Не злите Узумаки! (главы 9-13)

Под катом.

Глава 9

Проснулась рывком, будто меня кто-то толкнул. Черт, заснула! Вот, блин, что значит с непривычки выкладываться по полной. Мышцы уже более-менее пришли в норму, а вот связки и спина еще доставляли немало болевых ощущений. Кряхтя, как старая бабка, встала, оглядела поляну. Так, не поняла, ГДЕ МЕЛКИЙ?

Через пару минут метаний по стоянке, до меня дошла моя глупость. Я развеяла сопровождающих нас клонов. Понятненько, мелочь вляпалась в неприятности. Хорошо хоть, что к побегу из Конохи они не имеют никакого отношения. Создала новых клонов для охраны пожитков и направилась к Наруто.

Мальчишка обнаружился метрах в ста от стоянки на дереве. Там он судорожно цеплялся за толстую ветку. А ведь на приличную высоту умудрился со страху залезть! Молодец, хвалю! Под деревом лениво прохаживался небольшой косолапый, иногда поглядывая вверх. Свалится его обед вниз сам, или все-таки придется лезть за ним?

Я расположилась неподалеку и решила посмотреть на развитие ситуации. Клоны, что наблюдали за Наруто, пока я спала, не вмешивались в процесс знакомства с медведем, потому что, во-первых, мелкому ничего серьезного не угрожало, а, во-вторых, это полезно для дальнейшего выживания. Человек — венец творения! Гордо звучит, да? Только вот ошибочка вышла. Человек просто самый опасный хищник, но на любого хищника найдется свой охотник, ну, или стая падальщиков. Просто чаще всего на человека охотится другой человек.

Впрочем, мелкого, похоже, придется снимать мне. Не может он придумать, как выйти из сложившейся ситуации. Мальчишке просто страшно. Бывает. Значит, будем помогать. Я уже хотела выдать Наруто свое местоположение, когда ситуация кардинально изменилась. Вот, блин, не вовремя все это! На соседнем дереве возник темноволосый шиноби. Судя по протектору – Туман. Что он здесь забыл? Мужчина внимательно огляделся, но меня не заметил. Значит, не сенсор. Очко в мою пользу.

– Малыш, ты чей? – Наруто, хоть и заметил новое действующее лицо, вопрос проигнорировал. Моя школа. С незнакомыми нельзя разговаривать. Мужик еще немного подождал ответа, но так и не получил его.

– Парень, я могу тебе помочь. Отнести к родителям. Хочешь к папе и маме? – Смотри-ка, в ход пошел подкуп. Интересно, что сыночек теперь сделает. А сыночек только покрепче перехватился за ветку.

– Ты немой, что ли? – Мужик явно с детьми дел не имел никогда. – Тогда прости, парень, но я тебя силой отволоку в деревню. Грех с твоей-то чакрой грибы по лесам собирать.

И этот придурок, перепрыгнув на ветку к Наруто, попытался его отодрать от дерева. Борьба явно была неравной, и малыш бы в ней точно проиграл, так что пришлось помочь. Слегка. Легкое гендзюцу, и ничего не подозревающий туманник застыл. Теперь забрать Наруто. Появляюсь рядом, рывком закинув пацана себе на спину.

– Держись сам! – Легкий кивок, и меня сжимают ногами и руками. – Молодец! Все хорошо, не бойся.

Малыш снова кивнул и постарался еще сильнее прижаться. Все еще трясется, но ничего, это пройдет. Я в это время позаимствовала у застывшего в трансе мужика набедренную сумку. Пригодится. Прыжок. Еще один. Пора.

Под воздействием иллюзии туманник падает вниз на медведя. Все. Гендзюцу я сняла. Далее следует непереводимая игра слов в исполнении шиноби Тумана и медведя. Прям хор мальчиков-зайчиков. Закономерный итог небольшой схватки — слегка помятый мишка, улепетывающий, не разбирая дороги, и злой как черт, громко матерящийся мужик, прыгающий с ветки на ветку и удаляющийся от нас на север. Теперь он уверен, что мальчишка столкнул его к медведю и убежал. Прекрасно. Возвращаемся на стоянку. Обедать пора.

Во время обеда я распотрошила трофейную сумку. В итоге у меня появились несколько сюрикенов невысокого качества и пять взрывных печатей. Печати, это хорошо. Чем? А тем, что теперь, устраивая засаду на месте нашей стоянки, я могу оставить не активированные свитки. Не мои и не из Листа. По нескольким деталям, делались свитки в Тумане. А это уже след, что ведет в совершенно другую сторону. Может, нас похитили? Ужас-то какой! Вот и идите в страну Волн. Не заблудитесь только! Счастливого пути!

Заметив, что Наруто, по обыкновению, заснул после обеда, я начала подготовку поляны к приему высокопоставленных гостей из любимой Конохи, чтоб им икалось. Для начала выбрала несколько деревьев поблизости, создававших почти правильный четырехугольник, в простонародье именуемый квадратом. На каждое дерево наложила по барьерной печати. Если не знаешь, что именно надо искать, не заметишь даже с шаринганом. Пока печати не активированы, они не фонят. Итак, это будет односторонний барьер. Войти можно, выйти нельзя. Отлично. Печати активируются, если в зону контроля войдет кто-то с достаточным количеством и качеством чакры. То есть шиноби. Супер. И наружу он уже не выйдет.

Теперь займемся минированием. Кунаем аккуратно снимаю дерн в нескольких местах так, чтоб не повредить траву. Чакрой выжигаю печати прямо на земле. Жаль, что не умею так делать без снятия травы. Отлично. Думаю, что по три с каждой стороны барьера вполне достаточно. Я прям пироманьяк какой-то. При одновременном подрыве печатей внутри барьера будет филиал ада. Злая я. А вот эту парочку печатей из Тумана положим сюда – скажем, они случайно не сработают. Да-да. Совершенно случайно. И не найти их будет сложно.

Я, конечно, понимаю, что все мои ухищрения слишком примитивны. Но этот след тоже будет нуждаться в полноценной проверке. А вдруг, и правда, джинчурики похищен Туманом? Вот пусть побегают. А мы пойдем своим путем.

Пора собираться. Надела рюкзак, взяла мелкого на руки и запрыгнула на ближайшую ветвь. Один клон ушел вперед на разведку, второй присмотрит до вечера за ловушкой, остальные в охранении. Пора отчаливать. Нам дальше на запад, к Суне. Время еще есть, а через сутки даже собачники не смогут найти наш настоящий след.

В следующий раз остановиться на отдых мне удалось только глубокой ночью. Нет, меня никто не заставлял так долго бежать, и даже клон, что остался у бывшей нашей стоянки, развеявшись, ничего нового не сообщил. Просто я хотела покрыть максимальное расстояние за этот день. И вот теперь можно устраиваться на ночевку.

Костер развели в выкопанной яме, чтоб отблесков не было видно издалека. Разогрела мясо, порезала хлеб, вскипятила воду для чая. В общем, ужин прошел хорошо. Наруто после дневного приключения вел себя тише воды ниже травы, подозревая, и правильно, в принципе, что крупно облажался передо мной. Ведь я же говорила не уходить никуда! Так нет же, поперся! Любопытство замучило. И, как итог, играем с ним в молчанку. Я, конечно, ни фига не злюсь и не обижаюсь, но мальчишка должен понять, что такие фортели недопустимы. Так что пусть лучше думает, что я сержусь. Впредь задумается о последствиях, прежде чем поступить по-своему.

Разложили спальники, ребенок сразу влез в свой и притворился спящим. Типа, видишь, мам, какой я послушный, и все такое. Ну-ну. Я сидела у костра и думала о нашем дальнейшем путешествии. Предположим, что от погони на какое-то время мы ушли. Осторожность, конечно, придется соблюдать. В любом случае, здоровая паранойя только сохранит нам жизнь. А значит, надо менять внешность подручными средствами. Ищут женщину с длинными красными волосами и мальчика-блондина с голубыми глазами и полосками на щеках. Значит, стану женщиной с короткими черными волосами. Плюс добавим какую-нить татуировку на лицо, это отвлечет от словесного описания внешности. Наруто тоже покрасим в черный цвет и напялим маску как у Какаши. Нет, это, конечно, закроет его полоски, но привлечет внимание. Прятать надо на виду. Замазать, что ли, их? Точно, в какой-нибудь деревне куплю грим. Почему я об этих полосках не подумала заранее? Вот блин. Глаза можно будет не скрывать, не такой уж и редкий цвет радужки у него. Задумчиво посмотрела на сына. Думаю, ему понравится маскарад. Малец уже по-настоящему заснул – что ж, пока есть время, приведем план в исполнение? Отрезать волосы элементарно, трудно сделать это ровно. Пришлось клону работать парикмахером. Срезанные волосы бросила в костер. Фу, сразу паленым запахло. Покраска волос и бровей так же много времени не заняла. Тем более что краска для волос тут получше всяких лореалей. Нанес, и все. Даже смывать не надо. Собрала остатки волос в небольшой хвост на затылке. Так, основная часть готова.

Подкинув в костер еще дров, я задумалась. А что, ведь я давно мечтаю сделать это, так почему не сейчас? Подтянув к себе поближе рюкзак, я достала из кармашка повязку с протектором Листа. Кушина все это время хранила ее, а я мстительно прихватила с собой. Зачем? Все просто. Достав кунай, я напитала его стихией воды и медленно, наслаждаясь процессом, перечеркнула символ листа длинной горизонтальной линией. Все. Наконец-то. Так или иначе, в деревне теперь меня официально причислили к нукенинам, Данзо не упустит такой возможности официально открыть на меня охоту. Мечтательно улыбнувшись, я повязала повязку на голову. Теперь я с гордостью буду носить протектор – пусть все видят: перед ними изгнанник, нукенин, отступник Листа. Пришло время напомнить миру, что я – Кровавая Хабанеро.

Глава 10

Утро началось неудачно: с воплей Наруто, который от испуга, похоже, закопался в спальник с головой и запутался в нем.

– Вы кто? – мальчишка, увидев меня, верещал как резаный. — Где мама?

– Я и есть твоя мама, мелочь! – Я не ожидала, что так перевоплощусь, тем более в зеркало я не смотрела, а до ручья не дошла. Но голос малец узнал и удивленно уставился на меня. – Маскировку я на себя навела, и тебя сейчас изменим.

– Я тоже стану черным? Правда? – Быстро же отошел. Видимо, воспринял это как своеобразную игру. Ну, что ж, это тоже неплохо.

– Ага. С добрым утром, кстати!

– Ой! Доброе утро, мам!

– Иди сюда, будем менять твой окрас. Станешь у нас чернобуркой, – хихикнула я, втирая краску в волосы ребенка. Прямо на глазах светлая соломенная шевелюра становилась непроглядно-черной. Так, остались брови, и вот, все готово. Каких-то десять несчастных минут, и такой потрясающий результат. Отлично. Да, думаю, фиг нас теперь узнают, кроме как по чакре. Надо научить мальчика простейшим техникам контроля. Этим тоже сегодня займемся.

– Ну как? – Наруто весь извелся. Больно интересно ему было узнать, как он теперь выглядит.

– Пойдем к ручью. Посмотрим. – Хватаю его за руку и веду к небольшому водоему, образованному естественной плотиной на ручье. Техника водяной стены неплохо заменила зеркало. Ну, что сказать. Жгучая брюнетка в черном прикиде, в принципе, у меня отторжения не вызывала. Мне даже понравился новый цвет волос. Мрачноватенько, но то что надо. Семейка готов, прямо. Наруто тоже вертелся перед своим отражением. Весело пареньку, и ладно. Главное, что не бьется в истерике. Но у меня есть еще одно дело тут. Достаю из сумки набор для рисования печатей. Так, смешаем чернила с небольшим количеством крови и рисуем на лице печать. Тонкая черная вязь иероглифов протянулась вертикально от линии волос до уголка губы через правый глаз. На веке самый крупный знак. Напитать чакрой. Мгновенный приступ боли, и вуаля! Все готово. Теперь у меня есть татуировка, которая из-за асимметричности нанесения изменила слегка черты лица, плюс это защита от иллюзорных техник. Альтернатива «Кай». Мне достаточно закрыть левый глаз, чтобы развеять наложенное гендзюцу. Неясно, почему раньше Кушина не пользовалась этой печатью, хотя и знала о ней. Надеялась на свои техники гендзюцу? Зря. Я считаю, что лучше перестраховаться. А ведь печать может быть и совсем не заметной, но я пока не хочу ее убирать. Это часть маскировки. Жаль, мелкому такую не поставишь – печать завязана на работу с техниками, и, соответственно, их надо знать. Ладно, со временем решим вопрос.

Вернулись к стоянке мы в хорошем настроении и, взяв по бутерброду да разлив чаю, начали завтракать. Хорошо. Отметим этот день, как день начала большого путешествия. В путь.

Черт, как же в аниме все обычно просто! Двадцать минут просмотра, и вот герои уже в другой стране. Блин, уже третью неделю я с мелким пробираюсь к стране Ветра и все еще никак не выйду из этих долбаных лесов. С провиантом проблем не возникало, мы регулярно заворачивали в мелкие деревушки, что попадались по пути. Ага, концерты давали, с большим успехом…

Каждый наш день теперь строился по одному графику: подъем, завтрак, медитация и контроль чакры, зарядка, растяжка, трех-четырех часовой переход, обед, совмещенный с отдыхом, еще один переход, обустройство стоянки, медитация, ужин, сон. Малыш, кстати, серьезно подошел к вопросу обучения. Сказать, что он старался – это не сказать ничего. Он упорно и сосредоточенно гонял по своему организму чакру, занимался показанными мною физическими упражнениями. В общем, серьезный малый. А когда я научила его двигать чакрой листик по ладони, то был просто в восторге. Спустя пару дней у него все-таки получилось не терять контроль над листиком в течение часа, после зачета я пообещала сияющему малышу научить его ходить по деревьям и воде. И чуть не оглохла от радостных визгов.

И вот наконец лес начал редеть и вскоре сошел на нет, а затем началась степь с вкраплением редких рощиц. Я решила, что перед переходом пустыни следует сделать небольшой перерыв в нашем путешествии. Тем более на пути попалась тихая, небольшая деревенька. То что нам надо. Я создала клона, принявшего вид мужчины-шиноби средних лет, с копной черных волос и протектором с перечеркнутым символом тумана. И наложила хенге на Наруто, чтобы тот смотрелся старше – лет на десять. Типа, мы семья.

В саму деревню мы вошли уже вечером. Люди в таких уединенных деревнях дикие, поэтому я не удивлялась любопытным взглядам и перешептываниям аборигенов. На небольшой площади посередине селения нас встречал не очень организованный митинг во главе с пузатым, высоким мужиком. Какая-то местная шишка – староста, наверное.

– Кто вы такие и зачем пришли? – начал этот персонаж. Ни здрасьте, ни пожалуйста. Некультурный тут народ. С другой стороны, наши повязки с перечеркнутым протектором они увидели сразу. Мало ли, что взбредет в голову шиноби-отступникам?

– Добрый вечер! – я все-таки решила не портить с ними отношения и в морду сразу ему не давать. – Мы с семьей ищем приюта на неделю. Нам нужно отдохнуть перед переходом пустыни. Кто-нибудь в деревне сдаст нам домик на неделю или две?

– А, так вы путешественники? Тогда ладно. А сколько дадите? – М-дя, меркантильность перевешивает все, и страх в том числе. Чуть пошел разговор о деньгах, так вся его неприступность и агрессия по отношению к пришлым ушла, помахав ручкой. Деньги — зло! Хорошо, что у нас они есть.

– Ставь сам цену, хозяин, а там договоримся, надеюсь. – Я более чем уверена, что договоримся. Мужик за копейку маму продаст, а за две еще и убьет.

Короче, мы со старостой Фудо-саном договорились быстро. Нам был предоставлен изрядно запущенный домик на окраине. Ну, крыша не протекает, стены есть — остальное фигня. Договорились и о продуктах. Их мне будут приносить раз в день. Зато все свое, натуральное. Что я несу? В этом мире нет генно-модифицированных чудес пищевой индустрии. Цену товарищ Фудо-сан, конечно, заломил большую. Видимо, наживаться на путешественниках — это бич всех миров. Мне удалось сбить треть, но сумма все равно была приличная. Ну и хрен с ней! Зато мы сможем отдохнуть. Наруто, да и я тоже сильно вымотались за эти веселые недели постоянного движения. Теперь надо убрать весь мусор и пыль из дома, и можно жить.

С веселыми шутками, обливанием друг друга водой, посыпанием пылью и шуточной борьбой, мы с Наруто помогали… Черт, кого я обманываю? Мы путались под ногами у прибирающихся в доме клонов. Но даже эти выкрутасы не помешали к ночи привести домик в более-менее жилой вид. Наши спальники прекрасно заменяли отсутствующие постели. Так что, нам ли печалиться?

Ужин я готовила на разваливающейся, но до сих пор чудом работающей плитке, ровеснице моей бабушки. Впрочем, все прошло удачно, и, накормив мелкого кашей, я отправила его спать. Мне же не спалось. Настроение было слишком меланхоличное.

Я вышла из дома и запрыгнула на крышу. Легла на еще теплую черепицу, устремив взгляд в небо. Давненько я не смотрела на небо. Здесь оно другое. Более яркое. Звезд больше, и они ближе. Похоже, планета располагается не далеко от центра галактики. А Луна похожа на нашу, только побольше, да цвет более холодный, серебристый. Хорошая ночь. Теплый сухой ветер принес отголоски жара недалекой пустыни. Я решила, что в саму Суну мы все-таки не пойдем. Лучше мы, задев край пустыни, пройдем по ее границе до страны Земли. Там можно будет найти такую же мелкую деревеньку, как эта, и осесть в ней годика на два-три. Наруто подрастет, подучится, я тоже отточу умения. А там посмотрим на дальнейшие планы. Как ни странно, но так далеко я сейчас не загадывала. Обучение мелкого и собственное развитие сейчас стоят на первом месте.

Что-то совсем у меня испортилось настроение. Все потому что мысли сейчас скатываются к неприятному, но необходимому делу, которое я и так достаточно долго откладывала. Пора знакомиться заново с Кьюби. Ну, и мелкого знакомить, соответственно. Боюсь ли я? Конечно, боюсь. Я же не дура. Но сделать это надо, так мелкий быстрее получит доступ к силе хвостатого. Ну и, если удастся лиса уболтать и перетянуть на нашу сторону, будет большой и жирный плюс нам. Лишних шансов на выживание не бывает. Посмотрим, что скажет рыжий. Попробуем, а там поглядим. С этими мыслями я так и уснула на крыше.

Утро было солнечным и громким. Мелкий разбудил меня визгом и повис на шее. Надо же, нашел. Учится! Подхватив мальчишку на руки, я спрыгнула вниз – надо завтрак готовить, и так проспала. На пороге нос к носу столкнулась с женой Фудо-сана – Анеко. Худая серенькая мышка с неопределенно-темным цветом волос, измученная жизнью и мужем, сунула мне в руки сверток с продуктами, кувшин с молоком и была такова. Ни здрасте, ни до свидания… Все-таки, дикий тут народ. Проводив удивленным взглядом женщину, мы переглянулись с Наруто и синхронно пожали плечами.

– Ладно, мелкий. Пошли завтракать. – В конце концов, мы тут ненадолго и вряд ли потом еще вспомним эту деревню и этих людей. Чего обижаться-то?

– А что будет на завтрак? – Наруто уже сидел за столом на кухне.

– А что бы ты хотел? – Мне несложно, а мальчику будет приятно. – Ты, кстати, умылся?

– Умылся, умылся. Пока ты спала на крыше. А на завтрак я хочу сладкого.

– Вот как? – Я потрепала мальчишку по волосам. – Ну, тогда погоди минут десять. Ща все будет.

Действительно, сделать оладьи – процесс элементарный и быстрый. Была б мука, яйца, молоко и сахар. А мне только что принесли все свежее. Раз, два, три – и ирландское рагу готово… Наливаю мелкому чая, даю какого-то варенья, что нашла среди продуктов. Из чего сделано, не знаю, но на вкус сладенько, так что пойдет. Готовые оладьи сразу перекладываю на тарелку Наруто.

– Ешь осторожно, они еще горячие. Вон, варенье, в него можешь макать, или тебе дать сметаны? – Разливаю тесто на сковороду. Запах убойный. Смотрю, как мелкий жадно поглощает оладьи, макая в варенье и запивая чаем. Блин, я тоже хочу. Но такова материнская доля. Сначала надо дите накормить, а потом уже и самой поесть.

– Ничего. Ням-ням. Не обожгусь! Ням. Сметаны не хочу. Ням-ням, – отвечает Наруто с полным ртом. Подкладываю ему следующую порцию. Мелочь аж жмурится от предвкушения. Так и проходит наш завтрак. Только после третьей добавки малыш отваливается от стола с видом обожравшегося комара. Вроде бы и лететь надо, да пузо землю цепляет. Теперь можно и мне поесть.

– Мам, а на ужин можно оставить? – Смотри-ка, понравилось как. Я хитро прищуриваюсь.

– Конечно, только вместо варенья будет сметана.

– Согласен, – вздыхает сын.

– Давай, иди на улицу и позанимайся с контролем чакры. – Выпроваживаю малыша, чтобы не спеша поесть самой. Создаю клонов, пусть приберутся и сделают обед. Сегодня я сама, возможно, буду слишком занята для этого. Или не в том состоянии.

Через полчасика я выхожу из дома, чтобы обнаружить спящего в тенечке мелкого. Битва Наруто с оладьями окончилась в пользу последних. Сажусь рядом, перекладывая малыша себе на колени. Оттягивать дальше бессмысленно, я только сама себя все больше накручиваю.

– Наруто! Просыпайся.

– Мама? – Сонные глазки сфокусировались на мне. Осознав ситуацию, мелкий подорвался. – Я не сплю мам, я медитирую.

– Конечно-конечно. Я так и поняла, – не могла не поддеть его я. Мелочь сразу сделала виноватый вид.

– Ну, я сам не заметил, как уснул… – Еще ножкой шаркни, ангелок прямо.

– Ясно все с тобой. Пузико натянулось, и глазки закрылись. Не переживай, я не ругаю.

– Правда?

– Правда. Иди сюда, нам надо поговорить, – я усадила его на колени и, обхватив руками, начала рассказ. – Наруто, послушай внимательно. Пять лет назад на Коноху напал девятихвостый демон-лис…

Мелкий слушал, затаив дыхание. Я рассказала ему все: и о том, что он сын Четвертого Хокаге, и о людях-джинчурики, и о том, что я сама была джинчурики до него. Поведала, почему к нам так плохо относились в деревне, и о человеке, что натравил лиса на Коноху. Длинная получилась история. И печальная.

– Вот так, Наруто. Теперь ты все знаешь.

– Мам, а лису не больно внутри?

Я опешила на такой вопрос. Мелкий жалеет демона. Может действительно мой план по установлению дружественных отношений между этими двумя претворится в жизнь? Было бы неплохо. Ну, не попробуем – не узнаем, в конце концов.

– Думаю, что ему плохо, Наруто, но и выпускать его нельзя. Он достаточно злобен. Но ты можешь попробовать договориться или даже подружиться с ним.

– Правда? А как? – Он аж подпрыгнул на моих коленях от нетерпения.

– Сейчас и займемся. Я подтолкну тебя в твой внутренний мир, подсознание. Ничего не бойся, я буду там с тобой. Хорошо? – Я заглянула в его глаза. Но нет, там не было ни страха, ни сомнений. Одно любопытство. Я создала еще несколько клонов для нашей охраны. Пусть дежурят во дворе, пока мы беззащитны. Можно приступать.

– Я не боюсь.

– Правильно. Только не забудь об этом! Садись передо мной и смотри мне в глаза.

Как только малыш уселся и поднял на меня взгляд, я наложила специальное гендзюцу. Сложная в удержании техника позволяла пробиться в подсознание другого человека. Однако были и некоторые последствия. Жуткая головная боль у применившего. Хорошо, хоть не у Наруто. Только шок от встречи с Кьюби. Итак, поехали.

Глава 11

Тусклый, каменный, сырой тоннель. Выщербленная кладка стен слегка светится. Мрачно, темно и страшно. Все, как и ожидалось. Наруто озирался, стоя почти по колено в воде. Но по виду, вроде бы, не боялся. Хорошо.

– Мам?

– Я тут. – Мальчик обернулся и, подойдя ближе, взял меня за руку. – Молодец, не испугался.

– Где мы? Тут неприятно.

– Так выглядит твой внутренний мир. – Я провела ладонью по влажному камню. – Но, думаю, со временем ты все изменишь.

– Это хорошо. А то тут очень мрачно. – Он вздохнул. Да, согласна с ним полностью. Все снести и построить заново. – Куда мы пойдем, мам?

– Думаю, что разницы особой нет, так что туда. – Потопали, что ли. В это странном месте мы с Наруто внешне изменились, вернув прежний облик, без маскировки. Видимо, как себя ощущаешь, так и выглядишь. Плутали по подземелью в целом недолго, за очередным поворотом стало светлее, и мы вышли в огромный освещенный зал. Дальняя от нас стена представляла собой громадную клетку, в которой клубилась тьма.

Мальчишка удивленно, но безбоязненно разглядывал достопримечательности, а я целенаправленно вела нас к решетке. Вблизи ее прутья были просто гигантскими. На одном из них и висела печать. Попозже разберусь, что там понакрутил Четвертый. Она, похоже, сильно отличается от моей.

– Ну, мы пришли. – Лис не спешил показываться и орать. Странно даже.

– А где лисичка? – Наруто в своем репертуаре, я прикрыла глаза рукой. Демон-лисичка…

– Там, за решеткой. Может, спит, а может знакомиться не хочет. – Что я несу?

– А она нас не боится? – Вот это он зря. Прямо перед нами в густой тьме открылся огромный красный глаз. Знаете, это реально страшно.

– Я БОЮСЬ МЕЛКИХ ЛЮДИШЕК? – разнеся рык по подземелью. Ой, мои уши. Как громко. Наруто аж присел от неожиданности. – ТЫ РАНО ПРИШЕЛ, СОСУД.

– Прости, Кьюби, но у нас к тебе дело, – более-менее привыкнув к мощи гласа, начала я.

– КОГО ТЫ ПРИВЕЛ, НАРУТО? – Теперь уже два огромных глаза уставились на нас. – ТЫ! ЭТО ТЫ! КУШИНА! МОЙ БЫВШИЙ ТЮРЕМЩИК! РАЗОРВУ! СОЖРУ!

Мощная волна ки почти придавила нас с мелким к полу. Квинтэссенция ненависти, вот что это за сила. Каюсь, колени дрожали и сильно, да и руки тоже. Сопротивляться этой мощи было почти невозможно. Почти. Я не могла просто так уйти отсюда, мне нужна помощь этой зверушки. И я ее получу, так или иначе! Я выпрямилась, прижала мелкого к себе, чтоб передать ему хоть чуточку своей уверенности.

– Ну, я. И что с того? Говорю ж, у нас к тебе дело. – Наглость – второе счастье. Сколько живу, всегда убеждаюсь в этом. Ведь мой нахальный ответ выбил Кьюби из колеи. Ки исчезло также внезапно, как и появилось. Темнота в клетке слегка рассеялась, и теперь мы с Наруто могли видеть здоровенную морду рыжей зверюги. М-дя. По сравнению с демоном, ощущаю себя блохой.

– ТЫ НЕ КУШИНА! ТЫ НЕ ОНА! ОБОЛОЧКА ТА ЖЕ, НО СУТЬ ДРУГАЯ! – Опять он начал орать. Хорошо, хоть Наруто, скорее всего, не поймет, о чем речь. Мальчик прижался к моим ногам, спрятав лицо, но все же заинтересованно косил глазом на хвостатого. Видимо, уже отошел от страха. Хорошо.

– И что с того, воротник недоделанный? Я стала другой, это так! Но это неважно. Так тебя интересует наше предложение? – А чего сопротивляться-то, если раскрыли. Лис видит души? Очень может быть. Что я вообще знаю о демонах?

– ТЫ ПРИШЛА ЗА СИЛОЙ ДЛЯ СЫНА? – Глаза Кьюби закрылись. Лень, видимо, одолела. Даже на воротник не отреагировал.

– Да, но мне есть, что тебе предложить в обмен. – Давай же, тебе должно быть любопытно. Ты же лис.

– ВЫПУСТИШЬ? – Заинтересованно приоткрылся правый глаз.

– Неа. Ты пока не слишком адекватен и управляем, чтобы я пошла на такой шаг. – Нашел дурочку, рыжий. Нет, дружок, пока ты не подружишься с моим сыном, фиг тебе, а не свобода.

– ПОКА? – Смотри, какая умная зверушка! Сразу вычленил главное!

– Именно! Сейчас я предложу тебе обмен. Ты даешь доступ моему сыну к своей чакре, а взамен я даю доступ тебе к его чувствам. Конечно, управлять Наруто ты не сможешь, но ты будешь видеть и слышать то, что видит и слышит он. Могу даже дать доступ к обонянию и вкусу.

– ХММ… – прокатилось по залу. – ЗАМАНЧИВО, МОЙ БЫВШИЙ ТЮРЕМЩИК. МНЕ ДЕЙСТВИТЕЛЬНО СКУЧНО.

– Ну, так как? По рукам? Вернее по лапам? Блин. Ну, ты понял. – Лис сделал вид, что задумался.

– Да, ладно тебе ломаться, как барышне. Ты тут с ума сходишь от скуки и злобы. А так, тебе предоставляется превосходный шанс развлечься. А со временем даже более того…

– БОЛЕЕ ТОГО?

– У нас с тобой некоторые цели совпадают. Даю подсказку. Коноха. – Я ощерилась. Да, не забыла я вас, товарищи.

– ТЫ ХОЧЕШЬ РАЗРУШИТЬ КОНОХУ? ТЫ? – Демон, похоже, прифигел от моих желаний.

– Ага. Не думаю, что ты в курсе, но к нам там очень плохо относились после той ночи, когда ты вырвался на свободу.

– Я НЕ ВИНОВАТ.

– Я знаю, тебя подчинил мужик в маске. Я помню. Мне он тоже доставил кучу проблем. Да и Наруто чуть не убил. Претензий к тебе нет.

– ВОТ КАК. ЗНАЧИТ, ТЫ ХОЧЕШЬ ОТОМСТИТЬ ЖИТЕЛЯМ КОНОХИ? УБИТЬ ИХ ЗА НЕНАВИСТЬ К ТЕБЕ И СЫНУ?

– Знаешь, нет. Убивать всех — глупо. Я хочу уничтожить конкретных людей, виновных в смерти моего мужа, виновных в том, что Кушина… А, потом расскажу! – Я осеклась. Не стоит пока Наруто знать об этом. Лис слегка усмехнулся, кажется, понял, в чем дело. – А разрушить Коноху я хочу в назидание. Не стоит дергать дракона за хвост!

– ТЫ ИНТЕРЕСНАЯ.

– Представь, – я решила, что терять уже не чего, и меня понесло, – приходим мы с тобой к воротам Конохи. Конечно, собирается армия, чтобы остановить такого опасного тебя и такую милую меня. Вот, стоим мы друг против друга, и им страшно. Страшно так, что даже я, не демон, осязаю это. Я хочу увидеть ужас в их лицах, хочу, чтобы виновные дрожали от понимания, что пришла расплата, и ее не избежать. Ни деньги, ни власть им не помогут.

Лис с интересом слушал меня, как, впрочем, и мелкий. Придется чуть развеселить их, а то уж больно мрачную для мальчика перспективу я нарисовала.

– И вот, я выхожу вперед и говорю: «Так, что встали? Меня интересуют только две вещи. Первая: это выдача государственных преступников, список прилагается. Вторая: разрушение этого поселка городского типа до основания. В случае удовлетворения обеих просьб, убивать мы никого больше не будем. Если вам, даунам, так дороги придурки из списка, что вы захотите за них умереть, то извиняйте, ребята, но все, кто против нас — отправятся в долгий и утомительный путь на тот свет. Ты, да ты, который вдруг поседел, не стоит пытаться незаметно сложить печати, мы ведь и обидеться можем. Да, Кьюби? И поднимите вон того, что в обморок все время падает…»

– ХА-ХА-ХА-ХА-ХА! – заметался по залу отраженный стенами хохот лиса. – Я СОГЛАСЕН.

– То есть в этом деле ты поможешь и сделаешь, как я попрошу?

– ДА. Я СОГЛАСЕН ПОМОЧЬ НАПУГАТЬ И РАЗРУШИТЬ. НО У МЕНЯ ТОЖЕ ЕСТЬ УСЛОВИЕ.

– Какое? – Интересненько, что может захотеть демон.

– ТЫ ПОМОЖЕШЬ МНЕ ОТОМСТИТЬ ЧЕЛОВЕКУ В МАСКЕ. В ОДИНОЧКУ МНЕ НЕ СПРАВИТЬСЯ, ОН МОЖЕТ ПОДЧИНИТЬ МЕНЯ. У НЕГО ЕСТЬ ШАРИНГАН.

– По рукам, лис. – Так или иначе, но Тоби выйдет на нас с Наруто. Так что исполнить условие хвостатого придется в принудительном порядке. – Что насчет первого моего предложения?

– ДА, Я СОГЛАСЕН. Я ОБЕЩАЮ ДОБРОВОЛЬНО ДАТЬ ДОСТУП К СВОЕЙ СИЛЕ НАРУТО В ОБМЕН НА ДОСТУП К ЕГО ЗРЕНИЮ, ОБОНЯНИЮ, СЛУХУ И ВКУСУ. – Кьюби важно кивнул. Удачненько.

– Тогда я сейчас изучу печать и изменю ее. Да, и еще, – я ухмыльнулась демону, – я поставлю ментальный доступ к печати себе. На случай, если и мне нужно будет с тобой экстренно поговорить.

– ХОРОШО.

– Все, я пошла разбираться. Наруто, хочешь поговорить с Кьюби? – Мальчишка, уже полностью забыв страх, во всю разглядывал здоровенную морду лиса. Щас полезет трогать.

– Кьюби-сан, вам тут скучно?

– А КАК ТЫ ДУМАЕШЬ, НАРУТО? СИДЕТЬ В ТЕМНОТЕ, В ВОДЕ, В КЛЕТКЕ ВЕЧНО? – А демон-то пошел на контакт. Ура!

– Я бы не смог, – вздохнул мелкий. – Можно вас потрогать?

– КХМ… – задохнулся рыжий. А я тихонько захихикала. Наруто есть Наруто. Говорила же, что полезет щупать. – ТЫ МЕНЯ НЕ БОИШЬСЯ, НАРУТО?

– Боюсь, – честно ответил мальчик. И, помявшись, тихо добавил: – Но потрогать все равно хочу.

Лис задумался. Я бы тоже охренела от удивления, если бы при мне муравей доказал теорему Ферма. Интересно, что будет дальше. Парнишка даже дышать перестал. Очень ему хочется эту большую меховую игрушку. И пофиг, что она злобная и кусается.

– МОЖЕШЬ ПОТРОГАТЬ. – Все-таки разрешил. Смотрю, как осторожно Наруто гладит нос Кьюби, опасаясь, сделать тому больно. Больно. Демону. Да, малыш, ты просто удивительное создание. Лис внимательно следит за мелким, но агрессии не проявляет. Так, процесс пошел. Есть контакт! Все сложилось даже лучше, чем я могла представить. Гора с плеч. Теперь я могу заняться исследованием и изменением печати.

А печать была просто шедевром. Четвертый сильно изменил классическую печать джинчурики, что ставили Узумаки. Тут и ограничение свободы Лиса даже в клетке, и возможность управления потоком чакры. Да, это сильно! И хорошо, что ничего из этого не помешает мне в работе. Итак, что же я хочу сделать? Нужно добавить двуполярный блок: с одной стороны, доступ мелкому к чакре Кьюби, с другой стороны, доступ лиса к чувствам Наруто… Прокусив себе палец, начинаю кровью творить. Так, сюда еще впишем ментальный блок для меня. А здесь уберем. Или… нет, не буду убирать, пусть Кьюби сможет говорить с мелким мысленно. Может, чему хорошему научится. Или научит. Ха! Научит! Но все равно оставлю. Это я всегда убрать могу. Так, теперь замкнем круг и соединим с основой…

Неожиданно я почувствовала присутствие рядом еще одного сознания, кроме Кьюби и Наруто. Кто? Я обернулась. Ну, конечно, мои манипуляции с печатью не прошли мимо тебя.

– Привет, Минато! Давно не виделись…

Глава 12

– Что тут происходит? – Вот так с места в карьер и начался мой первый скандал с мужем.

– А на что это похоже? – пожимаю плечами я, продолжая исправлять печать. Наруто удивленно смотрит на новое действующее лицо. А Кьюби, зараза, затих, боясь пропустить хоть слово из неожиданного представления.

– Кушина? Что ты здесь делаешь? – Минато подходит ближе и… пытается меня обнять? Меня? Я не Кушина, твою мать! То, что я имею все ее воспоминания, не значит, что я разделяю ее чувства. Я что, должна броситься к нему на шею со слезами и маловразумительными словами о вечной любви? Я, что ли, мечтала, чтобы на меня повесили мелкого, чтобы меня ненавидели? Я хотела такой жизни? Я хотела, что бы одна дура призвала мою душу, потому что сама проявила слабость? Зарычав как Кьюби, чисто рефлекторно ударила назад локтем. Чисто рефлекторно! Хорошо ударила. Далеко полетел. Почти до середины зала.

– Отвали, Минато. Не до тебя. – О, видели бы вы его вытянувшееся лицо. – Вон, иди с сыном познакомься пока. Наруто! Это твой папаша, иди, поздоровайся.

Минато квадратными глазами посмотрел на меня, но к мелкому подошел. Так, я отвлеклась слишком. Что еще я забыла вставить в печать? Черт, сбил с мысли, гад.

– Ты мой папа? – робкий голосок Наруто вновь оторвал меня от дела. Интересненько, что дальше будет?

– Да, Наруто. Я твой папа.

– А ты действительно был Четвертым Хокаге?

– Да. – Мужчина присел на корточки перед малышом, с интересом разглядывая его. Пусть только посмеет не гордиться сыном! Настучу по голове и развею.

– Я тоже стану Хокаге! – Мальчишка задорно улыбается и протягивает блондину руки. Тот хватает ребенка и подбрасывает вверх. Ловит и снова подбрасывает визжащего от счастья малыша. Ну и гуд…

– ТЫ БЫ СПРОСИЛ, МИНАТО НАМИКАДЗЕ, КАК ЖИЛОСЬ ТВОЕЙ СЕМЬЕ ВСЕ ЭТО ВРЕМЯ, – прогрохотал голос лиса. Мужчина перестал подбрасывать сына и оглянулся на меня. Как жилось, раз Кушина так сильно изменилась? Можно сказать, она совсем другая. Другая, ха! Интересно, чего это демон решил влезть в разговор? Блондин аккуратно подошел поближе – боится, что снова врежу. И правильно боится.

– Кушина, что произошло за то время? – Рассказывать всю историю при Наруто мне не хотелось.

– Мелкий, иди с дядей Кьюби поиграй. – Минато закашлялся, а дядя Кьюби заржал в темноте. Но Наруто послушался и вернулся к ухмыляющейся морде лиса.

– Кушина?

– А теперь слушай сюда, Желтая молния. Повторять не буду…

Рассказ о произошедшем занял не так много времени. Я рассказала Минато, что я далеко не Кушина, и что душа его жены ушла за грань, повесив на меня все свои проблемы. Подробненько расписала все несчастья его семьи, факты, свои допущения и выводы. Короче, вывалила на мужика все, что накопилось за это время. А что, мне тоже нужна отдушина. Все в себе держать, так и сбрендить можно!

Минато сидел подавленный и оглушенный. Он-то думал, небось, что его жена и сын почитаются как герои. Да. А тут новости, что мало того, что ему позволили умереть, так еще и семью так забили, что жена не выдержала и фактически свела счеты с жизнью. А теперь в ее теле какая-то левая душа воспитывает его сына, да еще и договоры с Кьюби подписывает. Жуть.

– Я понял. Только почему ты взяла на себя груз ответственности за ребенка? – Блондин поднял на меня взгляд. Хм.

– Да потому что он ни в чем не виноват! Он просто ребенок. И я считаю его теперь своим сыном. И порву за него любого.

– Понятно. Кушина… А, биджу!

– Никак не поверишь, что я не она?

– Да.

– Тогда придумай мне другое имя.

– Как же мне называть тебя?

– А, пофиг! Обзови, как хочешь.

– Может, Рей*? – после минутного обдумывания выдал мужчина.

– Пойдет!

– К сожалению, мое время подходит к концу. Чакра, вложенная в печать, заканчивается. Жаль, что я не увижу, как мой сын вырастет. – Минато и правда становился прозрачным. Вот! Я вспомнила, что можно добавить в печать. Так, пока не раздумала, начинаю добавлять новый блок символов. Есть! Соединяем с остальным. Вот теперь – супер! Хотя, хрен кто еще разберется в том, что я тут поначеркала. Надо активировать, пока Минато совсем не свалил.

– Стоять! – Блондин удивленно замер. И даже перестал рефлексировать. Подошла к нему и нарисовала на лбу под желтой челкой несколько символов. Так, канал для связи есть. Пора. Собрав всю чакру, что была, кладу ладонь на печать. Поехали. Должно хватить сил на активацию. Обязательно.

Меня тут же скрутил приступ невероятной боли. Такое впечатление, что вместе с чакрой из меня вынимают внутренности. Главное, не закричать, а то напугаю мелкого. Блин, как же больно. Наруто застыл у клетки, не понимая, что происходит. Минато не может двигаться, сейчас активируется канал его связи с печатью, с моими хитрыми настройками. Больно, черт! Падаю на колени. Сил нет держаться на ногах. Упираюсь ладонями в пол, чтобы окончательно не свалиться в воду. Из носа хлынула кровь. В глазах потемнело, и пошли цветные круги. Но я продолжаю отдавать чакру печати. Все… должно… получиться…

И вдруг все закончилось. Печать ослепительно полыхнула напоследок, полностью активированная. Наконец-то. Я уж думала снова сдохну. Стараюсь подняться на ноги, но не сильно выходит. Тело все время пытается завалиться на бок. Черт. Ползу к прутьям клетки. Мне сейчас просто необходимо опереться на что-нибудь. И поспать бы тоже не мешало. Могу даже в луже полежать, только не трогайте. Не трогайте, я сказала! Чьи-то руки подхватывают меня и помогают добраться до опоры. Сижу в луже, откинувшись на решетку с абсолютно счастливой мордой. У меня получилось!

– Я сделала это, – шепчу я.

– Что это было? – Оказывается, блондин сидит рядом, подпирая меня с одного бока.

– Я все думала, где бы мне достать хорошего учителя для сына, да и мне самой учиться надо… А тут ты появился так кстати. Ну, как я могла позволить тебе свалить от ответственности? Нет уж, папашка. Теперь не отвертишься…

– Я не очень понял. – Махнула рукой. Черт, мне все еще хреноватенько. Надо посидеть.

– ОНА СДЕЛАЛА ТЕБЕ ОТДЕЛЬНЫЙ КАНАЛ ПОДПИТКИ ИЗ МОЕЙ ЧАКРЫ. ТЕПЕРЬ ТЫ ПЛЕННИК ЭТОГО МЕСТА, КАК И Я. – Лис раскачался.

– Ты там как, нормально, Кьюби? – Интересно же, как все прошло.

– ДА. Я ОЩУЩАЮ ВСЕ, ЧТО ОЩУЩАЕТ НАРУТО.

– Хорошо. – Сижу, прикрыв глаза. Минато молчит, все еще отходит от шока, переваривая слова хвостатого.

– Мам?! – Мелкий пришел. Трясет меня. Открываю глаз.

– Все хорошо, мелочь. Щас приду в себя, и пойдем домой. – Выгляжу я не очень, судя по беспокойству малыша.

– Нам надо поговорить, Рей. – Вау, Четвертый раскачался, наконец.

– Нет проблем. Если не будешь меня трясти, я даже на все вопросы отвечу. – Прижимаю к себе сына, чтоб не волновался. Мальчишка обнимает меня за шею.

– Я так понял, уйти за грань мне больше не грозит?

– Ага. Ты теперь на постоянной подпитке от печати. Тебе передается смешанная чакра лиса и Наруто.

– КАКАЯ ИРОНИЯ, ЖЕЛТАЯ МОЛНИЯ! ТЫ ЗАПЕРТ В ТОЙ ЖЕ ТЮРЬМЕ, ГДЕ ЗАПЕР МЕНЯ! – не мог не влезть Кьюби.

– И ты хочешь, чтобы я учил тебя и Наруто? – не обращая внимания на слова демона, продолжил мужчина.

– Да. Я многому не смогу его научить. Ты — лучший вариант. Все же ты его отец. Да и у меня открылись новые таланты.

Воцарилось молчание. Мне все равно, даже если он не рад возможности так жить. Он будет учить сына, по-любому. Если мне придется его пинать каждый день, я буду это делать! С другой стороны, даже если он согласится, это гарантированный геморрой для меня. Разумом он понимает, что я не его Кушина, но вот всем остальным… Не надо хи-хи! Я душу имела в виду! Что меня ждет в этом случае, я даже не представляю. Нет, отбиться-то я отобьюсь. Но есть еще Наруто, которому не объяснишь так просто такие странные отношения между родителями. Хвала богам, что встречаться лично с Минато придется не часто. Все, забили, забыли. Может, обойдется.

– Честно? Я даже рад, что так вышло. У меня есть шанс остаться с семьей. – Неунывающий Минато в действии. Ну, что ж, так даже лучше. Согласен, и ладно.

– Хорошо. Тогда мы пошли. Мне уже лучше. По-моему. – Кряхтя, как старая развалина, опираясь на решетку, я все-таки встала на ноги. Боже, моя голова сейчас лопнет. А ведь еще при выходе из подсознания Наруто на меня навалятся дополнительные непередаваемые ощущения. Как бы выжить?

– И еще, Минато. Будь другом, смени тут интерьер. А то, что тебе, что Кьюби, наверное, не слишком приятно жить в болоте.

– Ну, раз ты так просишь, Рей. Все, что пожелаешь.

Я же говорила, начнется геморрой? Вздохнув, обняла мелкого и побрела из зала. Наруто честно пытался меня удерживать вертикально. Не думаю, что у него получалось, потому что наш путь шел зигзагами.

– Да, и не поубивайте тут друг друга. Пока-пока! – Не оборачиваясь, я помахала Кьюби с Минато свободной рукой.

– Папа! Кьюби! До свиданья!

– До свиданья, Наруто.

Как только прервалась техника совмещения сознаний, я позорно отрубилась от боли. Когда серая хмарь спала с глаз, я увидела перед собой обеспокоенное лицо сына. Бедняга. Сильно испугался, наверное. На моем лбу лежало холодное влажное полотенце, а сам малыш сидел рядом со стаканом воды и пилюлей. По виду — обезболивающее. Откуда он узнал, что именно надо искать?

– Вот, мам. Папа и Кьюби сказали это тебе дать, как очнешься, – протянул мне лекарство ребенок.

– Кьюби, это понятно. Но вот ПАПА как проявился? – Блин, неужели я что-то напутала с печатью?

– Я дополнил ментальный блок. Так что и ты, и Наруто теперь можете общаться со мной мысленно, – произнес голос Минато в голове. Где-то на периферии заржал лис, возвращая боль обратно. Так, где лекарство?

– Вот для полного счастья еще голосов разных в и так больном мозгу мне не хватало,
– пробурчала я, чувствуя, как уходит боль. Какое счастье, когда ничего не болит. И как мы это мало ценим. Все, пора перемещаться в дом. Не фиг лежать на улице. С трудом поднялась и кое-как доковыляла до своего спальника.

– Наруто, клон тебя покормит и спать уложит, ладно? А мне сейчас слишком нехорошо. Надо полежать. – Я залезла в спальник и практически моментально отрубилась.

______
* Рей – «ноль», «пример», «душа»

Глава 13

И начались дни мучительных тренировок. Сколько раз за эти три недели (пришлось задержаться в деревне подольше) я прокляла свою гениальную идею по привязке Минато, уже и не упомню. Это ЧУДОВИЩЕ. Изверг. Он явно мне мстит за мои выкрутасы с печатью. Меня гоняли как… Да, не знаю, как кого! Я постоянно бегала, отжималась, метала железяки, отрабатывала новые приемы, медитировала, расширяя каналы и улучшая контроль, подчиняла новые стихии. Во многом, конечно, мне помогали клоны, но далеко не во всем. А их усталость вечером меня просто вырубала.

Наруто отец тоже гонял, но, так сказать, в щадящем режиме. Его никто рвать жилы себе не заставлял. Мальчишка более-менее научился контролю чакры и даже почти добился полного покрова девятихвостого. Скоро выпустит хвост, к бабке не ходи! Я прям гордилась мелким! С появлением отца, с постоянным общением с ним, Наруто стал серьезнее и даже самостоятельнее. Он упорно шел к своей цели — стать Хокаге. Слава богам, хоть не орал в окно об этом по утрам! Это я шучу так. Нет, мелкий с завидной целеустремленностью учился всему, что могли дать ему я, Минато и даже Кьюби. Меховой коврик, кстати, проникся к малышу какой-то своей, лисьей симпатией. Это не мешало ему едко комментировать его и мои промахи, но, в целом, девятихвостый оказался большей душкой, чем я ожидала. А может, на него так действует вынужденное проживание на одной территории с Четвертым.

Я, наконец, научилась приему под названием «Цепи чакры». Вернее, умела-то я его и раньше – в прошлом Кушина пользовалась ими как оружием дальнего боя. Техника работала с чакрой напрямую и создавала множество цепей, опутывающих противника. Только если раньше они у Кушины выглядели именно как цепи с крюками, то у меня… У меня вышли стальные тросы с шипами и какими-то обоюдоострыми кривыми клинками на концах. Жуть какая-то. Работало все по алгоритму «Захватить цель любой ценой». Но эта техника жрала просто море чакры и требовала чудовищный контроль. Сплошные минусы, печально.

Но меня порадовало, что я все-таки научилась делать воду из воздуха! То есть наличие воды под боком мне теперь было не критично. Благодаря усиленным занятиям по концентрации, я смогла воздействовать на воду в атмосфере. Дождь, конечно, я вызвать не смогу. Порядок сил не тот. Но вызвать туман на небольшой площади — запросто, даже без наличия водоема. Думаю, что только в очень сухом месте, типа пустыни, где вообще ноль процентов влажности, я не смогу создать что-то из воды. И то, если под землей нет водяной жилы. Хотя до работы Второго с водой мне все еще далеко. Он, помнится, воду делал вообще из ничего.

Все мои занятия с водяной стихией я старалась свести к управлению водой напрямую, с минимумом печатей. Воздействовать силой воли, так сказать. Теперь мне легко удавалось придавать и держать любую форму стихии. Это круто. Хочешь, будут водяные жгуты, которые из-за большого давления режут что угодно; хочешь – копья, хочешь – сферы. Кстати, получилась неплохая техника защиты от огня «Водяной щит». В пассивном состоянии защиты вокруг меня летали несколько небольших шариков воды, но при наличии опасности для моей тушки от более слабых техник сферы строили или стену для поглощения, или вогнутое зеркало для отражения атак.

Еще неплохим бонусом стало свойство ощущать воду в живых организмах и воздействовать на нее. Правда, в бою это не очень помогает, ибо требует чудовищной концентрации. Но техника «Марионетки крови» была мной признана годной для использования из засады. Своя же кровь мне подчинялась охотнее. Думаю, при ранении я смогу уговорить кровь не покидать пределы тела, так сказать.

По остальным стихиям не было сильных подвижек, и до «бога Грома», думаю, в ближайшие два года, а может, и больше, я не дойду. Крайне тяжело шло обучение основам молнии. Я была сильно разочарована в себе. Научилась только выдавать электрическую дугу между пальцами при сложении одной печати. За шокер сойдет. Ветер подчинялся легче. По крайней мере резать листики и двигать палочки я научилась вместе с Наруто. Итогом моего мозгового штурма стали «Ледяные когти». Я отращивала себе на руке длинные когти изо льда. Ветер плюс вода – страшное оружие, но сложное и трудно контролируемое. Количество печатей, необходимое для этой техники, было аж двадцать семь. И у меня пока не получалось их уменьшить, хоть тресни! Вот тут и позавидуешь кланам с Кеккей Генкаем. Там таких проблем не бывает. Так что эта техника, как и “Цепи чакры”, была слишком неудобной. В бою применять такую затратно и медленно. Интересное изобретение, но не более того.

Объединять другие стихии даже не пыталась, не тот уровень. Вот когда смогу уменьшить количество печатей на высокоуровневых техниках, тогда можно попытаться смешать стихии.

У мелкого прекрасно выходили «Клинки ветра». По крайней мере, не самое тонкое дерево он мог срубить на расстоянии одним применением техники. И направлять стихию как молнии, так и ветра в оружие он тоже научился. Я уже говорила, у меня гениальный сын! Но было завидно.

В конце концов, мне надоели вечные придирки Минато и издевательские комментарии Кьюби. Однажды вечером, после очередной тренировки и выноса мозга, я послала их далеко и надолго, объявив, что завтра мы покидаем этот уютный уголок. За сим все. А тренировки будут возобновлены, когда мы найдем место для постоянного проживания на два-три года. Мужики побухтели, но со мной согласились. Мы и так слишком долго оставались на одном месте.

Что ж, спасибо этому дому, пошли к другому. Вышли мы с рассветом, еще вечером я поставила старосту в известность, что мы уходим, и купила продуктов на дорогу. И побольше, запечатав всего и помногу в свитки. Мы пойдем краем пустыни, но все равно с едой там не очень. Да и с водой.

Настоящую пустыню с барханами мы увидели где-то через два дня, когда из растительности стали попадаться лишь небольшие колючие кустарники. Что ж, теперь вперед на север! Еда была, вода тоже, мы не сильно спешили. Только постоянный жар днем и дикий холод ночью напрягали. А вот мелкому путешествие нравилось. Даже очень. Каждый день сулил новые открытия. Ведь вокруг столько всего интересного! Для Наруто все было в новинку: он заинтересованно рассматривал пробегающих ящериц, редко попадающихся змей. Тут присутствовали и мелкие ушастые лисицы. Кьюби, заметив их, недовольно бурчал полдня об лопоухих ошибках природы, недостойных именоваться лисами.

Дни тянулись неспешной чередой, но эти два монстра — Минато и Кьюби — не давали нам с мелким покоя. Они все-таки продолжили наше обучение, просто теперь его интенсивность слегка упала. Но физические упражнения, работа с чакрой и стихийные техники насиловали мой мозг и тело ежедневно. Я прокляла тот момент, когда мне пришла в голову эта СТРАШНАЯ мысль о Минато-учителе. Если он так же учил и команду Какаши, то мне искренне жаль одноглазого. Это просто ад какой-то.

Прознав про заранее заготовленные мною шарики, Четвертый тут же начал тренировки по освоению Расенгана. Мы вновь переместились в подсознание Наруто, где выслушали лекцию на тему «Что такое Расенган и как с ним бороться». Кьюби с интересом наблюдал за демонстрацией техники, а потом заявил, что это плагиат его Бомбы Биджу. Оставив Минато выяснять отношения с лисом – тот требовал моральной компенсации – мы с Наруто свалили учиться. В результате, вот уже несколько дней в свободное от дороги время мы занимаемся раскручиванием воды в шариках чакрой. Сильных успехов у мелкого нет, но это и понятно, ведь техника серьезная, а уж для пятилетнего карапуза так вообще запредельная. Но он упорно сидит и пытается лопнуть шарик. Пока тот только дрожит, но не рвется. У меня успехов было больше, и на второй день я это сделала. Оказывается, что хорошее пространственное мышление позволяет эффективнее работать с чакрой напрямую. По идее, значит, и Чидори я смогу освоить достаточно быстро, ведь эта техника тоже напрямую работает с чакрой. А может, и нет. Надо Какаши потеребить будет. Блин, когда это еще случится? Сразу на резиновые мячики переходить не стала, пару дней еще повращала воду. Подождала, пока перестанут болеть каналы в руках. Техника требовала серьезного количества чакры. Радует, что я могу себе это позволить.

Вот так за обучением и проходило наше путешествие через пустыню. К концу второй недели мы попали в песчаную бурю. Случилось это быстро и внезапно. Шел-шел, прекрасная погода, солнышко светит, безоблачное небо, жарко. Все как всегда. И тут полной неожиданностью была стена песка, буквально выпрыгнувшая из-за горизонта. Она реально выпрыгнула. Вот было солнце, и вдруг настала тьма. Нет, видно было, но недалеко. На расстояние вытянутой руки – может, чуть-чуть больше. Это если не обращать внимания на песок, который буквально резал кожу и глаза. Что-то я не слышала о таких бурях раньше. Насколько смогла, быстро накрыла нас с Наруто плащом с головой и прижала мелкого к себе, прислонившись спиной к какому-то булыжнику, удачно оказавшемуся на пути. Скажем прямо — было очень не комфортно.

– Мам, а что это такое? – Наруто вздрагивал от воя ветра, дыша мне в плечо.

– Это песчаная буря, судя по всему, – громко сказала я ему на ухо. Слышимость в этом вое была фиговая. – Подождем, когда она кончится. Поспи пока.

– А можно я к папе пойду? – Ну да, он сейчас отвалит к отцу, а я тут бдеть буду в одиночестве. Эхх. Никто меня не любит. Но куда мне от них деваться?

– Валяй. Иди, пообщайся. Привет меховой подстилке! – Я легонько потрепала мальчика по волосам.

– Я все слышу, – раздался голос Кьюби. – И память у меня длинная.

– Кто ж спорит, лис. Кто ж спорит. Ладно, развлекай мелкого.

Кстати, со временем при общении с нами хвостатый перестал орать. Теперь с ним можно было говорить, как с обычным человеком, ну или нечеловеком. В общем, от моей шизофрении (это я про Минато) он теперь не сильно отличался. Малыш затих у меня на руках. А я в очередной раз убедилась, что дура. Как я забыла про барьерные печати-то? Вот, блин! Немного повернулась – так, чтобы сидеть боком к камню – и, высвободив руку, выжгла на нем печать. Теперь активируем, вливаем чакру, и готово.

Дышать сразу стало легче, да и вой бури стих сильно. Вокруг нас образовался голубоватый купол, не дающий песку и ветру проникать внутрь. Ну вот, можно и отдохнуть в более-менее комфортных условиях. Я выползла из-под плаща. Отлично, можно разбивать лагерь. Достала спальник мелкого и, уложив на него тушку мальчика, укрыла. Пусть отдыхает. Пока он спит, меня ни Кьюби, ни Минато не теребят. Потому что не видят, что я делаю. А мне тоже есть чем заняться. Я достала очередной резиновый шарик – будем его лопать.

Часа через четыре пришлось прерваться в занятиях. Во-первых, у меня получилось сделать дырку в шаре – правда, он не взорвался, а сдулся, но все равно прогресс налицо. А во-вторых, пришлось обновлять печать, ибо старая выработала ресурс. Хорошо, что я вовремя заметила, иначе пришлось бы выкапываться — буря хоть и стихала, судя по просветлению, но еще не закончилась. Нам повезло, что мы находились на каком-то плато, и песком нас с головой не заносило — его быстро сдувало. Я даже боюсь предположить, что происходит сейчас в самой пустыне. Там, похоже, выжить не реально.

Потом мне стало скучно. Шарики надоели, смотреть не на что, спать не хочется. Скукота. Что б такого сделать? Тут мне пришла «гениальная» идея. Если я могу закручивать чакру, то почему не могу попробовать так закрутить воду? С одной стороны, идея тупая – столько потоков воды держать единовременно сложно; а с другой, если это удастся, я получу офигенно пробивную штучку. Особенно если при высвобождении сжатой воды, при касании цели задавать ей направление, вытягивая ее в копье. Вода под огромным давлением, да еще с вращательным моментом! А ведь можно сделать и диск с такими же параметрами! Расен-сюрикен же имеет место быть. Это должно пробивать даже очень серьезную защиту. Обмозговав и так и этак, я пришла к выводу, что, не попробовав, не узнаю. Так, мучиться не будем, достаем флягу и пробуем.

А не судьба мне было подвиг свершить. Придется отложить научные изыскания, потому что в этот момент бурю выключили. Вокруг вновь простиралась обычная пустыня, как будто и не было никогда этой песчаной свистопляски. Двигаться с места лень, да и поздно. Уже темнело, и я решила разбить лагерь здесь же. Пока приготовила поесть, проснулся Наруто.

– Кьюби сказал, что ты ужин приготовила? – Мальчишка протер глаза и зевнул.

– Да, у тебя прекрасный осведомитель. Ну как, пообщались? – Я налила ему в тарелку густой суп, практически кашу. А что, питательно и вкусно! Правда, пришлось доставать ложки. Между прочим, редко используемая вещь.

– Хорошо. Папа меня учил концентрировать чакру, а потом рассказал кучу историй!

– Каких? – Я с удовольствием предалась греху чревоугодия. Черт, как хорошо поесть горячего!

– Ну, про себя, про тебя. Мам, ты, оказывается, была такая смешная, когда училась в Академии!

– Было дело. – Отпираться бесполезно, мелкий хитро косит на меня глазом, продолжая вылизывать тарелку. Что ж тебе отец наплел-то про меня? – Давай сюда тару, еще положу. Знаю же, что не наелся еще.

– На! – Наполняю тарелку мелкого новой порцией и выдаю булку.

– А еще папа рассказал, как вы познакомились. – Я хмыкнула. Ну, уж эту тему я развивать точно не буду. А Минато обойдется, стопудово подслушивает. – И про Какаши-сана рассказал. Мам, а у него, оказывается, второй глаз есть!

– Я в курсе, Наруто. Этот глаз ему отдал Обито, его друг и товарищ по команде. – Надо чаю заварить, а то пить охота. – Он из клана Учих, и глаз обладает особым додзюцу.

– Да, папа сказал, что это шаринган. Он очень многое может! – Мелкий задумался. – Правда, я многого не понял…

– Не расстраивайся, я и сейчас многого об этих глазках не понимаю. Особенно их эволюцию.

– Спасибо, мам. – Мелочь вновь зевнула и потянулась. – Можно я спать лягу?

– Ты ведь только что проснулся. – Я прищурила глаз, глядя на его сконфуженную рожицу.

– Я не спал, я учился. Ну, и просто разговаривал с папой. – Мальчишка надул губы.

– Конечно-конечно. Я даже верю. Где-то. – Не выдержав, тихонько нажала пальцем ему на кончик носа. – Не дуйся. Иди, укладывайся. Я не против, дурачок.

Уснул мелкий моментально. Только лег, и как выключили. Я же тихонько попивала чай, рассматривая звездное небо. Тут, в пустыне, оно потрясающее. Бескрайнее и удивительно яркое. Я протянула руку к особенно крупной звезде, так приветливо подмигивающей мне теплым золотистым светом. Да уж, в этом мире вряд ли когда-нибудь полетят к звездам. А это так интересно… Мне всегда хотелось жить в эпоху межзвездных странствий.

Да, что ж такое! От вдохновенно-созерцательного настроения меня отвлекли тихие всхлипы. Ну вот, Наруто, похоже, снится какой-то кошмар. Пора спасать. Я подошла к спальнику мальчика и удивилась. Нет, мелкий спал абсолютно спокойно, чему-то даже улыбаясь во сне. Хм. У меня начались слуховые галлюцинации? Ан, нет! Вот опять! Где?

Создала клона и оставила его на хозяйстве. А сама, ведомая тихим плачем, пошла от стоянки в глубину ночной пустыни. Идти оказалось совсем не далеко. Буквально в каких-то двухстах метрах на песке сидел и плакал ребенок, примерно погодка Наруто. Рассмотреть его толком не удалось из-за темноты. Короткие волосы темного цвета, какая-то хламида на плечах. Но он точно был тут совершенно один. Потерялся? Возможно, учитывая недавнюю бурю. Вот блин, теперь еще возиться с его возвращением домой. Ладно, все это фигня, а ребенок наверняка голоден.

– Привет. Ты есть хочешь? – Ну, у меня всегда, сначала накормить, а уже потом выяснять. Дитятко подняло заплаканное лицо. Прям дежавю какое-то. Точно также началось мое знакомство с Наруто. И снова здравствуйте! Темные веки, прозрачный взгляд, иероглиф «любовь» на лбу. Привет тебе, Сабаку но Гаара.

ЧТО Ж МНЕ ТАК ВЕЗЕТ-ТО?

Опубликовать в Facebook
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники
Опубликовать в Яндекс

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *