическими ударами, такое происходило уже не раз и не два. Все же эти двое друг к другу неровно дышат. Иначе не было бы такой бури эмоций. Но пытаться им объяснить это я не возьмусь – у меня дети и жить очень хочется.

Фигасе, ударчик! В земле от пятки нашего медика осталась глубокая яма. М-да. Вот когда понимаешь, что женщина в гневе гораздо опаснее мужчины. Интересно, я такая же? Если так, то мне жалко мою шизофрению. Но, подумав, я решительно выбросила жалость к этим мерзавцам из головы. Нефиг! Они меня сильно достали последней выходкой.

Опа, Джирайю пора спасать, так она его убьет. Зачем было раскручивать мужика над головой за хвост? А потом ровнять им землю? Ой, как страшно-то. Он ничего себе не сломал, после такого приземления? Нет, смотри-ка, вылезает из под разбросанного ударом огородного инвентаря и САМ встает. Ой. Лучше бы лежал. Да, Цунаде в бешенстве, какой смачный пинок отвесила. А хорошо пошел! Еще чуть сильнее бы его запулила, и он точно бы пробил башкой ту стену. Самое интересное, что за всю драку Джирайя ни разу не ударил блондинку. Даже когда она была открыта, он не оказывал никакого сопротивления. Я ж говорю — они идеальная пара. Так, похоже, ярость медика пошла на спад.

– Джирайя, зачем ты полез целоваться? – А отшельник-то совсем отмороженный у нас. Да, это я пропустила. Думала, ему ума хватит ее не трогать.

– А почему нет? Солнечное утро, в моих объятиях лежит обворожительная женщина. Поцелуй — это естественное продолжение прекрасной ночи. – Ой, дура-а-ак!

– Что… Ты… Сказал? – Она его теперь точно грохнет. И меня заодно. А то она не понимает, что это я так повеселилась. Уж что-что, а причину своего пробуждения столь экстравагантным способом Цунаде вычислила на раз.

– Я сказал, была прекрасная ночь. – Джирайя явно нарывается. Зачем? Что-то тут не чисто… А вот после этого удара отшельник точно не встанет. М-да, не доводите женщину до белого каления. Опасно. Особенно, когда она шиноби. Цунаде подходит к тушке саннина и вытаскивает его из кучи битых кирпичей. Вот что звездюль животворящий делает.

– Кушина, иди сюда, поможешь. – Пришлось вылезать из укрытия. Может, бить меня сегодня так же не будут? – Хватаем это чучело и тащим в гостиницу. Буду лечить.

– Хорошо, Цунаде-сан. – Закинув руку бессознательного отшельника себе на плечо, подождала, когда медик сделает то же самое. Ну, поволокли, что ли. Тяжелый, гад, да и мы не слабенькие.

В номере сидели очень удивленные погромом мальчишки под присмотром моего клона. От греха подальше отправила всех их завтракать. Нечего им смотреть на то, как их маму буду сейчас шпынять. А ведь будут. Зашли в комнату отшельника и положили мужчину на кровать. Все, пришел мой смертный час.

– Скажи мне, Кушина, что я тебе плохого сделала? – сев на кровати рядом с Джирайей, требовательно посмотрела на меня блондинка. Пришлось ей рассказать похождения саннина и мальчиков в Казуки. Как же она ржала над моим рассказом! Она задыхалась, дрыгала ногами, смахивала выступившие слезы. В итоге растянулась, слегка икая, прямо на Джирайе. Между прочим, это не смешно ни фига! Ну, может, со стороны и смешно, но мне-то не до веселья.

– Значит, это твоя месть ему? – Цунаде ткнула отшельника в бок.

– Да. Правда, я не ожидала, Цунаде-сан, что он полезет вас раздевать и целовать. – Да, я думала, у его есть тормоза. Однако танки, типа Джирайи, тормозами не оборудованы.

– Хм. Чтобы этого можно было ожидать, надо знать наши с ним отношения. – О-па, как интересно. Какая милая оговорочка.

– А у вас есть отношения? – я вздернула бровь. А вот Цунаде вдруг смутилась. Фигасе! Она покраснела даже! От такого открытия я чуть не упала с кровати.

– Вот еще! Нет у нас никаких отношений! – Ой, темнишь, подруга. Так не реагируют на простой, в общем-то, вопрос. Блин, как интересно, но фиг она мне все расскажет.

– Ну-ну. Где-то даже верю, – покивала я, заставляя блондинку краснеть еще больше. Мне понравился процесс.

– Лучше займемся лечением нашего больного на голову друга. – Нехорошо так стрелки переводить, ну да ладно. Пока Цунаде лечила эро-саннина, я думала о наших дальнейших действиях. Все это веселье, конечно, прекрасно. Но нам с мальчишками пора искать себе постоянный дом. Необходимо осесть где-то на несколько лет. В столь мелком возрасте нельзя быть перекати-поле. Нужно что-то стабильное. Пока я размышляла над смыслом бытия, медик уже закончила приводить Джирайю в норму. Щас саннин очухается, и мы вдвоем расскажем блондинке всю мою историю. Хоть она и с самого начала на нашей стороне, это не будет лишним. Союзнику необходимо дать знать весь расклад.

– Где я? – пришел в себя отшельник. Он приподнялся на локтях, обозревая слегка мутным взглядом комнату. Увидел Цунаде и шарахнулся в мою сторону. Я сидела на другой стороне кровати. Сидела. Да. А теперь вот уже лежала на полу. Блин. Поднялась и отошла от него подальше. Если он на меня упадет, я не выживу.

– В своем номере, где же еще! – хмыкнула медик. – Вставай давай! Я уже вылечила все твои честно заработанные повреждения.

– Спасибо, Цунаде! Чем я могу отблагодарить тебя? – О, нет. Он опять к ней полез! Мало досталось в прошлый раз? Пора заканчивать это безобразие, потому что блондинка уже поднимает руку для удара.

– ХВАТИТ! – Да, громко получилось. Но этот цирк может еще долго продолжаться, судя по всему. Оба саннина вздрогнули и уставились на меня. – Нам нужно поговорить. Пойдемте в гостиную, там будет удобнее и безопаснее для всех.

С комфортом расположившись на диване, я начала свое повествование. Незаметно вернулись мелкие и, просочившись ко мне поближе, затихли, слушая наш разговор. Мне надо начать писать мемуары. Потому что по второму кругу описывать свои похождения надоедает. Хорошо, что хоть историю наших совместных приключений докладывал сам Джирайя. Цунаде молчала весь рассказ, сосредоточенно думая о чем-то. Ничего нового о положении дел в Конохе мы ей не поведали. Как выяснилось, она и сама все прекрасно понимает в здешней политике. Договора с лисом и енотом ее сильно заинтересовали. А относительно живое существование Минато добило.

– Твои планы? – Цунаде повернулась ко мне. Я крута! У меня в союзниках двое из тройки великих саннинов! Коноха, жди меня, я скоро! Жаль, что Орочимару – полный псих. А то и его бы привлекла. А может… Да, не! Он неуправляем. Понятно, что против деревни он пойдет с радостью и Хокаге наваляет, но его же потом хрен остановишь. Но идея интересная. Надо подумать.

– Иду в страну Земли, окопаюсь там в какой-нибудь деревеньке помельче и поглуше. Года на три-четыре. – Я пожала плечами. Мальчишкам нужен дом. И спокойная жизнь. Им еще учиться, да и мне тоже. Кочевая жизнь сильно выматывает.

– Ясно. Когда тебе понадобится моя помощь, воспользуйся этим. – Цунаде вытащила из кармана юкаты небольшой свиток. Да, это идея.

– Свиток призыва? – Ясно. Если я воспользуюсь им, то появится кто-то из ее слизней. Отлично. Для экстренной помощи, конечно, не подойдет, но как способ связи — идеально.

– Как только ты что-то окончательно решишь, свяжись со мной. Я в любом случае буду на твоей стороне, Кушина. А если ты захочешь сравнять эту деревню с землей, я буду стараться вдвойне. – Нехило потоптались по мозолям блондинки в Конохе. Все-таки мы, женщины, слишком злопамятны.

– Девочки, вы про меня забыли? – Джирайя печально вздохнул. Не отпускает тебя патриотизм. М-да. Тяжело мужику свыкнуться с произошедшими событиями. Я уж думала, принял все.

– Вы с нами, Джирайя-сан?

– Да. Я не изменил своего мнения, Кушина. Если ты об этом. – Ну, и хорошо. Я боялась, что рано или поздно отшельник все-таки решит отойти в сторону как минимум или пойти к Третьему выяснять правду как максимум. В первом случае мы лишаемся хорошей огневой мощи, во втором ему навешают лапши на уши, и он может в итоге выступить против нас. Вряд ли, конечно, но Хирузен тот еще оратор, так что все может случиться. А рассчитывать надо на худшее.

– Хорошо. Тогда я с мальчишками пробуду тут еще пару дней. Отдохнем. А потом в путь до страны Земли. – Я поднялась – надо и нам позавтракать. А то утро было слишком бурным. Да и дело к обеду уже идет. – Джирайя-сан, Цунаде-сан, а пойдемте поедим?

– Мам, а можно с вами? – В меня вцепился мелкий клещ по имени Наруто. Я согласно кивнула и растрепала волосы обоим мальчикам. Гаара переглянулся с братом, и, улыбнувшись, парни выбежали из номера. Естественно, оба рассчитывают на дополнительный десерт. Мелкие, что с них взять… Цунаде величественно выплыла за ними, а вот Джирайя задержался. Интересно, что он скажет? Ведь моя утренняя подстава для него должна быть очевидна и прозрачна как стекло.

– Спасибо. – Че? Я в шоке замерла. Вот сейчас я не очень поняла.

– За что?

– Ты мне подарила прекрасную возможность провести всю ночь с Цунаде. Когда вы ввалились ко мне, я подумал, что будете меня сразу бить. Но ты всего лишь уложила ее ко мне. Как способ отомстить — неплохо. – Джирайя печально улыбнулся, глядя вслед скрывшейся в коридоре блондинке. – Она никогда не посмотрит на меня так, как на Дана. Я давно смирился с этим. А ты… Ты исполнила мою мечту. Спасибо. За это можно все стерпеть.

Фигасе, поворот! Я знала, что у них не все так просто! Но вот подталкивать этих двоих друг к другу — увольте. Мне еще жить хочется. Очень. И у меня дети.

Опубликовать в Facebook
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники
Опубликовать в Яндекс

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *