Годайме Хокаге (Глава 11. 27-28 августа)

Под катом.

Глава 11. (27-28 августа)

Пока мы с мелким неспешно брели по улице в сторону его любимой забегаловки, на нас с удивлением пялились все кому не лень. Многие даже с ненавистью. Народ еще не просек фишку о том, что у Наруто теперь есть родственники в верхушке деревни, иначе бы не зыркали на мальчишку с такой неприязнью. Ха, хочу увидеть их лица, когда они все узнают, что Пятая Хокаге – бабушка Узумаки! Вот сплетни пойдут! Интересно, парня «уважаемым внуком» будут называть? Я даже разулыбалась от столь приятных перспектив.

Ичираку-рамен меня не впечатлил. Общепит как общепит. Ну, ароматы витают приятные, но не более. А учитывая, что я только что поела, так вообще. С владельцем данного кафе, представившимся как Теучи, мы степенно раскланялись под восторженным взглядом Наруто. Это единственный плюс – очень приятный хозяин. Кормить мальчишку еще раз я не стала, обжорство на ночь глядя вредно. Теперь из обещанных достопримечательностей на очереди стояла квартира самого блондина.

Ох, Ками! Я думала, что не так все запущено. Мусора было… Как бы сказать помягче? Нет, не много. Квартирка была просто ЧУДОВИЩНО загажена. Такое впечатление, что мелкий не убирался тут никогда. То есть абсолютно. С момента вселения после приюта. Это лет шесть или семь. Некоторые вещи уже не подлежали опознанию. Это огрызок был? Или нет… Обувь к полу банально прилипала. Я не шучу! И запах стоял… Топор можно вешать. Как тут малец вообще спит? Или у него атрофировался нюх?

– Скажи мне, милый ребенок, это у тебя всегда так, или все вот это великолепие в честь моего прихода? – На автомате метнула россыпь сенбонов, пригвоздив передовой отряд тараканов к полу и стенкам. Насекомые… Брр, мерзость какая… Не забыть бы вызвать сюда специалистов по уничтожению паразитов. Если своими силами не справимся. Но сначала – уборка. Я, конечно, помню, что здоровые дети растут в грязи. Но не настолько же! Это какой иммунитет надо иметь, чтобы не скопытиться в таких условиях. Ах да, как же я забыла – большой, рыжий и громкий иммунитет.

– А что такого-то, ба-чан? Нормально же все, – мелкий пожал плечами на мой шок и побежал на кухню. М-да, одно могу сказать совершенно точно: здесь нужна даже не генеральная, а глобальная уборка.

– Так, Наруто, даю тебе миссию ранга А, – не мытьем, так катаньем я своего добьюсь. Если будет необходимо, то и заплачу. Мне ж после этой помойки кошмары сниться будут.

– Ура! Ба-чан, а что за задание? Сопровождать кого-то? Дайме? Принцессу? – мальчишка тут же прибежал обратно, но уже с пакетом молока в руках и тут же к нему присосался.

– Нет, тебе вменяется убраться в своей квартире. А такой высокий ранг просто потому, что если этого не сделать сейчас, то Коноха вымрет от эпидемии холеры, ну или на крайняк нашествия тараканов-убийц. – Я честно боялась заходить на кухню. Если у него в комнате такое творится, то что там? Египетские пирамиды из немытой посуды? Многоэтажный город будущего для усатых паразитов?

– Но… Ба-чан, ты же не можешь сейчас выдавать миссии, – тут же пошел на попятную маленький шкодник, моментально сообразив, что его сейчас ждет. А на кухне все оказалось не столь драматично. Посуда грязная была, конечно, но в связи с тем, что ее всего ничего: тарелка, чашка да ложка, то катастрофических последствий для моего психического здоровья удалось избежать. И все это великолепие покоилось с миром в заросшей плесенью раковине. В кухоньке еще присутствовали покосившийся стол, давно потерявший свой изначальный цвет, стул и старый холодильник. М-да, я в полном ах.. ох… офигевании.

– Да, не могу. Сейчас. Только учти, что через пять дней я тебе ее все равно выдам. Уже официально. И ранг понижу, – аккуратно крутанула кран с горячей водой. О, работает! В раковину тут же полилась тугая теплая струя, смывая часть грязи с посуды. Так, мне надо срочно в магазин за бытовой химией и резиновыми перчатками.

– Хорошо… – протянул недовольный ребенок, создавая десяток клонов. И вся толпа Нарут замерла, преданно глядя мне в глаза. Чего это они? А, не знают, с чего начать! Что ж, выдадим ЦУ, мне не жалко.

– Так, трое собирают мусор, складывают в мешки и выносят на помойку. Еще трое, берете тряпки и вперед, на устранение пыли и паутины, – аки генерал на поле боя, я раздавала направо и налево приказы к исполнению. Ткнула пальцем в очередного клона. – Ты собираешь все грязное белье, одежду и тащишь в прачечную, вот возьми деньги. А ты, Наруто, с остальными будешь отмывать пол, стены, окна.

Все копии мальчишки, да и сам Узумаки, тяжко вздохнули и побежали зайчиками выполнять задание. Я же вышла купить необходимые для уборки средства, да и от тараканов что-нибудь. Нужная мне лавочка обнаружилась буквально в паре минут ходьбы от дома джинчурики. Там я затарилась кучей пузыречков с химией, так необходимых в быту, несколькими парами перчаток, фартуком, тапочками, тряпками.

По возвращении застала троицу клонов, несущих на помойку объемные мешки с мусором. Пропустила печальную делегацию и поднялась в квартиру. Так, тут у нас уже проще все. Помойка явно уменьшилась, Наруто с помощниками отскребал какую-то липучую хрень ядовито-зеленого цвета от пола, остальные клоны носились с тряпками и веником, снимая паутину с углов и гоняя недовольных пауков. Пока все идет по плану, я займусь кухней.

Мы всей толпой отчищали достаточно маленькую жилплощадь Узумаки почти четыре часа. Санузел стоил мне тонны нервных клеток. Грязь, влажность и ржавчина сделали свое черное дело. Грибок на кафеле – это были еще цветочки. Вот радостные подванные жители в виде, наверное, сотни тараканов. Да здоровенных… Мрак! Как вспомню, так вздрогну. Я столько железа за раз не метала уже несколько лет. Трупики усатых тварей за мной убирала парочка недовольных клонов Наруто, при этом оттирая места боев тряпками и чистя по дороге собранные сенбоны. Хорошо, что я их много взяла.

В конце утомительного рабочего дня, когда я была полностью удовлетворена чистотой в квартире внучка, а Наруто чуть не скопытился от усталости развеянных клонов, мы вдвоем сидели за светлым столом на кухне и пили чай с пирожными, за которыми сгонял уже мой клон к концу уборки. Хорошо-то как! Теперь тут может жить и ребенок в том числе. Так, мелкий уже клюет носом, а значит, мне пора честь знать. Пойду искать приют на несколько дней, пока не приобрету себе домик.

Мальчишка отрубился, как только его голова коснулась подушки. Улыбнувшись, укрыла ребенка одеялом в свежем пододеяльнике и, помыв посуду, отвалила на поиски гостиницы. Как только я показалась на улице, рядом со мной тут же материализовалась тройка АНБУ в длиннополых серых плащах.

– Цунаде-сама, Шизуне-сан просила проводить вас к ней, – выступил вперед, видимо, капитан.

– И где же меня она ждет? – Ученица как всегда на высоте. Наверняка уже нашла и место для достойной ночевки, и об ужине позаботилась.

– Мы проводим, – командир пошел вперед, указывая дорогу, а остальные быстренько пристроились в арьергарде, дабы не мешать. Или охранять. Только кому я нужна?

АНБУ сдали меня на руки ожидающей на крыльце гостиницы Шизуне. Девочка радостно поприветствовала меня и тут же потащила на второй этаж. Видимо, в наши номера. Только вот расслабиться, да и выспаться у нас с ней в эту ночь так и не вышло. Шизуне приволокла из госпиталя последние отчеты, списки ирьенинов, больных и складские ведомости. Я в шоке. Нет, это не отражает всю глубину той задницы, в которую явно катилась Коноха. Здесь нужно вставить что-то матерное, и с несколькими этажами и переходами.

Начнем с самого простого. А именно с обеспечения. Лекарств в запасе у госпиталя не было. То есть вообще. Нет, есть определенные смеси и зелья, которые можно варить только непосредственно перед употреблением. Но ведь есть и препараты, что прекрасно сохраняются долгое время. Здесь же на неприкосновенный запас просто забили. Хорошо, что хоть остальных расходных материалов, типа обеззараживающих растворов или перевязочных средств, было в избытке. Как и собранных лекарственных трав и иных ингредиентов. И то хлеб.

Потом выяснилось, что толковых ирьенинов в Листе практически не осталось. Максимальный ранг у медиков – В. А это значит, что ни о каких серьезных операциях речи не шло вообще. Срастить рану, кость, трансплантировать орган, вывести известный яд, роды принять – это потолок современных врачей. Нет, был аж один профессионал А-ранга. Мать моя женщина… Тут же дала задание Шизуне приготовить материалы и программу для курсов повышения квалификации персонала больницы. Да и вообще, надо бы медицину начинать давать еще в Академии.

По дороге всплыла еще странность: генины, да и чунины, ирьенинами просто не хотели становиться. Не престижно, и денег мало платят. На миссиях и то больше можно заработать. Отсюда печальный вывод – как всегда, экономим на работниках здравоохранения. Ставим галочку, нужна реформа.

В общем, все было крайне печально. Это не говоря уже о полном отсутствии лабораторных исследований. Так как никто не пылал идеей поднять свой ранг, то и исследовательский комплекс практически заморозили. Так, иногда пользовались – сварить там лекарство, антидот для какого-то отравленного на миссии шиноби намонстрячить. Кошмар! Видимо, Кабуто был последним, кто пользовался оборудованием лаборатории по назначению. Что делать-то? Единственный вариант – это как-то заинтересовать народ в медицине. А значит, бабки на зарплаты, на исследования, гранты, прибавки за ранг и за опасность, страховка, обеспечение. Ками, куда я снова лезу?

Утро меня встретило тупой головной болью и общим пессимистическим взглядом на мир в целом. Приведение собственной, недовольной побудкой, тушки в адекватное состояние через холодный душ не слишком удалось. Раздражение только нарастало. А что ты хотела-то, Цунаде? Не спать по ночам, да еще и утречком бодрячком выглядеть – это только по молодости удается. И не тебе на эту тему бухтеть.

– Жизнь – дерьмо, – заключила я, глядя на собственную хмурую мордашку в зеркале. Отражение согласно кивнуло в ответ. В комнату залетела до неприличия бодрая Шизуне и, что-то щебеча про погоду и природу, потащила меня завтракать. Обильная еда слегка смягчила мое настроение, но все-таки не до конца. Небо стало синее, но радости это не прибавляло.

Первым делом мы с ученицей смотались в госпиталь. Шизуне отвалила полноценно разрабатывать вчерне набросанный нами ночью план реформы госпиталя. Основные пункты мы, конечно, проработали, но все необходимо качественно оформить. Чтобы потом, уже как Хокаге, я этот проект заверила и выделила деньги из бюджета. Если они, конечно, там есть… А у меня сегодня была совсем другая задача.

За ночным бдением в мою уставшую голову пришла идейка, как минимизировать риск во время операции Рока Ли. И что я раньше об этом не задумывалась? У меня есть прекрасный призыв, Кацую. Это удивительное существо. Оно одно живет на своем демоническом плане и может делиться на кучу себе подобных, объединенных единым сознанием. Слизень превосходный медик, он может выделять сенчакру, передавая ее любому живому существу. А сенчакра, как мы знаем, такая штука, что усваивается практически любым организмом. Все это дает приличный шанс Ли на выживание. При новых вводных, я бы сказала, где-то восемьдесят пять процентов. Это уже очень и очень много. Ученик Гая парень крепкий, а значит, обязан выдержать. Ну и на самый крайний случай, можно попросить Кабуто поделиться своими разработками.

Опубликовать в Facebook
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники
Опубликовать в Яндекс

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *