Годайме Хокаге. Отступление восьмое-девятое.

Ха, готово продолжение.

Даже отбечено 🙂 Радуйтесь люди.

Отступление Восьмое

Небо потихоньку светлело, мутный рассветный воздух над лесом лениво расцвел с одной стороны желто-алым. Вызывающе режущая глаз гамма. Тучи, еще с вечера обложившие все небо, по краям светились охрой. И привычной свинцовой синью в основной своей массе. Сейчас казавшейся какой-то нездоровой морской глубиной, отливающей в тяжелый зеленый.

Воронье на свалках уже было видимо черными точками. Хриплое карканье поднималось крошечными облачками тепла, мгновенно истаивало в утренней дымке, смешивающейся с остатками этого «недотумана». Привычная серость вымоченных дождем зданий вносила нотку постоянства в округу.

Занимался новый день.

Лис стоял на крыше Дворца Хокаге и разглядывал лежащую внизу пустую площадь. Изорванные унылые лохмы туч цеплялись за острые отроги Скалы Хокаге. Порывами налетал промозглый ветер – первый месяц осени еще даже не перевалил за свою половину, а в утреннем воздухе, на редкость таком холодном и сыром, уже слышалась мягкая, но неумолимая поступь подступающих холодов. И пусть днем как всегда народ будет прятаться по теням от никак не угасающего зноя, но вот в это рассветное время понимаешь, что еще несколько дней – неделя максимум – и придется доставать теплые плащи.

Это ненормально. Такая погода подходит Суне, с ее пустыней и невероятными ежесуточными перепадами температур. Но не Конохе, с мягким климатом и отсутствием суровых холодов.

Но именно так – тихо, вовсе даже без приличествующей помпезности – однажды случился обрыв привычного хода реальности, впоследствии разорвавший в ошметки всю внутреннюю жизнь деревни. Сейчас Лис этого еще не осознавал.

Понимание пришло гораздо позже. С опустившимся на землю снегом в начале ноября. Аномально ранняя, аномально холодная зима пришла вместе с новой Хокаге. Видимо, стужа-вьюга в ее сердце отразилась и наружу, призывая в обыденную реальность предвестников и символы смерти.

Но сейчас не об этом. Сейчас Лис просто чувствовал, что еще чуть-чуть, и по утрам начнет ложиться изморозь. Покрывая тонкими неприхотливыми узорами землю, траву на ней, деревья… и бедных-несчастных дежурных АНБУ. Замученных бессовестным Ширануи.

Лис тихонько зевнул и вновь уставился за горизонт. Засыпая прямо стоя на продуваемой всеми ветрами крыше: это уже его третье дежурство подряд. Генма вконец обалдел!.. Нельзя же так гонять бойцов! Даже если они из провинившегося подразделения.

В конце концов, Хорек виноват, Лось виноват, Олень протупил. Ну и хрен с ними, с идиотами! Но остальных-то за что?! И командиром у них – Бурундук. Так пусть бы одного Бурундука вместе с его командой придурков и натягивали! Оставшаяся дюжина тут причем?..

Совести нет у Ширануи. Вот ни на грамм!

– Лис, – с хрипом возвестил наушник. Прокуренным голосом Зайца из пятого.

– Чего тебе? – не удержавшись от очередного зевка, выдавил парень.

– Да шифровка тут с северо-западной границы пришла. Кого слать за Ширануи?

– А Мыша отправь.

– Мышь его боится.

– Мышь мне должен. Так что пусть топает к своему любимому (идолу)* и не пищит.

– Не понял?

– Ну, у Мыша Генма – что-то вроде статуи ками в Храме Огня. Мышь на него чуть ли не молится…

– Извращенец! – коротко хохотнул Заяц и отключился. Лис пожал плечами: каких похабных анекдотов про Ширануи только не ходило!.. И сказ про двух-трех пассивных мазохистов среди АНБУ – еще самая приличный. И вполне цензурного содержания. А так – ну, с кем не бывает?..

Кого-то вечно тянет на «экзотику». Особенно в среде потомственных шиноби. И сам Лис не исключение. Вот вчера, например, умудрился между дежурствами славно так покувыркаться с какой-то молоденькой барышней – из далекой-далекой, «нижней» ветви Хьюг. Забавная такая девочка оказалась. С лиловыми глазами, без бьякугана. Но с очень ладной фигуркой…

Сзади внезапно прилетел мощный пендаль, и Лис лебедем навернулся с крыши. «Что за херня?!» – еще успел подумать в полете, на автомате хватаясь за рукоять вакидзаси, прежде чем через перила свесилась бесстрастная рожа Ширануи:

– Это тебе за сплетни на рабочем месте, уёбок. – Веером следом опустилось штук двадцать сенбонов, от которых пришлось уворачиваться уже в полете в быстром темпе. Но три в зад все-таки воткнулись.

«Попандос!» – подумал Лис, приземляясь на ноги перед окнами первого этажа и морщась от ноющей боли в ягодичной мышце. И печально воззрился в небо: ну что за день? Ну что за неделя?! Что вообще за хрень творится в последний месяц с Ширануи?!

Он же так всех своих друзей лишится, придурок! Взять ту же «шестерку»: да, Райдо и Генма уже долгие, и долгие годы кореша. Тут ничего не попишешь: преданный до зубовного скрежета Намияши будет его выбрыки терпеть всю оставшуюся жизнь. Как хорошая жена, м-да… И Пес для Ширануи в какой-то мере приятель. Пусть не самый близкий, но все же… Но Змея, Кролика, Коня и Петуха глубокие дружеские чувства при встрече с помощником Хокаге уже давно и слишком явно не обуревают. Предположим, это не его, Лиса, дело… Но он же тоже был во вполне неплохих отношениях с этим козлом безрогим! Так какого хера Ширануи сейчас выёживается?!

Риторический вопрос. Потому как ответа на него нет, и в ближайшем будущем – не предвидится…

__________
*игра слов: первый кандзи читается/произносится/пишется одинаково, последний – различается.

Отступление девятое

Наруто стонал во сне. Тихие звуки безжалостно ввинчивались в уши, вызывая желание встать и отряхнуться. Ну и заткнуть как-то. Вокруг вроде бы ни души, но если придурок демаскирует их, как в прошлый раз Сакура своим дурным визгом, то будет совсем не смешно. В эту ночь даже костер не разжигали, и Учиха нехило продрог. Уссуратонкачи надо было как-то расшевелить и успокоить. Иначе хрен он потом сам заснет: для наследника сильнейшего клана ночные кошмары тоже стали давними знакомыми. Так что тут он Наруто прекрасно понимал…

Тихо поднявшись, пригнулся и подошел ближе. Узумаки плакал во сне. И пытался откуда-то удрать – глазные яблоки быстро перемещались под веками. Очередной скулеж Саске уже не вынес: сел прямо на землю рядом со спальником, накрыл рот ладонью и потряс за плечо. Еще не проснувшийся блондин рванулся и сразу обмяк, уставившись на Учиху полубезумными, вконец испуганными глазами.

– Тихо ты. Будешь дальше так стонать, и на нас обязательно какая-нибудь козлина выйдет. Так что заткнись и спи молча.

Хорошенько пожеванная ладонь отдавала ноющей болью. Но убирать ее Саске не спешил: добе еще полностью не проснулся. Если сейчас заорет – все усилия пойдут насмарку. Точно весь лес перебудит. Поэтому Учиха терпел. И ждал узнавания во взгляде.

…Наруто впервые за целый месяц опять снился тот старый кошмар: он в каком-то бесконечном подвале, где всегда вода и трудно дышать. Ему страшно – дико страшно, и хочется отсюда сбежать. Как можно дальше. Но бег не помогает: коридоры никак не кончаются, он начинает задыхаться…

Что-то его выдернуло. Расфокусированное зрение донесло картину склонившегося над ним Учихи. Бледное лицо мальчишки маячило перед самым носом. Тот что-то тихо говорил. Наруто вздохнул с облегчением, еще толком не отдавая себе отчет, где он. Вконец искусанная ладонь тут же убралась, Саске начал вставать. Мальчика захлестнула паника, и он вцепился в мелькнувший рядом нарукавник. Обладатель раздраженно сверкнул глазами, Наруто сглотнул и сбивчиво попросил:

– Посиди так… немного, – все еще дрожащие руки и голос его выдавали. Было очень плохо. И уже все равно, что там кто завтра скажет. Просто не хотелось опять оставаться одному.

Учиха недовольно цыкнул, но плюхнулся обратно. Блондин вымученно улыбнулся и засопел буквально через полминуты. С крайне недовольной рожей, Саске снова попытался встать, – куда там. Можно было либо снять нарукавник, либо пришлось бы еще раз будить идиота. Но гениев простые решения не устраивают. Поэтому он решил извлечь из ситуации максимум выгоды и придумал третий вариант: остаться на месте. Тем более что из спальника с Узумаки могла получиться отличная, удобная грелка. А рука не так уж и сильно болит… Ухмыльнувшись, стал устраиваться поудобнее. Наруто как будто только этого и ждал: мяукнув что-то, свернулся в компактный клубочек вокруг покусанной конечности. Ну и самого Учиха.

– Уссуратонкачи, из тебя вышло отличное кресло! Всегда подозревал, что ты предмет мебели. – Но блондин его уже не слышал: причмокнув губами, наконец-то просто крепко спал, на этот раз без всяких кошмаров. Саске скривил рожу а-ля «вот кто б сказал раньше – не поверил бы», подтянул край спальника, как ему надо было, и расслабился. Задремал вполглаза, периодически чутко отслеживая округу и притихшее «кресло». Кресло действительно мирно дрыхло и никуда больше не дергалось. Учиха зевнул: скучно. Поспать бы. Но с дуры-Сакуры взятки гладки, а Узумаки последние несколько суток почти без отдыха. На всех привалах вызывался часовым. Идиот!

Саске немного раздраженно фыркнул. Огляделся еще раз. Лес отдавал в ушах нереальной ночной тишиной. Разбавленной только легкими звуками совиной охоты, шелестом змей, удиравших от расплодившихся в этой северной части местности ежей… драки каких-то обкуренных белок… сопением парочки зайцев, в ближайшем подлеске занимающихся продолжением рода… простуженным посапыванием Харуно и сонным сипением вымотанного, измочаленного не далее как вчера, бегуна. Лично им, Саске, измочаленного.

Наруто же спал абсолютно бесшумно. Учиха развернулся, укладываясь на бок и отодвигая острый локоть добе, впивавшийся ему в подреберье. Зевнул. Поразглядывал валяющиеся рядом перчатки. Проверил их крепления. Подправил положение страховочных колец: добе такой добе! Даже этим не озаботился… Примерил на свою руку. Удобные. Бросил обратно. Снова зевнул: скучно… Побибикал носопыркой. Нос смешно сморщился и потерся о протянутую ладонь. Саске побибикал еще раз.

– …ну баа-чан! Щекотно! – улыбка с лица Учихи сползла. Отвернувшись, довольно грубо потянул на себя край спальника и укрылся.

– Саске-бака! – пробормотал сквозь сон Наруто. – И ничего я не дурак, придурок! – завозился, еще больше выползая из спальника. Виновник хмыкнул, но уже примирительно:

– …еще какой дурак, – тихим шепотом, косясь на соседей. Те продолжали беспечно дрыхнуть.

– Пошли есть, Учиха, – выдал продолжение вновь завозившийся спальник. Да, надо бы растрясти придурка на котлетки.

– Только без Сакуры, – коротко фыркнул брюнет и с интересом прислушался: ответит или нет? Ответил.

– Угу. И без семпая.

– Какого еще семпая? – Даже наклонился ухом, чтобы получше расслышать еле слышное бухтение:

– Какаши-сана. – Учиха тихо, сдавленно заржал, сдерживаясь из последних сил. Хорошо, что сам Хатаке этого не слышал!.. И хорошо, что никто не видел самого Учиха в этот момент. Иначе – прощай, репутация.

– Уссуратонкачи. Спи уже! Молча.

Когда забрезжили первый лучи, Саске открыл глаза. Убедился, что за ночь ничего не случилось, два других идиота остались на своих местах, никто их не украл – а жаль, мелькнула мысль – и прикрыл глаза обратно. Так прошло еще почти полчаса. Наруто за ночь раскутался и уполз. Но продолжал прикидываться бубликом. Спальник оказался где-то сбоку. Зевнув, Учиха покосился на дрыхнущих без задних ног Сакуру и бегуна. Подавил желание облить их холодной водой из ведра. То что ведра и в помине не было, его не смущало. Наруто опять чего-то сонно мяукнул и тихо чихнул. Учиха аккуратно вытащил из ослабнувшей за ночь хватки нарукавник и побрел на свое место, за аптечкой. Пока его тут не застукали. Аккуратно протерев подзатянувшиеся за пару часов ранки, достал бинт… кое-как завязал, но узелок все норовил развязаться. Приоткрыл один глаз сонный Узумаки. Позевал, подумал и на четвереньках пополз к нему. Завязал узел, как надо и тут же отрубился обратно.

– Добе, ползи к себе! – зашипел на него Учиха.

– Отстань, придурок, – сквозь сон промямлил блондин. – Я и так у себя.

Учиха даже онемел от такой наглости.

– Щас пну. – Узумаки продолжал сопеть… было, конечно, такое желание – отнести его и закинуть в речку… но, во-первых, заорет, а во-вторых – тащить далековато. Проще взять придурка за шкирку и пройти пару метров до соседнего спальника. Но, как только его водворили восвояси, Наруто проснулся окончательно. И хвостом поплелся за ним – всё на ту же речку, умываться.

По возвращении, из лагеря слышался хриплый щебет Сакуры. Саске инстинктивно натянул нарукавник пониже, чтоб бинт не заметила. Но она таки заметила.

– Ой, Саске-кун, что с тобой? Где это ты?..

– Не твое дело, – довольно грубо одернул руку. – Мыться иди. Через десять минут сворачиваем лагерь.

Харуно пискнула и умчалась к речке. Наруто уже грыз какое-то яблоко. Перекинул ему второе. У самого Учиха оставались только сухпайки. А они невкусные. Так что выбирать особо не приходится. Хотя помидорам со сметаной и куску мяса он, лично, обрадовался бы гораздо больше…

 

Опубликовать в Facebook
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники
Опубликовать в Яндекс

Годайме Хокаге. Отступление восьмое-девятое.: 13 комментариев

  1. Превосходно!!!
    Просто объедение!!!!
    Кстати, ПМСМ, я так понимаю Генму начальство (что сандайме, что йондайме) держали у себя по причине его лютой злобности и злопамятности к сослуживцам – бо такие как Генма-сенбоносный подчинённых грызут без соли.

    1. Ширануи в кои-то веки получил нормальное начальство. Вот и отрывается, строя всех кого надо и кого не надо рядами и колоннами. А уж кто там виноват или нет, шинигами рассортирует.

  2. о да… Генма перекусает всех) а потом разберется, кто там виноват был. может быть. если будет настроение

  3. Ну отрываться он может на всех, за исключением Анко – та, на правах личной подручной Сэнджу-самы сама может его та-ак покусать… что мало не покажеться…..
    Кстати, а Цунаде будет Орычу за Анко втык делать?

    1. Само собой. Все будет впереди. Мы уже много написали, но надо и промежуточные главы добить. После возвращения команды 7 главы будут не столь детальные. Нам было важно показать работу начальную, дальше проще.

  4. Цунадэ пишет Орочимару:
    «Змей, сегодня в Коноху примчался “отданный” тебе красноглазик, весь насмерть перепуганный и дрожащий… Забился в квартал и носу из него высовывает. Может пояснишь, что случилось? Вроде бы ты своей печатью на него такой зов наложил, что ему не отвертеться, а? Неужто ты квалификацию потерял, друг мой скользкий? »
    И получает ответ:
    «Тин’кяку-сама, ты не поверишь, но этот гадёныш Итачи всё испортил! Перехватил братца у самого логова и сказал, что если тот не вернётся в Коноху, то он, Итачи сам приведёт к нам в Ото Харуно и с помощью своего долбанного Мангекё поженит его на этой розоволосой дуре!! Ку-у, зла на этих Учих не хватает!»

  5. Кстати, у меня любопытство по поводу генома Узумак – у этого клана только невесты спросом пользовались (из-за способности усиливать геномы) или сильный пол тоже котировался?

  6. Фик хороший, но вот растянут невероятно. Сколько там прошло времени с начала событий, пара недель?

    1. он растянут преднамеренно. мы уже не раз об этом упоминали. последующие главы будут выглядеть несколько иначе.
      да, примерно так.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *